Русский язык

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
<tr><th colspan="2" style="text-align:center; background:#ccff99;">Классификация</th></tr><tr><th style="background:#f9f9f9; text-align:right; font-weight:normal; vertical-align:top;">Категория:</th><td class="" style="background:#fff; text-align:left;"> Языки Евразии </td></tr><tr><td colspan="2" class="" style="text-align:center; "> Индоевропейская семья
Славянская ветвь
Восточнославянская группа
Родственные языки: украинский и белорусский </td></tr><tr><td colspan="2" class="" style="text-align:center; background:#ccff99; font-style:italic;">См. также: Проект:Лингвистика</td></tr> </table> Ру́сский язы́к  (МФА:[ˈruskʲɪi̯ jɪˈzɨk])[~ 3][⇨] — один из восточнославянских языков, национальный языкрусского народа. Является одним из наиболее распространённых языков мира — шестым среди всех языков мира по общей численности говорящих и восьмым по численности владеющих им как родным[8]. Русский является также самым распространённым славянским языком[9] и самым распространённым языком в Европе — географически и по числу носителей языка как родного[7]. Русский язык — государственный языкРоссийской Федерации, один из двух государственных языков Белоруссии, один из официальных языковКазахстана, Киргизии и некоторых других стран, основной язык международного общения в Центральной Евразии, в Восточной Европе, в странах бывшего Советского Союза, один из шести рабочих языков ООН, ЮНЕСКО и других международных организаций[10][11][12].[⇨] Число владеющих русским языком в России составляет 137,5 млн человек (2010)[5], всего в мире на русском говорят около 260 млн человек (2014)[6].[⇨]Фонологический строй русского языка характеризуется исторически усложнившейся системой консонантизма, включающей 37 согласныхфонем, и намного менее сложной системой вокализма, в которую входят всего 5 или 6[~ 4]гласных фонем. При этом как в системе гласных, так и в системе согласных отмечается большое разнообразие позиционных видоизменений. В частности, гласные в безударной позиции ослабляются и в ряде случаев не различаются. Ударение в русском языке — динамическое, разноместное и подвижное[13][14].[⇨] По морфологическому строю русский язык преимущественно флективный, синтетический. Грамматическое значениелексем передаётся, как правило, с помощью флексий. Каждая флексия обычно выражает одновременно несколько значений. Наряду с синтетическими формами, в русском языке наблюдается также развитие элементов аналитизма[13].[⇨]Синтаксис русского языка характеризуется относительно свободным порядком слов, противопоставлением однокомпонентных и двухкомпонентных структур простых предложений, наличием трёх видов сложных предложений, активной ролью интонационных средств[15].[⇨]Лексический состав русского языка в своей основе — исконно русский. Средства пополнения словарного фонда — образование слов по собственным моделям и заимствования. К ранним заимствованиям относят славянизмы, грецизмы и тюркизмы. C XVIII века преобладают голландские, немецкие и французские заимствования, с XX века — англицизмы[15].[⇨]Диалекты русского языка группируются в два наречия: северное и южное. Между наречиями локализуются переходные среднерусские говоры, ставшие основой современного литературного языка[10].[⇨] В истории русского языка выделяют три основных периода: древнерусский, общий для русского, белорусского и украинского языков (VI—XIV веков), старорусский или великорусский (XIV—XVII веков) и период национального русского языка (с середины XVII века)[16].[⇨] В основе письменности лежит кириллица (русский алфавит).[⇨] Комплекс наук о русском языке называется лингвистической русистикой[10][15].[⇨]



О названии

Лингвоним «русский язык» соотносится с древним этнонимом и топонимом «Русь». В силу ряда исторических изменений (c появлением форм на -о- и удвоением -сс-) сложились современные названия языка, народа и государства: «русский язык», «русские», «Россия»[17][18].

В разное время наряду с названием «русский» были употребительны такие лингвонимы, как «российский» и «великорусский». Первый был образован от греческого названия Руси — «Россия», второй возник от топонима «Великороссия». Название «российский язык» появилось в XVII веке и получило широкое распространение в XVIII веке, его использовал, в частности, М. В. ЛомоносовРоссийская грамматика»). В первой половине XIX века этот лингвоним архаизировался и перешёл в разряд лексических историзмов[19]. Название «великорусский» (или «великоросский») появилось в связи со сложившимся противопоставлением Малой, Белой и Великой Руси и чаще всего использовалось для того, чтобы обозначить не национальный или литературный язык, а диалектную речь великорусов. В начале XX века термин «великорусский» вышел из активного употребления[20].

Лингвогеография

Ареал и численность

Основной территорией распространения русского языка является Российская Федерация. По данным всероссийской переписи 2010 года, численность говорящих на русском языке составила 137 495 тыс. человек (99,4 % из числа ответивших на вопрос о владении русским языком)[5], из них русских — 110 804 тыс. человек[21]. В городах русским языком владел 101 млн человек (99,8 %), в сельской местности — 37 млн человек (98,7 %). В качестве родного русский язык указали 118 582 тыс. чел., из них русских — 110 706 тыс. человек, украинцев — 1 456 тыс. человек, татар — 1 086 тыс. человек[22]. Согласно переписи 2002 года, владение русским языком указали 142,6 млн человек (99,2 %)[23].

Помимо Российской Федерации, русский язык широко распространён также в ряде других государств, входивших в состав СССР. По разным данным, носителей русского языка в этих странах насчитывается от 52 млн (2005) до 94 млн человек (2010)[24][25]. Согласно всеукраинской переписи 2001 года, 7 994 тыс. русских на Украине родным назвали язык своей национальности — русский[26], также родным русский язык назвали 6 280 тыс. представителей других этносов (из них 5 545 тыс. — украинцы)[27]; помимо указавших русский родным языком, ещё 17 177 тыс. человек заявили, что свободно им владеют[28]. В Казахстане, согласно переписи 2009 года, русский язык назвали родным 3 747 тыс. русских (98,8 %), кроме того, жители Казахстана всех национальностей в возрастной категории от 15 лет заявили, что понимают устную русскую речь — 11 471 тыс. человек (94,4 %), свободно читают — 10 725 тыс. человек (88,2 %) и свободно пишут — 10 309 тыс. человек (84,8 %)[29]. В Узбекистане численность владеющих русским языком оценивается в пределах от 3,6 млн (2005) до 11,8 млн (2009—2012) при наличии около 1,1 млн русского населения[24][25]. По данным белорусской переписи 2009 года, родным языком назвали русский 3 948 тыс. жителей Белоруссии (из них 2 944 тыс. этнических белорусов и 756 тыс. русских); языком, на котором разговаривают дома, русский назвали 6 673 тыс. человек (из них 5 552 тыс. белорусов и 758 тыс. русских); другим языком, которым свободно владеют, русский назвали 1 305 тыс. человек[30]. В Киргизии, по данным переписи 2009 года, русским языком как родным владели 482 тыс. человек, в качестве второго языка общения русский использовали 2 109 тыс. человек, всего — 2 592 тыс. человек или 48 % населения страны[31]. В ходе переписи населения 2004 года в Молдавии русский язык назвали родным 97,2 % из 201 тыс. этнических русских, 31,8 % из 282 тыс. украинцев, 5,8 % из 147 тыс. гагаузов, 2,5 % из 2 565 тыс. молдаван. Языком повседневного общения назвали русский 16,0 % из 3 383 тыс. всего населения Молдавии[32]. В Латвии по итогам переписи 2011 года языком повседневного общения русский назвали 699 тыс. человек, в том числе 460 тыс. русских, 90 тыс. латышей и 54 тыс. белорусов[33].

По итогам переписи и оценочным данным, численность владеющих русским языком на постсоветском пространстве за пределами России в 2009—2012 годах составила[25]:

Русский язык
Страны:

Россия;
страны Восточной Европы, страны Балканского полуострова, страны Прибалтики, страны Закавказья, Германия;
Казахстан, страны Средней Азии, Израиль, Монголия;
США, Канада

Официальный статус:

Россия Россия
Белоруссия Белоруссия
Казахстан Казахстан
Киргизия Киргизия

Регулирующая организация:

Институт русского языка им. В. В. Виноградова РАН
(Москва, Россия)[~ 1][1]

Общее число говорящих:

Родной язык

Россия:
118,6 млн чел. (2010)[2]

Мир:
166,2 млн чел. (2015; оценка)[3]

Второй язык

Россия:
18,9 млн чел. (2010)[~ 2]

Мир:
110,0 млн чел. (2009; оценка)[4]

Общее число

Россия:
137,5 млн чел. (2010)[5]

Мир:
260,0 млн чел. (2014; оценка)[6]

Рейтинг:

родной язык: 8 (2015)[7] </div></div>

Страны всего
(тыс. чел.)
родной язык
(тыс. чел.)
Украина 36 800 12 000
Казахстан 13 500 2 500
Узбекистан 11 800 900
Белоруссия 9 300 3 992
Азербайджан 4 900 140
Киргизия 2 700 400
Таджикистан 2 500 50
Грузия 2 400 67,5
Армения 2 100 10
Латвия 1 800 680
Молдавия 1 700 250
Литва 1 300 180
Эстония 950 400
Туркмения 900 150
Приднестровье 500 300
Абхазия 450 25
Южная Осетия 50 25

Большое число владеющих русским языком живёт в странах дальнего зарубежья — в европейских государствах, в США, Канаде, Израиле и многих других странах[24]. Наибольшая численность носителей русского языка как родного отмечается в США (730 тыс. человек, 2000) и в Германии (свыше 350 тыс. человек, 2011)[25]. Численность владеющих русским языком как родным во всём мире оценивается в 166,2 млн человек (2015)[3], численность владеющих русским как вторым языком оценивается в 110 млн человек (2009)[4], по разным оценкам, общая численность говорящих на русском составляет около 260 млн человек (2014)[6]. Помимо России и других бывших республик СССР, русским языком к 2010 году владели в Восточной Европе и на Балканах — 12,9 млн человек, в Западной Европе — 7,3 млн, в Азии — 2,7 млн, на Ближнем Востоке и в Северной Африке — 1,3 млн, в Африке к югу от Сахары — 0,1 млн, в Латинской Америке — 0,2 млн, в США, Канаде, Австралии и Новой Зеландии — 4,1 млн[25].

Страны дальнего зарубежья с наибольшей численностью населения, владеющего русским языком как родным, вторым или иностранным (2010)[25]:

Страны общее число
(тыс. чел.)
доля от населения
страны, в %
Польша 5500 14,3
Германия 5400 6,7
США 3500 1,1
Болгария 2000 27,2
Чехия 2000 19,2
Сербия 1400 19,7
Словакия 1300 24,0
Монголия 1200 45,3
Израиль 1000 13,2
Китай 700 0,05

По степени распространённости (общему количеству владеющих языком людей) русский к 2013 году занимал 6-е место в мире после английского (1 500 млн носителей), китайского (1 400 млн), хинди / урду (более 600 млн), испанского (500 млн) и арабского языков (350 млн). Среди языков, являющихся для их носителей родными, русский в 2009 году занимал 8-е место в мире после китайского, испанского, английского, арабского, хинди, бенгали и португальского языков[7][25].

Социолингвистические сведения

До 1991 года русский язык был языком межнационального общения СССР, де-факто исполняя функции государственного языка. Он продолжает использоваться в странах, ранее входивших в состав СССР, и теперь: как родной язык — для части населения, и как язык межнационального общения — для всего населения этих стран[34][35].

В настоящее время русский язык имеет официальный статус в России и в целом ряде стран и регионов, находящихся по большей части на постсоветском пространстве. Во многих государствах, где статус русского языка закреплён законодательно, его функции по отношению к языкам титульных наций являются ограниченными[36].

В соответствии с Конституцией Российской Федерации (1993) и законом «О государственном языке Российской Федерации» (2005), на всей территории страны государственным является русский язык. Он используется во всех сферах политической, экономической, социальной и культурной жизни России, на нём проводится обучение в российских школах и вузах. В республиках — субъектах Российской Федерации русский также имеет статус государственного наряду с титульными языками этих республик[36][37].

Русский язык является государственным в Белоруссии (наряду с белорусским)[38], в частично признанной Южной Осетии (наряду с осетинским)[39] и в непризнанных Приднестровской Молдавской Республике (наряду с молдавским и украинским)[40], Донецкой Народной Республике (наряду с украинским)[41] и Луганской Народной Республике (наряду с украинским)[42]. Русский язык считается официальным языком государственных учреждений (но ниже государственного по статусу) в Казахстане[43], Киргизии[44] и в частично признанной Абхазии[45]. В Армении, Польше, некоторых административных единицах Молдавии (Гагаузия)[46], Норвегии (Шпицберген)[47], Румынии и Украины русский признан одним из региональных официальных языков или одним из языков национальных меньшинств[48].

В ряде стран и территорий русский язык, не являясь официальным, выполняет некоторые общественные функции. Так, в Таджикистане, согласно Конституции, русский признан «языком межнационального общения» и официально используется в законотворчестве[49]. В Узбекистане русский язык используется в органах ЗАГСа и нотариальных органах[50][51]. В некоторых округах штата Нью-Йорк в США на русский язык должны переводиться документы, связанные с выборами[52]. В Израиле в упаковках лекарств обязательно должна присутствовать развернутая информация о препарате не только на иврите, но и на русском и арабском[53].

Русский язык является официальным или рабочим языком в ряде международных объединений и организаций, в их числе: ООН и некоторые её специализированные учреждения[54], а также СНГ, ОДКБ, ЕАЭС, ШОС, ОБСЕ, МФОКК и КП, ГУАМ и т. д.

Русский язык используется не только в тех государствах, в которых имеет официальный статус. Он сравнительно широко распространён и во многих других странах мира. Как один из развитых мировых языков русский применяется в различных сферах международного общения, в частности, выступает в качестве «языка науки» как средство коммуникации учёных из разных стран и как средство кодирования и хранения общечеловеческих знаний[55]. На нём создана богатая оригинальная художественная, научная и техническая литература, на русский язык переведено многое из созданного мировой культурой и наукой[35]. По данным электронной базы данных реестра переводов «Index Translationum», русский является одним из самых активно используемых при переводе языков в мире. Среди языков, на которые переводятся книги, русский — на 7-м месте. Среди языков, с которых чаще всего переводят, русский — на 4-м месте[56]. В 2013 году русский язык вышел на 2-е место среди самых популярных языков Интернета[57].

Распространению русского языка в мире способствует как политическая роль русскоязычных стран, так и значимость культуры, связанной с русским языком, в первую очередь русской классической литературы XIX века. Во многих странах мира русский язык включается в программу среднего и высшего образования как иностранный язык. С 1967 года работу по преподаванию русского языка координирует Международная ассоциация преподавателей русского языка и литературы, объединяющая около 200 коллективных членов (национальные союзы русистов, крупнейшие университеты и т. д.). В 1973 году создан Государственный институт русского языка имени А. С. Пушкина — важнейший учебный и научно-исследовательский центр, ставящий одной из своих целей распространение русского языка и культуры за рубежом. В 1980-е годы русский язык изучался за пределами СССР в более чем 90 странах мира 22—24 миллионами школьников, студентов и других лиц (прежде всего в странах Восточной Европы). Около 500 млн человек владели русским как родным, неродным или иностранным с различным уровнем знания. В конце XX — начале XXI века в результате геополитических изменений в мире наблюдается значительное уменьшение количества изучающих русский как неродной или иностранный язык. В 1990-е годы число изучающих русский язык за пределами России и постсоветского пространства оценивалось в 10—12 млн человек[24][55][58].

В XXI веке русский язык продолжает терять свои позиции как в мире в целом, так и в России в частности[59][60]. В странах бывшего СССР русский язык вытесняется языками титульных наций (свою роль в этом процессе играет и уменьшение численности русских с 25—30 млн человек до 17 млн человек с 1991 по 2006 год из-за эмиграции, депопуляции и смены национальной идентификации)[59][61], а в России употребление русского языка сокращается в связи с уменьшением численности русских и общей убылью населения России[62]. По прогнозам, численность владеющих русским языком к 2025 году в России уменьшится до 110 млн человек, в мире — до 215 млн человек, к 2050 году в мире — до 130 млн человек[60][63].

Изменение удельного веса владеющих русским языком в общей численности населения Земли в 1900—2010 годах (оценка)[64]:

Годы Общемировая численность населения, млн чел. Численность населения Российской империи, СССР, РФ, млн чел. Доля в общемировой численности населения, % Число владевших русским языком, млн чел. Доля в общемировой численности населения, %
1900 1 650 138,0 8,4 105 6,4
1914 1 782 182,2 10,2 140 7,9
1940 2 342 205,0 8,8 200 7,6
1980 4 434 265,0 6,0 280 6,3
1990 5 263 286,0 5,4 312 5,9
2004 6 400 144,1 2,3 278 4,3
2010 6 820 142,9 2,1 260 3,8

Использование русского языка во многих странах мира поддерживается, помимо прочего, русской диаспорой. В местах компактного проживания эмигрантов из стран бывшего СССР (Канада, США, Германия, Израиль и другие страны) выпускаются русскоязычные периодические издания, работают радиостанции и телевизионные каналы[65], открыты русскоязычные частные детские сады и школы, филиалы российских вузов и другие общеобразовательные структуры[66]. Среди большей части носителей русского языка в диаспорах распространено двуязычие.

Для современного национального русского языка характерно существование в нескольких формах. Наиболее значимой формой является литературный язык. Меньшее значение имеют территориальные и социальные диалекты, а также просторечие. Для любых групп носителей русского языка сложности во взаимопонимании отсутствуют, поскольку все формы языка характеризуются достаточно близкими системами фонетики и грамматики, а также объединяются общим основным словарным фондом. Литературный русский язык сформировался на основе среднерусских говоров Москвы и её окрестностей. В нём выделяются две разновидности, письменная и разговорная. Современный литературный русский язык обрёл свои основные очертания в первой половине XIX века, наиболее ярко и полно нормы литературного языка были отражены в литературной деятельности А. С. Пушкина. В дальнейшем стандартный русский язык развивался благодаря творчеству крупнейших русских писателей XIX—XX веков, а также благодаря становлению языка русской науки и публицистики. В XX веке литературный русский язык обретает черты высокоразвитого и высоконормированного языка. С распространением всеобщего образования и расширением роли средств массовой информации литературный язык вытеснил все прочие формы русского языка и стал ведущим средством общения русской нации[67].

Центром научного исследования русского языка является Институт русского языка имени В. В. Виноградова РАН, основанный в 1944 году. В сферу научной деятельности Института включены все направления русистики, в том числе создание грамматик и словарей русского языка. Как предмет научных исследований русский язык включён в программу многих российских и зарубежных научных и образовательных учреждений[58]. За пределами России наиболее длительную традицию университетская русистика имеет во Франции (с конца XIX века) и в Великобритании (с начала XX века). Национальные школы русистики сложились в Польше, Чехии, Болгарии, Германии, Норвегии, Франции, США, Канаде, Японии и других странах[68].

Региональные варианты

В том или ином регионе распространения русского языка отмечается формирование местных разговорных разновидностей, отличающихся в силу разных причин от нормативного разговорного варианта русского литературного языка.

В качестве таких локальных разновидностей выделяются прежде всего особенности русской речи, характерные для носителей русского языка, живущих за пределами России[35]. Ряд исследователей определяет эти разновидности как региональные варианты русского языка (иначе — территориальные койне). В последнее время они активно формируются на постсоветском пространстве — белорусский, украинский, казахстанский и другие — в условиях влияния на русскую речь в том или ином государстве фонетических, грамматических, лексических и других особенностей языков титульных этносов. В виде подобных койне функционирует русская речь также и в диаспорах дальнего зарубежья среди эмигрантов[69].

Межъязыковые контакты, влияние местных русских диалектов, региональные особенности исторического, экономического и социального характера, а также другие факторы способствуют образованию «регионально окрашенной речи» в разных областях на территории России (пермской, дальневосточной, дагестанской и т. д.). К ним также предлагается применять термин «региональный вариант» или «региолект»[70][71].

У литературного русского языка в письменной форме региональных вариантов не существует. В то же время в качестве особой сферы существования литературного языка в XX—XXI веках рассматривается так называемый язык русского зарубежья, представленный богатой художественной литературой[67][72].

Смешанные и производные идиомы

Русский язык послужил основой для формирования ряда пиджинов и разного рода смешанных форм речи.

Наиболее известными изученными пиджинами на русской основе являются руссенорск, таймырская говорка и кяхтинский пиджин. Первый из них был распространён на Кольском полуострове и сложился в результате торговых контактов носителей русского и норвежского языков, второй сложился на Таймыре как средство общения затундренных русских крестьян, нганасанов и долганов, третий сформировался в Забайкалье на основе элементов русского и китайского языков[73][74][75]. Наиболее известным смешанным языком является алеутско-медновский язык, распространённый среди алеутов острова Медный[76].

Особые формы смешанной устной речи представляют собой так называемый «суржик», сложившийся в восточных, юго-восточных и центральных областях Украины, в основном в городах (Запорожье, Донбасс, Кривой Рог, Одесса), а также в Крыму, и так называемая «трасянка» в Белоруссии. Данные формы появились в результате смешения преимущественно русской лексики с преимущественно украинской или белорусской фонетикой и грамматикой[77][78].

Характерные особенности присущи также русскому языку Одессы, возникшему под влиянием еврейского языка идиш. Одесский русский получил широкую известность благодаря использованию его черт в литературных произведениях и кинематографе. Он рассматривается исследователями и как региональный вариант русского языка, и как смешанный язык[79][80].

Диалекты

В современном диалектном членении русского языка территорию распространения русских диалектов разделяют на две области: первая включает центральные районы Европейской части России — территорию исконного расселения русских, на которой первоначально — в основном до XV века — сформировались русские диалекты и русский национальный язык; вторая охватывает Среднее и Нижнее Поволжье, Кавказ, Урал, Сибирь, Дальний Восток и другие территории позднего расселения, которые осваивались русскими уже после формирования русской нации, русского языка и его диалектов, начиная с XVI и вплоть до XX века[81][82].

В пределах территории раннего формирования сложились две большие группировки русских диалектов — северное наречие и южное наречие, характеризуемые рядом противопоставленных друг другу диалектных явлений. Так, например, для севернорусских говоров характерны оканье, взрывное образование фонемы /г/ — [г], твёрдое в окончаниях глаголов 3-го лица (нóсит, нóсят); форма существительных родительного падежа у жон[ы́]; такие слова, как зы́бка, óзимь, ла́ет и т. д. Этим диалектным явлениям противостоят черты южнорусских говоров: аканье, фрикативное образование /г/ — [ɣ], мягкое -т’ в окончаниях глаголов 3-го лица (нóсит’, нóсят’); форма у жен[é]; слова с теми же значениями лю́лька, зеленя́, брéшет и т. д.[83][84][85] Ещё один крупный ареал, сопоставимый по охвату с наречиями, занимают переходные среднерусские говоры. Они не имеют общих для них собственных диалектных черт и характеризуются сочетанием тех или иных особенностей двух наречий: весь ареал среднерусских говоров охватывает, с одной стороны, севернорусское взрывное произношение /г/, с другой стороны — южнорусское аканье[82][86]. Для говоров позднего формирования характерны отсутствие чёткого диалектного деления, пестрота небольших ареалов, наличие смешанных говоров переселенцев из разных регионов, преимущественно повторение черт, известных в ареалах территории раннего формирования[87].

Согласно диалектному членению русского языка, предложенному в 1965 году К. Ф. Захаровой и В. Г. Орловой, в составе наречий и среднерусских говоров выделяются следующие группы говоров и говоры, не образующие самостоятельных групп[88][89]:

Кроме наречий и групп говоров, выделяются также особые ареальные единицы — диалектные зоны, выполняющие вспомогательную роль: западная, северная, северо-западная, северо-восточная, южная, юго-западная, юго-восточная и центральная[95][96][97].

Формирование современных русских диалектных групп происходило в результате различного рода взаимодействий, преобразований и перегруппировок диалектов древнерусского языка[98]. На основе новгородского и ростово-суздальского диалектов сложились северное наречие и при взаимодействии с южнорусской диалектной областью среднерусские говоры[99][100]. Южное наречие сформировалось на основе южнорусского акающего диалекта и испытавшего влияние акающих говоров смоленско-полоцкого диалекта[101].

Диалектные различия в русском языке, как правило, выражены не настолько сильно, чтобы препятствовать взаимопониманию между носителями говоров из разных регионов, а также между носителями говоров и литературного языка. Широкое распространение СМИ, введение всеобщего образования, масштабные миграции населения в XX веке способствовали стиранию диалектных различий и сужению круга лиц, использующих говоры в чистом виде. Традиционные говоры сохраняются только сельским населением (в основном старшим поколением), городское население владеет говорами только в размытом виде, через посредство просторечия[102].

Письменность

Для письма в русском языке используется алфавит, основанный на кириллице; современный русский алфавит — это кириллица в гражданской модификации. Кириллический алфавит был создан на основе византийского греческого алфавита с добавлением букв для обозначения специфических славянских фонем. На Руси кириллица появилась не позднее начала X века и широко распространилась в процессе христианизации. C X по XVIII век тип шрифта кириллицы претерпевал изменения — в разное время распространялись устав, полуустав, скоропись и т. д. С XVIII века кириллический алфавит применяется только для религиозной литературы, во всех прочих сферах используется гражданский шрифт, введённый Петром I в 1708 году. В дальнейшем графика и орфография пережили ряд преобразований (наиболее значительные изменения были приняты во время реформы 1918 года), в результате которых были исключены буквы і, ѣ, ѳ и ѵ, введены буква й и факультативно буква ё. В настоящее время повсеместно распространены графика и орфография, принятые в 1918 году; лишь в небольшой части изданий русского зарубежья сохраняется орфография старого стиля[58][103].

Алфавит русского языка, включающий 33 буквы[~ 6][104]:

А а Б б В в Г г Д д Е е Ё ё Ж ж З з И и Й й
К к Л л М м Н н О о П п Р р С с Т т У у Ф ф
Х х Ц ц Ч ч Ш ш Щ щ Ъ ъ Ы ы Ь ь Э э Ю ю Я я

Орфография русского языка относится к морфологическому типу с элементами фонетического и традиционного типов. Разновидности морфемы с отличием в позициях фонем пишутся одинаково: водá [вʌдá] — вóды [вóды], дуб [дуп] — дубы [дубы]. Фонетический принцип используется в небольшом числе случаев: в написании приставок с конечной фонемой /з/: разбить, безоружный (перед буквой, передающей гласную и звонкую согласную), но воспалённый, исписать (перед буквой, передающей глухую согласную); в написании ы вместо и в начале корня после приставок с твёрдой согласной на конце: предыстория, разыграть и т. д. Немногочисленны случаи и традиционного типа написания: собака, генеалогия, колибри, расти, доброго, ночь (но луч) и т. д.[105]

Ударение в русском языке на письме обычно не выделяется, одним из возможных случаев проставления знака ударения ´ над гласной буквой является необходимость различения омографов: зáмок и замóк[106].

История

В истории русского языка выделяются три основных периода:

  • древнерусский,
  • старорусский,
  • период национального языка[16].

Древнерусский период, традиционно рассматриваемый в русистике как начальный этап исторического развития русского языка, фактически является историей древнерусского языка — предка всех современных языков восточнославянской группы[107][108].

Древнерусский период

Началом древнерусского периода принято считать процесс обособления восточных славян из общеславянского единства и появление первых восточнославянских языковых черт (VI—VII века). Основная часть этого периода (IX—XIV века) приходится на эпоху формирования, развития и распада древнерусского языка, сложившегося на базе восточных праславянских диалектов[109][110].

Для древнерусского периода была характерна культурно-языковая ситуация диглоссии, при которой язык письменности (церковнославянский), воспринимаемый русскими как наддиалектная стандартизированная разновидность родного языка, сосуществовал с языком повседневного общения (собственно древнерусским). Несмотря на то, что оба идиома в Древнерусском государстве охватывали разные сферы функционирования, они активно взаимодействовали друг с другом — в живой древнерусский язык проникали особенности книжного церковнославянского языка древнерусской литературы, а церковнославянский язык усваивал восточнославянские языковые элементы (что положило начало формированию его особой местной разновидности — древнерусского извода)[111].

В отличие от церковнославянского, древнерусский язык представлен меньшим числом памятников — в основном это частные письма на бересте (из Новгорода, Смоленска, Звенигорода-Галичского и других городов) и отчасти документы юридического и делового характера. Кроме того, проникновение различных элементов наддиалектного древнерусского языка отмечается в созданных на Руси церковнославянских литературных памятниках, включая старейшие Новгородский кодекс (1-я четверть XI века), Остромирово Евангелие (1056 / 1057 годы) и другие. Древнерусские памятники написаны кириллицей, текстов на глаголице не сохранилось[111].

На всём протяжении древнерусского исторического периода на будущей великорусской территории, с одной стороны, происходит сближение языковых особенностей древненовгородского и остальных диалектов Северо-Восточной Руси[112], с другой стороны — формируются языковые различия, отдаляющие север и северо-восток Руси от запада и юго-запада. К XIV веку процесс образования языковых особенностей усиливается в результате объединения северо-восточных территорий Руси под властью Московского княжества и обособления западных и юго-западных территорий под властью Великого княжества Литовского и Польши. К XIV—XV векам древнерусский язык распался на три отдельных восточнославянских языка[113][114].

Старорусский период

Старорусский (или великорусский) период охватывает временной отрезок с XIV по XVII век. В этот период начинают формироваться фонетическая и грамматическая системы, близкие системам современного русского языка, происходят такие языковые изменения, как[10][114][115]:

  • изменение е в о после мягких согласных перед твёрдыми: [н’ес] > [н’ос];
  • окончательное формирование системы оппозиций твёрдых / мягких и глухих / звонких согласных;
  • замена согласных ц, з, с в формах склонения на к, г, х (рукѣ, ногѣ, сохѣ вместо руцѣ, нозѣ, сосѣ); в украинском и белорусском языках такие падежные чередования сохраняются: укр. на руці, на нозі; белорус. на руцэ, на назе;
  • утрата категории двойственного числа;
  • утрата формы звательного падежа, которая стала заменяться формой именительного падежа (брат!, сын!), особая звательная форма сохраняется в украинском и белорусском языках: укр. брате!, сыну!; белорус. браце!;
  • появление флексии у существительных в форме именительного падежа множественного числа (города, дома, учителя); в украинском и белорусском подобная флексия отсутствует: укр. городи, доми, вчителі; белорус. гарады, дамы, вучыцелі;
  • унификация типов склонения;
  • изменение адъективных окончаний [-ыи̯], [-ии̯] в [-ои̯], [-еи̯] (простый, сам третий изменяются в простой, сам третéй);
  • появление форм повелительного наклонения с к, г вместо ц, з (пеки вместо пеци, помоги вместо помози) и на -ите вместо -ѣте (несите вместо несѣте);
  • закрепление в живой речи одной формы прошедшего времени у глаголов — бывшего причастия на , входившего в состав форм перфекта;
  • появление таких общевеликорусских слов, как крестьянин, мельник, пашня, деревня и многих других.

Среди диалектов, сложившихся на будущей великорусской территории во второй половине XII — первой половине XIII века (новгородский, псковский, смоленский, ростово-суздальский и акающий диалект верхней и средней Оки и междуречья Оки и Сейма), ведущим становится ростово-суздальский, в первую очередь его московские говоры[114]. Со второй четверти XIV века Москва становится политическим и культурным центром великорусских земель, а в XV веке под властью Москвы объединяются обширные русские земли, включённые в Великое княжество Московское. На основе главным образом московских говоров, а также некоторых языковых элементов других русских диалектов (рязанских, новгородских и т. д.) к XVI веку постепенно вырабатываются нормы московской разговорной речи, сочетающие в себе севернорусские (согласная взрывного образования г, твёрдое т в окончаниях глаголов 3-го лица и т. д.) и южнорусские черты (аканье и т. д.). Московское койне становится образцовым, распространяется в остальных русских городах и оказывает сильное влияние на древнерусский письменный язык. На языке с московской разговорной основой были написаны многие официальные документы и произведения XV—XVII веков («Хожение за три моря» Афанасия Никитина, сочинения Ивана IV Грозного, «Повесть о Петре и Февронии Муромских», «Повесть о псковском взятии», сатирическая литература и т. д.)[116]. В XIV—XVII веках постепенно формируется литературное двуязычие, сменившее диглоссию: церковнославянский язык русского извода продолжает сосуществовать с собственно русским литературным языком с народной речевой основой[107]. Между данными идиомами возникают различные переходные типы. В литературно-языковых процессах отмечаются противоречивые тенденции: с одной стороны, с конца XIV века появляется литература разных жанров на народно-речевой основе, доступная широким слоям русского общества, с другой — под влиянием так называемого второго южно­сла­вян­ского влияния усиливается архаизация языка многих произведений; формируемое при этом книжное «плетение словес» всё сильнее расходится с народной речью того времени[10].

В старорусский период изменяется диалектное членение русского языка, к XVII веку формируются две большие диалектные группировки — севернорусское и южнорусское наречия, а также переходные между ними среднерусские говоры[98].

Период русского национального языка

С середины XVII века складывается русская нация и начинает формироваться русский национальный язык на основе московского койне. Формированию и развитию национального языка способствует более широкое распространение письменности, образования и науки[117][118].

В период русского национального языка устраняется литературное двуязычие. Со второй половины XVI века сфера употребления церковнославянского языка постепенно сужается, и к рубежу XVII—XVIII веков он сохраняется лишь как язык литургии. Церковнославянизмы, включённые в состав русского литературного языка, становятся стилистически нейтральными или включаются в общий разряд архаизмов и уже не воспринимаются как элементы иного языка[10].

Нормы русского литературного языка вырабатываются в XVII—XVIII веках. К середине XVIII века складывается устно-разговорная разновидность литературного стандарта. В 1755 году М. В. Ломоносов создаёт первую грамматику, закрепляющую нормы русского литературного языка («Российская грамматика»). Стабилизация норм, совершенствование стилистических средств, пополнение словарного фонда находят своё отражение в творчестве А. Д. Кантемира, В. К. Тредиаковского, М. В. Ломоносова, А. П. Сумарокова, Н. И. Новикова, Д. И. Фонвизина, Г. Р. Державина, Н. М. Карамзина, И. А. Крылова, А. С. Грибоедова, А. С. Пушкина. Наибольший отклик в русском обществе получил синтез русских разговорных, иностранных и церковнославянских элементов, характерный для литературных произведений А. С. Пушкина. Именно в этой форме русский язык в целом сохраняется до настоящего времени. Нормы русского языка пушкинской эпохи совершенствовались в дальнейшем в творчестве писателей XIX — начала XX века — М. Ю. Лермонтова, Н. В. Гоголя, И. С. Тургенева, Ф. М. Достоевского, М. Е. Салтыкова-Щедрина, Л. Н. Толстого, А. П. Чехова, М. Горького, И. А. Бунина и других. Также на углубление и совершенствование норм русского литературного языка с середины XIX века большое влияние оказал язык русской науки и публицистики[119].

В период русского национального языка отмечаются активное проникновение в русскую речь и письменность иностранных заимствований и калькирование по иноязычным моделям. Наиболее сильно активизировался этот процесс в эпоху Петра I. Если в XVII веке основным источником заимствований был польский язык (часто заимствования из западноевропейских языков попадали в русский через посредство польского языка), то в начале XVIII века доминируют немецкий и голландский языки, в XIX веке наступает эпоха французского языка, а во второй половине XX — начале XXI — главным источником заимствований становится английский язык. Обогащению лексического фонда способствуют активное развитие науки, техники и культуры, расширение международных связей. Существенные изменения словарного состава были вызваны также политическими преобразованиями в русском обществе в XX веке (Октябрьская революция, распад СССР)[117].

В 1708 году проводится разделение гражданского и церковнославянского алфавитов. В 1918 году осуществляется реформа русского правописания, в 1956 году вводятся менее существенные орфографические изменения[120].

В период русского национального языка замедляются процессы диалектного дробления, при этом резко усиливается процесс нивелировки территориальных диалектов. Русские говоры становятся «низшей языковой формой» и вытесняются устно-разговорной разновидностью литературного языка[10][118].

В XX веке русский язык вошёл в число так называемых мировых (глобальных) языков. Распространение русского языка во многом стало следствием расширения границ и сфер влияния Российской империи, затем СССР, а ныне Российской Федерации, которая является самым крупным по площади суверенным государством планеты.

На завершающем этапе исторического развития русский язык обрёл черты полифункционального средства общения, применимого во всех сферах жизни общества и зафиксированного строго кодифицированными языковыми нормами[10].

Лингвистическая характеристика

Фонетика и фонология

Гласные

Вокализм русского литературного языка представлен 5 или 6 гласными фонемами[~ 4]. Гласные различаются по степени подъёма языка, по ряду и по наличию или отсутствию лабиализации[121][122]:

Подъём Ряд
Передний Средний Задний
нелабиализованные лабиализованные
Верхний /и/ (/ы/) /у/
Средний /е/ /о/
Нижний /а/

Фонема /и/ после мягких согласных и в начале слова представляет собой звук переднего ряда [и], а после твёрдых согласных — звук среднего ряда [ы]. Также /и/ и /ы/ могут рассматриваться как две разные фонемы[~ 4]. Сильная позиция для гласных — под ударением, в безударной позиции некоторые гласные фонемы (/о/ и /а/, в позиции после мягких согласных — также /е/) могут ослабляться и в ряде случаев не различаться (подвергаются редукции): в[ó]ды — в[ʌ]дá, [л’е]с— [л’ие]сá[123][124]. Помимо изменений гласных фонем в безударных слогах к важным позиционным реализациям гласных относится также изменение /и/ в звук среднего ряда [ы] после твёрдых согласных фонем: игра — под[ы]грывать, в‿[ы]гре[125].

Гласные являются, как правило, слоговыми (слогообразующими) звуками (как исключение возможна факультативная слоговость сонорных согласных в случаях типа театр, вопль)[125].

Согласные

Система консонантизма русского литературного языка насчитывает 37 согласных фонем. Выделяют две группы согласных — сонорные и шумные; и те, и другие различаются по месту и способу образования (в скобки взяты позиционные варианты фонем, в парах согласных слева приведены глухие согласные, справа — звонкие)[121][126][127]:

по способу образования по месту образования
губные переднеязычные средне-
язычные
задне-
язычные
губно-
губные
губно-
зубные
зубные пост-
альвеол.
шумные взрывные тв. /п/ /б/ /т/ /д/ /к/ /г/
м. /п’/ /б’/ /т’/ /д’/ /к’/ /г’/
аффрикаты тв. /ц/ ([д͡з])
м. /ч/ ([д͡ж’])
фрикативные тв. /ф/ /в/ /с/ /з/ /ш/ /ж/ /х/ ([ɣ])
м. /ф’/ /в’/ /с’/ /з’/ /щ/ /ж̅’/ /х’/
сонорные носовые тв. /м/ /н/
м. /м’/ /н’/
боковые тв. /л/
м. /л’/
скользящие м. /j/
дрожащие тв. /р/
м. /р’/

Согласные фонемы /ж̅’/ и /щ/ противопоставлены всем остальным как долгие согласные кратким. Щелевой (фрикативный) вариант согласной /г/ — [ɣ] — отмечается только в единичных лексемах, в частности, в междометиях «го́споди», «ей-бо́гу», «ага́»[121][128].

По мягкости / твёрдости и по глухости / звонкости согласные могут быть как парными, так и не образующими пар: только твёрдыми могут быть /ж/, /ш/, /ц/ и только мягкими /ж̅’/, /щ/, /ч/, /j/; только глухими /ц/, /ч/, /х/, /х’/ и только звонкими все сонорные согласные. Особые группы составляют шипящие (/ш/, /ж/, /щ/, /ж̅’/, /ч/) и свистящие согласные (/с/, /з/, /с’/, /з’/, /ц/)[129].

Сильная позиция для согласных — перед гласной. Парные звонкие согласные оглушаются перед глухими согласными и в конце слова (ду[б]ы — ду[п], в коро[б]е — коро[п]ка), парные глухие согласные озвончаются перед звонкими (ко[с’]ить — ко[з’]ба). В ряде позиций не различаются согласные, парные по твёрдости / мягкости. Перед мягкими зубными (кроме /л’/) смягчаются твёрдые зубные /с/, /з/ и /н/: боро[з]да — боро[з’д’]ить. Перед всеми согласными, кроме мягких губных и /j/, отвердевают мягкие губные: ру[б’]ить — ру[б]лю. Согласные /с/, /с’/, /з/, /з’/ перед шипящими /ш/, /щ/, /ж/, /ч/ заменяются на шипящие: [с]крепить — [ш]шить (сшить) и т. д.[130][131]

Просодия

Ударение в русском языке — динамическое, или силовое (один из слогов словоформы — ударный — выделяется среди прочих более напряжённой артикуляцией), разноместное (не прикреплённое к какому-либо определённому слогу по отношению к началу или концу словоформы), подвижное — в разных формах одного слова могут быть ударными разные слоги и разные морфемы (голова́ — го́лову — голо́в)[13].

В то же время в русском языке отмечаются признаки морфологизованности ударения: одна из закономерностей его изменения связана с местом ударения по отношению к морфемному членению слова. Различают словоформы с ударением на основе и словоформы с ударением на флексии: дорóг-а (дорóг-и, дорóг-е, дорóг-у и т. д.) и черт-á (черт-ы́, черт-é, черт-у́ и т. д.). Ударение играет сонологическую (смыслоразличительную) роль (се́ло — село́). Простейшие по структуре служебные слова могут объединяться с соседним знаменательным словом в единое фонетическое слово (с одним ударением): на берегý, нé был, пó два, перед дóмом. Для ряда слов, прежде всего сложных, возможно, помимо основного, побочное (ослабленное) ударение: парово̀зострое́ние, вы̀шеизло́женный[129][132].

Для русского языка фонематически значимые различия долготы и тона нехарактерны. Удлинение гласного может отмечаться в эмфатически окрашенных контекстах в устной речи: Ну о-о-очень интересная книга![129].

Морфонология

В русских словах на стыке морфемного шва наблюдаются различного рода фузионные явления. Чаще всего это чередования фонем, реже встречаются линейные преобразования основ — усечение и наращение (высок-ий — выш-е, рву-т — рв-ать). В словообразовании представлено совмещение (наложение) соседних морфов: курский (-ск — часть корня и одновременно суффикс). Основная часть морфонологических явлений в русском языке как в языке с развитой суффиксацией отмечается на стыке корня и суффикса[13][133][134]. Формулы минимального вида корневого морфа в знаменательных частях речи: CVC — в именах, CV и CVC — в глаголе, формулы остальных морфов (префикса, суффикса и т. д.) принимают виды C, CV, VC. В неминимальном виде морфы расширяются повторением минимальных структур. Типичный вид морфа флексии — V, VC или VCV[135].

В русском языке представлены такие морфонологические чередования фонем, как[136]:

  • вокалические: /о/ ~ ø, /е/ ~ ø, /и/ ~ ø, или беглость гласных: сон-ø — сн-а, рвать — рыв-ок; /о/ ~ /а/: откопать — от-кáп-ыва-ть;
  • консонантные: парные твёрдые ~ парные мягкие согласные (кроме заднеязычных): горо/д/ — в горо/д’/-е; парно-твёрдые шумные зубные ~ шипящие согласные (/т/ ~ /ч/, /д/ ~ /ж/, /ст/ ~ /щ/ и т. п.), твёрдые губные ~ сочетания губной и /л’/ (/б/ ~ /бл’/ и т. п.): пря/т/ать — пря/ч/-ут, дре/м/ать — дре/мл’-у/т и другие чередования.

Орфоэпия

Русское литературное произношение исторически сложилось на основе московского койне (речи жителей Москвы). После переноса столицы России в Санкт-Петербург сформировались два равноправных варианта русской литературной произносительной нормы, сосуществующие в течение двух столетий, — так называемое московское произношение (со старшей и младшей нормами) и петербургское произношение, сложившееся на старомосковской основе. Фактически в настоящее время сформировалась единая русская произносительная норма, включившая как московские, так и петербургские орфоэпические особенности[137][138][139].

Морфология

Общие сведения

Русский — язык преимущественно флективный, синтетический. Для него характерна развитая система словоизменения, реализуемая в основном с помощью окончаний (флексий) и реже суффиксов. Имеются также элементы агглютинации: постфиксы -ся / -сь, -те. Словоформы в русском языке представлены прежде всего синтетическим типом — из нескольких морфов (чаще от двух до четырёх). Наряду с синтетическим (внутрисловным) выражением грамматических значений слов встречается и аналитическое (вне пределов слова, средствами контекста). Иногда аналитические конструкции могут выступать как единственно возможные — формы «будущего сложного» времени глаголов несовершенного вида (бу́ду говори́ть), формы сослагательного наклонения (говори́л бы), выражение категорий существительных общего рода (кру́глый сирота́ — кру́глая сирота́), слова pluralia tantum и т. д.[13][140]

В русском языке все слова принадлежат обширным грамматическим классам — частям речи. Выделяют три типа частей речи: знаменательные (имя существительное, имя прилагательное, имя числительное, местоимение, глагол, наречие), служебные (частицы, союзы, предлоги) и междометия[141][142]. Помимо указанных десяти иногда выделяются и другие части речи, статус которых не является общепризнанным. Так, например, в качестве особой знаменательной части речи выделяют так называемые предикативы, или слова «категории состояния». В отдельные части речи некоторыми исследователями русской грамматики выделяются также причастие и деепричастие[143].

Имя существительное

Имя существительное в русском языке характеризуется грамматическими категориями рода и одушевлённости / неодушевлённости, изменяется по числам и падежам (кроме некоторых групп слов, таких как, например, существительные pluralia tantum, не имеющие категории рода и не изменяющиеся по числам)[144][145]. С формальной точки зрения синтаксические функции существительного — это функции подлежащего, именного сказуемого и дополнения. С точки зрения семантики функции существительного в предложении — это выражение субъекта действия или состояния, объекта действия или состояния, предикативного признака, атрибута, обстоятельственного квалификатора[142].

Категория рода в имени существительном является несловоизменительной. Помимо существительных трёх основных родов (мужского, женского и среднего), выделяется группа слов общего рода (сирота́, пла́кса, недотро́га). Различия по роду выражаются только для форм единственного числа, морфологически (с помощью флексий) и синтаксически (с помощью согласуемых с существительными слов)[145][146].

Каждое существительное принадлежит к одному из двух разрядов, одушевлённому (названия лиц и животных) и неодушевлённому (все остальные существительные, включая собирательные — наро́д, ста́я). Одушевлённость выражается совпадением формы винительного падежа с формой родительного падежа для всех одушевлённых существительных во множественном числе и для слов мужского рода I склонения в единственном числе. У неодушевлённых существительных формы винительного совпадают с формой именительного падежа[145][147].

Категория числа строится как противопоставление существительных двух чисел — единственного и множественного. Формы двойственного числа, присущие древнерусскому языку, утрачены, сохраняются лишь остаточные явления в названиях парных предметов (о́чи, у́ши, пле́чи). Имеются группы существительных с абстрактным, собирательным и вещественным значением, представленные формами только единственного числа singularia tantum: толщина́, зверьё, молоко́ или только множественного числа pluralia tantum: хло́поты, фина́нсы. Синтаксически категория числа выражена числовой формой согласуемого или координируемого слова (для несклоняемых существительных синтаксический способ — единственный: но́вое пальто́ — но́вые пальто́, одно́ пальто́ — три пальто́)[145][148].

Отношение имён существительных к другим словам в словосочетании и предложении выражается падежными формами — противопоставляются шесть падежей, различающихся флексиями. Выражение падежных форм существительных дублируется формами падежей согласуемых с ними прилагательных и подобных им слов. Именительный падеж рассматривается как прямой, все остальные — как косвенные. Помимо шести падежей, сохраняются остатки форм древнего звательного падежа (Бо́же, Го́споди, о́тче)[149]. Кроме того, ряд исследователей русского языка, в частности А. А. Зализняк, выделяет дополнительные падежи: второй родительный (партитив), второй предложный (локатив) и другие. Статус данных падежных форм является спорным, поскольку они характеризуются узкой семантикой, охватывают ограниченный круг слов и не представлены во множественном числе. Соответственно, вопрос о наличии в русском языке более шести падежей является дискуссионным. Обычно формы существительных, выделяемые как формы второго родительного, второго предложного и других падежей, рассматриваются в рамках шестипадежной системы как имеющие, наряду с основной, дополнительную форму с особой семантикой[150].

Выделяют три типа склонения существительных. Наиболее чётко данные типы различаются в формах единственного числа[151][152]:

  • I тип — существительные мужского рода с нулевой флексией в именительном падеже: стол, конь; среднего рода с флексией // (на письме и ): окно́, по́ле; мужского рода с флексией //: доми́шко, волчи́ще, подмасте́рье;
  • II тип — существительные женского, мужского и общего рода с флексией // (на письме и ) в именительном падеже: ка́рта, земля́, ю́ноша, сирота́;
  • III тип — существительные женского рода с основой на мягкую согласную или на шипящую и с нулевой флексией в именительном падеже: о́бласть, ночь; существительное мужского рода путь; существительные среднего рода бре́мя, вре́мя, вы́мя, зна́мя, и́мя, пле́мя, пла́мя, се́мя, стре́мя, те́мя и дитя́.

Парадигма падежных форм существительных единственного числа[151]:

Падеж I тип склонения II тип склонения III тип склонения
Именительный стол конь окно́ по́ле ка́рта земля́ сирота́ степь путь и́мя
Родительный стола́ коня́ окна́ по́ля ка́рты земли́ сироты́ степи́ пути́ и́мени
Дательный столу́ коню́ окну́ по́лю ка́рте земле́ сироте́ степи́ пути́ и́мени
Винительный стол[~ 7] коня́[~ 8] окно́[~ 7] по́ле[~ 7] ка́рту зе́млю сироту́ степь путь и́мя
Творительный столо́м конём окно́м по́лем ка́ртой, -ою землёй, -ёю сирото́й, -о́ю сте́пью путём и́менем
Предложный (о) столе́ (о) коне́ (об) окне́ (о) по́ле (о) ка́рте (о) земле́ (о) сироте́ (о) степи́ (о) пути́ (об) и́мени

В некоторых случаях в склонении существительных единственного числа отмечается ряд особенностей: так, у целого ряда существительных I склонения мужского рода в родительном падеже возможны окончания наряду с (ча́ю, са́хару); у существительных I склонения мужского рода в предложном падеже наблюдается ударное окончание -у́, а у существительных III склонения женского рода в предложном падеже — окончание -и́ (в лесу́, на берегу́, в степи́); у существительных I склонения мужского рода на -ий и среднего рода на -ие в предложном падеже, а также у существительных II склонения на -ия в дательном и предложном падежах наблюдается флексия (о санато́рии, о зна́нии, к ли́нии, о ли́нии) и т. д.[153]

Парадигма падежных форм существительных множественного числа[151]:

Падеж мужской род средний род женский род, общий род
Именительный столы́ ко́ни боя́ре о́кна поля́ имена́ ка́рты зе́мли сиро́ты сте́пи
Родительный столо́в коне́й боя́р о́кон поле́й имён карт земель сиро́т степе́й
Дательный стола́м коня́м боя́рам о́кнам поля́м имена́м ка́ртам зе́млям сиро́там степя́м
Винительный столы́[~ 7] коне́й[~ 8] боя́р[~ 8] о́кна[~ 7] поля́[~ 7] имена́[~ 7] ка́рты[~ 7] з́емли[~ 7] сиро́т[~ 8] сте́пи[~ 7]
Творительный стола́ми коня́ми боя́рами о́кнами поля́ми имена́ми ка́ртами зе́млями сиро́тами степя́ми
Предложный (о) стола́х (о) коня́х (о) боя́рах (об) окна́х (о) поля́х (об) имена́х (о) ка́ртах (о) зе́млях (о) сиро́тах (о) степя́х

Как формы множественного числа склоняются существительные pluralia tantum. Для целого ряда существительных I склонения мужского рода в именительном падеже характерно окончание или : сту́лья; ребя́та; господа́, хозя́ева; года́, края́; адреса́, учителя́; молдава́не, крестья́не; боя́ре. Ряд существительных I склонения среднего рода имеют в именительном падеже флексию : я́блоки; коле́ни, пле́чи. Некоторые слова I склонения мужского рода имеют в родительном падеже нулевую флексию: крестья́н; ребя́т; боти́нок; грамм; солда́т; муже́й (-ей входит в основу). Флексия родительного падежа -ей отмечается после парных мягких согласных и шипящих (ноже́й, жи́телей), но не после согласной /j/ (музе́й — музе́ев). Среди слов II склонения флексия -ей встречается чаще всего у ряда слов с основой на сочетание согласных: ца́плей, приго́ршней, а также у ряда слов мужского рода: ю́ношей, дя́дей. Форма родительного падежа на -ов отмечается у слов I склонения среднего рода: дере́вьев; очко́в; пле́чиков; облако́в[154].

Ряд существительных склоняются по адъективному типу: портно́й, лесни́чий, запята́я. Некоторые существительные являются несклоняемыми: многие слова иноязычного происхождения, оканчивающиеся на гласную (пальто́, ра́дио, кака́о, в том числе имена собственные — Гёте, Золя́, Чика́го); фамилии на -ко типа Шевче́нко; женские фамилии на согласную (Гри́нберг, Засу́лич); буквенные аббревиатуры и звуковые аббревиатуры на гласную (СНГ, ЭВМ, гороно́); сложносокращённые слова типа завка́федрой, комро́ты[145][155].

Имя прилагательное

Имя прилагательное, выражающее значение непроцессуального признака предмета, характеризуется словоизменительными категориями рода, числа и падежа. По значению прилагательные делят на качественные и относительные. Для качественных прилагательных характерна категория степени сравнения (положительная, сравнительная и превосходная, при этом прилагательные положительной степени имеют полные и краткие формы). В состав относительных входит группа притяжательных прилагательных. В широком понимании по сходству словоизменения в состав класса прилагательных включают также порядковые числительные (пе́рвый, второ́й) и местоименные прилагательные (тако́й, любо́й)[156][157]. С формальной точки зрения синтаксические функции прилагательного — это согласованное определение при существительном и именное сказуемое. С точки зрения семантики функции прилагательного в предложении — выражение атрибута и предикативного признака[142][158].

Родовые формы прилагательного указывают на род того существительного, с которым они согласуются (в словосочетании) или координируются (в предложении). Также родовые формы прилагательного могут указывать на пол лица, например, в сочетании с существительными общего рода: ма́ленький пла́кса — ма́ленькая пла́кса[159][160].

Число прилагательных является показателем синтаксической связи между прилагательным и определяемым словом. В ряде случаев форма множественного числа прилагательного употребляется с существительными в единственном числе: при одновременной отнесённости признака к нескольким предметам — стро́гие м́ама и па́па; в конструкциях с числительными два, три, четы́ре — два кирпи́чных столба́[159].

Падежные формы прилагательных зависят от падежных форм существительных, дублируя их выражение. Склоняются только полные формы прилагательных. Отличаются от основного (адъективного) типа склонения падежные формы прилагательных с суффиксом -ин (дя́дин), -ий (во́лчий) и -ов (отцо́в), относящиеся к смешанному (местоименному и притяжательному) типу. Особое место занимают несклоняемые прилагательные (цвет беж, цвет ха́ки, вес бру́тто) с нулевым склонением[161][162][163].

Склонение прилагательных с твёрдой основой на примере слов молодо́й и бе́лый[164][165]:

Падеж Единственное число Множественное число
Мужской род Средний род Женский род
Именительный молодо́й / бе́лый молодо́е / бе́лое молода́я / бе́лая молоды́е / бе́лые
Родительный молодо́го / бе́лого молодо́й / бе́лой молоды́х / бе́лых
Дательный молодо́му / бе́лому молодо́й / бе́лой молоды́м / бе́лым
Винительный неодуш. молодо́й / бе́лый молодо́е / бе́лое молоду́ю / бе́лую молоды́е / бе́лые
одуш. молодо́го / бе́лого молоды́х / бе́лых
Творительный молоды́м / бе́лым молодо́й, -о́ю / бе́лой, -ою молоды́ми / бе́лыми
Предложный (о) молодо́м / (о) бе́лом (о) молодо́й / (о) бе́лой (о) молоды́х / (о) бе́лых

Склонение прилагательных с мягкой основой и с основой на заднеязычные согласные /к/, /г/, /х/ на примере слов си́ний и ди́кий[164][166]:

Падеж Единственное число Множественное число
Мужской род Средний род Женский род
Именительный си́ний / ди́кий си́нее / ди́кое си́няя / ди́кая си́ние / ди́кие
Родительный си́него / ди́кого си́ней / ди́кой си́них / ди́ких
Дательный си́нему / ди́кому си́ней / ди́кой си́ним / ди́ким
Винительный неодуш. си́ний / ди́кий си́нее / ди́кое си́нюю / ди́кую си́ние / ди́кие
одуш. си́него / ди́кого си́них / ди́ких
Творительный си́ним / ди́ким си́ней, -ею / ди́кой, -ою си́ними / ди́кими
Предложный (о) си́нем / (о) ди́ком (о) си́ней / (о) ди́кой (о) си́них / (о) ди́ких

Склонение прилагательных с суффиксом -ов по притяжательному типу на примере слова отцо́в[167][168]:

Падеж Единственное число Множественное число
Мужской род Средний род Женский род
Именительный отцо́в отцо́во отцо́ва отцо́вы
Родительный отцо́ва отцо́вой отцо́вых
Дательный отцо́ву отцо́вой отцо́вым
Винительный неодуш. отцов отцо́во отцо́ву отцо́вы
одуш. отцо́ва отцовых
Творительный отцо́вым отцо́вой, -ою отцо́выми
Предложный (об) отцо́вом (об) отцо́вой (об) отцо́вых

Прилагательные с основой на -ин, -ий изменяются по местоименному типу, имея отличные от адъективного типа флексии в именительном (дя́дин, дя́дино, дя́дина, дя́дины; ли́сий, ли́сье, ли́сья, ли́сьи) и винительном падежах (дя́дин / дя́диного, дя́дино, дя́дину, дя́дины / дя́диных; ли́сий / ли́сьего, ли́сье, ли́сью, ли́сьи / ли́сьих)[161][169].

Краткие (предикативные) формы прилагательных образуются от полных (атрибутивных) форм (хотя исторически краткие формы первичны) заменой адъективных окончаний окончаниями, совпадающими с флексиями существительных I и II склонения: бе́лый — бел, бела́, бело́, белы́. Краткие формы имеют не все качественные прилагательные, в то же время ряд прилагательных не имеют полных форм — только краткие: рад, гора́зд, до́лжен, малова́т, одинёшенек[158][170][171].

Формы сравнительной степени (компаратив) образуются в основном с помощью суффиксов[158][172][173]:

  • -ее / -ей: до́брый — добре́е / добре́й;
  • : большо́й — бо́льше, иногда отмечаются случаи отсечения согласной -к-, -н- или группы -ок- основы прилагательного (ре́дкий — ре́же, по́здний — по́зже, широ́кий — ши́ре);
  • -ше: в единичных словоформах типа ста́рый — ста́рше.

Формы превосходной степени (суперлатив) образуются с помощью суффикса -ейш- (-айш-): до́брый — добре́йший, сла́дкий — сладча́йший. Существуют также формы превосходной степени, образуемые с помощью префикса -наи: бо́льший — наибо́льший[158][174].

Форма сравнительной степени является неизменяемой, прилагательные превосходной (как и положительной) степени характеризуются категориями рода, числа и падежа. Значения сравнительной и превосходной степени могут выражаться также аналитическими формами: краси́вый — бо́лее краси́вый — са́мый краси́вый[158].

Числительное

В отличие от остальных знаменательных частей речи русского языка, у числительного (как и у местоимения) различительные признаки части речи представлены менее чётко. Так, порядковые числительные по морфологическим и синтаксическим признакам не имеют отличий от прилагательных, они объединяются с количественными числительными только семантикой и тем, что формально являются производными от количественных числительных и входят в структуру составных наименований. Морфологические и синтаксические особенности присущи лишь количественным числительным: изменяемость только по падежам (кроме слов оди́н, два, о́ба, полтора́) и различие синтаксических связей с существительным в разных падежных формах[143].

В широком понимании, базирующемся на семантике, числительное включает три разряда: количественные (два, пять, два́дцать), собирательные (о́ба, дво́е, пя́теро) и порядковые (пе́рвый, пя́тый, двадца́тый). В узком понимании, рассматривающем морфологические особенности и синтаксические функции, в состав числительных включаются только два разряда, количественные и собирательные[175][176].

Единственное из числительных, изменяющееся по родам, числам и падежам, — оди́н[177]:

Падеж Единственное число Множественное
число
Мужской род Средний род Женский род
Именительный оди́н одно́ одна́ одни́
Родительный одного́ одно́й одни́х
Дательный одному́ одно́й одни́м
Винительный неодуш. оди́н одно́ одну́ одни́
одуш. одного́ одни́х
Творительный одни́м одно́й, -о́ю одни́ми
Предложный (об) одно́м (об) одно́й (об) одни́х

Склонение всех остальных количественных числительных представлено несколькими типами[178]:

  • склонение числительных два, три, четы́ре;
  • склонение числительных от пяти до десяти и числительных на -дцать (оди́ннадцать, двена́дцать и т. д.) и -десят (пятьдеся́т, шестьдеся́т и т. д.);
  • склонение числительных две́сти, три́ста, четы́реста и всех числительных на -сот;
  • склонение числительных со́рок, девяно́сто, сто и числительных полтора́ и полтора́ста;
  • склонение числительных о́ба, тро́е, че́тверо, немно́го, мно́го, сто́лько, ско́лько, не́сколько.

Склонение количественных числительных два и полтора́, а также собирательного числительного о́ба, изменяющихся по родам и числам[179]:

Падеж Мужской и средний род Женский род
Именительный два / о́ба / полтора́ две / о́бе / полторы́
Родительный двух / обо́их / полу́тора двух / обе́их / полу́тора
Дательный двум / обо́им / полу́тора двум / обе́им / полу́тора
Винительный неодуш. два / о́ба / полтора́ две / о́бе / полторы́
одуш. двух / обо́их двух / обе́их
Творительный двумя́ / обо́ими / полу́тора двумя́ / обе́ими / полу́тора
Предложный (о) двух / (об) обо́их / (о) полу́тора (о) двух / (об) обе́их / (о) полу́тора

Порядковые числительные склоняются так же, как и прилагательные (тре́тий — как прилагательное ли́сий, все остальные — как бе́лый или молодо́й). В составных порядковых числительных (типа ты́сяча девятьсо́т се́мьдесят четвёртый) склоняется только последнее слово. В составных количественных числительных при склонении изменяется каждое слово[179].

Собирательные числительные о́ба, дво́е, тро́е, че́тверо и т. д., а также неопределённо-количественные числительные мно́го, немно́го, сто́лько-то образуют формы косвенных падежей по адъективному типу склонения прилагательных[180].

Местоимение

Так же, как и границы числительного, границы местоимения как отдельной части речи не являются чётко определёнными. Так называемые местоимения-существительные (я, он, себя́, кто и другие) по морфологическим и синтаксическим признакам близки именам существительным. Так называемые местоименные прилагательные (како́й, чей, тот, весь и другие) не имеют отличий от имён прилагательных, местоименные числительные (сто́лько, не́сколько и другие) — от количественных числительных, местоименные наречия (где, когда́, потому́ и другие) — от наречий. Больше всего оснований для выделения в отдельную часть речи имеют местоимения-существительные, обладающие по характеру морфологических свойств особой спецификой: изменение только по падежам, кроме слова он; наличие особых флексий; у некоторых слов — падежный супплетивизм[143][181][182].

Местоименные слова в русском языке могут быть изменяемыми (я, кто, како́й, весь) и неизменяемыми (здесь, почему́, когда́, где). Изменяемые местоимения при этом морфологически разнородны: одна часть их характеризуется только категорией падежа (ско́лько), другая — категорией падежа, рода и одушевлённости / неодушевлённости (кто, что), третья — категориями рода, числа, падежа (како́й, вся́кий) и т. п.[183]

По семантическим основаниям выделяют следующие разряды местоименных слов[182][184]:

Большинство местоименных прилагательных (весь, ниче́й, друго́й, вся́кий, са́мый и т. п.) склоняется по адъективному типу[185]; местоименные числительные (ско́лько, сто́лько-то, ниско́лько) склоняются как собирательные числительные и слово мно́го[186]; особенности в склонении присущи только местоимениям субстантивного типа и отчасти местоименным прилагательным[187].

Склонение личных (первого и второго лиц) и возвратного местоимений-существительных[187][188][189]:

Падеж Единственное число Множественное число Возвратное
1-е лицо 2-е лицо 1-е лицо 2-е лицо
Именительный я ты мы вы
Родительный меня́ тебя́ нас вас себя́
Дательный мне тебе́ нам вам себе́
Винительный меня́ тебя́ нас вас себя́
Творительный мной, -о́ю тобо́й, -о́ю на́ми ва́ми собо́й, -ою
Предложный (обо) мне (о) тебе́ (о) нас (о) вас (о) себе́

Склонение личных местоимений-существительных третьего лица[187][190]:

Падеж Единственное число Множественное
число
Мужской род Средний род Женский род
Именительный он оно́ она́ они́
Родительный его́ её их
Дательный ему́ ей им
Винительный его́ её их
Творительный им ей (е́ю) и́ми
Предложный (о) нём (о) ней (о) них

Склонение указательных местоименных прилагательных[187]:

Падеж Единственное число Множественное
число
Мужской род Средний род Женский род
Именительный тот то та те
Родительный того́ той тех
Дательный тому́ той тем
Винительный неодуш. тот то ту те
одуш. того́ тех
Творительный тем той (то́ю) те́ми
Предложный (о) том (о) той (о) тех

Помимо местоимения себя́, не имеют форм именительного падежа местоимения не́кого, не́чего и друг дру́га. Притяжательные местоимения мой, твой, свой, чей склоняются как прилагательное ли́сий; местоимения наш, ваш, э́тот, сам — как числительное оди́н. Притяжательные местоимения его́, её и их, омонимичные формам родительного падежа местоимения он, не склоняются. В косвенных падежах префиксальных местоимений и слова друг дру́га с предлогами предлог ставится после префикса: не́ с кем, ни от кого́, друг с дру́гом[182][191].

Глагол

Глагол выражает процесс (действие, состояние), он характеризуется такими категориями, как вид, залог, наклонение, время, лицо, число и род (в прошедшем времени и сослагательном наклонении). В предложении глагол выполняет формальную синтаксическую функцию сказуемого[192][193][194].

Исходная форма глагольной парадигмы — инфинитив, его показатель — суффикс -ть: чита-ть[195]. Остальные формы глагола образуются от двух основ — от основы прошедшего времени (чаще всего совпадающей с основой инфинитива) и от основы настоящего времени[194][196].

Возвратные глаголы образуются при помощи постфикса -ся, их основные значения: собственно возвратное (умыва́ться); взаимно-возвратное (целова́ться); безобъектно-возвратное (крапи́ва жжётся); общевозвратное (ра́доваться); косвенно-возвратное (прибира́ться); безличное (хо́чется)[197][198].

Выделяются особые разряды переходных и непереходных глаголов. К первому относятся те глаголы, действие которых направлено на объект, выраженный словом в винительном (реже — родительном) падеже без предлога: оплати́ть прое́зд, дости́чь це́ли. Ко второму относятся все остальные глаголы[199].

Ряд глаголов, не сочетающихся с именительным падежом подлежащего и выражающих процесс без действующего лица или предмета, называют безличными (холода́ет, недостаёт). Они принимают форму инфинитива (зноби́ть, хоте́ться); 3-го лица единственного числа настоящего или будущего времени (зноби́т, бу́дет хоте́ться); среднего рода единственного числа прошедшего времени и сослагательного наклонения (зноби́ло, е́сли бы хоте́лось)[200].

В категории вида противопоставляются две группы глаголов, выражающие целостность / нецелостность действия: совершенные и несовершенные. Ряд глаголов при этом формирует видовые пары: де́лать — сде́лать, говори́ть — сказа́ть. Глаголы совершенного и несовершенного вида могут образовываться друг от друга при помощи префиксации (лечи́ть — вы́лечить) или суффиксации (дать — дава́ть). Значения обоих видов выражают двувидовые глаголы: жени́ть, веле́ть и т. д.[194][201]

Для глагола в русском языке характерны две формы залога: действительный (актив) и страдательный (пассив). Активная конструкция предложения с объектом в форме винительного падежа (Рабо́чие стро́ят дом) противопоставлена пассивной конструкции с субъектом в форме творительного падежа (Дом стро́ится рабо́чими)[202]. Значение страдательного залога выражается при помощи таких средств, как формы страдательных причастий настоящего или прошедшего времени и глаголы с постфиксом -ся в пассивной конструкции, мотивированные глаголами действительного залога без -ся[203].

Глаголы в русском языке в зависимости от системы флексий в личных формах единственного и множественного числа настоящего и будущего времени делят на два спряжения — первое (I) и второе (II)[194][204].

Выделяются пять продуктивных словоизменительных классов глаголов и ряд непродуктивных групп[205]:

  • в зависимости от принадлежности глагола к I или II спряжению;
  • по характеру соотношения основ прошедшего и настоящего времени;
  • по характеру образования формы инфинитива.

Пять продуктивных классов глаголов постоянно пополняются — только к ним относятся все новые глаголы, которые заимствуются из других языков или образуются от русских основ с помощью словообразовательных суффиксов. Непродуктивные группы могут пополняться лишь за счёт приставок и постфиксов[206].

Продуктивные классы[194][207]:

  • 1 класс (I спряжение): чита́-ла — чита́/j-у/т (а — а/j/); чита́-ть (а + ть);
  • 2 класс (I спряжение): владе́-ла — владе́/j-у/т (е — е/j/); владе́-ть (е + ть);
  • 3 класс (I спряжение): рисова́-ла — рису́/j-у/т (ова — у/j/); рисова́-ть (ова + ть);
  • 4 класс (I спряжение): толкну́-ла — толкн-у́т (ну — н); толкну́-ть (ну + ть);
  • 5 класс (II спряжение): ходи́-ла — хо́д-ят (и — ø); ходи́-ть (и + ть).

Непродуктивные глаголы объединяются в большое число групп, классификации которых могут быть различными[194]. Ряд глаголов не входит ни в один из классов и ни в одну из групп, к таким изолированным глаголам относятся так называемые разноспрягаемые глаголы — бежать, хотеть и чтить; имеющие особые, отличные от обоих спряжений, окончания — дать, есть, созда́ть, надое́сть; имеющие супплетивные основы — идти́ (ш-ла — ид-у́т); а также глаголы быть, забы́ть и другие[208][209].

Выделяются три наклонения глагола: изъявительное, повелительное и сослагательное. Изъявительное наклонение обозначает действие, происходящее в настоящем, прошедшем или будущем: читаю, читал, буду читать, почитаю и т. д. Повелительное наклонение выражает побуждение. Различают формы 2-го лица единственного числа (читай, давай читать, почитай) и множественного числа (читайте, давайте читать, почитайте), а также так называемые «формы совместного действия»: (давайте) почитаем. Кроме того, повелительное наклонение может быть выражено при помощи частиц пусть (пускай) или да: Пусть он читает; Да будет мир! Формы сослагательного наклонения (читал бы, читали бы и т. д.) выражают предположительность или возможность действия[210][211][212].

Категория времени характерна для глаголов изъявительного наклонения. В современном русском языке различаются формы настоящего времени (глаголов несовершенного вида), прошедшего времени (глаголов несовершенного и совершенного вида), будущего сложного (глаголов несовершенного вида) и будущего простого (глаголов совершенного вида)[213][214]. Спряжение глаголов настоящего времени и будущего простого времени[215]:

Лицо I спряжение II спряжение
ед. число мн. число ед. число мн. число
1-е лицо несу́, чита́/j-у/ (чита́ю) несём, чита́/j-е/м (чита́ем) кричу́, горю́ кричи́м, гори́м
2-е лицо несёшь, чита́/j-е/шь (чита́ешь) несёте, чита́/j-е/те (чита́ете) кричи́шь, гори́шь кричи́те, гори́те
3-е лицо несёт, чита́/j-е/т (чита́ет) несу́т, чита́/j-у/т (чита́ют) кричи́т, гори́т крича́т, горя́т

Формы атематического спряжения (дать, созда́ть, есть и надое́сть) и формы разноспрягаемых глаголов (хоте́ть, бежа́ть и чтить)[215]:

Лицо Единственное число Множественное число
1-е лицо дам ем хочу́ бегу́ чту дади́м еди́м хоти́м бежи́м чтим
2-е лицо дашь ешь хо́чешь бежи́шь чтишь дади́те еди́те хоти́те бежи́те чти́те
3-е лицо даст ест хо́чет бежи́т чтит даду́т едя́т хотя́т бегу́т чтут / чтят

Формы настоящего времени глагола быть в русском языке утрачены, кроме формы 3-го лица единственного числа есть и редко употребляемой книжной формы 3-го лица множественного числа суть. Полная система личных форм этого глагола (бу́ду, бу́дешь, бу́дет; бу́дем, бу́дете, бу́дут) представляет синтетические формы будущего времени.

Спряжение глаголов будущего времени, образуемых аналитическим способом путём соединения личных форм глагола быть с инфинитивом основного глагола[216]:

Лицо Единственное число Множественное число
1-е лицо бу́ду чита́ть / бу́ду ходи́ть бу́дем чита́ть / бу́дем ходи́ть
2-е лицо бу́дешь чита́ть / бу́дешь ходи́ть бу́дете чита́ть / бу́дете ходи́ть
3-е лицо бу́дет чита́ть / бу́дет ходи́ть бу́дут чита́ть / бу́дут ходи́ть

Формы глаголов прошедшего времени образуются прибавлением к основе прошедшего времени суффикса -л- и родового или числового окончания (исключение составляют глаголы с основой на согласную — привы́к, стерёг, вёз, рос и т. п.)[216][217]:

Единственное число Множественное число
мужской род средний род женский род
чита́л чита́ло чита́ла чита́ли

К так называемым атрибутивным формам глагола относят причастия и деепричастие. Для причастий характерны признаки как глагола, так и прилагательного. Для деепричастия — признаки как глагола, так и наречия. Причастия и деепричастие обозначают дополнительное, сопровождающее действие при основном действии, выраженном глаголом-сказуемым. Они выступают в роли полупредикативных членов предложения, формирующих обособленные его части (причастный и деепричастный обороты)[194][218][219].

Выделяют четыре формы причастий — причастия действительного и страдательного залога, настоящего и прошедшего времени: чита́ющий, чита́вший, чита́емый, чи́танный. Деепричастия глаголов несовершенного вида имеют формы типа чита́я, бу́дучи (с суффиксами , -учи), совершенного вида — типа прочита́в, замёрзши, рассмея́вшись (с суффиксами (-вши), -ши)[220].

Наречие

Наречие называет признак признака или признак предмета. В первом случае наречие выступает в предложении в формально-синтаксической функции обстоятельства, распространяющего предложение в целом (Дóма — ра́дость) или примыкающего к глаголу, прилагательному или другому наречию. Во втором случае наречие играет роль несогласованного определения (доро́га домо́й) или же некоординируемого сказуемого (Оте́ц — дóма). К особому типу наречий относятся предикативные наречия с функцией главного члена однокомпонентных безличных предложений типа Ему́ ве́село. Качественные наречия с суффиксом могут иметь, как и прилагательные, форму сравнительной степени наряду с основной положительной формой: Кре́пко — кре́пче, Мне гру́стно — ему́ ещё грустне́е. С точки зрения семантики наречия выполняют в предложении роль атрибута или квалификатора, предикативные наречия обозначают предикативный признак[221][222][223].

Предлог

Предлог — служебная часть речи, выражающая отношения имён существительных или иных слов в функции существительного к синтаксически подчинённым словам[151]. Предлоги делятся по формальному строению на первообразные (генетически исконные — для, за, из, ме́жду, на) и непервообразные (ввиду́, во и́мя, сверх, включа́я); а также на простые (из одного слова — в (во), на, по) и составные (в зави́симости, в отли́чие, во избежа́ние)[224].

Союз

Союз — служебная часть речи, выражающая связь между частями сложного предложения, между отдельными предложениями в тексте, иногда между членами простого предложения[225]. По синтаксическим свойствам союзы разделяют на сочинительные (и, а, но, и́ли) и подчинительные (что, как, е́сли, потому́ что)[226]. Наряду с исконными простейшими союзами в русском языке сформировались различные новообразования: на основе знаменательных и дейктических слов (в зави́симости от того́, что; в результа́те того́, что; несмотря на то, что) и на основе предлогов в сочетании с дейктическими словами (до того́, как; вроде того́, как; всле́дствие того́, что)[227].

Частица

Частица — служебная часть речи, служащая для образования аналитических форм слова и для выражения синтаксических и модальных значений предложения[227]. В зависимости от выполняемых функций выделяют следующие разряды частиц: формообразующие (бы, пусть, да), отрицательные (не, ни), вопросительные (а, ли, неуже́ли, ра́зве), характеризующие действие по протеканию во времени или по результативности (бы́ло, быва́ет, чуть (было) не, то́лько что не), модальные (и, ведь, вон), частицы — утверждающие или отрицающие реплики[228].

Междометие

Междометие представляет собой отдельную группу слов, выполняющих функцию выражения эмоциональных и эмоционально-волевых реакций на какие-либо события действительности (ах, ура́, ну и ну́, поми́луйте). Синтаксические значения междометия — эквивалент высказывания или модальный компонент предложения[229]. Нередко к междометиям относят звукоподражательные слова (мя́у, ха-ха́, хм, брр)[230].

Словообразование

К основным способам словообразования в русском языке относят префиксацию, суффиксацию, постфиксацию, субстантивацию, сложение, сращение и неморфемное усечение, или усечение по аббревиатурному принципу, а также различные комбинации перечисленных способов. Наиболее продуктивным способом является суффиксация[231][232].

Синтаксис

Простые предложения в русском языке могут быть однокомпонентными (односоставными) и двукомпонентными (двусоставными). Помимо них, выделяют различные фразеологизированные конструкции, не имеющие формальных синтаксических характеристик[15][233]. В качестве главного члена однокомпонентного предложения могут выступать: имя в именительном падеже (Тишина́), инфинитив (Молча́ть!) и иные формы (Сюда́!; Иду́ и т. п.). Двукомпонентные предложения противопоставляются друг другу по признаку согласуемости (координируемости) / несогласуемости (некоординируемости) подлежащего и сказуемого. В предложениях с согласуемыми главными членами в качестве сказуемого могут выступать глагол или имя: Заво́д рабо́тает; Го́род краси́в; Э́тот сад — наш; Оте́ц — инжене́р. Глагол (инфинитив или глагольное междометие) или имя (существительное, неизменяемое прилагательное, наречие) в качестве сказуемого имеют также предложения с несогласуемыми главными членами: Его́ цель — пое́хать в го́род; Татья́на — ах!; Он булты́х в во́ду; Э́та кни́га — интере́снее; Хозя́ин — до́ма[234][235].

В активной конструкции отношения между субъектом и объектом в предложении выражены отношением между подлежащим (субъектом) и сказуемым и между сказуемым и дополнением (объектом). В то же время объектные отношения могут выражаться различными формами внутри причастного и деепричастного оборотов, внутри разных видов обособлений; кроме того, изменение значений объекта и субъекта возможно при изменении порядка слов в активной конструкции и переносе объектной формы в субъектную позицию. В отличие от активной конструкции, в пассивной подлежащее выражает объект, а дополнение (в форме творительного падежа) — субъект[234].

Порядок слов в предложении в русском языке является свободным. Меняться местами могут любые члены предложения. При этом подобные перестановки слов могут иметь ограничения: не допускается изменять порядок содержательно нерасчленимых синтаксических блоков. Кроме того, изменения порядка слов может приводить к смысловым изменениям, так как порядок слов является активным синтаксическим, темо-рематическим и эмфатическим средством выражения соответствующих значений[15][236].

Порядок расположения в предложении его главных и второстепенных членов определяет их синтаксические позиции: подлежащего, сказуемого, дополнения, определения (согласуемого и несогласуемого, а также так называемого обстоятельства) и позиции детерминирующего члена предложения (квалификатора, или распространителя, предложения в целом). Данные позиции отчётливо обозначаются в нейтральной речи, в то же время при определённых условиях возможна большая свобода варьирования за счёт смены позиций. Различают присловные отношения и отношения, возникающие в предложении и определяющие собой его грамматическое устройство. К присловным относят связи, выражающие определительные отношения (согласование, а также разные виды примыкания) и объектные отношения (управление). К синтаксическим отношениям, возникающим в предложении, относится прежде всего координация (Он вошёл — Они́ вошли́ и т. п.) подлежащего со сказуемым (схожая с согласованием, но имеющая иное значение), связь детерминирующего члена с предложением в целом (схожая с примыканием), а также ряд связей, аналогичных согласованию (Он вошёл в ко́мнату весёлый / весёлым; Он прие́хал как ревизо́р / ревизо́ром / в ка́честве ревизо́ра)[237].

Выражение вопроса оформляется специальными интонационными и синтаксическими конструкциями, последние сочетают интонацию с вопросительными местоимениями или частицами[238].

Сложное предложение включает три типа[15][239]:

  1. Предложения с союзной связью: с сочинительными союзами (и, а, но, и́ли), в которых представлены такие отношения между частями предложения, как соединение, присоединение, перечисление, противопоставление, сопоставление и разделение; с подчинительными союзами (что, что́бы, потому́ что), в которых выделяются главная и зависимая части с изъяснительными, причинными, целевыми, условными, уступительными отношениями и разными видами их контаминаций.
  2. Предложения с относительной (местоименной) связью. В таких предложениях связь между его частями оформляется с помощью местоименных слов кто, что, чей, когда́ и т. п. Данный вид связи чаще всего является двусторонним: местоименное слово в придаточной части обычно опирается на местоименный коррелят в главной части: Жара́ така́я, какой не бывало много лет.
  3. Для бессоюзных предложений характерны все те виды отношений, которые отмечаются в предложениях с союзной и местоименной связью. Выражением связи между частями бессоюзного предложения является интонация или сочетание интонации и лексических средств, в том числе дейктических. Как исключение эта связь может быть выражена также специальной формой сказуемого: Приди́ он во́время, беды́ бы не случи́лось.

Часто те же отношения, которыми характеризуются сложные предложения, выражают причастные и деепричастные обороты.
В синтаксисе русского языка выделяют также сложное синтаксическое целое (или синтаксическое единство), в котором объединяются несколько простых или сложных предложений или их контаминаций, связываемых союзными, местоименными и прочими синтаксическими средствами[240].

Лексика

Лексический фонд русского языка образуют слова, как сложившиеся на основе исконной лексики, так и заимствованные из других языков. По происхождению исконная лексика включает в себя общеиндоевропейский (три, мать, вода́, быть), общеславянский (рука́, ле́то, до́ждь, трава́, коро́ва, хоте́ть, до́брый, бе́лый), восточнославянский (дя́дя, семья́, хоро́ший, со́рок, тепе́рь) и собственно русский лексические пласты[241]. Производные слова, созданные по русским словообразовательным моделям, составляют в русском языке до 95 % всего словарного состава. Заимствованная лексика различается по времени и по источникам заимствования, значительную её часть образуют церковнославянизмы[15][240].

Славянизмы или церковнославянизмы в русском языке (заимствования из старославянского и церковнославянского языков) выделяются по нескольким признакам: по неполногласным сочетаниям ра, ре, ла, ле (соответствуют исконно русским — оро, ере, оло, еле): враг — во́рог, дре́во — де́рево, власть — во́лость, плен — поло́н; по сочетаниям ра, ла в начале слова (в соответствии с ро, ло): ра́вный — ро́вный, ладья́ — ло́дка; по сочетанию жд (в соответствии с ж): чу́ждый — чужо́й; по наличию фонемы щ (в соответствии с ч): освеща́ть — свеча́; е — в начале слова (в соответствии с о): еди́ный — оди́н; а — в начале слова (в соответствии с я): а́гнец — ягнёнок и т. д. В русском языке славянизмы подверглись стилистической и семантической ассимиляции, при этом часть из них слилась с исконно русской лексикой (о́бласть, среда́, достоя́ние), другая вошла в состав так называемой высокой и поэтической лексики (внимать, глас, созидать, таинство), третья вошла в категорию устаревших слов. Ряд славянизмов сосуществует с собственно русскими дублетами, различающимися по значению или стилистически: власть / во́лость, глава́ / голова́. Значительная часть славянизмов представляет собой кальки греческих слов[242][243].

Помимо славянизмов к ранним заимствованиям в русском языке относятся также грецизмы. Они проникали как устным путём при контактах с византийцами или болгарами (крова́ть, па́рус, хор, тетра́дь, кедр), так и книжно-письменным путём, в основном посредством старославянского языка (а́нгел, апо́стол, ева́нгелие, ико́на, мона́х). Кроме того, в древнейших памятниках русского языка представлены тюркизмы: алты́н, арка́н, барсу́к, башма́к, каза́к, сара́й, сунду́к. Из финских языков в ранний период в русский проникли такие слова, как сёмга, ту́ндра, пурга́, пи́хта; из скандинавских — крюк, ларь, кнут, се́льдь. Ряд заимствований из германских языков восходит ещё к общеславянской эпохе (бук, карп, князь, коро́ль, хлев), в древнерусский период появились такие германские слова, как ба́рхат, вал и другие[244].

Заимствование из греческого языка продолжилось в более позднюю эпоху (в XVII—XIX веках), но уже через посредство западноевропейских языков, в первую очередь французского (философия, меха́ника, иде́я, поли́тика, дра́ма, поэ́зия). Также из западноевропейских языков — французского, немецкого, польского — в русский язык (в основном в XVII—XVIII веках) проникали латинизмы: гло́бус, объе́кт, прокуро́р, ре́ктор, шко́ла. В XVI—XVII веках польский язык стал ведущим источником заимствований, в русский из него проникли такие слова, как а́дрес, аккура́тный, банди́т, бу́лка, зая́длый, осо́ба, рыч́аг, справедли́вый и т. д. Помимо латинизмов через польский язык в русский заимствовано много слов из романских и германских языков[245].

Начиная с эпохи Петра I заимствование из западноевропейских языков особенно активизируется. В XVIII—XIX веках из голландского языка заимствуются такие слова, как абрико́с, га́вань, дрель, дюйм, зо́нтик, конво́й, матро́с, флю́гер, шторм; из немецкого — абза́ц, бутербро́д, га́лстук, парикма́хер, цифербла́т, штамп; из французского — аванга́рд, бале́т, вестибю́ль, гала́нтный, жанр, жест, кафе́, меню́, наи́вный, пальто́, пейза́ж, прести́ж, сюже́т; из итальянского — виртуо́з, либре́тто, сона́та, шпа́га; из английского — бойко́т, кло́ун, комфо́рт, ли́дер, ми́тинг, спорт, тексти́ль, флирт, чемпио́н и другие слова. Ряд лексем возник путём калькирования слов западноевропейского происхождения: предме́т (лат. objectum), влияние (фр. influence), изы́сканный (фр. recherché), всесторо́нний (нем. allseitig)[246][247]

В XX веке основным источником заимствований становится английский язык (аквала́нг, би́знес, дете́ктор, компью́тер, конте́йнер, ла́йнер, нейтро́н, пика́п, сейф, та́нкер, шо́рты, шо́у); заимствуется лексика также из французского (дема́рш, пацифи́зм, репорта́ж), немецкого (рента́бельный, шля́гер), итальянского (автостра́да, са́льто) и других языков. На рубеже XX—XXI веков в русском появляются такие англицизмы, как ба́ртер, и́мидж, инве́стор, ма́рке́тинг, менеджмент, офшо́р, рие́лтор, три́ллер, хо́лдинг[248].

Кроме этого, источниками заимствований для русского языка наряду с тюркскими были и другие восточные языки: персидский (база́р, бирюза́, изъя́н), арабский (кинжа́л, кандалы́, бу́сы, шариа́т), японский (кимоно́, дзюдо́, ге́йша), китайский и т. д. Ряд заимствований пришли помимо польского из других славянских языков: чешского (бе́женец, грубия́н, ро́бот), украинского (банду́ра, гопа́к, жупа́н, хлеборо́б) и других языков[246].

Особое место в современном русском языке занимает интернациональная лексика, употребляемая, как правило, в специальных языковых сферах. Чаще всего интернационализмы имеют латинские и греческие корни[249].

История изучения

К теме изучения русского языка, начиная с XVII века, обращались такие учёные, как Л. И. Зизаний, М. Смотрицкий, Н. Г. Курганов, В. Е. Адодуров, А. А. Барсов и другие, но по-настоящему системный научный подход в исследовании русского языка обнаруживается лишь с середины XVIII века в работах М. В. Ломоносова, который считается основателем современной русистики. М. В. Ломоносов стал автором первого научного описания русского языка, «Российской грамматики» (1755) и создателем теории трёх стилей («Предисловие о пользе книг церковных в российском языке», 1758). Эти труды заложили основу для последующего формирования единых норм русского литературного языка. Влияние М. В. Ломоносова отражено и в становлении русской лексикографии — его теория и практика стали ориентиром для составителей первого словаря русского языка, «Словаря Академии Российской» (1789—1794)[68][250].

В первой половине и середине XIX века изучением русского языка занимаются такие исследователи, как А. Х. Востоков, И. Ф. Калайдович, Н. И. Греч, Г. П. Павский, И. И. Давыдов, К. С. Аксаков, Н. П. Некрасов и другие. Особое место в истории русистики занимают работы А. Х. Востокова, посвящённые изучению памятников древнеславянской письменности и грамматики русского и других славянских языков[250]. Одним из наиболее крупных исследователей русского языка в XIX веке был также И. И. Срезневский. Основной сферой его научной деятельности была история русского языка («Мысли об истории русского языка», 1849), в том числе и исследования памятников древней славянской и русской письменности. И. И. Срезневский является автором «Материалов для словаря древнерусского языка» (в 3 томах, 1893—1903)[68]. Кроме того, вместе с А. Х. Востоковым он стоял у истоков русской диалектологии — благодаря усилиям этих учёных в 1852 году был издан «Опыт областного великорусского словаря»[251].

Значительный вклад в исследование русского языка в середине — второй половине XIX века внесли Ф. И. Буслаев (автор первой русской исторической грамматики — «Опыт исторической грамматики русского языка», 1858), В. И. Даль (составитель «Толкового словаря живого великорусского языка», в 4 томах, 1863—1866), русско-украинский языковед, основатель харьковской лингви­сти­че­ской школы А. А. Потебня (автор труда «Из записок по русской грамматике», в 4 томах, 1874—1941) и Я. К. Грот, начавший издание нормативного академического словаря русского литератур­но­го языка и упорядочивший русское правописание, его правила («Русское правописание», 1885) стали образцовыми вплоть до орфографической реформы 1917—1918 годов[68].

Изучение русского языка на рубеже XIX—XX веков связано с такими именами, как Ф. Ф. Фортунатов (крупнейший представи­те­ль сравни­тель­но-истори­че­ско­го языко­зна­ния, возглавлявший московскую лингвистическую школу), А. А. Шахматов (основатель таких направлений современной русистики, как исследование современного литературного языка, русская диалектология, лингвистическая текстология и т. д.), А. И. Соболевский (крупнейший исследователь древней русской письменности, истории русского языка и диалектов), И. А. Бодуэн де Куртенэ (создатель казанской лингвистической школы и позже — петербургской лингвистической школы, основоположник фонологии, учения о морфемах и современных методов синхронического изучения языковой системы) и т. д. Идеи Ф. Ф. Фортунатова развивали его ученики — М. Н. Петерсон, Н. Н. Дурново, А. М. Пешковский, Д. Н. Ушаков и другие. Последователями А. А. Шахматова стали Л. В. Щерба, В. В. Виноградов, А. И. Соболевского — Н. М. Каринский. Наряду с И. А. Бодуэном де Куртенэ яркими представи­те­лями казанской школы стали Н. В. Крушевский и В. А. Богородицкий[68][250].

В 1920—1930‑х годах появляется большое число работ по исследованию русского языка в различных областях языкознания, развиваются новые направления в русистике. В области диалектологии отмечаются работы Е. Ф. Карского, А. М. Селищева, П. Я. Черных; в области грамматической структуры — работы С. П. Обнорского, А. М. Пешковского, Н. Н. Дурново, М. Н. Петерсона; в области исследований русского литературного языка и его истории — работы В. В. Виноградова, Л. А. Булаховского; в области фонетики и литературного произношения — работы В. А. Богородицкого, Д. Н. Ушакова, Л. В. Щербы; в области истории языка — работы Н. Н. Дурново, Б. А. Ларина; в области лексикографии — работы Л. В. Щербы и т. д.[68][250]

В 1940—1980‑х годах изучение русского языка продолжает активно развиваться. Многочисленные аспекты исторической русистики отражены в исследованиях В. И. Борковского, С. И. Коткова, П. С. Кузнецова, Т. П. Ломтева, С. П. Обнорского, Ф. П. Филина, П. Я. Черных, Л. П. Якубинского; труды по русской диалектологии издают Р. И. Аванесов, К. Ф. Захарова, В. Г. Орлова, К. В. Горшкова, С. В. Бромлей, Л. Н. Булатова, И. Б. Кузьмина; в области фонетики и фонологии появляются работы представи­те­лей московской фонологической школы — Р. И. Аванесова, А. А. Реформатского, П. С. Кузнецова, М. В. Панова, представи­те­лей ленинградской фонологической школы — Л. Р. Зиндера, М. И. Матусевич; в области орфоэпии — работы Р. И. Аванесова; в области интона­ции — работы Е. А. Брызгуновой, Т. М. Николаевой; в области грамматики — работы В. Н. Сидорова, П. С. Кузнецова, Н. С. Поспелова, Т. П. Ломтева, Б. Н. Головина, Н. Ю. Шведовой, Д. Н. Шмелёва, А. В. Бондарко, А. А. Зализняка, Ю. Д. Апресяна, И. П. Мучника, Г. А. Золотовой, В. А. Белошапковой, Н. Д. Арутюновой, Е. В. Падучевой, Т. В. Булыгиной, Е. Н. Ширяева; в области словообразования — работы Г. О. Винокура, Е. А. Земской, Н. М. Шанского, В. В. Лопатина, И. С. Улуханова, А. Н. Тихонова, Г. С. Зенкова, Н. А. Янко-Триницкой, И. Г. Милославского; в области лексикологии — работы С. И. Ожегова, О. С. Ахмановой, Ю. С. Сорокина, Л. Л. Кутиной, Д. Н. Шмелёва, Ю. Н. Караулова, Ф. П. Сороколетова, П. Н. Денисова; в области стилистики и языка художественной литературы — работы Г. О. Винокура, Б. В. Томашевского, Б. А. Ларина, И. С. Ильинской, А. Д. Григорьевой, В. П. Григорьева, Т. Г. Винокур, Е. А. Иванчиковой; в области истории русского литературного языка — работы Г. О. Винокура, Б. А. Ларина, Ю. С. Сорокина, Б. А. Успенского и т. д.[68][250]

Важнейшие направления развития русистики второй половины XX века были определены в трудах В. В. Виноградова и в традициях созданной им лингвистической школы[252].

Значительными вехами в истории изучения русского языка являются академические издания таких работ, как грамматики русского языка, в частности, «Грамматика русского языка» под редакцией. В. В. Виноградова (1952—1954), «Грамматика современного русского литературного языка» (1970, под редакцией Н. Ю. Шведовой), «Русская грамматика» (в 2 томах, 1980, под редакцией Н. Ю. Шведовой), «Истори­че­ская грамматика русского языка» (1978—1982); краткая энциклопедия «Русский язык» (1979, переиздана в 1997); этимологические словари (в том числе русское издание словаря М. Фасмера, в 4 томах, 1986—1987); исторические словари; нормативные словари литературного языка (под редакцией Д. Н. Ушакова, 1935—1940, под редакцией С. И. Ожегова, 1949, под редакцией Н. Ю. Шведовой, 1972); «Словарь русского языка» (под редакцией А. П. Евгеньевой, 2 издание, 1981—1984) и Словарь современного русского литературного языка (3-е издание, с 2004); «Словарь русских народных говоров» (под редакцией Ф. П. Филина, в 20 томах, 1965—1985) и региональ­ные диалектологические словари; «Грамматический словарь русского языка» А. А. Зализняка (1977), «Орфоэпический словарь русского языка» (под редакцией Р. И. Аванесова, 1983) и т. д. Важнейшим достижением в области диалектологии стало составление сводного диалектологического атласа русского языка (1986—2005). Продолжается публикация памятников древнерусской и великорусской письменности, в том числе и грамот на бересте. Проводятся исследования русской разговорной речи, изучение русского языка как иностранного[68][250], составляется национальный корпус русского языка.

См. также

Напишите отзыв о статье "Русский язык"

Примечания

Комментарии
  1. Помимо Института русского языка РАН, в список высших учебных заведений и иных организаций, которыми проводится экспертиза грамматик, словарей и справочников, содержащих нормы современного русского литературного языка при его использовании в качестве государственного языка Российской Федерации, включены Государственный институт русского языка имени А. С. Пушкина, Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова и Санкт-Петербургский государственный университет.
  2. Как разность между общим числом говорящих (137,5 млн чел.) и числом говорящих, для которых русский является родным языком (118,6 млн чел.).
  3. В XVIII веке наряду с названием «русский язык» употреблялось также название «российский язык», а до начала XX века параллельно использовалось название «великорусский язык».
  4. 1 2 3 Число гласных фонем в русском языке определяется по-разному в зависимости от взгляда одной из двух основных фонологических школ: московская фонологическая школа считает гласные и и ы вариантами одной фонемы, петербургская — двумя разными фонемами.
  5. 1 2 Данная группа говоров не вошла в классификацию русских диалектов, опубликованную в работе К. Ф. Захаровой и В. Г. Орловой «Диалектное членение русского языка» (1970), поскольку её ареал, рассматриваемый как часть ареала говоров позднего формирования, в период создания классификации не включался в сферу диалектологических исследований. В издании «Русской диалектологии» 2005 года, в которой эта группа выделена, её место в ареале наречия не указывается.
  6. Самыми частотными буквами русского алфавита являются (в порядке убывания частотности) гласные о, е, а, и.
  7. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 У неодушевлённых существительных формы винительного падежа совпадают с формами именительного падежа.
  8. 1 2 3 4 У одушевлённых существительных формы винительного падежа совпадают с формами родительного падежа.
Источники
  1. [www.rg.ru/2009/02/20/normy-yazyka-dok.html Приказ Министерства образования и науки Российской Федерации (Минобрнауки России) от 29 декабря 2008 года № 401 «Об утверждении списка высших учебных заведений и иных организаций, которыми проводится экспертиза грамматик, словарей и справочников, содержащих нормы современного русского литературного языка при его использовании в качестве государственного языка Российской Федерации»]. Российская газета (20.2.2009). — № 4854. (Проверено 30 апреля 2015)
  2. [www.gks.ru/free_doc/new_site/perepis2010/croc/Documents/Vol4/pub-04-08.pdf Всероссийская перепись населения 2010 года. Т. 4. Национальный состав и владение языками, гражданство. 8. Население наиболее многочисленных национальностей по родному языку]. Федеральная служба государственной статистики (2001—2015). (Проверено 30 апреля 2015)
  3. 1 2 Lewis, M. Paul, Gary F. Simons, Charles D. Fennig: [www.ethnologue.com/language/rus Russian. A language of of Russian Federation] (англ.). Ethnologue: Languages of the World (18th Ed.). Dallas: SIL International (2015). (Проверено 30 апреля 2015)
  4. 1 2 Lewis, M. Paul: [archive.ethnologue.com/16/show_language.asp?code=rus Russian. A language of Russian Federation (Europe)] (англ.). Ethnologue: Languages of the World (16th Ed.). Dallas: SIL International (2009). (Проверено 30 апреля 2015)
  5. 1 2 3 [www.gks.ru/free_doc/new_site/perepis2010/croc/Documents/Vol4/pub-04-05.pdf Всероссийская перепись населения 2010 года. Т. 4. Национальный состав и владение языками, гражданство. 5. Владение языками населением Российской Федерации]. Федеральная служба государственной статистики (2001—2015). (Проверено 30 апреля 2015)
  6. 1 2 3 [ria.ru/society/20141028/1030544663.html Голодец: русский язык знают около 260 миллионов человек в мире]. РИА Новости (28.10.2014). (Проверено 30 апреля 2015)
  7. 1 2 3 Lewis, M. Paul, Gary F. Simons, Charles D. Fennig: [www.ethnologue.com/statistics/size Statistical Summaries. Summary by language size. Language size] (англ.). Ethnologue: Languages of the World (18th Ed.). Dallas: SIL International (2015). (Проверено 30 апреля 2015)
  8. Арефьев, 2012, с. 391.
  9. Lewis, M. Paul, Gary F. Simons, Charles D. Fennig: [www.ethnologue.com/subgroups/slavic-0 Slavic] (англ.). Ethnologue: Languages of the World (18th Ed.). Dallas: SIL International (2015). (Проверено 30 апреля 2015)
  10. 1 2 3 4 5 6 7 8 Филин Ф. П. [tapemark.narod.ru/les/429a.html Русский язык] // Лингвистический энциклопедический словарь / Под ред. В. Н. Ярцевой. — М.: Советская энциклопедия, 1990. — 685 с. — ISBN 5-85270-031-2.
  11. Лопатин, Улуханов, 2005, с. 444—446.
  12. Лопатин В. В., Улуханов И. С. Русский язык // Русский язык. Энциклопедия / Гл. ред. Ю. Н. Караулов. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Научное издательство «Большая Российская энциклопедия»; Издательский дом «Дрофа», 1997. — С. 437—438. — 721 с. — ISBN 5-85270-248-X.
  13. 1 2 3 4 5 Лопатин В. В., Улуханов И. С. Русский язык // Русский язык. Энциклопедия / Гл. ред. Ю. Н. Караулов. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Научное издательство «Большая Российская энциклопедия»; Издательский дом «Дрофа», 1997. — С. 442—443. — 721 с. — ISBN 5-85270-248-X.
  14. Лопатин, Улуханов, 2005, с. 453.
  15. 1 2 3 4 5 6 7 Лопатин В. В., Улуханов И. С. Русский язык // Русский язык. Энциклопедия / Гл. ред. Ю. Н. Караулов. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Научное издательство «Большая Российская энциклопедия»; Издательский дом «Дрофа», 1997. — С. 444. — 721 с. — ISBN 5-85270-248-X.
  16. 1 2 Лопатин, Улуханов, 2005, с. 448—450.
  17. Нерознак В. П. [russkiyyazik.ru/1037/ Этнонимика] // Русский язык. Энциклопедия / Гл. ред. Ю. Н. Караулов. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Научное издательство «Большая Российская энциклопедия»; Издательский дом «Дрофа», 1997. — С. 650. — 721 с. — ISBN 5-85270-248-X.
  18. Нерознак В. П. [tapemark.narod.ru/les/598a.html Этнонимика] // Лингвистический энциклопедический словарь / Под ред. В. Н. Ярцевой. — М.: Советская энциклопедия, 1990. — 685 с. — ISBN 5-85270-031-2.
  19. Дуличенко, 2014, с. 326—329.
  20. Лопатин, Улуханов, 2005, с. 444.
  21. [www.gks.ru/free_doc/new_site/perepis2010/croc/Documents/Vol4/pub-04-03.pdf Всероссийская перепись населения 2010 года. Том 4. Национальный состав и владение языками, гражданство. 3. Население по национальности и владению русским языком]. Федеральная служба государственной статистики (2001—2015). (Проверено 30 апреля 2015)
  22. [www.gks.ru/free_doc/new_site/perepis2010/croc/Documents/Vol4/pub-04-08.pdf Всероссийская перепись населения 2010 года. Том 4. Национальный состав и владение языками, гражданство. 8. Население наиболее многочисленных национальностей по родному языку]. Федеральная служба государственной статистики (2001—2015). (Проверено 30 апреля 2015)
  23. [demoscope.ru/weekly/2011/0491/perep01.php Всероссийская перепись населения 2010 года. 1. Об итогах Всероссийской переписи населения 2010 года. Сообщение Росстата. 6. Национальный состав, владение языками, гражданство]. Демоскоп Weekly. № 491—492 (19—31 декабря 2011). (Проверено 30 апреля 2015)
  24. 1 2 3 4 Лопатин, Улуханов, 2005, с. 445.
  25. 1 2 3 4 5 6 7 Арефьев А. Л. [demoscope.ru/weekly/2013/0571/tema02.php Сжимающееся русскоязычие. Демографические изменения — не на пользу русскому языку]. Демоскоп Weekly. № 571—572 (14—31 октября 2013). (Проверено 30 апреля 2015)
  26. [2001.ukrcensus.gov.ua/rus/results/nationality_population/nationality_popul1/select_51/?botton=cens_db&box=5.1W&k_t=00&p=75&rz=1_1&rz_b=2_1%20%20&n_page=4 Всеукраинская перепись населения 2001. Результаты. Национальный состав населения, гражданство. Распределение населения по национальности и родному языку. Результат выбора. Украина. с. 4]. Государственный комитет статистики Украины (2003—2004). (Проверено 30 апреля 2015)
  27. [2001.ukrcensus.gov.ua/rus/results/nationality_population/nationality_popul1/select_51/?botton=cens_db&box=5.1W&k_t=00&p=0&rz=1_1&rz_b=2_1%20%20%20&n_page=1 Всеукраинская перепись населения 2001. Результаты. Национальный состав населения, гражданство. Распределение населения по национальности и родному языку. Результат выбора. Украина. с. 1]. Государственный комитет статистики Украины (2003—2004). (Проверено 30 апреля 2015)
  28. [2001.ukrcensus.gov.ua/rus/results/nationality_population/nationality_popul5/select_56?box=5.6W&rz=1_1&k_t=00&botton=cens_db2 Всеукраинская перепись населения 2001. Результаты. Национальный состав населения, гражданство. Распределение населения отдельных национальностей по другим языкам, кроме родного, которыми свободно владеют. Результат выбора Украина. с. 1]. Государственный комитет статистики Украины (2003—2004). (Проверено 30 апреля 2015)
  29. [stat.gov.kz/getImg?id=WC16200032648 Итоги Национальной переписи населения Республики Казахстан 2009 года. Аналитический отчёт. 4. Национальный состав, владение языками, гражданство, вероисповедание. 4.2. Владение населения языками. Под ред. Смаилова А. А.] С. 22—24. Астана: Агентство Республики Казахстан по статистике (2011). (Проверено 30 апреля 2015)
  30. [belstat.gov.by/uploads/file/GU_demogr/5.11-0.pdf Перепись населения 2009 года. Выходные регламентные таблицы. Национальный состав населения, гражданство. Распространение в Республике Беларусь и областях белорусского и русского языков. Республика Беларусь]. Национальный статистический комитет Республики Беларусь (19.08.2010). (Проверено 30 апреля 2015)
  31. [www.stat.kg/rus/part/census.htm Разделы статистики. Население. Основные показатели (Кыргызстан в цифрах). Национальный состав населения]. Национальный статистический комитет Кыргызской Республики. (Проверено 30 апреля 2015)
  32. Тульский М. [demoscope.ru/weekly/2006/0249/analit08.php Некоторые итоги переписи 2004 года в Молдавии]. Демоскоп Weekly. № 249—250 (5—18 июня 2006). (Проверено 30 апреля 2015)
  33. [data.csb.gov.lv/pxweb/lv/tautassk_11/tautassk_11__tsk2011/TSG11-071.px/table/tableViewLayout1/?rxid=990536db-b060-4ba6-897a-64072e428807 Tautas skaitīšana 2011. TSG11-071. Pastāvīgo Iedzīvotāju Tautību Sadalījums Pa Statistikajiem Reģioniem, Republikas Pilsētām Un Novadiem Pēc Mājās Pārsvarā Lietotās Valodas 2011. Gada 1 Martā. Skatīt tabulu] (латыш.). Centrālās statistikas pārvaldes datubāzes. (Проверено 30 апреля 2015)
  34. Пьянов А. Е. [www.philology.ru/linguistics2/pyanov-11.htm Статус русского языка в странах СНГ. Вестник Кемеровского государственного университета, № 3 (47)] С. 55—59. Кемерово: Philology.ru (2011). (Проверено 30 апреля 2015)
  35. 1 2 3 Белоусов В. Н. [russkiyyazik.ru/795/ Русский язык в межнациональном общении] // Русский язык. Энциклопедия / Гл. ред. Ю. Н. Караулов. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Научное издательство «Большая Российская энциклопедия»; Издательский дом «Дрофа», 1997. — С. 447—449. — 721 с. — ISBN 5-85270-248-X.
  36. 1 2 Лопатин, Улуханов, 2005, с. 446.
  37. [www.rg.ru/2005/06/07/yazyk-dok.html Федеральный закон Российской Федерации от 1 июня 2005 г. N 53-ФЗ О государственном языке Российской Федерации]. «Российская газета» (7.06.2005). — № 3789. (Проверено 30 апреля 2015)
  38. [archive.is/20121129053424/www.president.gov.by/press19329.html%23doc Государство. Конституция. Конституция Республики Беларусь. Раздел І. Основы конституционного строя. Статья 17]. Пресс-служба Президента Республики Беларусь. (Проверено 30 апреля 2015)
  39. [cominf.org/node/1166488810 Конституция Республики Южная Осетия. Глава I. Основы конституционного строя Республики Южная Осетия. Статья 4]. Информационное агентство ОСинформ.
  40. [www.olvia.idknet.com/constit.htm Конституция Приднестровской Молдавской Республики. Раздел I. Основы конституционного строя. Статья 12]. «Новости Приднестровья», официальное информагентство Приднестровской Молдавской Республики. (Проверено 30 апреля 2015)
  41. [dnr-online.ru/konstituciya-dnr/ Конституция Донецкой Народной Республики. Глава I. Основы конституционного строя. Статья 10]. Официальный сайт Донецкой Народной Республики. (Проверено 30 апреля 2015)
  42. [www.obzor.lg.ua/news/konstitutsiya35989 Конституция «Луганской Народной Республики» и её отличия от Конституции Украины]. OBZOR.lg.ua — Луганский городской сайт. (Проверено 30 апреля 2015)
  43. [www.constitution.kz/razdel1 Конституция Республики Казахстан. Раздел I. Общие положения. Статья 7, пункт 2]. Constitution.kz. (Проверено 30 апреля 2015)
  44. [www.kenesh.kg/RU/Articles/42-Konstituciya_Kyrgyzskoj_Respubliki.aspx О парламенте. Конституция Кыргызской Республики. Раздел первый. Основы конституционного строя. Статья 10, пункт 2]. Жогорку Кенеш Кыргызской Республики. (Проверено 30 апреля 2015)
  45. [абхазия.рф/государство/суверенитет/конституция-республики-абхазия Государство. Суверенитет. Конституция Республики Абхазия. Глава 1. Основы конституционного строя. Статья 6]. Абхазия.рф — официальный сайт Республики Абхазия. (Проверено 30 апреля 2015)
  46. [lex.justice.md/index.php?action=view&view=doc&lang=2&id=311656 Республика Молдова. Парламент. Закон № 344 от 23.12.1994 об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери). Статья 3. Пункт 1]. Registrul de Stat. Al acterol juridice al republici Moldova. Ministerul Justitiei. (Проверено 30 апреля 2015)
  47. [www.kdmid.ru/docs.aspx?lst=country_wiki&it=/Норвегия.aspx Норвегия. Архипелаг Шпицберген. Официальный язык]. Консульский информационный портал КД МИД РФ. (Проверено 30 апреля 2015)
  48. [conventions.coe.int/treaty/Commun/ListeDeclarations.asp?NT=148&CM=1&DF=&CL=ENG&VL=1 List of declarations made with respect to treaty No. 148. European Charter for Regional or Minority Languages] (англ.). Council of Europe (5.9.2015). (Проверено 30 апреля 2015)
  49. [www.prezident.tj/ru/taxonomy/term/5/112 Конститутсияи (Сарқонуни) Ҷумҳурии Тоҷикистон (Конституция Республики Таджикистан). Глава первая. Основы конституционного строя. Статья 2]. Пресс служба Президента Таджикистана. (Проверено 30 апреля 2015)
  50. [www.parliament.gov.uz/ru/law/1995/3491/ Законы. Законы 1995 года. О государственном языке (в новой редакции). Статья 12]. Официальный сайт Законодательной палаты Олий Мажлиса Республики Узбекистан (21.12.1995). (Проверено 30 апреля 2015)
  51. [lenta.ru/news/2012/11/01/language/ Узбекским ЗАГСам разрешили использовать русский язык]. Лента.Ру (1.11.2012). (Проверено 30 апреля 2015)
  52. [www.annews.ru/news/detail.php?ID=190830 Русский язык стал официальным языком в штате Нью-Йорк]. «Агентство национальных новостей» (11.08.2009). (Проверено 30 апреля 2015)
  53. [9tv.co.il/news/2011/02/22/95660.html Кнессет вводит обязательное обозначение лекарств на русском языке]. 9 Канал (22.02.2011). (Проверено 30 апреля 2015)
  54. [www.un.org/ru/sections/about-un/official-languages/index.html Главная страница]. Официальный сайт ООН. (Проверено 30 апреля 2015)
  55. 1 2 Костомаров В. Г. [russkiyyazik.ru/793/ Русский язык в международном общении] // Русский язык. Энциклопедия / Гл. ред. Ю. Н. Караулов. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Научное издательство «Большая Российская энциклопедия»; Издательский дом «Дрофа», 1997. — С. 445—447. — 721 с. — ISBN 5-85270-248-X.
  56. [www.un.org/russian/news/fullstorynews.asp?NewsID=17340 Английский, французский, немецкий и русский языки — самые переводимые в мире]. Центр новостей ООН (19.04.2012). [www.webcitation.org/69NNC2des Архивировано из первоисточника 23 июля 2012]. (Проверено 30 апреля 2015)
  57. [lenta.ru/news/2013/03/21/strussian/ Русский язык стал вторым по популярности в интернете]. Lenta.ru (21.03.2013). (Проверено 30 апреля 2015)
  58. 1 2 3 Лопатин, Улуханов, 2005, с. 447.
  59. 1 2 Арефьев А. Л. [www.demoscope.ru/weekly/2006/0251/tema01.php Падение статуса русского языка на постсоветском пространстве]. Демоскоп Weekly. № 251—252 (19 июня — 20 августа 2006). (Проверено 30 апреля 2015)
  60. 1 2 Арефьев А. Л. [www.demoscope.ru/weekly/2006/0251/tema05.php Будет ли русский в числе мировых языков в будущем?]. Демоскоп Weekly. № 251—252 (19 июня — 20 августа 2006). (Проверено 30 апреля 2015)
  61. Гаврилов К., Козиевская Е., Яценко Е. [demoscope.ru/weekly/2008/0329/tema01.php Русский язык — советский язык?]. Демоскоп Weekly. № 329—330 (14—27 апреля 2008). (Проверено 30 апреля 2015)
  62. Арефьев А. Л. [www.demoscope.ru/weekly/2006/0251/tema04.php Меньше россиян — меньше русскоговорящих]. Демоскоп Weekly. № 251—252 (19 июня — 20 августа 2006). (Проверено 30 апреля 2015)
  63. Арефьев, 2012, с. 431.
  64. Арефьев, 2012, с. 387.
  65. Арефьев, 2012, с. 234—237, 271—272, 302, 326, 363—364.
  66. Арефьев, 2012, с. 257—259, 285—288, 313—319, 328—331, 369—370.
  67. 1 2 Лопатин, Улуханов, 2005, с. 446—447.
  68. 1 2 3 4 5 6 7 8 Филин Ф. П., Колесов В. В., Хелимский. Е. А. [tapemark.narod.ru/les/425a.html Русистика] // Лингвистический энциклопедический словарь / Под ред. В. Н. Ярцевой. — М.: Советская энциклопедия, 1990. — 685 с. — ISBN 5-85270-031-2.
  69. Степанов Е. Н. [liber.onu.edu.ua:8080/bitstream/123456789/1542/1/Мова%2016%202011_9-14+.pdf Национальные варианты русского языка или русские территориальные койне?] // Мова: науково-теоретичный часопис з мовознавства. — Одесса, 2001. — Вып. 16. — С. 11—13. (Проверено 30 апреля 2015)
  70. Оглезнева Е. А. [www.amursu.ru/attachments/article/9500/а10_Оглезнева3.pdf Дальневосточный региолект русского языка как региональный вариант русского национального языка]. — Благовещенск: Амурский государственный университет. (Проверено 30 апреля 2015)
  71. Жеребило Т. В. Этнолект // Словарь лингвистических терминов. — Изд. 5-е, испр-е и дополн. — Назрань: «Пилигрим», 2010. — 486 с. — ISBN 978-5-98993-133-0.
  72. Лопатин В. В., Улуханов И. С. Русский язык // Русский язык. Энциклопедия / Гл. ред. Ю. Н. Караулов. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Научное издательство «Большая Российская энциклопедия»; Издательский дом «Дрофа», 1997. — С. 439. — 721 с. — ISBN 5-85270-248-X.
  73. Руссенорск // Российский гуманитарный энциклопедический словарь / гл. ред. П. А. Клубков; рук. проекта С. И. Богданов. — М.; СПб.: Владос: Изд. Филол. фак. С.-Петерб. гос. ун-та, 2002. — Т. 3 (П—Я). — 704 с.
  74. Гусев В. Ю. [vestnik.tspu.edu.ru/files/vestnik/PDF/articles/gusev_v._yu._106_109_1_116_2012.pdf О происхождении некоторых элементов говорки (русского таймырского пиджина)] // Вестник ТГПУ. — Томск, 2012. — Вып. 1 (116). — С. 106—109. (Проверено 30 апреля 2015)
  75. Русско-китайский пиджин // Российский гуманитарный энциклопедический словарь / гл. ред. П. А. Клубков; рук. проекта С. И. Богданов. — М.; СПб.: Владос: Изд. Филол. фак. С.-Петерб. гос. ун-та, 2002. — Т. 3 (П—Я). — 704 с.
  76. Головко Е. В. [www.philology.ru/linguistics4/golovko-97a.htm Медновских алеутов язык] // Языки мира. Палеоазиатские языки. — М.: «Индрик», 1997. — С. 117—125. — 227 с. — ISBN 5-85759-046-9. (Проверено 30 апреля 2015)
  77. Жовтобрюх М. А., Молдован А. М. Восточнославянские языки. Украинский язык // Языки мира. Славянские языки. — М.: Academia, 2005. — С. 515. — 513—548 с. — ISBN 5-87444-216-2.
  78. Бирилло Н. В., Мацкевич Ю. Ф., Михневич А. Е., Рогова Н. В. Восточнославянские языки. Белорусский язык // Языки мира. Славянские языки. — М.: Academia, 2005. — С. 550. — 548—584 с. — ISBN 5-87444-216-2.
  79. Мечковская Н. Б. Русский язык в Одессе: Вчера, сегодня, завтра // Russian Linguistics. — 2006. — Vol. 30, № 2. — P. 263—281.
  80. Kabanen, Inna. [www.helsinki.fi/venaja/opiskelu/graduja/kabanen.pdf Введение в особенности одесского языка] С. 9—12. Helsinki: Helsingin yliopisto (2008). [www.webcitation.org/6HNYGOb4W Архивировано из первоисточника 15 июня 2013]. (Проверено 30 апреля 2015)
  81. Захарова, Орлова, 2004, с. 29—32.
  82. 1 2 Пшеничнова Н. Н. [russkiyyazik.ru/184/ Говоры русского языка] // Русский язык. Энциклопедия / Гл. ред. Ю. Н. Караулов. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Научное издательство «Большая Российская энциклопедия»; Издательский дом «Дрофа», 1997. — С. 88—90. — 721 с. — ISBN 5-85270-248-X.
  83. Захарова, Орлова, 2004, с. 71—80.
  84. Русская диалектология, 2005, с. 253—255.
  85. Лопатин, Улуханов, 2005, с. 507—508.
  86. Захарова, Орлова, 2004, с. 80—82.
  87. Захарова, Орлова, 2004, с. 31.
  88. Захарова, Орлова, 2004, с. 108—162.
  89. Русская диалектология, 2005, с. 261—273.
  90. Захарова, Орлова, 2004, Диалектологическая карта русского языка (1964 г.)..
  91. Касаткин Л. Л. [www.booksite.ru/fulltext/rus/sian/5.htm Русские диалекты. Лингвистическая география] // Русские. Монография Института этнологии и антропологии РАН. — М.: «Наука», 1999. — С. 94. (Проверено 30 апреля 2015)
  92. Русская диалектология, 2005, с. 253.
  93. Захарова, Орлова, 2004, с. 121—122.
  94. Русская диалектология, 2005, с. 254.
  95. Захарова, Орлова, 2004, с. 22—24.
  96. Захарова, Орлова, 2004, с. 44.
  97. Русская диалектология, 2005, с. 255—261.
  98. 1 2 Захарова, Орлова, Сологуб, Строганова, 1970, с. 223.
  99. Захарова, Орлова, Сологуб, Строганова, 1970, с. 230—231.
  100. Захарова, Орлова, Сологуб, Строганова, 1970, с. 235—237.
  101. Захарова, Орлова, Сологуб, Строганова, 1970, с. 223—225.
  102. Лопатин, Улуханов, 2005, с. 445—446.
  103. Дьяконов И. М. Письмо // Русский язык. Энциклопедия / Гл. ред. Ю. Н. Караулов. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Научное издательство «Большая Российская энциклопедия»; Издательский дом «Дрофа», 1997. — С. 343—344. — 721 с. — ISBN 5-85270-248-X.
  104. Ляшевская О. Н., Шаров С. А. [dict.ruslang.ru/freq.php?act=show&dic=freq_letters Новый частотный словарь русской лексики]. Словари, созданные на основе Национального корпуса русского языка (2008—2011). (Проверено 30 апреля 2015)
  105. Лопатин, Улуханов, 2005, с. 447—448.
  106. Лопатин, Улуханов, 2005, с. 448.
  107. 1 2 Бранднер, Алеш. [digilib.phil.muni.cz/bitstream/handle/11222.digilib/116648/2_OperaSlavica_3-1993-2_5.pdf?sequence=1 Проблематика периодизации истории русского языка. Происхождение русского литературного языка] // Opera Slavica = Slavistické rozhledy : журнал. — Brno: Ústav slavistiky, 1993. — Вып. III. — № 2. — S. 27—28. — ISSN [www.sigla.ru/table.jsp?f=8&t=3&v0=2336-4459&f=1003&t=1&v1=&f=4&t=2&v2=&f=21&t=3&v3=&f=1016&t=3&v4=&f=1016&t=3&v5=&bf=4&b=&d=0&ys=&ye=&lng=&ft=&mt=&dt=&vol=&pt=&iss=&ps=&pe=&tr=&tro=&cc=UNION&i=1&v=tagged&s=0&ss=0&st=0&i18n=ru&rlf=&psz=20&bs=20&ce=hJfuypee8JzzufeGmImYYIpZKRJeeOeeWGJIZRrRRrdmtdeee88NJJJJpeeefTJ3peKJJ3UWWPtzzzzzzzzzzzzzzzzzbzzvzzpy5zzjzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzztzzzzzzzbzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzvzzzzzzyeyTjkDnyHzTuueKZePz9decyzzLzzzL*.c8.NzrGJJvufeeeeeJheeyzjeeeeJh*peeeeKJJJJJJJJJJmjHvOJJJJJJJJJfeeeieeeeSJJJJJSJJJ3TeIJJJJ3..E.UEAcyhxD.eeeeeuzzzLJJJJ5.e8JJJheeeeeeeeeeeeyeeK3JJJJJJJJ*s7defeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeSJJJJJJJJZIJJzzz1..6LJJJJJJtJJZ4....EK*&debug=false 2336-4459]. (Проверено 30 апреля 2015)
  108. Иванов В. В. [russkiyyazik.ru/366/ История русского языка] // Русский язык. Энциклопедия / Гл. ред. Ю. Н. Караулов. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Научное издательство «Большая Российская энциклопедия»; Издательский дом «Дрофа», 1997. — С. 168. — 721 с. — ISBN 5-85270-248-X.
  109. Иванов, 1983, с. 48—50.
  110. Горшкова, Хабургаев, 1981, с. 26—27.
  111. 1 2 Хабургаев, 2005, с. 419.
  112. Зализняк А. А., Шевелёва М. Н. Восточнонославянские языки. Древненовгородский диалект // Языки мира. Славянские языки. — М.: Academia, 2005. — С. 444. — 438—444 с. — ISBN 5-87444-216-2.
  113. Иванов В. В. [tapemark.narod.ru/les/143c.html Древнерусский язык] // Лингвистический энциклопедический словарь / Под ред. В. Н. Ярцевой. — М.: Советская энциклопедия, 1990. — 685 с. — ISBN 5-85270-031-2.
  114. 1 2 3 Иванов В. В. [russkiyyazik.ru/366/ История русского языка] // Русский язык. Энциклопедия / Гл. ред. Ю. Н. Караулов. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Научное издательство «Большая Российская энциклопедия»; Издательский дом «Дрофа», 1997. — С. 169—170. — 721 с. — ISBN 5-85270-248-X.
  115. Иванов В. В. [tapemark.narod.ru/les/088a.html Восточнославянские языки] // Лингвистический энциклопедический словарь / Под ред. В. Н. Ярцевой. — М.: Советская энциклопедия, 1990. — 685 с. — ISBN 5-85270-031-2.
  116. Лопатин, Улуханов, 2005, с. 448—449.
  117. 1 2 Лопатин, Улуханов, 2005, с. 449.
  118. 1 2 Иванов В. В. [russkiyyazik.ru/366/ История русского языка] // Русский язык. Энциклопедия / Гл. ред. Ю. Н. Караулов. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Научное издательство «Большая Российская энциклопедия»; Издательский дом «Дрофа», 1997. — С. 171. — 721 с. — ISBN 5-85270-248-X.
  119. Лопатин, Улуханов, 2005, с. 449—450.
  120. Иванова В. Ф., Тимофеева Г. Г. [russkiyyazik.ru/771/ Реформы азбуки и правописания] // Русский язык. Энциклопедия / Гл. ред. Ю. Н. Караулов. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Научное издательство «Большая Российская энциклопедия»; Издательский дом «Дрофа», 1997. — С. 412—413. — 721 с. — ISBN 5-85270-248-X.
  121. 1 2 3 Лопатин, Улуханов, 2005, с. 451.
  122. Русская грамматика, том I, 1980, с. 76.
  123. Лопатин, Улуханов, 2005, с. 451—453.
  124. Русская грамматика, том I, 1980, с. 24—28.
  125. 1 2 Лопатин, Улуханов, 2005, с. 454.
  126. Русская грамматика, том I, 1980, с. 18—22.
  127. Русская грамматика, том I, 1980, с. 79.
  128. Русский язык, 2001, с. 399.
  129. 1 2 3 Лопатин, Улуханов, 2005, с. 452.
  130. Лопатин, Улуханов, 2005, с. 452—454.
  131. Русская грамматика, том I, 1980, с. 28—29.
  132. Русская грамматика, том I, 1980, с. 90—92.
  133. Лопатин, Улуханов, 2005, с. 455.
  134. Русская грамматика, том I, 1980, с. 410—411.
  135. Лопатин, Улуханов, 2005, с. 455—456.
  136. Лопатин, Улуханов, 2005, с. 456—459.
  137. Вербицкая Л. А. [www.gramota.ru/biblio/research/variants/ Варианты русского литературного произношения]. Справочно-информационный портал Грамота.ру. [www.webcitation.org/6GDePnJXO Архивировано из первоисточника 2 апреля 2013]. (Проверено 30 апреля 2015)
  138. Вербицкая Л. А. [tapemark.narod.ru/les/351a.html Орфоэпия] // Лингвистический энциклопедический словарь / Под ред. В. Н. Ярцевой. — М.: Советская энциклопедия, 1990. — 685 с. — ISBN 5-85270-031-2.
  139. Русская грамматика, том I, 1980, с. 24.
  140. Лопатин, Улуханов, 2005, с. 460—461.
  141. Русская грамматика, том I, 1980, с. 455.
  142. 1 2 3 Лопатин, Улуханов, 2005, с. 475.
  143. 1 2 3 Лопатин, Улуханов, 2005, с. 477.
  144. Русская грамматика, том I, 1980, с. 463.
  145. 1 2 3 4 5 Лопатин В. В. [russkiyyazik.ru/909/ Существительное] // Русский язык. Энциклопедия / Гл. ред. Ю. Н. Караулов. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Научное издательство «Большая Российская энциклопедия»; Издательский дом «Дрофа», 1997. — С. 548—550. — 721 с. — ISBN 5-85270-248-X.
  146. Лопатин, Улуханов, 2005, с. 461—462.
  147. Лопатин, Улуханов, 2005, с. 462—463.
  148. Лопатин, Улуханов, 2005, с. 463—464.
  149. Лопатин, Улуханов, 2005, с. 464—466.
  150. Кустова Г. И. [rusgram.ru/%D0%9F%D0%B0%D0%B4%D0%B5%D0%B6 Падеж]. Русская корпусная грамматика. (Проверено 30 апреля 2015)
  151. 1 2 3 4 Лопатин, Улуханов, 2005, с. 478.
  152. Русская грамматика, том I, 1980, с. 481—482.
  153. Русская грамматика, том I, 1980, с. 484—491.
  154. Русская грамматика, том I, 1980, с. 492—498.
  155. Русская грамматика, том I, 1980, с. 502—505.
  156. Русская грамматика, том I, 1980, с. 538—539.
  157. Морфология современного русского языка, 2009, с. 173—175.
  158. 1 2 3 4 5 Плотникова (Робинсон) В. А. [russkiyyazik.ru/715/ Прилагательное] // Русский язык. Энциклопедия / Гл. ред. Ю. Н. Караулов. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Научное издательство «Большая Российская энциклопедия»; Издательский дом «Дрофа», 1997. — С. 376—378. — 721 с. — ISBN 5-85270-248-X.
  159. 1 2 Морфология современного русского языка, 2009, с. 184—185.
  160. Русская грамматика, том I, 1980, с. 543.
  161. 1 2 Лопатин, Улуханов, 2005, с. 483—484.
  162. Русская грамматика, том I, 1980, с. 545—554.
  163. Морфология современного русского языка, 2009, с. 233—234.
  164. 1 2 Лопатин, Улуханов, 2005, с. 483.
  165. Русская грамматика, том I, 1980, с. 546.
  166. Русская грамматика, том I, 1980, с. 547—548.
  167. Лопатин, Улуханов, 2005, с. 484.
  168. Русская грамматика, том I, 1980, с. 553.
  169. Русская грамматика, том I, 1980, с. 559—551.
  170. Морфология современного русского языка, 2009, с. 186—193.
  171. Русская грамматика, том I, 1980, с. 554—558.
  172. Русская грамматика, том I, 1980, с. 560—563.
  173. Морфология современного русского языка, 2009, с. 205—211.
  174. Морфология современного русского языка, 2009, с. 219—221.
  175. Морфология современного русского языка, 2009, с. 301—302.
  176. Русская грамматика, том I, 1980, с. 571.
  177. Лопатин, Улуханов, 2005, с. 485.
  178. Русская грамматика, том I, 1980, с. 575.
  179. 1 2 Лопатин, Улуханов, 2005, с. 486.
  180. Русская грамматика, том I, 1980, с. 577.
  181. Русская грамматика, том I, 1980, с. 529.
  182. 1 2 3 Плотникова (Робинсон) В. А. [russkiyyazik.ru/487/ Местоимение] // Русский язык. Энциклопедия / Гл. ред. Ю. Н. Караулов. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Научное издательство «Большая Российская энциклопедия»; Издательский дом «Дрофа», 1997. — С. 231—233. — 721 с. — ISBN 5-85270-248-X.
  183. Морфология современного русского языка, 2009, с. 240—241.
  184. Лопатин, Улуханов, 2005, с. 473.
  185. Морфология современного русского языка, 2009, с. 294—295.
  186. Морфология современного русского языка, 2009, с. 296.
  187. 1 2 3 4 Лопатин, Улуханов, 2005, с. 487.
  188. Русская грамматика, том I, 1980, с. 533.
  189. Русская грамматика, том I, 1980, с. 535.
  190. Русская грамматика, том I, 1980, с. 534.
  191. Лопатин, Улуханов, 2005, с. 488.
  192. Лопатин, Улуханов, 2005, с. 466.
  193. Лопатин, Улуханов, 2005, с. 475—476.
  194. 1 2 3 4 5 6 7 Лопатин В. В., Улуханов И. С. [russkiyyazik.ru/173/ Глагол] // Русский язык. Энциклопедия / Гл. ред. Ю. Н. Караулов. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Научное издательство «Большая Российская энциклопедия»; Издательский дом «Дрофа», 1997. — С. 82—86. — 721 с. — ISBN 5-85270-248-X.
  195. Русская грамматика, том I, 1980, с. 671—672.
  196. Морфология современного русского языка, 2009, с. 483—484.
  197. Лопатин, Улуханов, 2005, с. 467.
  198. Морфология современного русского языка, 2009, с. 406—408.
  199. Русская грамматика, том I, 1980, с. 612.
  200. Лопатин, Улуханов, 2005, с. 468—469.
  201. Лопатин, Улуханов, 2005, с. 469—470.
  202. Русская грамматика, том I, 1980, с. 611—612.
  203. Лопатин, Улуханов, 2005, с. 466—467.
  204. Русская грамматика, том I, 1980, с. 644—645.
  205. Лопатин, Улуханов, 2005, с. 489.
  206. Морфология современного русского языка, 2009, с. 489.
  207. Морфология современного русского языка, 2009, с. 488.
  208. Лопатин, Улуханов, 2005, с. 489—490.
  209. Морфология современного русского языка, 2009, с. 489—490.
  210. Лопатин, Улуханов, 2005, с. 472—473.
  211. Лопатин, Улуханов, 2005, с. 492—493.
  212. Русская грамматика, том I, 1980, с. 617.
  213. Лопатин, Улуханов, 2005, с. 471.
  214. Русская грамматика, том I, 1980, с. 624—625.
  215. 1 2 Лопатин, Улуханов, 2005, с. 491.
  216. 1 2 Лопатин, Улуханов, 2005, с. 492.
  217. Морфология современного русского языка, 2009, с. 445.
  218. Лопатин, Улуханов, 2005, с. 476.
  219. Русская грамматика, том I, 1980, с. 662.
  220. Лопатин, Улуханов, 2005, с. 493—495.
  221. Лопатин, Улуханов, 2005, с. 476—477.
  222. Русская грамматика, том I, 1980, с. 701—703.
  223. Морфология современного русского языка, 2009, с. 502—507.
  224. Русская грамматика, том I, 1980, с. 704—708.
  225. Русская грамматика, том I, 1980, с. 712.
  226. Русская грамматика, том I, 1980, с. 719.
  227. 1 2 Лопатин, Улуханов, 2005, с. 478—479.
  228. Русская грамматика, том I, 1980, с. 724—729.
  229. Лопатин, Улуханов, 2005, с. 479.
  230. Русская грамматика, том I, 1980, с. 731.
  231. Лопатин, Улуханов, 2005, с. 497—498.
  232. Русская грамматика, том I, 1980, с. 136—138.
  233. Русская грамматика, том II, 1980, с. 93—94.
  234. 1 2 Лопатин, Улуханов, 2005, с. 503.
  235. Русская грамматика, том II, 1980, с. 94—96.
  236. Русская грамматика, том II, 1980, с. 190—209.
  237. Лопатин, Улуханов, 2005, с. 503—504.
  238. Русская грамматика, том II, 1980, с. 386.
  239. Лопатин, Улуханов, 2005, с. 504—505.
  240. 1 2 Лопатин, Улуханов, 2005, с. 505.
  241. Русский язык, 2001, с. 188—191.
  242. Копорская Е. С. [russkiyyazik.ru/845/ Славянизмы] // Русский язык. Энциклопедия / Гл. ред. Ю. Н. Караулов. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Научное издательство «Большая Российская энциклопедия»; Издательский дом «Дрофа», 1997. — С. 487—489. — 721 с. — ISBN 5-85270-248-X.
  243. Русский язык, 2001, с. 195—196.
  244. Русский язык, 2001, с. 196—197.
  245. Русский язык, 2001, с. 197.
  246. 1 2 Лопатин, Улуханов, 2005, с. 506—507.
  247. Русский язык, 2001, с. 197—198.
  248. Русский язык, 2001, с. 198—200.
  249. Лопатин, Улуханов, 2005, с. 507.
  250. 1 2 3 4 5 6 Шведова Н. Ю., Колесов В. В., Митрофанова О. Д., Костомаров В. Г. [russkiyyazik.ru/789/ Русистика] // Русский язык. Энциклопедия / Гл. ред. Ю. Н. Караулов. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Научное издательство «Большая Российская энциклопедия»; Издательский дом «Дрофа», 1997. — С. 430—434. — 721 с. — ISBN 5-85270-248-X.
  251. Иванов В. В. [tapemark.narod.ru/les/133b.html Диалектология] // Лингвистический энциклопедический словарь / Под ред. В. Н. Ярцевой. — М.: Советская энциклопедия, 1990. — 685 с. — ISBN 5-85270-031-2.
  252. Рождественский Ю. В. [tapemark.narod.ru/les/084a.html Виноградовская школа] // Лингвистический энциклопедический словарь / Под ред. В. Н. Ярцевой. — М.: Советская энциклопедия, 1990. — 685 с. — ISBN 5-85270-031-2.

Литература

Ссылки


Отрывок, характеризующий Русский язык

Княжна Элен улыбалась; она поднялась с тою же неизменяющеюся улыбкой вполне красивой женщины, с которою она вошла в гостиную. Слегка шумя своею белою бальною робой, убранною плющем и мохом, и блестя белизною плеч, глянцем волос и брильянтов, она прошла между расступившимися мужчинами и прямо, не глядя ни на кого, но всем улыбаясь и как бы любезно предоставляя каждому право любоваться красотою своего стана, полных плеч, очень открытой, по тогдашней моде, груди и спины, и как будто внося с собою блеск бала, подошла к Анне Павловне. Элен была так хороша, что не только не было в ней заметно и тени кокетства, но, напротив, ей как будто совестно было за свою несомненную и слишком сильно и победительно действующую красоту. Она как будто желала и не могла умалить действие своей красоты. Quelle belle personne! [Какая красавица!] – говорил каждый, кто ее видел.
Как будто пораженный чем то необычайным, виконт пожал плечами и о опустил глаза в то время, как она усаживалась перед ним и освещала и его всё тою же неизменною улыбкой.
– Madame, je crains pour mes moyens devant un pareil auditoire, [Я, право, опасаюсь за свои способности перед такой публикой,] сказал он, наклоняя с улыбкой голову.
Княжна облокотила свою открытую полную руку на столик и не нашла нужным что либо сказать. Она улыбаясь ждала. Во все время рассказа она сидела прямо, посматривая изредка то на свою полную красивую руку, которая от давления на стол изменила свою форму, то на еще более красивую грудь, на которой она поправляла брильянтовое ожерелье; поправляла несколько раз складки своего платья и, когда рассказ производил впечатление, оглядывалась на Анну Павловну и тотчас же принимала то самое выражение, которое было на лице фрейлины, и потом опять успокоивалась в сияющей улыбке. Вслед за Элен перешла и маленькая княгиня от чайного стола.
– Attendez moi, je vais prendre mon ouvrage, [Подождите, я возьму мою работу,] – проговорила она. – Voyons, a quoi pensez vous? – обратилась она к князю Ипполиту: – apportez moi mon ridicule. [О чем вы думаете? Принесите мой ридикюль.]
Княгиня, улыбаясь и говоря со всеми, вдруг произвела перестановку и, усевшись, весело оправилась.
– Теперь мне хорошо, – приговаривала она и, попросив начинать, принялась за работу.
Князь Ипполит перенес ей ридикюль, перешел за нею и, близко придвинув к ней кресло, сел подле нее.
Le charmant Hippolyte [Очаровательный Ипполит] поражал своим необыкновенным сходством с сестрою красавицей и еще более тем, что, несмотря на сходство, он был поразительно дурен собой. Черты его лица были те же, как и у сестры, но у той все освещалось жизнерадостною, самодовольною, молодою, неизменною улыбкой жизни и необычайною, античною красотой тела; у брата, напротив, то же лицо было отуманено идиотизмом и неизменно выражало самоуверенную брюзгливость, а тело было худощаво и слабо. Глаза, нос, рот – все сжималось как будто в одну неопределенную и скучную гримасу, а руки и ноги всегда принимали неестественное положение.
– Ce n'est pas une histoire de revenants? [Это не история о привидениях?] – сказал он, усевшись подле княгини и торопливо пристроив к глазам свой лорнет, как будто без этого инструмента он не мог начать говорить.
– Mais non, mon cher, [Вовсе нет,] – пожимая плечами, сказал удивленный рассказчик.
– C'est que je deteste les histoires de revenants, [Дело в том, что я терпеть не могу историй о привидениях,] – сказал он таким тоном, что видно было, – он сказал эти слова, а потом уже понял, что они значили.
Из за самоуверенности, с которой он говорил, никто не мог понять, очень ли умно или очень глупо то, что он сказал. Он был в темнозеленом фраке, в панталонах цвета cuisse de nymphe effrayee, [бедра испуганной нимфы,] как он сам говорил, в чулках и башмаках.
Vicomte [Виконт] рассказал очень мило о том ходившем тогда анекдоте, что герцог Энгиенский тайно ездил в Париж для свидания с m lle George, [мадмуазель Жорж,] и что там он встретился с Бонапарте, пользовавшимся тоже милостями знаменитой актрисы, и что там, встретившись с герцогом, Наполеон случайно упал в тот обморок, которому он был подвержен, и находился во власти герцога, которой герцог не воспользовался, но что Бонапарте впоследствии за это то великодушие и отмстил смертью герцогу.
Рассказ был очень мил и интересен, особенно в том месте, где соперники вдруг узнают друг друга, и дамы, казалось, были в волнении.
– Charmant, [Очаровательно,] – сказала Анна Павловна, оглядываясь вопросительно на маленькую княгиню.
– Charmant, – прошептала маленькая княгиня, втыкая иголку в работу, как будто в знак того, что интерес и прелесть рассказа мешают ей продолжать работу.
Виконт оценил эту молчаливую похвалу и, благодарно улыбнувшись, стал продолжать; но в это время Анна Павловна, все поглядывавшая на страшного для нее молодого человека, заметила, что он что то слишком горячо и громко говорит с аббатом, и поспешила на помощь к опасному месту. Действительно, Пьеру удалось завязать с аббатом разговор о политическом равновесии, и аббат, видимо заинтересованный простодушной горячностью молодого человека, развивал перед ним свою любимую идею. Оба слишком оживленно и естественно слушали и говорили, и это то не понравилось Анне Павловне.
– Средство – Европейское равновесие и droit des gens [международное право], – говорил аббат. – Стоит одному могущественному государству, как Россия, прославленному за варварство, стать бескорыстно во главе союза, имеющего целью равновесие Европы, – и она спасет мир!
– Как же вы найдете такое равновесие? – начал было Пьер; но в это время подошла Анна Павловна и, строго взглянув на Пьера, спросила итальянца о том, как он переносит здешний климат. Лицо итальянца вдруг изменилось и приняло оскорбительно притворно сладкое выражение, которое, видимо, было привычно ему в разговоре с женщинами.
– Я так очарован прелестями ума и образования общества, в особенности женского, в которое я имел счастье быть принят, что не успел еще подумать о климате, – сказал он.
Не выпуская уже аббата и Пьера, Анна Павловна для удобства наблюдения присоединила их к общему кружку.


В это время в гостиную вошло новое лицо. Новое лицо это был молодой князь Андрей Болконский, муж маленькой княгини. Князь Болконский был небольшого роста, весьма красивый молодой человек с определенными и сухими чертами. Всё в его фигуре, начиная от усталого, скучающего взгляда до тихого мерного шага, представляло самую резкую противоположность с его маленькою, оживленною женой. Ему, видимо, все бывшие в гостиной не только были знакомы, но уж надоели ему так, что и смотреть на них и слушать их ему было очень скучно. Из всех же прискучивших ему лиц, лицо его хорошенькой жены, казалось, больше всех ему надоело. С гримасой, портившею его красивое лицо, он отвернулся от нее. Он поцеловал руку Анны Павловны и, щурясь, оглядел всё общество.
– Vous vous enrolez pour la guerre, mon prince? [Вы собираетесь на войну, князь?] – сказала Анна Павловна.
– Le general Koutouzoff, – сказал Болконский, ударяя на последнем слоге zoff , как француз, – a bien voulu de moi pour aide de camp… [Генералу Кутузову угодно меня к себе в адъютанты.]
– Et Lise, votre femme? [А Лиза, ваша жена?]
– Она поедет в деревню.
– Как вам не грех лишать нас вашей прелестной жены?
– Andre, [Андрей,] – сказала его жена, обращаясь к мужу тем же кокетливым тоном, каким она обращалась к посторонним, – какую историю нам рассказал виконт о m lle Жорж и Бонапарте!
Князь Андрей зажмурился и отвернулся. Пьер, со времени входа князя Андрея в гостиную не спускавший с него радостных, дружелюбных глаз, подошел к нему и взял его за руку. Князь Андрей, не оглядываясь, морщил лицо в гримасу, выражавшую досаду на того, кто трогает его за руку, но, увидав улыбающееся лицо Пьера, улыбнулся неожиданно доброй и приятной улыбкой.
– Вот как!… И ты в большом свете! – сказал он Пьеру.
– Я знал, что вы будете, – отвечал Пьер. – Я приеду к вам ужинать, – прибавил он тихо, чтобы не мешать виконту, который продолжал свой рассказ. – Можно?
– Нет, нельзя, – сказал князь Андрей смеясь, пожатием руки давая знать Пьеру, что этого не нужно спрашивать.
Он что то хотел сказать еще, но в это время поднялся князь Василий с дочерью, и два молодых человека встали, чтобы дать им дорогу.
– Вы меня извините, мой милый виконт, – сказал князь Василий французу, ласково притягивая его за рукав вниз к стулу, чтоб он не вставал. – Этот несчастный праздник у посланника лишает меня удовольствия и прерывает вас. Очень мне грустно покидать ваш восхитительный вечер, – сказал он Анне Павловне.
Дочь его, княжна Элен, слегка придерживая складки платья, пошла между стульев, и улыбка сияла еще светлее на ее прекрасном лице. Пьер смотрел почти испуганными, восторженными глазами на эту красавицу, когда она проходила мимо него.
– Очень хороша, – сказал князь Андрей.
– Очень, – сказал Пьер.
Проходя мимо, князь Василий схватил Пьера за руку и обратился к Анне Павловне.
– Образуйте мне этого медведя, – сказал он. – Вот он месяц живет у меня, и в первый раз я его вижу в свете. Ничто так не нужно молодому человеку, как общество умных женщин.


Анна Павловна улыбнулась и обещалась заняться Пьером, который, она знала, приходился родня по отцу князю Василью. Пожилая дама, сидевшая прежде с ma tante, торопливо встала и догнала князя Василья в передней. С лица ее исчезла вся прежняя притворность интереса. Доброе, исплаканное лицо ее выражало только беспокойство и страх.
– Что же вы мне скажете, князь, о моем Борисе? – сказала она, догоняя его в передней. (Она выговаривала имя Борис с особенным ударением на о ). – Я не могу оставаться дольше в Петербурге. Скажите, какие известия я могу привезти моему бедному мальчику?
Несмотря на то, что князь Василий неохотно и почти неучтиво слушал пожилую даму и даже выказывал нетерпение, она ласково и трогательно улыбалась ему и, чтоб он не ушел, взяла его за руку.
– Что вам стоит сказать слово государю, и он прямо будет переведен в гвардию, – просила она.
– Поверьте, что я сделаю всё, что могу, княгиня, – отвечал князь Василий, – но мне трудно просить государя; я бы советовал вам обратиться к Румянцеву, через князя Голицына: это было бы умнее.
Пожилая дама носила имя княгини Друбецкой, одной из лучших фамилий России, но она была бедна, давно вышла из света и утратила прежние связи. Она приехала теперь, чтобы выхлопотать определение в гвардию своему единственному сыну. Только затем, чтоб увидеть князя Василия, она назвалась и приехала на вечер к Анне Павловне, только затем она слушала историю виконта. Она испугалась слов князя Василия; когда то красивое лицо ее выразило озлобление, но это продолжалось только минуту. Она опять улыбнулась и крепче схватила за руку князя Василия.
– Послушайте, князь, – сказала она, – я никогда не просила вас, никогда не буду просить, никогда не напоминала вам о дружбе моего отца к вам. Но теперь, я Богом заклинаю вас, сделайте это для моего сына, и я буду считать вас благодетелем, – торопливо прибавила она. – Нет, вы не сердитесь, а вы обещайте мне. Я просила Голицына, он отказал. Soyez le bon enfant que vous аvez ete, [Будьте добрым малым, как вы были,] – говорила она, стараясь улыбаться, тогда как в ее глазах были слезы.
– Папа, мы опоздаем, – сказала, повернув свою красивую голову на античных плечах, княжна Элен, ожидавшая у двери.
Но влияние в свете есть капитал, который надо беречь, чтоб он не исчез. Князь Василий знал это, и, раз сообразив, что ежели бы он стал просить за всех, кто его просит, то вскоре ему нельзя было бы просить за себя, он редко употреблял свое влияние. В деле княгини Друбецкой он почувствовал, однако, после ее нового призыва, что то вроде укора совести. Она напомнила ему правду: первыми шагами своими в службе он был обязан ее отцу. Кроме того, он видел по ее приемам, что она – одна из тех женщин, особенно матерей, которые, однажды взяв себе что нибудь в голову, не отстанут до тех пор, пока не исполнят их желания, а в противном случае готовы на ежедневные, ежеминутные приставания и даже на сцены. Это последнее соображение поколебало его.
– Chere Анна Михайловна, – сказал он с своею всегдашнею фамильярностью и скукой в голосе, – для меня почти невозможно сделать то, что вы хотите; но чтобы доказать вам, как я люблю вас и чту память покойного отца вашего, я сделаю невозможное: сын ваш будет переведен в гвардию, вот вам моя рука. Довольны вы?
– Милый мой, вы благодетель! Я иного и не ждала от вас; я знала, как вы добры.
Он хотел уйти.
– Постойте, два слова. Une fois passe aux gardes… [Раз он перейдет в гвардию…] – Она замялась: – Вы хороши с Михаилом Иларионовичем Кутузовым, рекомендуйте ему Бориса в адъютанты. Тогда бы я была покойна, и тогда бы уж…
Князь Василий улыбнулся.
– Этого не обещаю. Вы не знаете, как осаждают Кутузова с тех пор, как он назначен главнокомандующим. Он мне сам говорил, что все московские барыни сговорились отдать ему всех своих детей в адъютанты.
– Нет, обещайте, я не пущу вас, милый, благодетель мой…
– Папа! – опять тем же тоном повторила красавица, – мы опоздаем.
– Ну, au revoir, [до свиданья,] прощайте. Видите?
– Так завтра вы доложите государю?
– Непременно, а Кутузову не обещаю.
– Нет, обещайте, обещайте, Basile, [Василий,] – сказала вслед ему Анна Михайловна, с улыбкой молодой кокетки, которая когда то, должно быть, была ей свойственна, а теперь так не шла к ее истощенному лицу.
Она, видимо, забыла свои годы и пускала в ход, по привычке, все старинные женские средства. Но как только он вышел, лицо ее опять приняло то же холодное, притворное выражение, которое было на нем прежде. Она вернулась к кружку, в котором виконт продолжал рассказывать, и опять сделала вид, что слушает, дожидаясь времени уехать, так как дело ее было сделано.
– Но как вы находите всю эту последнюю комедию du sacre de Milan? [миланского помазания?] – сказала Анна Павловна. Et la nouvelle comedie des peuples de Genes et de Lucques, qui viennent presenter leurs voeux a M. Buonaparte assis sur un trone, et exaucant les voeux des nations! Adorable! Non, mais c'est a en devenir folle! On dirait, que le monde entier a perdu la tete. [И вот новая комедия: народы Генуи и Лукки изъявляют свои желания господину Бонапарте. И господин Бонапарте сидит на троне и исполняет желания народов. 0! это восхитительно! Нет, от этого можно с ума сойти. Подумаешь, что весь свет потерял голову.]
Князь Андрей усмехнулся, прямо глядя в лицо Анны Павловны.
– «Dieu me la donne, gare a qui la touche», – сказал он (слова Бонапарте, сказанные при возложении короны). – On dit qu'il a ete tres beau en prononcant ces paroles, [Бог мне дал корону. Беда тому, кто ее тронет. – Говорят, он был очень хорош, произнося эти слова,] – прибавил он и еще раз повторил эти слова по итальянски: «Dio mi la dona, guai a chi la tocca».
– J'espere enfin, – продолжала Анна Павловна, – que ca a ete la goutte d'eau qui fera deborder le verre. Les souverains ne peuvent plus supporter cet homme, qui menace tout. [Надеюсь, что это была, наконец, та капля, которая переполнит стакан. Государи не могут более терпеть этого человека, который угрожает всему.]
– Les souverains? Je ne parle pas de la Russie, – сказал виконт учтиво и безнадежно: – Les souverains, madame! Qu'ont ils fait pour Louis XVII, pour la reine, pour madame Elisabeth? Rien, – продолжал он одушевляясь. – Et croyez moi, ils subissent la punition pour leur trahison de la cause des Bourbons. Les souverains? Ils envoient des ambassadeurs complimenter l'usurpateur. [Государи! Я не говорю о России. Государи! Но что они сделали для Людовика XVII, для королевы, для Елизаветы? Ничего. И, поверьте мне, они несут наказание за свою измену делу Бурбонов. Государи! Они шлют послов приветствовать похитителя престола.]
И он, презрительно вздохнув, опять переменил положение. Князь Ипполит, долго смотревший в лорнет на виконта, вдруг при этих словах повернулся всем телом к маленькой княгине и, попросив у нее иголку, стал показывать ей, рисуя иголкой на столе, герб Конде. Он растолковывал ей этот герб с таким значительным видом, как будто княгиня просила его об этом.
– Baton de gueules, engrele de gueules d'azur – maison Conde, [Фраза, не переводимая буквально, так как состоит из условных геральдических терминов, не вполне точно употребленных. Общий смысл такой : Герб Конде представляет щит с красными и синими узкими зазубренными полосами,] – говорил он.
Княгиня, улыбаясь, слушала.
– Ежели еще год Бонапарте останется на престоле Франции, – продолжал виконт начатый разговор, с видом человека не слушающего других, но в деле, лучше всех ему известном, следящего только за ходом своих мыслей, – то дела пойдут слишком далеко. Интригой, насилием, изгнаниями, казнями общество, я разумею хорошее общество, французское, навсегда будет уничтожено, и тогда…
Он пожал плечами и развел руками. Пьер хотел было сказать что то: разговор интересовал его, но Анна Павловна, караулившая его, перебила.
– Император Александр, – сказала она с грустью, сопутствовавшей всегда ее речам об императорской фамилии, – объявил, что он предоставит самим французам выбрать образ правления. И я думаю, нет сомнения, что вся нация, освободившись от узурпатора, бросится в руки законного короля, – сказала Анна Павловна, стараясь быть любезной с эмигрантом и роялистом.
– Это сомнительно, – сказал князь Андрей. – Monsieur le vicomte [Господин виконт] совершенно справедливо полагает, что дела зашли уже слишком далеко. Я думаю, что трудно будет возвратиться к старому.
– Сколько я слышал, – краснея, опять вмешался в разговор Пьер, – почти всё дворянство перешло уже на сторону Бонапарта.
– Это говорят бонапартисты, – сказал виконт, не глядя на Пьера. – Теперь трудно узнать общественное мнение Франции.
– Bonaparte l'a dit, [Это сказал Бонапарт,] – сказал князь Андрей с усмешкой.
(Видно было, что виконт ему не нравился, и что он, хотя и не смотрел на него, против него обращал свои речи.)
– «Je leur ai montre le chemin de la gloire» – сказал он после недолгого молчания, опять повторяя слова Наполеона: – «ils n'en ont pas voulu; je leur ai ouvert mes antichambres, ils se sont precipites en foule»… Je ne sais pas a quel point il a eu le droit de le dire. [Я показал им путь славы: они не хотели; я открыл им мои передние: они бросились толпой… Не знаю, до какой степени имел он право так говорить.]
– Aucun, [Никакого,] – возразил виконт. – После убийства герцога даже самые пристрастные люди перестали видеть в нем героя. Si meme ca a ete un heros pour certaines gens, – сказал виконт, обращаясь к Анне Павловне, – depuis l'assassinat du duc il y a un Marietyr de plus dans le ciel, un heros de moins sur la terre. [Если он и был героем для некоторых людей, то после убиения герцога одним мучеником стало больше на небесах и одним героем меньше на земле.]
Не успели еще Анна Павловна и другие улыбкой оценить этих слов виконта, как Пьер опять ворвался в разговор, и Анна Павловна, хотя и предчувствовавшая, что он скажет что нибудь неприличное, уже не могла остановить его.
– Казнь герцога Энгиенского, – сказал мсье Пьер, – была государственная необходимость; и я именно вижу величие души в том, что Наполеон не побоялся принять на себя одного ответственность в этом поступке.
– Dieul mon Dieu! [Боже! мой Боже!] – страшным шопотом проговорила Анна Павловна.
– Comment, M. Pierre, vous trouvez que l'assassinat est grandeur d'ame, [Как, мсье Пьер, вы видите в убийстве величие души,] – сказала маленькая княгиня, улыбаясь и придвигая к себе работу.
– Ah! Oh! – сказали разные голоса.
– Capital! [Превосходно!] – по английски сказал князь Ипполит и принялся бить себя ладонью по коленке.
Виконт только пожал плечами. Пьер торжественно посмотрел поверх очков на слушателей.
– Я потому так говорю, – продолжал он с отчаянностью, – что Бурбоны бежали от революции, предоставив народ анархии; а один Наполеон умел понять революцию, победить ее, и потому для общего блага он не мог остановиться перед жизнью одного человека.
– Не хотите ли перейти к тому столу? – сказала Анна Павловна.
Но Пьер, не отвечая, продолжал свою речь.
– Нет, – говорил он, все более и более одушевляясь, – Наполеон велик, потому что он стал выше революции, подавил ее злоупотребления, удержав всё хорошее – и равенство граждан, и свободу слова и печати – и только потому приобрел власть.
– Да, ежели бы он, взяв власть, не пользуясь ею для убийства, отдал бы ее законному королю, – сказал виконт, – тогда бы я назвал его великим человеком.
– Он бы не мог этого сделать. Народ отдал ему власть только затем, чтоб он избавил его от Бурбонов, и потому, что народ видел в нем великого человека. Революция была великое дело, – продолжал мсье Пьер, выказывая этим отчаянным и вызывающим вводным предложением свою великую молодость и желание всё полнее высказать.
– Революция и цареубийство великое дело?…После этого… да не хотите ли перейти к тому столу? – повторила Анна Павловна.
– Contrat social, [Общественный договор,] – с кроткой улыбкой сказал виконт.
– Я не говорю про цареубийство. Я говорю про идеи.
– Да, идеи грабежа, убийства и цареубийства, – опять перебил иронический голос.
– Это были крайности, разумеется, но не в них всё значение, а значение в правах человека, в эманципации от предрассудков, в равенстве граждан; и все эти идеи Наполеон удержал во всей их силе.
– Свобода и равенство, – презрительно сказал виконт, как будто решившийся, наконец, серьезно доказать этому юноше всю глупость его речей, – всё громкие слова, которые уже давно компрометировались. Кто же не любит свободы и равенства? Еще Спаситель наш проповедывал свободу и равенство. Разве после революции люди стали счастливее? Напротив. Mы хотели свободы, а Бонапарте уничтожил ее.
Князь Андрей с улыбкой посматривал то на Пьера, то на виконта, то на хозяйку. В первую минуту выходки Пьера Анна Павловна ужаснулась, несмотря на свою привычку к свету; но когда она увидела, что, несмотря на произнесенные Пьером святотатственные речи, виконт не выходил из себя, и когда она убедилась, что замять этих речей уже нельзя, она собралась с силами и, присоединившись к виконту, напала на оратора.
– Mais, mon cher m r Pierre, [Но, мой милый Пьер,] – сказала Анна Павловна, – как же вы объясняете великого человека, который мог казнить герцога, наконец, просто человека, без суда и без вины?
– Я бы спросил, – сказал виконт, – как monsieur объясняет 18 брюмера. Разве это не обман? C'est un escamotage, qui ne ressemble nullement a la maniere d'agir d'un grand homme. [Это шулерство, вовсе не похожее на образ действий великого человека.]
– А пленные в Африке, которых он убил? – сказала маленькая княгиня. – Это ужасно! – И она пожала плечами.
– C'est un roturier, vous aurez beau dire, [Это проходимец, что бы вы ни говорили,] – сказал князь Ипполит.
Мсье Пьер не знал, кому отвечать, оглянул всех и улыбнулся. Улыбка у него была не такая, какая у других людей, сливающаяся с неулыбкой. У него, напротив, когда приходила улыбка, то вдруг, мгновенно исчезало серьезное и даже несколько угрюмое лицо и являлось другое – детское, доброе, даже глуповатое и как бы просящее прощения.
Виконту, который видел его в первый раз, стало ясно, что этот якобинец совсем не так страшен, как его слова. Все замолчали.
– Как вы хотите, чтобы он всем отвечал вдруг? – сказал князь Андрей. – Притом надо в поступках государственного человека различать поступки частного лица, полководца или императора. Мне так кажется.
– Да, да, разумеется, – подхватил Пьер, обрадованный выступавшею ему подмогой.
– Нельзя не сознаться, – продолжал князь Андрей, – Наполеон как человек велик на Аркольском мосту, в госпитале в Яффе, где он чумным подает руку, но… но есть другие поступки, которые трудно оправдать.
Князь Андрей, видимо желавший смягчить неловкость речи Пьера, приподнялся, сбираясь ехать и подавая знак жене.

Вдруг князь Ипполит поднялся и, знаками рук останавливая всех и прося присесть, заговорил:
– Ah! aujourd'hui on m'a raconte une anecdote moscovite, charmante: il faut que je vous en regale. Vous m'excusez, vicomte, il faut que je raconte en russe. Autrement on ne sentira pas le sel de l'histoire. [Сегодня мне рассказали прелестный московский анекдот; надо вас им поподчивать. Извините, виконт, я буду рассказывать по русски, иначе пропадет вся соль анекдота.]
И князь Ипполит начал говорить по русски таким выговором, каким говорят французы, пробывшие с год в России. Все приостановились: так оживленно, настоятельно требовал князь Ипполит внимания к своей истории.
– В Moscou есть одна барыня, une dame. И она очень скупа. Ей нужно было иметь два valets de pied [лакея] за карета. И очень большой ростом. Это было ее вкусу. И она имела une femme de chambre [горничную], еще большой росту. Она сказала…
Тут князь Ипполит задумался, видимо с трудом соображая.
– Она сказала… да, она сказала: «девушка (a la femme de chambre), надень livree [ливрею] и поедем со мной, за карета, faire des visites». [делать визиты.]
Тут князь Ипполит фыркнул и захохотал гораздо прежде своих слушателей, что произвело невыгодное для рассказчика впечатление. Однако многие, и в том числе пожилая дама и Анна Павловна, улыбнулись.
– Она поехала. Незапно сделался сильный ветер. Девушка потеряла шляпа, и длинны волоса расчесались…
Тут он не мог уже более держаться и стал отрывисто смеяться и сквозь этот смех проговорил:
– И весь свет узнал…
Тем анекдот и кончился. Хотя и непонятно было, для чего он его рассказывает и для чего его надо было рассказать непременно по русски, однако Анна Павловна и другие оценили светскую любезность князя Ипполита, так приятно закончившего неприятную и нелюбезную выходку мсье Пьера. Разговор после анекдота рассыпался на мелкие, незначительные толки о будущем и прошедшем бале, спектакле, о том, когда и где кто увидится.


Поблагодарив Анну Павловну за ее charmante soiree, [очаровательный вечер,] гости стали расходиться.
Пьер был неуклюж. Толстый, выше обыкновенного роста, широкий, с огромными красными руками, он, как говорится, не умел войти в салон и еще менее умел из него выйти, то есть перед выходом сказать что нибудь особенно приятное. Кроме того, он был рассеян. Вставая, он вместо своей шляпы захватил трехугольную шляпу с генеральским плюмажем и держал ее, дергая султан, до тех пор, пока генерал не попросил возвратить ее. Но вся его рассеянность и неуменье войти в салон и говорить в нем выкупались выражением добродушия, простоты и скромности. Анна Павловна повернулась к нему и, с христианскою кротостью выражая прощение за его выходку, кивнула ему и сказала:
– Надеюсь увидать вас еще, но надеюсь тоже, что вы перемените свои мнения, мой милый мсье Пьер, – сказала она.
Когда она сказала ему это, он ничего не ответил, только наклонился и показал всем еще раз свою улыбку, которая ничего не говорила, разве только вот что: «Мнения мнениями, а вы видите, какой я добрый и славный малый». И все, и Анна Павловна невольно почувствовали это.
Князь Андрей вышел в переднюю и, подставив плечи лакею, накидывавшему ему плащ, равнодушно прислушивался к болтовне своей жены с князем Ипполитом, вышедшим тоже в переднюю. Князь Ипполит стоял возле хорошенькой беременной княгини и упорно смотрел прямо на нее в лорнет.
– Идите, Annette, вы простудитесь, – говорила маленькая княгиня, прощаясь с Анной Павловной. – C'est arrete, [Решено,] – прибавила она тихо.
Анна Павловна уже успела переговорить с Лизой о сватовстве, которое она затевала между Анатолем и золовкой маленькой княгини.
– Я надеюсь на вас, милый друг, – сказала Анна Павловна тоже тихо, – вы напишете к ней и скажете мне, comment le pere envisagera la chose. Au revoir, [Как отец посмотрит на дело. До свидания,] – и она ушла из передней.
Князь Ипполит подошел к маленькой княгине и, близко наклоняя к ней свое лицо, стал полушопотом что то говорить ей.
Два лакея, один княгинин, другой его, дожидаясь, когда они кончат говорить, стояли с шалью и рединготом и слушали их, непонятный им, французский говор с такими лицами, как будто они понимали, что говорится, но не хотели показывать этого. Княгиня, как всегда, говорила улыбаясь и слушала смеясь.
– Я очень рад, что не поехал к посланнику, – говорил князь Ипполит: – скука… Прекрасный вечер, не правда ли, прекрасный?
– Говорят, что бал будет очень хорош, – отвечала княгиня, вздергивая с усиками губку. – Все красивые женщины общества будут там.
– Не все, потому что вас там не будет; не все, – сказал князь Ипполит, радостно смеясь, и, схватив шаль у лакея, даже толкнул его и стал надевать ее на княгиню.
От неловкости или умышленно (никто бы не мог разобрать этого) он долго не опускал рук, когда шаль уже была надета, и как будто обнимал молодую женщину.
Она грациозно, но всё улыбаясь, отстранилась, повернулась и взглянула на мужа. У князя Андрея глаза были закрыты: так он казался усталым и сонным.
– Вы готовы? – спросил он жену, обходя ее взглядом.
Князь Ипполит торопливо надел свой редингот, который у него, по новому, был длиннее пяток, и, путаясь в нем, побежал на крыльцо за княгиней, которую лакей подсаживал в карету.
– Рrincesse, au revoir, [Княгиня, до свиданья,] – кричал он, путаясь языком так же, как и ногами.
Княгиня, подбирая платье, садилась в темноте кареты; муж ее оправлял саблю; князь Ипполит, под предлогом прислуживания, мешал всем.
– Па звольте, сударь, – сухо неприятно обратился князь Андрей по русски к князю Ипполиту, мешавшему ему пройти.
– Я тебя жду, Пьер, – ласково и нежно проговорил тот же голос князя Андрея.
Форейтор тронулся, и карета загремела колесами. Князь Ипполит смеялся отрывисто, стоя на крыльце и дожидаясь виконта, которого он обещал довезти до дому.

– Eh bien, mon cher, votre petite princesse est tres bien, tres bien, – сказал виконт, усевшись в карету с Ипполитом. – Mais tres bien. – Он поцеловал кончики своих пальцев. – Et tout a fait francaise. [Ну, мой дорогой, ваша маленькая княгиня очень мила! Очень мила и совершенная француженка.]
Ипполит, фыркнув, засмеялся.
– Et savez vous que vous etes terrible avec votre petit air innocent, – продолжал виконт. – Je plains le pauvre Mariei, ce petit officier, qui se donne des airs de prince regnant.. [А знаете ли, вы ужасный человек, несмотря на ваш невинный вид. Мне жаль бедного мужа, этого офицерика, который корчит из себя владетельную особу.]
Ипполит фыркнул еще и сквозь смех проговорил:
– Et vous disiez, que les dames russes ne valaient pas les dames francaises. Il faut savoir s'y prendre. [А вы говорили, что русские дамы хуже французских. Надо уметь взяться.]
Пьер, приехав вперед, как домашний человек, прошел в кабинет князя Андрея и тотчас же, по привычке, лег на диван, взял первую попавшуюся с полки книгу (это были Записки Цезаря) и принялся, облокотившись, читать ее из середины.
– Что ты сделал с m lle Шерер? Она теперь совсем заболеет, – сказал, входя в кабинет, князь Андрей и потирая маленькие, белые ручки.
Пьер поворотился всем телом, так что диван заскрипел, обернул оживленное лицо к князю Андрею, улыбнулся и махнул рукой.
– Нет, этот аббат очень интересен, но только не так понимает дело… По моему, вечный мир возможен, но я не умею, как это сказать… Но только не политическим равновесием…
Князь Андрей не интересовался, видимо, этими отвлеченными разговорами.
– Нельзя, mon cher, [мой милый,] везде всё говорить, что только думаешь. Ну, что ж, ты решился, наконец, на что нибудь? Кавалергард ты будешь или дипломат? – спросил князь Андрей после минутного молчания.
Пьер сел на диван, поджав под себя ноги.
– Можете себе представить, я всё еще не знаю. Ни то, ни другое мне не нравится.
– Но ведь надо на что нибудь решиться? Отец твой ждет.
Пьер с десятилетнего возраста был послан с гувернером аббатом за границу, где он пробыл до двадцатилетнего возраста. Когда он вернулся в Москву, отец отпустил аббата и сказал молодому человеку: «Теперь ты поезжай в Петербург, осмотрись и выбирай. Я на всё согласен. Вот тебе письмо к князю Василью, и вот тебе деньги. Пиши обо всем, я тебе во всем помога». Пьер уже три месяца выбирал карьеру и ничего не делал. Про этот выбор и говорил ему князь Андрей. Пьер потер себе лоб.
– Но он масон должен быть, – сказал он, разумея аббата, которого он видел на вечере.
– Всё это бредни, – остановил его опять князь Андрей, – поговорим лучше о деле. Был ты в конной гвардии?…
– Нет, не был, но вот что мне пришло в голову, и я хотел вам сказать. Теперь война против Наполеона. Ежели б это была война за свободу, я бы понял, я бы первый поступил в военную службу; но помогать Англии и Австрии против величайшего человека в мире… это нехорошо…
Князь Андрей только пожал плечами на детские речи Пьера. Он сделал вид, что на такие глупости нельзя отвечать; но действительно на этот наивный вопрос трудно было ответить что нибудь другое, чем то, что ответил князь Андрей.
– Ежели бы все воевали только по своим убеждениям, войны бы не было, – сказал он.
– Это то и было бы прекрасно, – сказал Пьер.
Князь Андрей усмехнулся.
– Очень может быть, что это было бы прекрасно, но этого никогда не будет…
– Ну, для чего вы идете на войну? – спросил Пьер.
– Для чего? я не знаю. Так надо. Кроме того я иду… – Oн остановился. – Я иду потому, что эта жизнь, которую я веду здесь, эта жизнь – не по мне!


В соседней комнате зашумело женское платье. Как будто очнувшись, князь Андрей встряхнулся, и лицо его приняло то же выражение, какое оно имело в гостиной Анны Павловны. Пьер спустил ноги с дивана. Вошла княгиня. Она была уже в другом, домашнем, но столь же элегантном и свежем платье. Князь Андрей встал, учтиво подвигая ей кресло.
– Отчего, я часто думаю, – заговорила она, как всегда, по французски, поспешно и хлопотливо усаживаясь в кресло, – отчего Анет не вышла замуж? Как вы все глупы, messurs, что на ней не женились. Вы меня извините, но вы ничего не понимаете в женщинах толку. Какой вы спорщик, мсье Пьер.
– Я и с мужем вашим всё спорю; не понимаю, зачем он хочет итти на войну, – сказал Пьер, без всякого стеснения (столь обыкновенного в отношениях молодого мужчины к молодой женщине) обращаясь к княгине.
Княгиня встрепенулась. Видимо, слова Пьера затронули ее за живое.
– Ах, вот я то же говорю! – сказала она. – Я не понимаю, решительно не понимаю, отчего мужчины не могут жить без войны? Отчего мы, женщины, ничего не хотим, ничего нам не нужно? Ну, вот вы будьте судьею. Я ему всё говорю: здесь он адъютант у дяди, самое блестящее положение. Все его так знают, так ценят. На днях у Апраксиных я слышала, как одна дама спрашивает: «c'est ca le fameux prince Andre?» Ma parole d'honneur! [Это знаменитый князь Андрей? Честное слово!] – Она засмеялась. – Он так везде принят. Он очень легко может быть и флигель адъютантом. Вы знаете, государь очень милостиво говорил с ним. Мы с Анет говорили, это очень легко было бы устроить. Как вы думаете?
Пьер посмотрел на князя Андрея и, заметив, что разговор этот не нравился его другу, ничего не отвечал.
– Когда вы едете? – спросил он.
– Ah! ne me parlez pas de ce depart, ne m'en parlez pas. Je ne veux pas en entendre parler, [Ах, не говорите мне про этот отъезд! Я не хочу про него слышать,] – заговорила княгиня таким капризно игривым тоном, каким она говорила с Ипполитом в гостиной, и который так, очевидно, не шел к семейному кружку, где Пьер был как бы членом. – Сегодня, когда я подумала, что надо прервать все эти дорогие отношения… И потом, ты знаешь, Andre? – Она значительно мигнула мужу. – J'ai peur, j'ai peur! [Мне страшно, мне страшно!] – прошептала она, содрогаясь спиною.
Муж посмотрел на нее с таким видом, как будто он был удивлен, заметив, что кто то еще, кроме его и Пьера, находился в комнате; и он с холодною учтивостью вопросительно обратился к жене:
– Чего ты боишься, Лиза? Я не могу понять, – сказал он.
– Вот как все мужчины эгоисты; все, все эгоисты! Сам из за своих прихотей, Бог знает зачем, бросает меня, запирает в деревню одну.
– С отцом и сестрой, не забудь, – тихо сказал князь Андрей.
– Всё равно одна, без моих друзей… И хочет, чтобы я не боялась.
Тон ее уже был ворчливый, губка поднялась, придавая лицу не радостное, а зверское, беличье выраженье. Она замолчала, как будто находя неприличным говорить при Пьере про свою беременность, тогда как в этом и состояла сущность дела.
– Всё таки я не понял, de quoi vous avez peur, [Чего ты боишься,] – медлительно проговорил князь Андрей, не спуская глаз с жены.
Княгиня покраснела и отчаянно взмахнула руками.
– Non, Andre, je dis que vous avez tellement, tellement change… [Нет, Андрей, я говорю: ты так, так переменился…]
– Твой доктор велит тебе раньше ложиться, – сказал князь Андрей. – Ты бы шла спать.
Княгиня ничего не сказала, и вдруг короткая с усиками губка задрожала; князь Андрей, встав и пожав плечами, прошел по комнате.
Пьер удивленно и наивно смотрел через очки то на него, то на княгиню и зашевелился, как будто он тоже хотел встать, но опять раздумывал.
– Что мне за дело, что тут мсье Пьер, – вдруг сказала маленькая княгиня, и хорошенькое лицо ее вдруг распустилось в слезливую гримасу. – Я тебе давно хотела сказать, Andre: за что ты ко мне так переменился? Что я тебе сделала? Ты едешь в армию, ты меня не жалеешь. За что?
– Lise! – только сказал князь Андрей; но в этом слове были и просьба, и угроза, и, главное, уверение в том, что она сама раскается в своих словах; но она торопливо продолжала:
– Ты обращаешься со мной, как с больною или с ребенком. Я всё вижу. Разве ты такой был полгода назад?
– Lise, я прошу вас перестать, – сказал князь Андрей еще выразительнее.
Пьер, всё более и более приходивший в волнение во время этого разговора, встал и подошел к княгине. Он, казалось, не мог переносить вида слез и сам готов был заплакать.
– Успокойтесь, княгиня. Вам это так кажется, потому что я вас уверяю, я сам испытал… отчего… потому что… Нет, извините, чужой тут лишний… Нет, успокойтесь… Прощайте…
Князь Андрей остановил его за руку.
– Нет, постой, Пьер. Княгиня так добра, что не захочет лишить меня удовольствия провести с тобою вечер.
– Нет, он только о себе думает, – проговорила княгиня, не удерживая сердитых слез.
– Lise, – сказал сухо князь Андрей, поднимая тон на ту степень, которая показывает, что терпение истощено.
Вдруг сердитое беличье выражение красивого личика княгини заменилось привлекательным и возбуждающим сострадание выражением страха; она исподлобья взглянула своими прекрасными глазками на мужа, и на лице ее показалось то робкое и признающееся выражение, какое бывает у собаки, быстро, но слабо помахивающей опущенным хвостом.
– Mon Dieu, mon Dieu! [Боже мой, Боже мой!] – проговорила княгиня и, подобрав одною рукой складку платья, подошла к мужу и поцеловала его в лоб.
– Bonsoir, Lise, [Доброй ночи, Лиза,] – сказал князь Андрей, вставая и учтиво, как у посторонней, целуя руку.


Друзья молчали. Ни тот, ни другой не начинал говорить. Пьер поглядывал на князя Андрея, князь Андрей потирал себе лоб своею маленькою рукой.
– Пойдем ужинать, – сказал он со вздохом, вставая и направляясь к двери.
Они вошли в изящно, заново, богато отделанную столовую. Всё, от салфеток до серебра, фаянса и хрусталя, носило на себе тот особенный отпечаток новизны, который бывает в хозяйстве молодых супругов. В середине ужина князь Андрей облокотился и, как человек, давно имеющий что нибудь на сердце и вдруг решающийся высказаться, с выражением нервного раздражения, в каком Пьер никогда еще не видал своего приятеля, начал говорить:
– Никогда, никогда не женись, мой друг; вот тебе мой совет: не женись до тех пор, пока ты не скажешь себе, что ты сделал всё, что мог, и до тех пор, пока ты не перестанешь любить ту женщину, какую ты выбрал, пока ты не увидишь ее ясно; а то ты ошибешься жестоко и непоправимо. Женись стариком, никуда негодным… А то пропадет всё, что в тебе есть хорошего и высокого. Всё истратится по мелочам. Да, да, да! Не смотри на меня с таким удивлением. Ежели ты ждешь от себя чего нибудь впереди, то на каждом шагу ты будешь чувствовать, что для тебя всё кончено, всё закрыто, кроме гостиной, где ты будешь стоять на одной доске с придворным лакеем и идиотом… Да что!…
Он энергически махнул рукой.
Пьер снял очки, отчего лицо его изменилось, еще более выказывая доброту, и удивленно глядел на друга.
– Моя жена, – продолжал князь Андрей, – прекрасная женщина. Это одна из тех редких женщин, с которою можно быть покойным за свою честь; но, Боже мой, чего бы я не дал теперь, чтобы не быть женатым! Это я тебе одному и первому говорю, потому что я люблю тебя.
Князь Андрей, говоря это, был еще менее похож, чем прежде, на того Болконского, который развалившись сидел в креслах Анны Павловны и сквозь зубы, щурясь, говорил французские фразы. Его сухое лицо всё дрожало нервическим оживлением каждого мускула; глаза, в которых прежде казался потушенным огонь жизни, теперь блестели лучистым, ярким блеском. Видно было, что чем безжизненнее казался он в обыкновенное время, тем энергичнее был он в эти минуты почти болезненного раздражения.
– Ты не понимаешь, отчего я это говорю, – продолжал он. – Ведь это целая история жизни. Ты говоришь, Бонапарте и его карьера, – сказал он, хотя Пьер и не говорил про Бонапарте. – Ты говоришь Бонапарте; но Бонапарте, когда он работал, шаг за шагом шел к цели, он был свободен, у него ничего не было, кроме его цели, – и он достиг ее. Но свяжи себя с женщиной – и как скованный колодник, теряешь всякую свободу. И всё, что есть в тебе надежд и сил, всё только тяготит и раскаянием мучает тебя. Гостиные, сплетни, балы, тщеславие, ничтожество – вот заколдованный круг, из которого я не могу выйти. Я теперь отправляюсь на войну, на величайшую войну, какая только бывала, а я ничего не знаю и никуда не гожусь. Je suis tres aimable et tres caustique, [Я очень мил и очень едок,] – продолжал князь Андрей, – и у Анны Павловны меня слушают. И это глупое общество, без которого не может жить моя жена, и эти женщины… Ежели бы ты только мог знать, что это такое toutes les femmes distinguees [все эти женщины хорошего общества] и вообще женщины! Отец мой прав. Эгоизм, тщеславие, тупоумие, ничтожество во всем – вот женщины, когда показываются все так, как они есть. Посмотришь на них в свете, кажется, что что то есть, а ничего, ничего, ничего! Да, не женись, душа моя, не женись, – кончил князь Андрей.
– Мне смешно, – сказал Пьер, – что вы себя, вы себя считаете неспособным, свою жизнь – испорченною жизнью. У вас всё, всё впереди. И вы…
Он не сказал, что вы , но уже тон его показывал, как высоко ценит он друга и как много ждет от него в будущем.
«Как он может это говорить!» думал Пьер. Пьер считал князя Андрея образцом всех совершенств именно оттого, что князь Андрей в высшей степени соединял все те качества, которых не было у Пьера и которые ближе всего можно выразить понятием – силы воли. Пьер всегда удивлялся способности князя Андрея спокойного обращения со всякого рода людьми, его необыкновенной памяти, начитанности (он всё читал, всё знал, обо всем имел понятие) и больше всего его способности работать и учиться. Ежели часто Пьера поражало в Андрее отсутствие способности мечтательного философствования (к чему особенно был склонен Пьер), то и в этом он видел не недостаток, а силу.
В самых лучших, дружеских и простых отношениях лесть или похвала необходимы, как подмазка необходима для колес, чтоб они ехали.
– Je suis un homme fini, [Я человек конченный,] – сказал князь Андрей. – Что обо мне говорить? Давай говорить о тебе, – сказал он, помолчав и улыбнувшись своим утешительным мыслям.
Улыбка эта в то же мгновение отразилась на лице Пьера.
– А обо мне что говорить? – сказал Пьер, распуская свой рот в беззаботную, веселую улыбку. – Что я такое? Je suis un batard [Я незаконный сын!] – И он вдруг багрово покраснел. Видно было, что он сделал большое усилие, чтобы сказать это. – Sans nom, sans fortune… [Без имени, без состояния…] И что ж, право… – Но он не сказал, что право . – Я cвободен пока, и мне хорошо. Я только никак не знаю, что мне начать. Я хотел серьезно посоветоваться с вами.
Князь Андрей добрыми глазами смотрел на него. Но во взгляде его, дружеском, ласковом, всё таки выражалось сознание своего превосходства.
– Ты мне дорог, особенно потому, что ты один живой человек среди всего нашего света. Тебе хорошо. Выбери, что хочешь; это всё равно. Ты везде будешь хорош, но одно: перестань ты ездить к этим Курагиным, вести эту жизнь. Так это не идет тебе: все эти кутежи, и гусарство, и всё…
– Que voulez vous, mon cher, – сказал Пьер, пожимая плечами, – les femmes, mon cher, les femmes! [Что вы хотите, дорогой мой, женщины, дорогой мой, женщины!]
– Не понимаю, – отвечал Андрей. – Les femmes comme il faut, [Порядочные женщины,] это другое дело; но les femmes Курагина, les femmes et le vin, [женщины Курагина, женщины и вино,] не понимаю!
Пьер жил y князя Василия Курагина и участвовал в разгульной жизни его сына Анатоля, того самого, которого для исправления собирались женить на сестре князя Андрея.
– Знаете что, – сказал Пьер, как будто ему пришла неожиданно счастливая мысль, – серьезно, я давно это думал. С этою жизнью я ничего не могу ни решить, ни обдумать. Голова болит, денег нет. Нынче он меня звал, я не поеду.
– Дай мне честное слово, что ты не будешь ездить?
– Честное слово!


Уже был второй час ночи, когда Пьер вышел oт своего друга. Ночь была июньская, петербургская, бессумрачная ночь. Пьер сел в извозчичью коляску с намерением ехать домой. Но чем ближе он подъезжал, тем более он чувствовал невозможность заснуть в эту ночь, походившую более на вечер или на утро. Далеко было видно по пустым улицам. Дорогой Пьер вспомнил, что у Анатоля Курагина нынче вечером должно было собраться обычное игорное общество, после которого обыкновенно шла попойка, кончавшаяся одним из любимых увеселений Пьера.
«Хорошо бы было поехать к Курагину», подумал он.
Но тотчас же он вспомнил данное князю Андрею честное слово не бывать у Курагина. Но тотчас же, как это бывает с людьми, называемыми бесхарактерными, ему так страстно захотелось еще раз испытать эту столь знакомую ему беспутную жизнь, что он решился ехать. И тотчас же ему пришла в голову мысль, что данное слово ничего не значит, потому что еще прежде, чем князю Андрею, он дал также князю Анатолю слово быть у него; наконец, он подумал, что все эти честные слова – такие условные вещи, не имеющие никакого определенного смысла, особенно ежели сообразить, что, может быть, завтра же или он умрет или случится с ним что нибудь такое необыкновенное, что не будет уже ни честного, ни бесчестного. Такого рода рассуждения, уничтожая все его решения и предположения, часто приходили к Пьеру. Он поехал к Курагину.
Подъехав к крыльцу большого дома у конно гвардейских казарм, в которых жил Анатоль, он поднялся на освещенное крыльцо, на лестницу, и вошел в отворенную дверь. В передней никого не было; валялись пустые бутылки, плащи, калоши; пахло вином, слышался дальний говор и крик.
Игра и ужин уже кончились, но гости еще не разъезжались. Пьер скинул плащ и вошел в первую комнату, где стояли остатки ужина и один лакей, думая, что его никто не видит, допивал тайком недопитые стаканы. Из третьей комнаты слышались возня, хохот, крики знакомых голосов и рев медведя.
Человек восемь молодых людей толпились озабоченно около открытого окна. Трое возились с молодым медведем, которого один таскал на цепи, пугая им другого.
– Держу за Стивенса сто! – кричал один.
– Смотри не поддерживать! – кричал другой.
– Я за Долохова! – кричал третий. – Разними, Курагин.
– Ну, бросьте Мишку, тут пари.
– Одним духом, иначе проиграно, – кричал четвертый.
– Яков, давай бутылку, Яков! – кричал сам хозяин, высокий красавец, стоявший посреди толпы в одной тонкой рубашке, раскрытой на средине груди. – Стойте, господа. Вот он Петруша, милый друг, – обратился он к Пьеру.
Другой голос невысокого человека, с ясными голубыми глазами, особенно поражавший среди этих всех пьяных голосов своим трезвым выражением, закричал от окна: «Иди сюда – разойми пари!» Это был Долохов, семеновский офицер, известный игрок и бретёр, живший вместе с Анатолем. Пьер улыбался, весело глядя вокруг себя.
– Ничего не понимаю. В чем дело?
– Стойте, он не пьян. Дай бутылку, – сказал Анатоль и, взяв со стола стакан, подошел к Пьеру.
– Прежде всего пей.
Пьер стал пить стакан за стаканом, исподлобья оглядывая пьяных гостей, которые опять столпились у окна, и прислушиваясь к их говору. Анатоль наливал ему вино и рассказывал, что Долохов держит пари с англичанином Стивенсом, моряком, бывшим тут, в том, что он, Долохов, выпьет бутылку рому, сидя на окне третьего этажа с опущенными наружу ногами.
– Ну, пей же всю! – сказал Анатоль, подавая последний стакан Пьеру, – а то не пущу!
– Нет, не хочу, – сказал Пьер, отталкивая Анатоля, и подошел к окну.
Долохов держал за руку англичанина и ясно, отчетливо выговаривал условия пари, обращаясь преимущественно к Анатолю и Пьеру.
Долохов был человек среднего роста, курчавый и с светлыми, голубыми глазами. Ему было лет двадцать пять. Он не носил усов, как и все пехотные офицеры, и рот его, самая поразительная черта его лица, был весь виден. Линии этого рта были замечательно тонко изогнуты. В средине верхняя губа энергически опускалась на крепкую нижнюю острым клином, и в углах образовывалось постоянно что то вроде двух улыбок, по одной с каждой стороны; и всё вместе, а особенно в соединении с твердым, наглым, умным взглядом, составляло впечатление такое, что нельзя было не заметить этого лица. Долохов был небогатый человек, без всяких связей. И несмотря на то, что Анатоль проживал десятки тысяч, Долохов жил с ним и успел себя поставить так, что Анатоль и все знавшие их уважали Долохова больше, чем Анатоля. Долохов играл во все игры и почти всегда выигрывал. Сколько бы он ни пил, он никогда не терял ясности головы. И Курагин, и Долохов в то время были знаменитостями в мире повес и кутил Петербурга.
Бутылка рому была принесена; раму, не пускавшую сесть на наружный откос окна, выламывали два лакея, видимо торопившиеся и робевшие от советов и криков окружавших господ.
Анатоль с своим победительным видом подошел к окну. Ему хотелось сломать что нибудь. Он оттолкнул лакеев и потянул раму, но рама не сдавалась. Он разбил стекло.
– Ну ка ты, силач, – обратился он к Пьеру.
Пьер взялся за перекладины, потянул и с треском выворотип дубовую раму.
– Всю вон, а то подумают, что я держусь, – сказал Долохов.
– Англичанин хвастает… а?… хорошо?… – говорил Анатоль.
– Хорошо, – сказал Пьер, глядя на Долохова, который, взяв в руки бутылку рома, подходил к окну, из которого виднелся свет неба и сливавшихся на нем утренней и вечерней зари.
Долохов с бутылкой рома в руке вскочил на окно. «Слушать!»
крикнул он, стоя на подоконнике и обращаясь в комнату. Все замолчали.
– Я держу пари (он говорил по французски, чтоб его понял англичанин, и говорил не слишком хорошо на этом языке). Держу пари на пятьдесят империалов, хотите на сто? – прибавил он, обращаясь к англичанину.
– Нет, пятьдесят, – сказал англичанин.
– Хорошо, на пятьдесят империалов, – что я выпью бутылку рома всю, не отнимая ото рта, выпью, сидя за окном, вот на этом месте (он нагнулся и показал покатый выступ стены за окном) и не держась ни за что… Так?…
– Очень хорошо, – сказал англичанин.
Анатоль повернулся к англичанину и, взяв его за пуговицу фрака и сверху глядя на него (англичанин был мал ростом), начал по английски повторять ему условия пари.
– Постой! – закричал Долохов, стуча бутылкой по окну, чтоб обратить на себя внимание. – Постой, Курагин; слушайте. Если кто сделает то же, то я плачу сто империалов. Понимаете?
Англичанин кивнул головой, не давая никак разуметь, намерен ли он или нет принять это новое пари. Анатоль не отпускал англичанина и, несмотря на то что тот, кивая, давал знать что он всё понял, Анатоль переводил ему слова Долохова по английски. Молодой худощавый мальчик, лейб гусар, проигравшийся в этот вечер, взлез на окно, высунулся и посмотрел вниз.
– У!… у!… у!… – проговорил он, глядя за окно на камень тротуара.
– Смирно! – закричал Долохов и сдернул с окна офицера, который, запутавшись шпорами, неловко спрыгнул в комнату.
Поставив бутылку на подоконник, чтобы было удобно достать ее, Долохов осторожно и тихо полез в окно. Спустив ноги и расперевшись обеими руками в края окна, он примерился, уселся, опустил руки, подвинулся направо, налево и достал бутылку. Анатоль принес две свечки и поставил их на подоконник, хотя было уже совсем светло. Спина Долохова в белой рубашке и курчавая голова его были освещены с обеих сторон. Все столпились у окна. Англичанин стоял впереди. Пьер улыбался и ничего не говорил. Один из присутствующих, постарше других, с испуганным и сердитым лицом, вдруг продвинулся вперед и хотел схватить Долохова за рубашку.
– Господа, это глупости; он убьется до смерти, – сказал этот более благоразумный человек.
Анатоль остановил его:
– Не трогай, ты его испугаешь, он убьется. А?… Что тогда?… А?…
Долохов обернулся, поправляясь и опять расперевшись руками.
– Ежели кто ко мне еще будет соваться, – сказал он, редко пропуская слова сквозь стиснутые и тонкие губы, – я того сейчас спущу вот сюда. Ну!…
Сказав «ну»!, он повернулся опять, отпустил руки, взял бутылку и поднес ко рту, закинул назад голову и вскинул кверху свободную руку для перевеса. Один из лакеев, начавший подбирать стекла, остановился в согнутом положении, не спуская глаз с окна и спины Долохова. Анатоль стоял прямо, разинув глаза. Англичанин, выпятив вперед губы, смотрел сбоку. Тот, который останавливал, убежал в угол комнаты и лег на диван лицом к стене. Пьер закрыл лицо, и слабая улыбка, забывшись, осталась на его лице, хоть оно теперь выражало ужас и страх. Все молчали. Пьер отнял от глаз руки: Долохов сидел всё в том же положении, только голова загнулась назад, так что курчавые волосы затылка прикасались к воротнику рубахи, и рука с бутылкой поднималась всё выше и выше, содрогаясь и делая усилие. Бутылка видимо опорожнялась и с тем вместе поднималась, загибая голову. «Что же это так долго?» подумал Пьер. Ему казалось, что прошло больше получаса. Вдруг Долохов сделал движение назад спиной, и рука его нервически задрожала; этого содрогания было достаточно, чтобы сдвинуть всё тело, сидевшее на покатом откосе. Он сдвинулся весь, и еще сильнее задрожали, делая усилие, рука и голова его. Одна рука поднялась, чтобы схватиться за подоконник, но опять опустилась. Пьер опять закрыл глаза и сказал себе, что никогда уж не откроет их. Вдруг он почувствовал, что всё вокруг зашевелилось. Он взглянул: Долохов стоял на подоконнике, лицо его было бледно и весело.
– Пуста!
Он кинул бутылку англичанину, который ловко поймал ее. Долохов спрыгнул с окна. От него сильно пахло ромом.
– Отлично! Молодцом! Вот так пари! Чорт вас возьми совсем! – кричали с разных сторон.
Англичанин, достав кошелек, отсчитывал деньги. Долохов хмурился и молчал. Пьер вскочил на окно.
Господа! Кто хочет со мною пари? Я то же сделаю, – вдруг крикнул он. – И пари не нужно, вот что. Вели дать бутылку. Я сделаю… вели дать.
– Пускай, пускай! – сказал Долохов, улыбаясь.
– Что ты? с ума сошел? Кто тебя пустит? У тебя и на лестнице голова кружится, – заговорили с разных сторон.
– Я выпью, давай бутылку рому! – закричал Пьер, решительным и пьяным жестом ударяя по столу, и полез в окно.
Его схватили за руки; но он был так силен, что далеко оттолкнул того, кто приблизился к нему.
– Нет, его так не уломаешь ни за что, – говорил Анатоль, – постойте, я его обману. Послушай, я с тобой держу пари, но завтра, а теперь мы все едем к***.
– Едем, – закричал Пьер, – едем!… И Мишку с собой берем…
И он ухватил медведя, и, обняв и подняв его, стал кружиться с ним по комнате.


Князь Василий исполнил обещание, данное на вечере у Анны Павловны княгине Друбецкой, просившей его о своем единственном сыне Борисе. О нем было доложено государю, и, не в пример другим, он был переведен в гвардию Семеновского полка прапорщиком. Но адъютантом или состоящим при Кутузове Борис так и не был назначен, несмотря на все хлопоты и происки Анны Михайловны. Вскоре после вечера Анны Павловны Анна Михайловна вернулась в Москву, прямо к своим богатым родственникам Ростовым, у которых она стояла в Москве и у которых с детства воспитывался и годами живал ее обожаемый Боренька, только что произведенный в армейские и тотчас же переведенный в гвардейские прапорщики. Гвардия уже вышла из Петербурга 10 го августа, и сын, оставшийся для обмундирования в Москве, должен был догнать ее по дороге в Радзивилов.
У Ростовых были именинницы Натальи, мать и меньшая дочь. С утра, не переставая, подъезжали и отъезжали цуги, подвозившие поздравителей к большому, всей Москве известному дому графини Ростовой на Поварской. Графиня с красивой старшею дочерью и гостями, не перестававшими сменять один другого, сидели в гостиной.
Графиня была женщина с восточным типом худого лица, лет сорока пяти, видимо изнуренная детьми, которых у ней было двенадцать человек. Медлительность ее движений и говора, происходившая от слабости сил, придавала ей значительный вид, внушавший уважение. Княгиня Анна Михайловна Друбецкая, как домашний человек, сидела тут же, помогая в деле принимания и занимания разговором гостей. Молодежь была в задних комнатах, не находя нужным участвовать в приеме визитов. Граф встречал и провожал гостей, приглашая всех к обеду.
«Очень, очень вам благодарен, ma chere или mon cher [моя дорогая или мой дорогой] (ma сherе или mon cher он говорил всем без исключения, без малейших оттенков как выше, так и ниже его стоявшим людям) за себя и за дорогих именинниц. Смотрите же, приезжайте обедать. Вы меня обидите, mon cher. Душевно прошу вас от всего семейства, ma chere». Эти слова с одинаковым выражением на полном веселом и чисто выбритом лице и с одинаково крепким пожатием руки и повторяемыми короткими поклонами говорил он всем без исключения и изменения. Проводив одного гостя, граф возвращался к тому или той, которые еще были в гостиной; придвинув кресла и с видом человека, любящего и умеющего пожить, молодецки расставив ноги и положив на колена руки, он значительно покачивался, предлагал догадки о погоде, советовался о здоровье, иногда на русском, иногда на очень дурном, но самоуверенном французском языке, и снова с видом усталого, но твердого в исполнении обязанности человека шел провожать, оправляя редкие седые волосы на лысине, и опять звал обедать. Иногда, возвращаясь из передней, он заходил через цветочную и официантскую в большую мраморную залу, где накрывали стол на восемьдесят кувертов, и, глядя на официантов, носивших серебро и фарфор, расставлявших столы и развертывавших камчатные скатерти, подзывал к себе Дмитрия Васильевича, дворянина, занимавшегося всеми его делами, и говорил: «Ну, ну, Митенька, смотри, чтоб всё было хорошо. Так, так, – говорил он, с удовольствием оглядывая огромный раздвинутый стол. – Главное – сервировка. То то…» И он уходил, самодовольно вздыхая, опять в гостиную.
– Марья Львовна Карагина с дочерью! – басом доложил огромный графинин выездной лакей, входя в двери гостиной.
Графиня подумала и понюхала из золотой табакерки с портретом мужа.
– Замучили меня эти визиты, – сказала она. – Ну, уж ее последнюю приму. Чопорна очень. Проси, – сказала она лакею грустным голосом, как будто говорила: «ну, уж добивайте!»
Высокая, полная, с гордым видом дама с круглолицей улыбающейся дочкой, шумя платьями, вошли в гостиную.
«Chere comtesse, il y a si longtemps… elle a ete alitee la pauvre enfant… au bal des Razoumowsky… et la comtesse Apraksine… j'ai ete si heureuse…» [Дорогая графиня, как давно… она должна была пролежать в постеле, бедное дитя… на балу у Разумовских… и графиня Апраксина… была так счастлива…] послышались оживленные женские голоса, перебивая один другой и сливаясь с шумом платьев и передвиганием стульев. Начался тот разговор, который затевают ровно настолько, чтобы при первой паузе встать, зашуметь платьями, проговорить: «Je suis bien charmee; la sante de maman… et la comtesse Apraksine» [Я в восхищении; здоровье мамы… и графиня Апраксина] и, опять зашумев платьями, пройти в переднюю, надеть шубу или плащ и уехать. Разговор зашел о главной городской новости того времени – о болезни известного богача и красавца Екатерининского времени старого графа Безухого и о его незаконном сыне Пьере, который так неприлично вел себя на вечере у Анны Павловны Шерер.
– Я очень жалею бедного графа, – проговорила гостья, – здоровье его и так плохо, а теперь это огорченье от сына, это его убьет!
– Что такое? – спросила графиня, как будто не зная, о чем говорит гостья, хотя она раз пятнадцать уже слышала причину огорчения графа Безухого.
– Вот нынешнее воспитание! Еще за границей, – проговорила гостья, – этот молодой человек предоставлен был самому себе, и теперь в Петербурге, говорят, он такие ужасы наделал, что его с полицией выслали оттуда.
– Скажите! – сказала графиня.
– Он дурно выбирал свои знакомства, – вмешалась княгиня Анна Михайловна. – Сын князя Василия, он и один Долохов, они, говорят, Бог знает что делали. И оба пострадали. Долохов разжалован в солдаты, а сын Безухого выслан в Москву. Анатоля Курагина – того отец как то замял. Но выслали таки из Петербурга.
– Да что, бишь, они сделали? – спросила графиня.
– Это совершенные разбойники, особенно Долохов, – говорила гостья. – Он сын Марьи Ивановны Долоховой, такой почтенной дамы, и что же? Можете себе представить: они втроем достали где то медведя, посадили с собой в карету и повезли к актрисам. Прибежала полиция их унимать. Они поймали квартального и привязали его спина со спиной к медведю и пустили медведя в Мойку; медведь плавает, а квартальный на нем.
– Хороша, ma chere, фигура квартального, – закричал граф, помирая со смеху.
– Ах, ужас какой! Чему тут смеяться, граф?
Но дамы невольно смеялись и сами.
– Насилу спасли этого несчастного, – продолжала гостья. – И это сын графа Кирилла Владимировича Безухова так умно забавляется! – прибавила она. – А говорили, что так хорошо воспитан и умен. Вот всё воспитание заграничное куда довело. Надеюсь, что здесь его никто не примет, несмотря на его богатство. Мне хотели его представить. Я решительно отказалась: у меня дочери.
– Отчего вы говорите, что этот молодой человек так богат? – спросила графиня, нагибаясь от девиц, которые тотчас же сделали вид, что не слушают. – Ведь у него только незаконные дети. Кажется… и Пьер незаконный.
Гостья махнула рукой.
– У него их двадцать незаконных, я думаю.
Княгиня Анна Михайловна вмешалась в разговор, видимо, желая выказать свои связи и свое знание всех светских обстоятельств.
– Вот в чем дело, – сказала она значительно и тоже полушопотом. – Репутация графа Кирилла Владимировича известна… Детям своим он и счет потерял, но этот Пьер любимый был.
– Как старик был хорош, – сказала графиня, – еще прошлого года! Красивее мужчины я не видывала.
– Теперь очень переменился, – сказала Анна Михайловна. – Так я хотела сказать, – продолжала она, – по жене прямой наследник всего именья князь Василий, но Пьера отец очень любил, занимался его воспитанием и писал государю… так что никто не знает, ежели он умрет (он так плох, что этого ждут каждую минуту, и Lorrain приехал из Петербурга), кому достанется это огромное состояние, Пьеру или князю Василию. Сорок тысяч душ и миллионы. Я это очень хорошо знаю, потому что мне сам князь Василий это говорил. Да и Кирилл Владимирович мне приходится троюродным дядей по матери. Он и крестил Борю, – прибавила она, как будто не приписывая этому обстоятельству никакого значения.
– Князь Василий приехал в Москву вчера. Он едет на ревизию, мне говорили, – сказала гостья.
– Да, но, entre nous, [между нами,] – сказала княгиня, – это предлог, он приехал собственно к графу Кирилле Владимировичу, узнав, что он так плох.
– Однако, ma chere, это славная штука, – сказал граф и, заметив, что старшая гостья его не слушала, обратился уже к барышням. – Хороша фигура была у квартального, я воображаю.
И он, представив, как махал руками квартальный, опять захохотал звучным и басистым смехом, колебавшим всё его полное тело, как смеются люди, всегда хорошо евшие и особенно пившие. – Так, пожалуйста же, обедать к нам, – сказал он.


Наступило молчание. Графиня глядела на гостью, приятно улыбаясь, впрочем, не скрывая того, что не огорчится теперь нисколько, если гостья поднимется и уедет. Дочь гостьи уже оправляла платье, вопросительно глядя на мать, как вдруг из соседней комнаты послышался бег к двери нескольких мужских и женских ног, грохот зацепленного и поваленного стула, и в комнату вбежала тринадцатилетняя девочка, запахнув что то короткою кисейною юбкою, и остановилась по средине комнаты. Очевидно было, она нечаянно, с нерассчитанного бега, заскочила так далеко. В дверях в ту же минуту показались студент с малиновым воротником, гвардейский офицер, пятнадцатилетняя девочка и толстый румяный мальчик в детской курточке.
Граф вскочил и, раскачиваясь, широко расставил руки вокруг бежавшей девочки.
– А, вот она! – смеясь закричал он. – Именинница! Ma chere, именинница!
– Ma chere, il y a un temps pour tout, [Милая, на все есть время,] – сказала графиня, притворяясь строгою. – Ты ее все балуешь, Elie, – прибавила она мужу.
– Bonjour, ma chere, je vous felicite, [Здравствуйте, моя милая, поздравляю вас,] – сказала гостья. – Quelle delicuse enfant! [Какое прелестное дитя!] – прибавила она, обращаясь к матери.
Черноглазая, с большим ртом, некрасивая, но живая девочка, с своими детскими открытыми плечиками, которые, сжимаясь, двигались в своем корсаже от быстрого бега, с своими сбившимися назад черными кудрями, тоненькими оголенными руками и маленькими ножками в кружевных панталончиках и открытых башмачках, была в том милом возрасте, когда девочка уже не ребенок, а ребенок еще не девушка. Вывернувшись от отца, она подбежала к матери и, не обращая никакого внимания на ее строгое замечание, спрятала свое раскрасневшееся лицо в кружевах материной мантильи и засмеялась. Она смеялась чему то, толкуя отрывисто про куклу, которую вынула из под юбочки.
– Видите?… Кукла… Мими… Видите.
И Наташа не могла больше говорить (ей всё смешно казалось). Она упала на мать и расхохоталась так громко и звонко, что все, даже чопорная гостья, против воли засмеялись.
– Ну, поди, поди с своим уродом! – сказала мать, притворно сердито отталкивая дочь. – Это моя меньшая, – обратилась она к гостье.
Наташа, оторвав на минуту лицо от кружевной косынки матери, взглянула на нее снизу сквозь слезы смеха и опять спрятала лицо.
Гостья, принужденная любоваться семейною сценой, сочла нужным принять в ней какое нибудь участие.
– Скажите, моя милая, – сказала она, обращаясь к Наташе, – как же вам приходится эта Мими? Дочь, верно?
Наташе не понравился тон снисхождения до детского разговора, с которым гостья обратилась к ней. Она ничего не ответила и серьезно посмотрела на гостью.
Между тем всё это молодое поколение: Борис – офицер, сын княгини Анны Михайловны, Николай – студент, старший сын графа, Соня – пятнадцатилетняя племянница графа, и маленький Петруша – меньшой сын, все разместились в гостиной и, видимо, старались удержать в границах приличия оживление и веселость, которыми еще дышала каждая их черта. Видно было, что там, в задних комнатах, откуда они все так стремительно прибежали, у них были разговоры веселее, чем здесь о городских сплетнях, погоде и comtesse Apraksine. [о графине Апраксиной.] Изредка они взглядывали друг на друга и едва удерживались от смеха.
Два молодые человека, студент и офицер, друзья с детства, были одних лет и оба красивы, но не похожи друг на друга. Борис был высокий белокурый юноша с правильными тонкими чертами спокойного и красивого лица; Николай был невысокий курчавый молодой человек с открытым выражением лица. На верхней губе его уже показывались черные волосики, и во всем лице выражались стремительность и восторженность.
Николай покраснел, как только вошел в гостиную. Видно было, что он искал и не находил, что сказать; Борис, напротив, тотчас же нашелся и рассказал спокойно, шутливо, как эту Мими куклу он знал еще молодою девицей с неиспорченным еще носом, как она в пять лет на его памяти состарелась и как у ней по всему черепу треснула голова. Сказав это, он взглянул на Наташу. Наташа отвернулась от него, взглянула на младшего брата, который, зажмурившись, трясся от беззвучного смеха, и, не в силах более удерживаться, прыгнула и побежала из комнаты так скоро, как только могли нести ее быстрые ножки. Борис не рассмеялся.
– Вы, кажется, тоже хотели ехать, maman? Карета нужна? – .сказал он, с улыбкой обращаясь к матери.
– Да, поди, поди, вели приготовить, – сказала она, уливаясь.
Борис вышел тихо в двери и пошел за Наташей, толстый мальчик сердито побежал за ними, как будто досадуя на расстройство, происшедшее в его занятиях.


Из молодежи, не считая старшей дочери графини (которая была четырьмя годами старше сестры и держала себя уже, как большая) и гостьи барышни, в гостиной остались Николай и Соня племянница. Соня была тоненькая, миниатюрненькая брюнетка с мягким, отененным длинными ресницами взглядом, густой черною косой, два раза обвившею ее голову, и желтоватым оттенком кожи на лице и в особенности на обнаженных худощавых, но грациозных мускулистых руках и шее. Плавностью движений, мягкостью и гибкостью маленьких членов и несколько хитрою и сдержанною манерой она напоминала красивого, но еще не сформировавшегося котенка, который будет прелестною кошечкой. Она, видимо, считала приличным выказывать улыбкой участие к общему разговору; но против воли ее глаза из под длинных густых ресниц смотрели на уезжавшего в армию cousin [двоюродного брата] с таким девическим страстным обожанием, что улыбка ее не могла ни на мгновение обмануть никого, и видно было, что кошечка присела только для того, чтоб еще энергичнее прыгнуть и заиграть с своим соusin, как скоро только они так же, как Борис с Наташей, выберутся из этой гостиной.
– Да, ma chere, – сказал старый граф, обращаясь к гостье и указывая на своего Николая. – Вот его друг Борис произведен в офицеры, и он из дружбы не хочет отставать от него; бросает и университет и меня старика: идет в военную службу, ma chere. А уж ему место в архиве было готово, и всё. Вот дружба то? – сказал граф вопросительно.
– Да ведь война, говорят, объявлена, – сказала гостья.
– Давно говорят, – сказал граф. – Опять поговорят, поговорят, да так и оставят. Ma chere, вот дружба то! – повторил он. – Он идет в гусары.
Гостья, не зная, что сказать, покачала головой.
– Совсем не из дружбы, – отвечал Николай, вспыхнув и отговариваясь как будто от постыдного на него наклепа. – Совсем не дружба, а просто чувствую призвание к военной службе.
Он оглянулся на кузину и на гостью барышню: обе смотрели на него с улыбкой одобрения.
– Нынче обедает у нас Шуберт, полковник Павлоградского гусарского полка. Он был в отпуску здесь и берет его с собой. Что делать? – сказал граф, пожимая плечами и говоря шуточно о деле, которое, видимо, стоило ему много горя.
– Я уж вам говорил, папенька, – сказал сын, – что ежели вам не хочется меня отпустить, я останусь. Но я знаю, что я никуда не гожусь, кроме как в военную службу; я не дипломат, не чиновник, не умею скрывать того, что чувствую, – говорил он, всё поглядывая с кокетством красивой молодости на Соню и гостью барышню.
Кошечка, впиваясь в него глазами, казалась каждую секунду готовою заиграть и выказать всю свою кошачью натуру.
– Ну, ну, хорошо! – сказал старый граф, – всё горячится. Всё Бонапарте всем голову вскружил; все думают, как это он из поручиков попал в императоры. Что ж, дай Бог, – прибавил он, не замечая насмешливой улыбки гостьи.
Большие заговорили о Бонапарте. Жюли, дочь Карагиной, обратилась к молодому Ростову:
– Как жаль, что вас не было в четверг у Архаровых. Мне скучно было без вас, – сказала она, нежно улыбаясь ему.
Польщенный молодой человек с кокетливой улыбкой молодости ближе пересел к ней и вступил с улыбающейся Жюли в отдельный разговор, совсем не замечая того, что эта его невольная улыбка ножом ревности резала сердце красневшей и притворно улыбавшейся Сони. – В середине разговора он оглянулся на нее. Соня страстно озлобленно взглянула на него и, едва удерживая на глазах слезы, а на губах притворную улыбку, встала и вышла из комнаты. Всё оживление Николая исчезло. Он выждал первый перерыв разговора и с расстроенным лицом вышел из комнаты отыскивать Соню.
– Как секреты то этой всей молодежи шиты белыми нитками! – сказала Анна Михайловна, указывая на выходящего Николая. – Cousinage dangereux voisinage, [Бедовое дело – двоюродные братцы и сестрицы,] – прибавила она.
– Да, – сказала графиня, после того как луч солнца, проникнувший в гостиную вместе с этим молодым поколением, исчез, и как будто отвечая на вопрос, которого никто ей не делал, но который постоянно занимал ее. – Сколько страданий, сколько беспокойств перенесено за то, чтобы теперь на них радоваться! А и теперь, право, больше страха, чем радости. Всё боишься, всё боишься! Именно тот возраст, в котором так много опасностей и для девочек и для мальчиков.
– Всё от воспитания зависит, – сказала гостья.
– Да, ваша правда, – продолжала графиня. – До сих пор я была, слава Богу, другом своих детей и пользуюсь полным их доверием, – говорила графиня, повторяя заблуждение многих родителей, полагающих, что у детей их нет тайн от них. – Я знаю, что я всегда буду первою confidente [поверенной] моих дочерей, и что Николенька, по своему пылкому характеру, ежели будет шалить (мальчику нельзя без этого), то всё не так, как эти петербургские господа.
– Да, славные, славные ребята, – подтвердил граф, всегда разрешавший запутанные для него вопросы тем, что всё находил славным. – Вот подите, захотел в гусары! Да вот что вы хотите, ma chere!
– Какое милое существо ваша меньшая, – сказала гостья. – Порох!
– Да, порох, – сказал граф. – В меня пошла! И какой голос: хоть и моя дочь, а я правду скажу, певица будет, Саломони другая. Мы взяли итальянца ее учить.
– Не рано ли? Говорят, вредно для голоса учиться в эту пору.
– О, нет, какой рано! – сказал граф. – Как же наши матери выходили в двенадцать тринадцать лет замуж?
– Уж она и теперь влюблена в Бориса! Какова? – сказала графиня, тихо улыбаясь, глядя на мать Бориса, и, видимо отвечая на мысль, всегда ее занимавшую, продолжала. – Ну, вот видите, держи я ее строго, запрещай я ей… Бог знает, что бы они делали потихоньку (графиня разумела: они целовались бы), а теперь я знаю каждое ее слово. Она сама вечером прибежит и всё мне расскажет. Может быть, я балую ее; но, право, это, кажется, лучше. Я старшую держала строго.
– Да, меня совсем иначе воспитывали, – сказала старшая, красивая графиня Вера, улыбаясь.
Но улыбка не украсила лица Веры, как это обыкновенно бывает; напротив, лицо ее стало неестественно и оттого неприятно.
Старшая, Вера, была хороша, была неглупа, училась прекрасно, была хорошо воспитана, голос у нее был приятный, то, что она сказала, было справедливо и уместно; но, странное дело, все, и гостья и графиня, оглянулись на нее, как будто удивились, зачем она это сказала, и почувствовали неловкость.
– Всегда с старшими детьми мудрят, хотят сделать что нибудь необыкновенное, – сказала гостья.
– Что греха таить, ma chere! Графинюшка мудрила с Верой, – сказал граф. – Ну, да что ж! всё таки славная вышла, – прибавил он, одобрительно подмигивая Вере.
Гостьи встали и уехали, обещаясь приехать к обеду.
– Что за манера! Уж сидели, сидели! – сказала графиня, проводя гостей.


Когда Наташа вышла из гостиной и побежала, она добежала только до цветочной. В этой комнате она остановилась, прислушиваясь к говору в гостиной и ожидая выхода Бориса. Она уже начинала приходить в нетерпение и, топнув ножкой, сбиралась было заплакать оттого, что он не сейчас шел, когда заслышались не тихие, не быстрые, приличные шаги молодого человека.
Наташа быстро бросилась между кадок цветов и спряталась.
Борис остановился посереди комнаты, оглянулся, смахнул рукой соринки с рукава мундира и подошел к зеркалу, рассматривая свое красивое лицо. Наташа, притихнув, выглядывала из своей засады, ожидая, что он будет делать. Он постоял несколько времени перед зеркалом, улыбнулся и пошел к выходной двери. Наташа хотела его окликнуть, но потом раздумала. «Пускай ищет», сказала она себе. Только что Борис вышел, как из другой двери вышла раскрасневшаяся Соня, сквозь слезы что то злобно шепчущая. Наташа удержалась от своего первого движения выбежать к ней и осталась в своей засаде, как под шапкой невидимкой, высматривая, что делалось на свете. Она испытывала особое новое наслаждение. Соня шептала что то и оглядывалась на дверь гостиной. Из двери вышел Николай.
– Соня! Что с тобой? Можно ли это? – сказал Николай, подбегая к ней.
– Ничего, ничего, оставьте меня! – Соня зарыдала.
– Нет, я знаю что.
– Ну знаете, и прекрасно, и подите к ней.
– Соооня! Одно слово! Можно ли так мучить меня и себя из за фантазии? – говорил Николай, взяв ее за руку.
Соня не вырывала у него руки и перестала плакать.
Наташа, не шевелясь и не дыша, блестящими главами смотрела из своей засады. «Что теперь будет»? думала она.
– Соня! Мне весь мир не нужен! Ты одна для меня всё, – говорил Николай. – Я докажу тебе.
– Я не люблю, когда ты так говоришь.
– Ну не буду, ну прости, Соня! – Он притянул ее к себе и поцеловал.
«Ах, как хорошо!» подумала Наташа, и когда Соня с Николаем вышли из комнаты, она пошла за ними и вызвала к себе Бориса.
– Борис, подите сюда, – сказала она с значительным и хитрым видом. – Мне нужно сказать вам одну вещь. Сюда, сюда, – сказала она и привела его в цветочную на то место между кадок, где она была спрятана. Борис, улыбаясь, шел за нею.
– Какая же это одна вещь ? – спросил он.
Она смутилась, оглянулась вокруг себя и, увидев брошенную на кадке свою куклу, взяла ее в руки.
– Поцелуйте куклу, – сказала она.
Борис внимательным, ласковым взглядом смотрел в ее оживленное лицо и нич