Русская мысль (современный журнал)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Русская мысль
Специализация:

литературный и политический журнал

Периодичность:

ежемесячник

Язык:

русский

Адрес редакции:

Лондон

Страна:

Великобритания Великобритания

Объём:

32 страницы

Веб-сайт:

[www.rusmysl.eu mysl.eu]

«Ру́сская мысль» — общеевропейское русскоязычное ежемесячное издание. В формате еженедельной газеты «Русская мысль» издавалась на русском языке во Париже с 1947 года, с 2008 года выходит в Лондоне; в 2011 году изданию возвращён исторический формат журнала 1880 года.





История

В формате газеты «Русская мысль» издавалась на русском языке во Франции с 1947 года, взяв название периодического литературно-политического издания, прекратившего свои выпуски в Париже в 1927 году. Газетой руководили княгиня Зинаида Шаховская (с 1968 по 1978 год), Ирина Иловайская-Альберти (с 1978 по 2000 год), Ирина Кривова (с 2000 по 2006 год)[1] и Андрей Гульцев (с 2002 по 2008 год).

В 2006 году, в рамках программы «Возвращение на Родину», парижские архивы РМ были переданы в дар Российской государственной библиотеке[2].

В 2007 году в честь 60-летнего юбилея присутствия издания в Европе IX Всемирный конгресс русской прессы прошёл в Париже, в гостях у «Русской мысли»[3].

С 2008 года печатается в Лондоне.

В 2011 году изданию возвращён исторический формат журнала. Современное издание наследует традиции журнала, заложенные основателем Вуколом Михайловичем Лавровым в 1880 году.

«Русская мысль» — партнёр «Росзарубежцентра» при Министерстве иностранных дел России в области продвижения русского языка.

Авторы и редакция

Для «Русской мысли» писали такие авторы и русские мыслители, как Иван Бунин, Александр Солженицын, Иосиф Бродский, Андрей Сахаров, Михаил Коряков и многие другие.

В редакционном совете журнала Анатолий Адамишин, Рене Герра, президент компании Edifin Services SA Сергей Пален, член-учредитель Движения за поместное православие русской традиции в Западной Европе Василий Тизенгаузен, руководитель «Объединения императорских гвардейцев» Александр Трубецкой, профессор Свято-Сергиевского богословского института в Париже Дмитрий Шаховской, Пётр Шереметев. C 2005 года главой редакционного совета и постоянным автором «Русской мысли» является Виктор Лупан. Должность выпускающего редактора в настоящий момент (2013) занимает Елизавета Юрьева. Газета стала инициатором и главным информационным партнёром ряда русскоязычных мероприятий, русскоязычных сайтов.

Подписка

По состоянию на 2011 год журнал распространяется в розницу и по подписке в Австрии, Бельгии, Великобритании, Германии, Италии, Франции, Финляндии, а также по подписке в других европейских странах.

В числе подписчиков «Русской мысли» — посольства Российской Федерации за рубежом, культурные центры, православные церкви, образовательные учреждения, компании и индивидуальные подписчики.

Напишите отзыв о статье "Русская мысль (современный журнал)"

Примечания

  1. [www.tez-rus.net/ViewGood32511.html Кривова Ирина Вадимовна] // Российское зарубежье во Франции 1919—2000: биогр. слов.: в 3 т. / Под общ. ред. Л. Мнухина, М. Авриль, В. Лосской. — М.: Наука; Дом-музей Марины Цветаевой, 2008. — ISBN 978-5-02-036267-3.
  2. [old.lgz.ru/archives/html_arch/lg142006/Polosy/2_4.htm Литературная Газета]
  3. [www.rg.ru/2007/06/18/parizh.html Париж на русском языке]. // Российская газета. — № 4390. — 18.6.2007.

Ссылки

  • [www.rusmysl.eu/ Русская мысль — официальный сайт]

Отрывок, характеризующий Русская мысль (современный журнал)

Лицо Мюрата сияло глупым довольством в то время, как он слушал monsieur de Balachoff. Но royaute oblige: [королевское звание имеет свои обязанности:] он чувствовал необходимость переговорить с посланником Александра о государственных делах, как король и союзник. Он слез с лошади и, взяв под руку Балашева и отойдя на несколько шагов от почтительно дожидавшейся свиты, стал ходить с ним взад и вперед, стараясь говорить значительно. Он упомянул о том, что император Наполеон оскорблен требованиями вывода войск из Пруссии, в особенности теперь, когда это требование сделалось всем известно и когда этим оскорблено достоинство Франции. Балашев сказал, что в требовании этом нет ничего оскорбительного, потому что… Мюрат перебил его:
– Так вы считаете зачинщиком не императора Александра? – сказал он неожиданно с добродушно глупой улыбкой.
Балашев сказал, почему он действительно полагал, что начинателем войны был Наполеон.
– Eh, mon cher general, – опять перебил его Мюрат, – je desire de tout mon c?ur que les Empereurs s'arrangent entre eux, et que la guerre commencee malgre moi se termine le plutot possible, [Ах, любезный генерал, я желаю от всей души, чтобы императоры покончили дело между собою и чтобы война, начатая против моей воли, окончилась как можно скорее.] – сказал он тоном разговора слуг, которые желают остаться добрыми приятелями, несмотря на ссору между господами. И он перешел к расспросам о великом князе, о его здоровье и о воспоминаниях весело и забавно проведенного с ним времени в Неаполе. Потом, как будто вдруг вспомнив о своем королевском достоинстве, Мюрат торжественно выпрямился, стал в ту же позу, в которой он стоял на коронации, и, помахивая правой рукой, сказал: – Je ne vous retiens plus, general; je souhaite le succes de vorte mission, [Я вас не задерживаю более, генерал; желаю успеха вашему посольству,] – и, развеваясь красной шитой мантией и перьями и блестя драгоценностями, он пошел к свите, почтительно ожидавшей его.
Балашев поехал дальше, по словам Мюрата предполагая весьма скоро быть представленным самому Наполеону. Но вместо скорой встречи с Наполеоном, часовые пехотного корпуса Даву опять так же задержали его у следующего селения, как и в передовой цепи, и вызванный адъютант командира корпуса проводил его в деревню к маршалу Даву.


Даву был Аракчеев императора Наполеона – Аракчеев не трус, но столь же исправный, жестокий и не умеющий выражать свою преданность иначе как жестокостью.
В механизме государственного организма нужны эти люди, как нужны волки в организме природы, и они всегда есть, всегда являются и держатся, как ни несообразно кажется их присутствие и близость к главе правительства. Только этой необходимостью можно объяснить то, как мог жестокий, лично выдиравший усы гренадерам и не могший по слабости нерв переносить опасность, необразованный, непридворный Аракчеев держаться в такой силе при рыцарски благородном и нежном характере Александра.
Балашев застал маршала Даву в сарае крестьянскои избы, сидящего на бочонке и занятого письменными работами (он поверял счеты). Адъютант стоял подле него. Возможно было найти лучшее помещение, но маршал Даву был один из тех людей, которые нарочно ставят себя в самые мрачные условия жизни, для того чтобы иметь право быть мрачными. Они для того же всегда поспешно и упорно заняты. «Где тут думать о счастливой стороне человеческой жизни, когда, вы видите, я на бочке сижу в грязном сарае и работаю», – говорило выражение его лица. Главное удовольствие и потребность этих людей состоит в том, чтобы, встретив оживление жизни, бросить этому оживлению в глаза спою мрачную, упорную деятельность. Это удовольствие доставил себе Даву, когда к нему ввели Балашева. Он еще более углубился в свою работу, когда вошел русский генерал, и, взглянув через очки на оживленное, под впечатлением прекрасного утра и беседы с Мюратом, лицо Балашева, не встал, не пошевелился даже, а еще больше нахмурился и злобно усмехнулся.
Заметив на лице Балашева произведенное этим приемом неприятное впечатление, Даву поднял голову и холодно спросил, что ему нужно.