Рупия

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Ру́пия (с санскрита — чеканенное серебро) — индийская историческая серебряная монета, введённая в оборот в XV веке, а также денежная единица ряда стран Южной Азии.

Современный символ индийской рупии, индонезийскойRp, прочих рупий — .





Появление рупии

Впервые выпущена при индийском правителе Шер-шахе (1539–1545).
Получила распространение при Акбаре (1556–1605).
Чеканилась из серебра 970-й пробы, общий вес монеты — 11,534 г. Качество рупии оставалось неизменными вплоть до установления английского колониального господства.
Кроме рупии, выпускали кратные ей монеты: 1/2, 1/4, 1/8, 1/16 и 1/20 рупии, а также 5, 10, 20, 50 и 100 рупий в качестве дарственных монет.
Как правило, рупия имела круглую форму, прямоугольные монеты с формулами пожеланий и благословений чеканились, главным образом, при Акбаре, по своему изображению они напоминают золотой мухр.
Номинал на рупии чеканился редко. При Великих Моголах и в период упадка их владычества выпускались многочисленные варианты рупий, которые, как правило, получали название по имени монетного сеньора.

Колониальные рупии

Рупия британских владений в Индии

В 1671 годуК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2604 дня] Британская Ост-Индская компания выпустила первую рупию в подражание монеты империи Великих Моголов. Однако качество рупий менялось от региона к региону. С середины XVIII века выпуск английских рупий был ограничен тремя типами: бенгальские рупии «сикка» (sicca-rupie), бомбейские рупии «сират» (sirat-rupie) и мадрасские рупии «аркот» (arcot-rupie).

В 1835 году начался выпуск унифицированных рупий Ост-Индской компании с изображением английских королей (на первой такой рупии был помещён портрет Вильгельма IV). Общий вес монеты составлял 11,664 г (10,692 г чистого серебра). В 1862 году эта монета получила название «правительственной рупии»:

Банкноты рупии

Во второй половине XVIII века начался выпуск рупий в виде бумажных банкнот. Их выпускал Банк Индостана (1770—1832), Генеральный банк Бенгалии и Бихара (1773—1775), Бенгальский банк (1784—1791) и некоторые другие.

В 1861 году монополию на выпуск бумажных денег в Индии получило британское правительство.

В 1935 году был основан Резервный банк Индии, который осуществлял эмиссию денег.

«Падение» рупии

Исторически рупия была серебряной монетой, в то время как валюты всех великих держав были основаны на золотом стандарте.

В конце XIX века вследствие резкого удешевления стоимости серебра относительно золота в течение короткого времени отмечено падение курса рупии: если в 70-х годах XIX века рупия стоила чуть более 23 пенсов, то в конце XIX века курс обмена валют приравнивал одну рупию к 15 пенсам, то есть к 1/16 фунта стерлингов.

Рупии других британских владений

Британская индийская рупия получила распространение в Аравии, восточно-африканских владениях Британии и на островах Индийского океана, вплоть до Наталя.
В начале XIX века некоторое время рупии британской Ост-Индской компании использовали в Австралии.
В 1836 году индийская рупия стала основной денежной единицей Цейлона. В 1871 году Цейлон стал выпускать собственную рупию = 100 центов (таким образом, на Цейлоне впервые состоялся переход рупии на десятичную систему).

В 1878 году собственную рупию начал выпускать Маврикий, в 1914 году — Сейшельские острова.
На Мальдивских островах некоторое время ходила цейлонская рупия. Собственная серебряная монета Мальдивских островов получила название руфия.

В 19061920 годах рупия была денежной единицей британской Восточной Африки. 1 рупия Британской Восточной Африки = 100 центов.

В 19081935 годах рупия была денежной единицей Занзибара. 1 рупия Занзибара = 100 центов. Она ходила наравне с индийской рупией.

После завоевания Великобританией Бирмы в 1852 году её денежной единицей стала индийская рупия. В 1938 году Бирма выделилась в самостоятельную британскую колонию, за год до этого начался выпуск бирманской рупии, который продолжался до 1952 года. В 1952 году бирманская рупия была сменена кьятом.

Рупия португальских владений

Португальская колониальная администрация выпускала рупию для своих владений Гоа и Диу. 1 рупия = 16 таньга = 960 рейсов.

Рупия оставалась денежной единицей португальских владений в Индии вплоть до 1959 года, когда она была сменена эскудо Португальской Индии. При этом 1 рупия приравнивалась к 6 эскудо.

Рупия французских владений

Французский Банк Индокитая выпускал собственную рупию для французских владений в Индии, сначала в виде монет, затем также в виде банкнот. Рупия французской колониальной администрации приравнивалась к британской индийской рупии.

Рупия германских владений

В Юго-Восточной Африке в обращении находились британские индийские монеты. В 1890 году Немецкая Восточно-Африканская компания, которая получила право чеканки монет, начала выпуск собственных рупий в Берлине. Монета весила 11,6637 г (10,6917 г чистого серебра), на аверсе был изображён германский император Вильгельм II. Чеканились монеты достоинством в 2, 1, 1/2 и 1/4 рупии.
1 рупия = 64 медных песа (аналоги индийских пайса).
Когда в 1903 году Германская империя переняла от Восточно-Африканской компании её монетную систему, рупия была приравнена к золотой марке в соотношении 3 рупии = 4 золотые марки. Чеканка медных песа была прекращена, их заменил геллер: 1 рупия Германской Восточной Африки = 100 геллеров.
Выпуск рупий Германской Восточной Африки продолжался до 1916 года, рупии находились в обращении в Танганьике до 1920 года.

Рупия итальянских владений

По британскому образцу в 19091925 годах рупию выпускала итальянская колониальная администрация в качестве денежной единицы Сомали. Рупия Итальянского Сомали пришла на смену британской индийской рупии и талеру Марии Терезии.
1 рупия Итальянского Сомали = 100 безе.

Рупии независимых государств

По образцу индийской рупии до 1926 года выпускал собственную монету независимый Афганистан (кабульская рупия). В 1926 году ей на смену пришла денежная единица афгани.
В 1932 году рупия стала денежной единицей Непала, в 1945 году — независимой Индонезии (в 1944–1945 годах на территории Голландской Ост-Индии имели хождение японские оккупационные рупии).

В 1948 году рупия стала основной денежной единицей новых независимых государств Индии и Пакистана.
Некоторое время сохранялось деление 1 рупии на 16 анна = 64 пайса = 192 пайя.
В результате денежной реформы и перехода на десятичную систему 1 апреля 1957 года 1 индийская рупия была приравнена 100 пайсам. В Пакистане переход на десятичную систему был произведен в 1961 году.
В 19711972 годах пакистанская рупия была денежной единицей независимой республики Бангладеш. В 1972 году её сменила така.
В 19591966 годах Резервный банк Индии выпускал рупию Персидского залива для арабских княжеств Катара, Омана и Договорного Омана.

До 1974 года рупия была денежной единицей Бутана (см. Бутанская рупия).

Современная рупия

В настоящее время рупия является денежной единицей многих стран: Индии, Пакистана, Непала, Индонезии, Маврикия, Сейшельских островов, Шри-Ланки.

15 июля 2010 власти Индии утвердили графический символ рупии. Знак рупии представляет собой букву «Ра» из индийского алфавита Деванагари, который используется в санскрите и в официальном языке хинди. Верхняя часть «Ра» перечеркнута горизонтальной черточкой. В то же время знак похож на латинскую букву R без вертикальной черты.

Источники

  • [www.numizm.ru/html/r/rupi8.html Рупия в словаре нумизмата]
  • [www.bablon.ru/rupi.htm История рупии]

Напишите отзыв о статье "Рупия"

Литература

  • Laughlin J. L. [www.jstor.org/stable/1819516?seq=1#page_scan_tab_contents Indian Monetary History] (англ.) // Journal of Political Economy. — 1893. — Vol. 1, no. 4. — P. 593-596.

Отрывок, характеризующий Рупия

Хлопоты и ужас последних дней пребывания Ростовых в Москве заглушили в Соне тяготившие ее мрачные мысли. Она рада была находить спасение от них в практической деятельности. Но когда она узнала о присутствии в их доме князя Андрея, несмотря на всю искреннюю жалость, которую она испытала к нему и к Наташе, радостное и суеверное чувство того, что бог не хочет того, чтобы она была разлучена с Nicolas, охватило ее. Она знала, что Наташа любила одного князя Андрея и не переставала любить его. Она знала, что теперь, сведенные вместе в таких страшных условиях, они снова полюбят друг друга и что тогда Николаю вследствие родства, которое будет между ними, нельзя будет жениться на княжне Марье. Несмотря на весь ужас всего происходившего в последние дни и во время первых дней путешествия, это чувство, это сознание вмешательства провидения в ее личные дела радовало Соню.
В Троицкой лавре Ростовы сделали первую дневку в своем путешествии.
В гостинице лавры Ростовым были отведены три большие комнаты, из которых одну занимал князь Андрей. Раненому было в этот день гораздо лучше. Наташа сидела с ним. В соседней комнате сидели граф и графиня, почтительно беседуя с настоятелем, посетившим своих давнишних знакомых и вкладчиков. Соня сидела тут же, и ее мучило любопытство о том, о чем говорили князь Андрей с Наташей. Она из за двери слушала звуки их голосов. Дверь комнаты князя Андрея отворилась. Наташа с взволнованным лицом вышла оттуда и, не замечая приподнявшегося ей навстречу и взявшегося за широкий рукав правой руки монаха, подошла к Соне и взяла ее за руку.
– Наташа, что ты? Поди сюда, – сказала графиня.
Наташа подошла под благословенье, и настоятель посоветовал обратиться за помощью к богу и его угоднику.
Тотчас после ухода настоятеля Нашата взяла за руку свою подругу и пошла с ней в пустую комнату.
– Соня, да? он будет жив? – сказала она. – Соня, как я счастлива и как я несчастна! Соня, голубчик, – все по старому. Только бы он был жив. Он не может… потому что, потому… что… – И Наташа расплакалась.
– Так! Я знала это! Слава богу, – проговорила Соня. – Он будет жив!
Соня была взволнована не меньше своей подруги – и ее страхом и горем, и своими личными, никому не высказанными мыслями. Она, рыдая, целовала, утешала Наташу. «Только бы он был жив!» – думала она. Поплакав, поговорив и отерев слезы, обе подруги подошли к двери князя Андрея. Наташа, осторожно отворив двери, заглянула в комнату. Соня рядом с ней стояла у полуотворенной двери.
Князь Андрей лежал высоко на трех подушках. Бледное лицо его было покойно, глаза закрыты, и видно было, как он ровно дышал.
– Ах, Наташа! – вдруг почти вскрикнула Соня, хватаясь за руку своей кузины и отступая от двери.
– Что? что? – спросила Наташа.
– Это то, то, вот… – сказала Соня с бледным лицом и дрожащими губами.
Наташа тихо затворила дверь и отошла с Соней к окну, не понимая еще того, что ей говорили.
– Помнишь ты, – с испуганным и торжественным лицом говорила Соня, – помнишь, когда я за тебя в зеркало смотрела… В Отрадном, на святках… Помнишь, что я видела?..
– Да, да! – широко раскрывая глаза, сказала Наташа, смутно вспоминая, что тогда Соня сказала что то о князе Андрее, которого она видела лежащим.
– Помнишь? – продолжала Соня. – Я видела тогда и сказала всем, и тебе, и Дуняше. Я видела, что он лежит на постели, – говорила она, при каждой подробности делая жест рукою с поднятым пальцем, – и что он закрыл глаза, и что он покрыт именно розовым одеялом, и что он сложил руки, – говорила Соня, убеждаясь, по мере того как она описывала виденные ею сейчас подробности, что эти самые подробности она видела тогда. Тогда она ничего не видела, но рассказала, что видела то, что ей пришло в голову; но то, что она придумала тогда, представлялось ей столь же действительным, как и всякое другое воспоминание. То, что она тогда сказала, что он оглянулся на нее и улыбнулся и был покрыт чем то красным, она не только помнила, но твердо была убеждена, что еще тогда она сказала и видела, что он был покрыт розовым, именно розовым одеялом, и что глаза его были закрыты.
– Да, да, именно розовым, – сказала Наташа, которая тоже теперь, казалось, помнила, что было сказано розовым, и в этом самом видела главную необычайность и таинственность предсказания.
– Но что же это значит? – задумчиво сказала Наташа.
– Ах, я не знаю, как все это необычайно! – сказала Соня, хватаясь за голову.
Через несколько минут князь Андрей позвонил, и Наташа вошла к нему; а Соня, испытывая редко испытанное ею волнение и умиление, осталась у окна, обдумывая всю необычайность случившегося.
В этот день был случай отправить письма в армию, и графиня писала письмо сыну.
– Соня, – сказала графиня, поднимая голову от письма, когда племянница проходила мимо нее. – Соня, ты не напишешь Николеньке? – сказала графиня тихим, дрогнувшим голосом, и во взгляде ее усталых, смотревших через очки глаз Соня прочла все, что разумела графиня этими словами. В этом взгляде выражались и мольба, и страх отказа, и стыд за то, что надо было просить, и готовность на непримиримую ненависть в случае отказа.
Соня подошла к графине и, став на колени, поцеловала ее руку.
– Я напишу, maman, – сказала она.
Соня была размягчена, взволнована и умилена всем тем, что происходило в этот день, в особенности тем таинственным совершением гаданья, которое она сейчас видела. Теперь, когда она знала, что по случаю возобновления отношений Наташи с князем Андреем Николай не мог жениться на княжне Марье, она с радостью почувствовала возвращение того настроения самопожертвования, в котором она любила и привыкла жить. И со слезами на глазах и с радостью сознания совершения великодушного поступка она, несколько раз прерываясь от слез, которые отуманивали ее бархатные черные глаза, написала то трогательное письмо, получение которого так поразило Николая.


На гауптвахте, куда был отведен Пьер, офицер и солдаты, взявшие его, обращались с ним враждебно, но вместе с тем и уважительно. Еще чувствовалось в их отношении к нему и сомнение о том, кто он такой (не очень ли важный человек), и враждебность вследствие еще свежей их личной борьбы с ним.
Но когда, в утро другого дня, пришла смена, то Пьер почувствовал, что для нового караула – для офицеров и солдат – он уже не имел того смысла, который имел для тех, которые его взяли. И действительно, в этом большом, толстом человеке в мужицком кафтане караульные другого дня уже не видели того живого человека, который так отчаянно дрался с мародером и с конвойными солдатами и сказал торжественную фразу о спасении ребенка, а видели только семнадцатого из содержащихся зачем то, по приказанию высшего начальства, взятых русских. Ежели и было что нибудь особенное в Пьере, то только его неробкий, сосредоточенно задумчивый вид и французский язык, на котором он, удивительно для французов, хорошо изъяснялся. Несмотря на то, в тот же день Пьера соединили с другими взятыми подозрительными, так как отдельная комната, которую он занимал, понадобилась офицеру.
Все русские, содержавшиеся с Пьером, были люди самого низкого звания. И все они, узнав в Пьере барина, чуждались его, тем более что он говорил по французски. Пьер с грустью слышал над собою насмешки.
На другой день вечером Пьер узнал, что все эти содержащиеся (и, вероятно, он в том же числе) должны были быть судимы за поджигательство. На третий день Пьера водили с другими в какой то дом, где сидели французский генерал с белыми усами, два полковника и другие французы с шарфами на руках. Пьеру, наравне с другими, делали с той, мнимо превышающею человеческие слабости, точностью и определительностью, с которой обыкновенно обращаются с подсудимыми, вопросы о том, кто он? где он был? с какою целью? и т. п.
Вопросы эти, оставляя в стороне сущность жизненного дела и исключая возможность раскрытия этой сущности, как и все вопросы, делаемые на судах, имели целью только подставление того желобка, по которому судящие желали, чтобы потекли ответы подсудимого и привели его к желаемой цели, то есть к обвинению. Как только он начинал говорить что нибудь такое, что не удовлетворяло цели обвинения, так принимали желобок, и вода могла течь куда ей угодно. Кроме того, Пьер испытал то же, что во всех судах испытывает подсудимый: недоумение, для чего делали ему все эти вопросы. Ему чувствовалось, что только из снисходительности или как бы из учтивости употреблялась эта уловка подставляемого желобка. Он знал, что находился во власти этих людей, что только власть привела его сюда, что только власть давала им право требовать ответы на вопросы, что единственная цель этого собрания состояла в том, чтоб обвинить его. И поэтому, так как была власть и было желание обвинить, то не нужно было и уловки вопросов и суда. Очевидно было, что все ответы должны были привести к виновности. На вопрос, что он делал, когда его взяли, Пьер отвечал с некоторою трагичностью, что он нес к родителям ребенка, qu'il avait sauve des flammes [которого он спас из пламени]. – Для чего он дрался с мародером? Пьер отвечал, что он защищал женщину, что защита оскорбляемой женщины есть обязанность каждого человека, что… Его остановили: это не шло к делу. Для чего он был на дворе загоревшегося дома, на котором его видели свидетели? Он отвечал, что шел посмотреть, что делалось в Москве. Его опять остановили: у него не спрашивали, куда он шел, а для чего он находился подле пожара? Кто он? повторили ему первый вопрос, на который он сказал, что не хочет отвечать. Опять он отвечал, что не может сказать этого.