Росток

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Город
Росток
Rostock
Герб
Страна
Германия
Земля
Мекленбург — Передняя Померания
Координаты
Обербургомистр
Роланд Метлинг
(б/п)
Первое упоминание
Площадь
181,44 км²
Высота центра
13 м
Население
203 431[1] человек (2013)
Часовой пояс
Телефонный код
+49 381
Почтовый индекс
18001-18147
Автомобильный код
HRO
Официальный код
13 0 03 000
Официальный сайт

[www.rostock.de/ tock.de]  (нем.)</div>

Ро́сток (нем. Rostock) или Ганзе́йский го́род Ро́сток (нем. Hansestadt Rostock) — город в Германии, крупнейший на территории федеральной земли Мекленбург — Передняя Померания. Росток был самым крупным портом ГДР и центром восточногерманского судостроения.





Население

До воссоединения Германии в 1990 году в городе проживало около 250 тыс. человек. Численность населения по оценке на 31 декабря 2013 года составляет 203 431 человек[1]

География

Росток расположен на Балтийском море, в центре северного побережья Мекленбургской земли, в устье реки Варнов (нем. Warnow). Город включает 8 административных районов.

Топоним

Принадлежит к общеславянскому языковому фонду, сохранилось также в названии нынешнего района Москвы Ростокино и означает «раздвоение на два потока»[2].

История

  • Точная дата возникновения поселения под названием Росток неизвестна, хотя слово звучит по-славянски. Поселение часто приписывается славянскому племенем ободритов из средневековых хроник. Археологи предполагают, что Росток, как и Велиград, был основан в VII векеК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1668 дней].
  • 1161 — Первое упоминание о городе датским историком Саксоном Грамматиком в связи с разрушением Генрихом Львом и датским королём Вальдемаром Первым славянской крепости Росток. Немецкое поселение на противоположном берегу упоминается впервые в документах в 1189 году.
  • 1218 — Старейшая часть города была официально пожалована Генрихом Борвином Первым правами Любека, что открыло для городского населения перспективы быстрого хозяйственного развития.
  • 1259 — Любек, Гамбург, Висмар и Росток создают торговый союз Ганзу
  • 1323 — Городской совет покупает рыбацкую деревню Варнемюнде и город получает свободный выход в море. С тех пор и в настоящее время имени города предпосылается приставка «Hansestadt»
  • В лучшие для союза времена в Ганзу входило до 200 городов.
  • Около 1400 Наступает время расцвета города. Строятся значительные кирпичные сооружения — церкви, монастыри, госпитали, здания ратхауза и городских ворот.
  • 1419 — Основание Ростокского университета, старейшего университета в Северной Европе.
  • 1531 — Начало реформации в городе
  • 1573 — Город признаёт власть герцога Мекленбурга
  • 16181648 — Королевские и шведские войска попеременно в течение Тридцатилетней войны наносят городу существенный ущерб и облагают жителей контрибуцией.
  • 1677 — Пожар уничтожает значительную часть города. Лучшие времена города остаются в прошлом.
  • 17001763 — Город теряет своё значение вследствие упадка, наступившего из-за грабежей и выплат контрибуции в Северной и Семилетней войнах
  • 1788 — Город вновь получает привилегии от властителей Мекленбурга
  • 1806 — Город оккупирован войсками Наполеона. В Мекленбурге наступает «Французское время».
  • 1848 — В городе, как и во всей стране, в буржуазно-демократической революции делаются неудавшиеся попытки создать демократические формы городского правления
  • 1870 — Росток становится владельцем самого крупного парусного флота Балтийского моря
  • 1890 — Основание акционерной судостроительной компании «Нептун» — крупнейшего индустриального предприятия города
  • 1918, 9 ноября — Впервые проведены всеобщие, тайные и свободные выборы в городской парламент
  • 1933 — Штурм подразделениями SA здания рабочего собрания города
  • 1942 — В конце апреля Росток и Варнемюнде, как важные центры военной промышленности, в частности авиастроения (фирмы Хейнкеля, включая авиазавод «Мариене», и Арадо), подвергаются интенсивным бомбардировкам союзников. Удар пришелся по старинному центру города, около 40 процентов зданий было разрушено, но авиационные заводы Хейнкеля «Мариене» и «Бляйхештрассе» не пострадали[3].
  • 1944 — В августе и сентябре американские «Летающие крепости» (около 300 бомбардировщиков) совершили серию дневных налетов, которыми заводы «Мариене» и «Бляйхештрассе» были уничтожены[3].
  • 1945, 1 мая — Город занят войсками Советской армии.
  • 1949 — С образованием ГДР в городе создаётся «Варнов-верфь», ставшая в короткое время важнейшим судостроительным предприятием государства.
  • 1953 — В городе, как по всей стране, проводится антикоммунистическая стачка.
  • 1989, 19 октября — После окончания богослужения в Мариенкирхе проводится демонстрация, приведшая к крушению коммунистической власти.
  • 1991 — После Первой ганзейской регаты город вновь становится притягательным центром объединённой Германии.

После объединения двух германских государств в конце XX века население города сильно сократилось.

Достопримечательности

Росток известен традиционной международной парусной Ганзейской регатой. На неё собираются крупнейшие парусники со всего мира, в том числе и из России, например, четырёхмачтовый барк «Седов».

Районы города

Росток состоит из 8 округов:

  1. Зеебад Варнемюнде, Дидрихсхаген, Маркграфенхайде, Хое Дюне, Хинрихсхаген, Витхаген, Торфбрюке
  2. Лихтенхаген, Гросс Кляйн
  3. Люттен Кляйн
  4. Эверсхаген, Шмарль
  5. Ройтерсхаген, Ганза-квартал, Гартенштадт
  6. Крёпелинер-Тор-Форштадт, Штадтмитте, Бринкмансдорф
  7. Зюдштадт, Бистов
  8. Дирков-Ной, Дирков-Ост, Дирков-Вест, Тойтенвинкель, Гельсдорф, Хинрихсдорф, Круммендорф, Нинхаген, Пеец, Штутхоф, Юргесхоф

Наука

В Ростоке находится ряд научно-исследовательских институтов. Среди них Институт демографических исследований общества Макса Планка ([en.wikipedia.org/wiki/Max_Planck_Institute_for_Demographic_Research Max Planck Institute for Demographic Research]). Одним из основателей Института является российский учёный А. И. Яшин. Фактически Институт демографических исследований — один из крупнейших европейских международных демографических исследовательских и учебных центров. В Институте работают несколько российских сотрудников, а за более чем десятилетнюю историю его посетили десятки учёных из России. Особенностью Института является изучение современных демографических проблем, в том числе на стыке биологии, биодемографии и геронтологии.

Выдающиеся жители города

  • Иохим Юнг (нем. Joachim Jungius, 1587—1657), уроженец Любека, работал в университете Ростока. Работая в качестве профессора математики, способствовал развитию точных наук. Он организовал первое в Германии научное общество («Societas ereunetica»). В его честь был основан фонд, выдающий премии его имени.
  • Тихо Браге (лат. /нем. Tycho Brahe, 1546—1601), датчанин. Посещал университет города. Его знакомство с Николаем Коперником способствовало его успешной работе в области астрономии во время его Пражского периода деятельности, хотя Браге не согласился полностью с точкой зрения Коперника. Здесь же, в Ростоке, Браге потерял в жестокой драке свой нос.
  • Гебхард Леберехт фон Блюхер (нем. Gebhard Leberecht von Blücher, 1742—1819). Уроженец города. Национальный герой Германии, борец за её независимость в Освободительной войне с Наполеоном, прозванный находящимися в его подчинении русскими солдатами «Маршал вперёд». Надпись на его памятнике сочинена самим Гёте.
  • Френ, Христиан Данилович (нем. Christian Martin Joachim Frähn, 1782—1851). Уроженец города. Выдающийся востоковед — один из основателей научной арабистики и нумизматики в России. Образование получил в городском университете. С 1807 г. и до самой кончины жил и работал в России. Академик Петербургской академии наук.
  • Иоган Генрих Тишбейн (нем. Johann Heinrich Tischbein, 1803—1881), конструктор первого океанского винтового парохода «Erbgroßherzog Friedrich Franz», давшего импульс развитию национального немецкого судостроения
  • Альбрехт Коссель (нем. Albrecht Kossel, 1853—1927), медик и психолог, начинал свою деятельность в Ростоке. В 1910 году он получил Нобелевскую премию по медицине за свои работы в области цитологии.
  • Генрих Тессенов (нем. Heinrich Tessenow, 1876—1950), основатель нового направления в строительстве, названного его именем. Уроженец города.
  • Эрнст Хейнкель (нем. Ernst Heinkel, 1888—1958), предприниматель и владелец авиационной фирмы, работавший в городе с 1922 по 1958, предложивший множество решений в области авиационной техники. Под его руководством 27 августа 1939 был совершён первый в истории реактивной авиации полёт на самолёте He 178. На его предприятиях в годы войны работали в нечеловеческих условиях десятки тысяч узников концлагерей. В годы войны город сильно пострадал от бомбардировок союзников в немалой степени от того, что он был местом расположения авиационных заводов.
  • Ганс-Иохим Пабст фон Охайн (нем. Hans-Joachim Pabst von Ohain, 1911—1988), конструктор реактивного авиационного двигателя HeS 3 B, обеспечивший создание первых образцов реактивной авиации.
  • Адольф Вильбрандт (1837—1911) — немецкий драматург.

Спорт

В Ростоке 28 декабря 1965 года основан известный футбольный клуб «Ганза» ([www.fc-hansa.de F.C. Hansa Rostock e.V.)]. Место проведения игр — DKB-Арена (бывший Ostseestadion) вместимостью 29 тысяч зрителей. В настоящее время Ганза играет в третьей футбольной Бундеслиге. «Ганза (Росток)» в течение долгого времени считается одной из самых успешных команд Восточной Германии. По числу членов фан-клубов (3,8 млн.) находится в Германии на 4-м месте после «Баварии», «Боруссии» и «Шальке-04».

Помимо футбольной команды в Ростоке есть хоккейная команда «Пираньи», гандбольная «Эмпор», волейбольная «Варнемюнде», а также команды по хоккею на траве и инлайн-хоккею.

Религия

Наиболее многочисленной религиозной общиной в Ростоке является лютеранская, принадлежащая к Лютеранской Церкви Мекленбурга.

В городе существуют также общины других протестантских конфессий (баптисты, методисты, Плимутские братья, адвентисты седьмого дня), а также Новоапостольская Церковь.

С 1995 года ростокские католики принадлежат к вновь основанному гамбургскому епископату.

С 2000 года в городе действует приход Святой Блаженной Ксении Петербуржской Русской Православной Церкви. Приход относится к Берлинско-Германской епархии Московского Патриархата и находится (с 2006 года) близко к центру города на Тюненштрассе (Thünenstraße, 9)[4].

Также в городе действуют синагога и мечеть.

Города-побратимы

Фотогалерея

<center>

Напишите отзыв о статье "Росток"

Примечания

  1. 1 2 Statistisches Landesamt M-V – Bevölkerungsentwicklung der Kreise und Gemeinden 2013 ([service.mvnet.de/statmv/daten_stam_berichte/e-bibointerth01/bevoelkerung--haushalte--familien--flaeche/a-i__/a123__/2013/daten/a123-2013-22.xls 31.12.2013.xls])
  2. Paul Kühnel: Die slavischen Ortsnamen in Meklenburg in Jahrbücher des Vereins für Mecklenburgische Geschichte und Altertumskunde. — Bd. 46 (1881), S. 122
  3. 1 2 Bondarenko I. Meine Zeit in Rostock // Rostocker Zorenappels. — 2009. — № 3. — P. 84-87.
  4. www.blagowest.de/ приход Святой Блаженной Ксении Петербуржской Русской Православной Церкви

Литература

  • Thorsten Czarkowski, Thomas Häntzschel Universitäts-und Hansestadt ROSTOK: Hinstorff Verlag GmbH, 2008 ISBN 978-3-356-01248-4
  • Rostock und Umgebung. Edition Temmen. 4 Auflage.Bremen.2003 — ISBN 3-86108-478-3
  • Подаляк Н.Г. [annales.info/evrope/hanza/remrostok.htm Ремесло города Ростока во второй половине XV — первой половине XVI века] // Средневековый город. Вып. 6. Саратов, 1981.

Ссылки

  • [www.rostock.de/ Официальный сайт Ростока]
  • [www.demogr.mpg.de/ Max Planck Institute for Demographic Research]
  • [www.blagowest.de/ Православный приход святой блаженной Ксении Петербургской]
  • [www.catalysis.de/index.php Leibniz-Institut für Katalyse e. V. an der Universität Rostock]

Отрывок, характеризующий Росток

Войска были те же, генералы те же, те же были приготовления, та же диспозиция, та же proclamation courte et energique [прокламация короткая и энергическая], он сам был тот же, он это знал, он знал, что он был даже гораздо опытнее и искуснее теперь, чем он был прежде, даже враг был тот же, как под Аустерлицем и Фридландом; но страшный размах руки падал волшебно бессильно.
Все те прежние приемы, бывало, неизменно увенчиваемые успехом: и сосредоточение батарей на один пункт, и атака резервов для прорвания линии, и атака кавалерии des hommes de fer [железных людей], – все эти приемы уже были употреблены, и не только не было победы, но со всех сторон приходили одни и те же известия об убитых и раненых генералах, о необходимости подкреплений, о невозможности сбить русских и о расстройстве войск.
Прежде после двух трех распоряжений, двух трех фраз скакали с поздравлениями и веселыми лицами маршалы и адъютанты, объявляя трофеями корпуса пленных, des faisceaux de drapeaux et d'aigles ennemis, [пуки неприятельских орлов и знамен,] и пушки, и обозы, и Мюрат просил только позволения пускать кавалерию для забрания обозов. Так было под Лоди, Маренго, Арколем, Иеной, Аустерлицем, Ваграмом и так далее, и так далее. Теперь же что то странное происходило с его войсками.
Несмотря на известие о взятии флешей, Наполеон видел, что это было не то, совсем не то, что было во всех его прежних сражениях. Он видел, что то же чувство, которое испытывал он, испытывали и все его окружающие люди, опытные в деле сражений. Все лица были печальны, все глаза избегали друг друга. Только один Боссе не мог понимать значения того, что совершалось. Наполеон же после своего долгого опыта войны знал хорошо, что значило в продолжение восьми часов, после всех употрсбленных усилий, невыигранное атакующим сражение. Он знал, что это было почти проигранное сражение и что малейшая случайность могла теперь – на той натянутой точке колебания, на которой стояло сражение, – погубить его и его войска.
Когда он перебирал в воображении всю эту странную русскую кампанию, в которой не было выиграно ни одного сраженья, в которой в два месяца не взято ни знамен, ни пушек, ни корпусов войск, когда глядел на скрытно печальные лица окружающих и слушал донесения о том, что русские всё стоят, – страшное чувство, подобное чувству, испытываемому в сновидениях, охватывало его, и ему приходили в голову все несчастные случайности, могущие погубить его. Русские могли напасть на его левое крыло, могли разорвать его середину, шальное ядро могло убить его самого. Все это было возможно. В прежних сражениях своих он обдумывал только случайности успеха, теперь же бесчисленное количество несчастных случайностей представлялось ему, и он ожидал их всех. Да, это было как во сне, когда человеку представляется наступающий на него злодей, и человек во сне размахнулся и ударил своего злодея с тем страшным усилием, которое, он знает, должно уничтожить его, и чувствует, что рука его, бессильная и мягкая, падает, как тряпка, и ужас неотразимой погибели обхватывает беспомощного человека.
Известие о том, что русские атакуют левый фланг французской армии, возбудило в Наполеоне этот ужас. Он молча сидел под курганом на складном стуле, опустив голову и положив локти на колена. Бертье подошел к нему и предложил проехаться по линии, чтобы убедиться, в каком положении находилось дело.
– Что? Что вы говорите? – сказал Наполеон. – Да, велите подать мне лошадь.
Он сел верхом и поехал к Семеновскому.
В медленно расходившемся пороховом дыме по всему тому пространству, по которому ехал Наполеон, – в лужах крови лежали лошади и люди, поодиночке и кучами. Подобного ужаса, такого количества убитых на таком малом пространстве никогда не видал еще и Наполеон, и никто из его генералов. Гул орудий, не перестававший десять часов сряду и измучивший ухо, придавал особенную значительность зрелищу (как музыка при живых картинах). Наполеон выехал на высоту Семеновского и сквозь дым увидал ряды людей в мундирах цветов, непривычных для его глаз. Это были русские.
Русские плотными рядами стояли позади Семеновского и кургана, и их орудия не переставая гудели и дымили по их линии. Сражения уже не было. Было продолжавшееся убийство, которое ни к чему не могло повести ни русских, ни французов. Наполеон остановил лошадь и впал опять в ту задумчивость, из которой вывел его Бертье; он не мог остановить того дела, которое делалось перед ним и вокруг него и которое считалось руководимым им и зависящим от него, и дело это ему в первый раз, вследствие неуспеха, представлялось ненужным и ужасным.
Один из генералов, подъехавших к Наполеону, позволил себе предложить ему ввести в дело старую гвардию. Ней и Бертье, стоявшие подле Наполеона, переглянулись между собой и презрительно улыбнулись на бессмысленное предложение этого генерала.
Наполеон опустил голову и долго молчал.
– A huit cent lieux de France je ne ferai pas demolir ma garde, [За три тысячи двести верст от Франции я не могу дать разгромить свою гвардию.] – сказал он и, повернув лошадь, поехал назад, к Шевардину.


Кутузов сидел, понурив седую голову и опустившись тяжелым телом, на покрытой ковром лавке, на том самом месте, на котором утром его видел Пьер. Он не делал никаких распоряжении, а только соглашался или не соглашался на то, что предлагали ему.
«Да, да, сделайте это, – отвечал он на различные предложения. – Да, да, съезди, голубчик, посмотри, – обращался он то к тому, то к другому из приближенных; или: – Нет, не надо, лучше подождем», – говорил он. Он выслушивал привозимые ему донесения, отдавал приказания, когда это требовалось подчиненным; но, выслушивая донесения, он, казалось, не интересовался смыслом слов того, что ему говорили, а что то другое в выражении лиц, в тоне речи доносивших интересовало его. Долголетним военным опытом он знал и старческим умом понимал, что руководить сотнями тысяч человек, борющихся с смертью, нельзя одному человеку, и знал, что решают участь сраженья не распоряжения главнокомандующего, не место, на котором стоят войска, не количество пушек и убитых людей, а та неуловимая сила, называемая духом войска, и он следил за этой силой и руководил ею, насколько это было в его власти.
Общее выражение лица Кутузова было сосредоточенное, спокойное внимание и напряжение, едва превозмогавшее усталость слабого и старого тела.
В одиннадцать часов утра ему привезли известие о том, что занятые французами флеши были опять отбиты, но что князь Багратион ранен. Кутузов ахнул и покачал головой.
– Поезжай к князю Петру Ивановичу и подробно узнай, что и как, – сказал он одному из адъютантов и вслед за тем обратился к принцу Виртембергскому, стоявшему позади него:
– Не угодно ли будет вашему высочеству принять командование первой армией.
Вскоре после отъезда принца, так скоро, что он еще не мог доехать до Семеновского, адъютант принца вернулся от него и доложил светлейшему, что принц просит войск.
Кутузов поморщился и послал Дохтурову приказание принять командование первой армией, а принца, без которого, как он сказал, он не может обойтись в эти важные минуты, просил вернуться к себе. Когда привезено было известие о взятии в плен Мюрата и штабные поздравляли Кутузова, он улыбнулся.
– Подождите, господа, – сказал он. – Сражение выиграно, и в пленении Мюрата нет ничего необыкновенного. Но лучше подождать радоваться. – Однако он послал адъютанта проехать по войскам с этим известием.
Когда с левого фланга прискакал Щербинин с донесением о занятии французами флешей и Семеновского, Кутузов, по звукам поля сражения и по лицу Щербинина угадав, что известия были нехорошие, встал, как бы разминая ноги, и, взяв под руку Щербинина, отвел его в сторону.
– Съезди, голубчик, – сказал он Ермолову, – посмотри, нельзя ли что сделать.
Кутузов был в Горках, в центре позиции русского войска. Направленная Наполеоном атака на наш левый фланг была несколько раз отбиваема. В центре французы не подвинулись далее Бородина. С левого фланга кавалерия Уварова заставила бежать французов.
В третьем часу атаки французов прекратились. На всех лицах, приезжавших с поля сражения, и на тех, которые стояли вокруг него, Кутузов читал выражение напряженности, дошедшей до высшей степени. Кутузов был доволен успехом дня сверх ожидания. Но физические силы оставляли старика. Несколько раз голова его низко опускалась, как бы падая, и он задремывал. Ему подали обедать.
Флигель адъютант Вольцоген, тот самый, который, проезжая мимо князя Андрея, говорил, что войну надо im Raum verlegon [перенести в пространство (нем.) ], и которого так ненавидел Багратион, во время обеда подъехал к Кутузову. Вольцоген приехал от Барклая с донесением о ходе дел на левом фланге. Благоразумный Барклай де Толли, видя толпы отбегающих раненых и расстроенные зады армии, взвесив все обстоятельства дела, решил, что сражение было проиграно, и с этим известием прислал к главнокомандующему своего любимца.
Кутузов с трудом жевал жареную курицу и сузившимися, повеселевшими глазами взглянул на Вольцогена.
Вольцоген, небрежно разминая ноги, с полупрезрительной улыбкой на губах, подошел к Кутузову, слегка дотронувшись до козырька рукою.
Вольцоген обращался с светлейшим с некоторой аффектированной небрежностью, имеющей целью показать, что он, как высокообразованный военный, предоставляет русским делать кумира из этого старого, бесполезного человека, а сам знает, с кем он имеет дело. «Der alte Herr (как называли Кутузова в своем кругу немцы) macht sich ganz bequem, [Старый господин покойно устроился (нем.) ] – подумал Вольцоген и, строго взглянув на тарелки, стоявшие перед Кутузовым, начал докладывать старому господину положение дел на левом фланге так, как приказал ему Барклай и как он сам его видел и понял.
– Все пункты нашей позиции в руках неприятеля и отбить нечем, потому что войск нет; они бегут, и нет возможности остановить их, – докладывал он.
Кутузов, остановившись жевать, удивленно, как будто не понимая того, что ему говорили, уставился на Вольцогена. Вольцоген, заметив волнение des alten Herrn, [старого господина (нем.) ] с улыбкой сказал:
– Я не считал себя вправе скрыть от вашей светлости того, что я видел… Войска в полном расстройстве…
– Вы видели? Вы видели?.. – нахмурившись, закричал Кутузов, быстро вставая и наступая на Вольцогена. – Как вы… как вы смеете!.. – делая угрожающие жесты трясущимися руками и захлебываясь, закричал он. – Как смоете вы, милостивый государь, говорить это мне. Вы ничего не знаете. Передайте от меня генералу Барклаю, что его сведения неверны и что настоящий ход сражения известен мне, главнокомандующему, лучше, чем ему.
Вольцоген хотел возразить что то, но Кутузов перебил его.
– Неприятель отбит на левом и поражен на правом фланге. Ежели вы плохо видели, милостивый государь, то не позволяйте себе говорить того, чего вы не знаете. Извольте ехать к генералу Барклаю и передать ему назавтра мое непременное намерение атаковать неприятеля, – строго сказал Кутузов. Все молчали, и слышно было одно тяжелое дыхание запыхавшегося старого генерала. – Отбиты везде, за что я благодарю бога и наше храброе войско. Неприятель побежден, и завтра погоним его из священной земли русской, – сказал Кутузов, крестясь; и вдруг всхлипнул от наступивших слез. Вольцоген, пожав плечами и скривив губы, молча отошел к стороне, удивляясь uber diese Eingenommenheit des alten Herrn. [на это самодурство старого господина. (нем.) ]
– Да, вот он, мой герой, – сказал Кутузов к полному красивому черноволосому генералу, который в это время входил на курган. Это был Раевский, проведший весь день на главном пункте Бородинского поля.
Раевский доносил, что войска твердо стоят на своих местах и что французы не смеют атаковать более. Выслушав его, Кутузов по французски сказал:
– Vous ne pensez donc pas comme lesautres que nous sommes obliges de nous retirer? [Вы, стало быть, не думаете, как другие, что мы должны отступить?]
– Au contraire, votre altesse, dans les affaires indecises c'est loujours le plus opiniatre qui reste victorieux, – отвечал Раевский, – et mon opinion… [Напротив, ваша светлость, в нерешительных делах остается победителем тот, кто упрямее, и мое мнение…]
– Кайсаров! – крикнул Кутузов своего адъютанта. – Садись пиши приказ на завтрашний день. А ты, – обратился он к другому, – поезжай по линии и объяви, что завтра мы атакуем.
Пока шел разговор с Раевским и диктовался приказ, Вольцоген вернулся от Барклая и доложил, что генерал Барклай де Толли желал бы иметь письменное подтверждение того приказа, который отдавал фельдмаршал.
Кутузов, не глядя на Вольцогена, приказал написать этот приказ, который, весьма основательно, для избежания личной ответственности, желал иметь бывший главнокомандующий.
И по неопределимой, таинственной связи, поддерживающей во всей армии одно и то же настроение, называемое духом армии и составляющее главный нерв войны, слова Кутузова, его приказ к сражению на завтрашний день, передались одновременно во все концы войска.
Далеко не самые слова, не самый приказ передавались в последней цепи этой связи. Даже ничего не было похожего в тех рассказах, которые передавали друг другу на разных концах армии, на то, что сказал Кутузов; но смысл его слов сообщился повсюду, потому что то, что сказал Кутузов, вытекало не из хитрых соображений, а из чувства, которое лежало в душе главнокомандующего, так же как и в душе каждого русского человека.
И узнав то, что назавтра мы атакуем неприятеля, из высших сфер армии услыхав подтверждение того, чему они хотели верить, измученные, колеблющиеся люди утешались и ободрялись.


Полк князя Андрея был в резервах, которые до второго часа стояли позади Семеновского в бездействии, под сильным огнем артиллерии. Во втором часу полк, потерявший уже более двухсот человек, был двинут вперед на стоптанное овсяное поле, на тот промежуток между Семеновским и курганной батареей, на котором в этот день были побиты тысячи людей и на который во втором часу дня был направлен усиленно сосредоточенный огонь из нескольких сот неприятельских орудий.
Не сходя с этого места и не выпустив ни одного заряда, полк потерял здесь еще третью часть своих людей. Спереди и в особенности с правой стороны, в нерасходившемся дыму, бубухали пушки и из таинственной области дыма, застилавшей всю местность впереди, не переставая, с шипящим быстрым свистом, вылетали ядра и медлительно свистевшие гранаты. Иногда, как бы давая отдых, проходило четверть часа, во время которых все ядра и гранаты перелетали, но иногда в продолжение минуты несколько человек вырывало из полка, и беспрестанно оттаскивали убитых и уносили раненых.
С каждым новым ударом все меньше и меньше случайностей жизни оставалось для тех, которые еще не были убиты. Полк стоял в батальонных колоннах на расстоянии трехсот шагов, но, несмотря на то, все люди полка находились под влиянием одного и того же настроения. Все люди полка одинаково были молчаливы и мрачны. Редко слышался между рядами говор, но говор этот замолкал всякий раз, как слышался попавший удар и крик: «Носилки!» Большую часть времени люди полка по приказанию начальства сидели на земле. Кто, сняв кивер, старательно распускал и опять собирал сборки; кто сухой глиной, распорошив ее в ладонях, начищал штык; кто разминал ремень и перетягивал пряжку перевязи; кто старательно расправлял и перегибал по новому подвертки и переобувался. Некоторые строили домики из калмыжек пашни или плели плетеночки из соломы жнивья. Все казались вполне погружены в эти занятия. Когда ранило и убивало людей, когда тянулись носилки, когда наши возвращались назад, когда виднелись сквозь дым большие массы неприятелей, никто не обращал никакого внимания на эти обстоятельства. Когда же вперед проезжала артиллерия, кавалерия, виднелись движения нашей пехоты, одобрительные замечания слышались со всех сторон. Но самое большое внимание заслуживали события совершенно посторонние, не имевшие никакого отношения к сражению. Как будто внимание этих нравственно измученных людей отдыхало на этих обычных, житейских событиях. Батарея артиллерии прошла пред фронтом полка. В одном из артиллерийских ящиков пристяжная заступила постромку. «Эй, пристяжную то!.. Выправь! Упадет… Эх, не видят!.. – по всему полку одинаково кричали из рядов. В другой раз общее внимание обратила небольшая коричневая собачонка с твердо поднятым хвостом, которая, бог знает откуда взявшись, озабоченной рысцой выбежала перед ряды и вдруг от близко ударившего ядра взвизгнула и, поджав хвост, бросилась в сторону. По всему полку раздалось гоготанье и взвизги. Но развлечения такого рода продолжались минуты, а люди уже более восьми часов стояли без еды и без дела под непроходящим ужасом смерти, и бледные и нахмуренные лица все более бледнели и хмурились.


Источник — «http://wiki-org.ru/wiki/index.php?title=Росток&oldid=79192036»