Ромилии

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Ромилии
лат. Romilii
Подданство

Древний Рим

Гражданская деятельность

1 консул, децимвир

Военная деятельность

полководец

Ромилии (лат. Romilii) — древний патрицианский римский род. Первое упоминание о представителе рода относится к эпохе ранней республики, само же появление рода можно отнести к эпохе римских царей[1]. Дальнейшие упоминания о представителях рода отсутствуют, из чего можно сделать вывод о прекращении рода в первые века республики[1]. Род Ромилиев дал имя одной из римских триб.





Имя рода

Имя рода Ромилиев и название трибы Ромилия (tribus Romilia) исследователи связывают либо с именем легендарного царя Ромула (лат. Romulus), либо с самим названием города Рима (лат. Roma)[1][2].

Родовые имена

Единственный достоверно известный представитель рода носил имя Тит (лат. Titus). Согласно Капитолийским Фастам его отец и дед также носили имя Тит [3].

Родовые земли

Из прозвища известного представителя рода — Ватикан (лат. Vaticanus) можно сделать предположение о проживании представителей рода в районе Ватиканского холма[1].

Представители рода

Единственным достоверно известным представителем рода является:

Также в эпоху ранней империи известен:

  • Ромилий Марцелл — центурион XXII легиона. В январе 69 года при переходе его легиона на сторону Вителлия остался верен Гальбе, за что был арестован и затем казнен Вителлием[8], но его принадлежность к роду именно исконных Ромилиев остается под вопросом, возможно, он был потомком рабов, принадлежавших патрицианским Ромилиям и после освобождения взявших имя в честь своих бывших хозяев.

См. также

Напишите отзыв о статье "Ромилии"

Примечания

  1. 1 2 3 4 Нетушил И. В. Легенда о близнецах Ромуле и Реме. — Журнал Министерства Народного Просвещения. СПб, 1902. С.122 — приведено по информации с сайта [ancientrome.ru/publik/article.htm?a=1304100278 ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА (ancientrome.ru)] (рус.). Проверено 18 января 2015 года.
  2. Маяк И. Л.. Рим первых царей. Генезис римского полиса. — М., 1983. С.108—109
  3. [ancientrome.ru/gosudar/capitol.htm КАПИТОЛИЙСКИЕ ФАСТЫ — ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА] (рус.). Проверено 18 января 2015 года.
  4. Дионисий Галикарнасский. Римские древности, Книга X, глава XXXIII.
  5. Тит Ливий. История от основания города, III, 33.
  6. 1 2 Тит Ливий. История от основания города, III, 31.
  7. Дионисий Галикарнасский. Римские древности, Книга X, глава XLIX.
  8. Тацит. История, Книга I, 55—59.

Отрывок, характеризующий Ромилии

– Впрочем, вам все идет, моя прелестная, – говорила она.
С лица Наташи не сходила улыбка удовольствия. Она чувствовала себя счастливой и расцветающей под похвалами этой милой графини Безуховой, казавшейся ей прежде такой неприступной и важной дамой, и бывшей теперь такой доброй с нею. Наташе стало весело и она чувствовала себя почти влюбленной в эту такую красивую и такую добродушную женщину. Элен с своей стороны искренно восхищалась Наташей и желала повеселить ее. Анатоль просил ее свести его с Наташей, и для этого она приехала к Ростовым. Мысль свести брата с Наташей забавляла ее.
Несмотря на то, что прежде у нее была досада на Наташу за то, что она в Петербурге отбила у нее Бориса, она теперь и не думала об этом, и всей душой, по своему, желала добра Наташе. Уезжая от Ростовых, она отозвала в сторону свою protegee.
– Вчера брат обедал у меня – мы помирали со смеху – ничего не ест и вздыхает по вас, моя прелесть. Il est fou, mais fou amoureux de vous, ma chere. [Он сходит с ума, но сходит с ума от любви к вам, моя милая.]
Наташа багрово покраснела услыхав эти слова.
– Как краснеет, как краснеет, ma delicieuse! [моя прелесть!] – проговорила Элен. – Непременно приезжайте. Si vous aimez quelqu'un, ma delicieuse, ce n'est pas une raison pour se cloitrer. Si meme vous etes promise, je suis sure que votre рromis aurait desire que vous alliez dans le monde en son absence plutot que de deperir d'ennui. [Из того, что вы любите кого нибудь, моя прелестная, никак не следует жить монашенкой. Даже если вы невеста, я уверена, что ваш жених предпочел бы, чтобы вы в его отсутствии выезжали в свет, чем погибали со скуки.]
«Стало быть она знает, что я невеста, стало быть и oни с мужем, с Пьером, с этим справедливым Пьером, думала Наташа, говорили и смеялись про это. Стало быть это ничего». И опять под влиянием Элен то, что прежде представлялось страшным, показалось простым и естественным. «И она такая grande dame, [важная барыня,] такая милая и так видно всей душой любит меня, думала Наташа. И отчего не веселиться?» думала Наташа, удивленными, широко раскрытыми глазами глядя на Элен.
К обеду вернулась Марья Дмитриевна, молчаливая и серьезная, очевидно понесшая поражение у старого князя. Она была еще слишком взволнована от происшедшего столкновения, чтобы быть в силах спокойно рассказать дело. На вопрос графа она отвечала, что всё хорошо и что она завтра расскажет. Узнав о посещении графини Безуховой и приглашении на вечер, Марья Дмитриевна сказала:
– С Безуховой водиться я не люблю и не посоветую; ну, да уж если обещала, поезжай, рассеешься, – прибавила она, обращаясь к Наташе.


Граф Илья Андреич повез своих девиц к графине Безуховой. На вечере было довольно много народу. Но всё общество было почти незнакомо Наташе. Граф Илья Андреич с неудовольствием заметил, что всё это общество состояло преимущественно из мужчин и дам, известных вольностью обращения. M lle Georges, окруженная молодежью, стояла в углу гостиной. Было несколько французов и между ними Метивье, бывший, со времени приезда Элен, домашним человеком у нее. Граф Илья Андреич решился не садиться за карты, не отходить от дочерей и уехать как только кончится представление Georges.
Анатоль очевидно у двери ожидал входа Ростовых. Он, тотчас же поздоровавшись с графом, подошел к Наташе и пошел за ней. Как только Наташа его увидала, тоже как и в театре, чувство тщеславного удовольствия, что она нравится ему и страха от отсутствия нравственных преград между ею и им, охватило ее. Элен радостно приняла Наташу и громко восхищалась ее красотой и туалетом. Вскоре после их приезда, m lle Georges вышла из комнаты, чтобы одеться. В гостиной стали расстанавливать стулья и усаживаться. Анатоль подвинул Наташе стул и хотел сесть подле, но граф, не спускавший глаз с Наташи, сел подле нее. Анатоль сел сзади.