Российская объединённая социал-демократическая партия

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
«Российская объединённая социал-демократическая партия»
Лидер:

Михаил Сергеевич Горбачёв

Дата основания:

11 марта 2000

Дата роспуска:

23 ноября 2001

Штаб-квартира:

Москва

Идеология:

Социал-демократия

К:Политические партии, основанные в 2000 году

К:Исчезли в 2001 годуРоссийская объединённая социал-демократическая партия создана на учредительном съезде 11 марта 2000 года. В партию на индивидуальной основе вошли представители:

  • движения «Социал-демократы»;
  • движения «Новые левые»;
  • Лейбористской партии и др.

На момент создания партии её членами заявили себя более 9 тысяч человек в 70 регионах России.

Инициативы по созданию объединённой социал-демократической партии возникла осенью 1999 года, когда участники 3-го съезда Конгресса социал-демократических сил обратились к М. С. Горбачёву с предложением возглавить процесс консолидации социал-демократов в России. На I съезде РОСДП М. С. Горбачёв избран председателем партии. Кроме того, была принята резолюция по Чечне (с требованием мирного решения чеченской проблемы).

РОСДП неофициально считала себя правопреемницей дореволюционных меньшевиков





I съезд РОСДП

Каждый четвёртый делегат I съезда РОСДП был молодым человеком, что позволило незамедлительно приступить к созданию молодёжной организации партии.

Социалистический интернационал приветствовал создание в России крупной социал-демократической партии. На учредительный съезд РОСДП пришли приветствия от многих социал-демократических партий Европы, в том числе от концлера Германии Герхарда Шрёдера.

В руководство РОСДП вошли представители бывшей СДПР (Б.Орлов), РСДС (Б.Гуселетов, А.Лукичев), движения «Социал-демократы» (Г.Попов), Межнационального союза (А.Микитаев) и другие. РОСДП объявила себя наследницей традиций российской социал-демократической рабочей партии РСДРП (меньшевиков). РОСДП выступила против «либерального фундаментализма, реализация которого в последние десять лет привела страну к упадку», и против стратегии догоняющей модернизации для России[1].

II съезд РОСДП

9 декабря 2000 года состоялся II съезд РОСДП, на котором было принято Программное заявление РОСДП, утверждены составы Совета РОСДП (в него вошли руководители всех 75 региональных отделений), Общественного совета РОСДП (15 человек, в т.ч. Гавриил Попов, Николай Шмелев, Олег Богомолов, Савва Кулиш, Армен Джигарханян, Егор Яковлев, Михаил Шатров, Александр Гельман, Ясен Засурский, Юрий Любимов, Даниил Гранин и др.) и Общественного научно-экспертного совета (13 человек, в т.ч. Марк Масарский, Виктор Шейнис, Павел Кудюкин, Алла Ярошинская и др.). Решено также "возбудить ходатайство о принятии РОСДП в Социнтерн". Принята резолюция об отношении к проблеме КЗоТ (в поддержку проекта, предложенного Федерацией независимых профсоюзов России). Кроме того, на нём обсуждалось создание молодёжной социал-демократической организации. В частности, М. С. Горбачёв высказался следующим образом:

«Мы – страна лесов, а леса без подлеска не бывает. Лес высыхает – подлесок заменяет»

На следующий день, 10 декабря 2000 года, состоялся учредительный съезд Российского социал-демократического союза молодёжи, ставшего молодёжной организацией РОСДП. В отличие от партии, с которой он был изначально аффелирован, РСДСМ сейчас существует и успешно развивается.

III съезд РОСДП

23 ноября 2001 года состоялся III съезд РОСДП, принявший решение об объединении с Российской партией социальной демократии. На следующий день, 24 ноября 2001 года, состоялся учредительный съезд Социал-демократической партии России.

Напишите отзыв о статье "Российская объединённая социал-демократическая партия"

Ссылки

  1. [ni-journal.ru/archive/4ca2193e/n-1-2010/a3164b50/6c040e57/ Становление социал-демократии в современной России]

Отрывок, характеризующий Российская объединённая социал-демократическая партия



В ноябре месяце 1805 года князь Василий должен был ехать на ревизию в четыре губернии. Он устроил для себя это назначение с тем, чтобы побывать заодно в своих расстроенных имениях, и захватив с собой (в месте расположения его полка) сына Анатоля, с ним вместе заехать к князю Николаю Андреевичу Болконскому с тем, чтоб женить сына на дочери этого богатого старика. Но прежде отъезда и этих новых дел, князю Василью нужно было решить дела с Пьером, который, правда, последнее время проводил целые дни дома, т. е. у князя Василья, у которого он жил, был смешон, взволнован и глуп (как должен быть влюбленный) в присутствии Элен, но всё еще не делал предложения.
«Tout ca est bel et bon, mais il faut que ca finisse», [Всё это хорошо, но надо это кончить,] – сказал себе раз утром князь Василий со вздохом грусти, сознавая, что Пьер, стольким обязанный ему (ну, да Христос с ним!), не совсем хорошо поступает в этом деле. «Молодость… легкомыслие… ну, да Бог с ним, – подумал князь Василий, с удовольствием чувствуя свою доброту: – mais il faut, que ca finisse. После завтра Лёлины именины, я позову кое кого, и ежели он не поймет, что он должен сделать, то уже это будет мое дело. Да, мое дело. Я – отец!»
Пьер полтора месяца после вечера Анны Павловны и последовавшей за ним бессонной, взволнованной ночи, в которую он решил, что женитьба на Элен была бы несчастие, и что ему нужно избегать ее и уехать, Пьер после этого решения не переезжал от князя Василья и с ужасом чувствовал, что каждый день он больше и больше в глазах людей связывается с нею, что он не может никак возвратиться к своему прежнему взгляду на нее, что он не может и оторваться от нее, что это будет ужасно, но что он должен будет связать с нею свою судьбу. Может быть, он и мог бы воздержаться, но не проходило дня, чтобы у князя Василья (у которого редко бывал прием) не было бы вечера, на котором должен был быть Пьер, ежели он не хотел расстроить общее удовольствие и обмануть ожидания всех. Князь Василий в те редкие минуты, когда бывал дома, проходя мимо Пьера, дергал его за руку вниз, рассеянно подставлял ему для поцелуя выбритую, морщинистую щеку и говорил или «до завтра», или «к обеду, а то я тебя не увижу», или «я для тебя остаюсь» и т. п. Но несмотря на то, что, когда князь Василий оставался для Пьера (как он это говорил), он не говорил с ним двух слов, Пьер не чувствовал себя в силах обмануть его ожидания. Он каждый день говорил себе всё одно и одно: «Надо же, наконец, понять ее и дать себе отчет: кто она? Ошибался ли я прежде или теперь ошибаюсь? Нет, она не глупа; нет, она прекрасная девушка! – говорил он сам себе иногда. – Никогда ни в чем она не ошибается, никогда она ничего не сказала глупого. Она мало говорит, но то, что она скажет, всегда просто и ясно. Так она не глупа. Никогда она не смущалась и не смущается. Так она не дурная женщина!» Часто ему случалось с нею начинать рассуждать, думать вслух, и всякий раз она отвечала ему на это либо коротким, но кстати сказанным замечанием, показывавшим, что ее это не интересует, либо молчаливой улыбкой и взглядом, которые ощутительнее всего показывали Пьеру ее превосходство. Она была права, признавая все рассуждения вздором в сравнении с этой улыбкой.
Она обращалась к нему всегда с радостной, доверчивой, к нему одному относившейся улыбкой, в которой было что то значительней того, что было в общей улыбке, украшавшей всегда ее лицо. Пьер знал, что все ждут только того, чтобы он, наконец, сказал одно слово, переступил через известную черту, и он знал, что он рано или поздно переступит через нее; но какой то непонятный ужас охватывал его при одной мысли об этом страшном шаге. Тысячу раз в продолжение этого полутора месяца, во время которого он чувствовал себя всё дальше и дальше втягиваемым в ту страшившую его пропасть, Пьер говорил себе: «Да что ж это? Нужна решимость! Разве нет у меня ее?»
Он хотел решиться, но с ужасом чувствовал, что не было у него в этом случае той решимости, которую он знал в себе и которая действительно была в нем. Пьер принадлежал к числу тех людей, которые сильны только тогда, когда они чувствуют себя вполне чистыми. А с того дня, как им владело то чувство желания, которое он испытал над табакеркой у Анны Павловны, несознанное чувство виноватости этого стремления парализировало его решимость.
В день именин Элен у князя Василья ужинало маленькое общество людей самых близких, как говорила княгиня, родные и друзья. Всем этим родным и друзьям дано было чувствовать, что в этот день должна решиться участь именинницы.