Русский язык Одессы

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Одесский региолект
Страны:

Российская империя, СССР, Украина

Регионы:

Одесса

Классификация

региональный вариант
русского языка

Письменность:

кириллица (русский алфавит)

См. также: Проект:Лингвистика

Русский язык Одессы — региональный (территориальный) вариант русского литературного языка с субстратом языка идиш и украинского языка, распространённый среди жителей Одессы. Существует несколько точек зрения на лингвистический статус речи коренных жителей Одессы: помимо регионального варианта русского языка, он рассматривается также как городское койне (Н. Б. Мечковская, Е. Н. Степанов), одна из разновидностей еврейских языков (А. Вершик) или как смешанный язык. В связи с массовой эмиграцией евреев из Одессы утратил многие характерные языковые черты и вытесняется в настоящее время русским и украинским литературными языками[1].

Отражён как в художественной литературе — в частности, в «Одесских рассказах» Исаака Бабеля; так и в драматургии — в пьесе «Интервенция» Льва Славина; в кинематографе — в частности, в фильмах Киры Муратовой, в телесериале «Ликвидация», в фильме «Улыбка Бога»; и в песенном творчестве — в репертуаре Леонида Утёсова, Марка Бернеса, Аркадия Северного, хора Турецкого, Григория Дикштейна; в разговорном жанре — в сатирических миниатюрах Аркадия Райкина, Михаила Жванецкого, Романа Карцева, Клары Новиковой; в фольклоре. Является одним из источников уголовного жаргона.





Обзор

В Одессе говорили преимущественно на русском языке, но имеющем особенности, связанные с влиянием других языков. Слова чаще всего не заимствовались полностью, они изменяли как словесную форму, так и смысловое содержание.

Одной из характерных фонетических особенностей тогда являлись: замена на [и] ударного [ы] в многосложных словах, обусловленная отсутствием последнего в германских (включая идиш) и большинстве романских языков, являвшихся родными для первых поселенцев Одессы: риба, криса, миши, подвипивший, користный, вибраться, пригать и т. д. Это не касается односложных слов, в которых закрытый [и] приближается по звучанию к [ы], как, например, в англ. «big», «dig», «wig».

История

Появился в первой трети XIX века, когда на речь Одессы оказывали сильное влияние особенности французского, греческого, итальянского, украинского языков. В течение XIX века усилилось влияние языка идиш в связи с ростом еврейского населения. В XX веке, благодаря эстраде и СМИ, специфический одесский выговор и местные выражения стали известны за пределами Одессы.

«Таков одесский язык, начинённый языками всего мира, приготовленный по-гречески, с польским соусом. И одесситы при всём этом уверяют, будто они говорят „по-русски“…», — В. Дорошевич.

В настоящее время одесские «жаргонизмы» всё меньше встречаются в обыденной жизни. Вероятно, на это повлиял большой отток еврейской части населения (в США и Израиль) после распада СССР[2].

«Одесские слова»

В «одесском языке» используются такие слова (многие имеют более широкое распространение), как:

  • таки — усилительная частица (таки да!) или (взаимо)заменяющее словосочетание всё же (см. ниже). Калька из идиш: «таке» (в том же значении);
  • всё-таки — всё же (Всё-таки да! — И всё же да!); таки — это сокращённый вариант от всё-таки;
  • аж — даже, так, можно подумать (всегда произносится в предложении — одно не произносится);
  • ажур — порядок (всё в ажуре — всё в порядке);
  • афера — финансовая махинация;
  • бодега — трактир, корчма (так первоначально называли в Одессе подвальные трактиры, пивные, от испанского слова bodega — «подвал, винный склад»);
  • бикицер — быстро (идиш); от бекицур (на иврите — короче);
  • бардак — беспорядок, ранее общерусское со значением «бордель»;
  • где? — куда? как? (в выражении «вы пьяный или где?»);
  • гембель — «зачем мне етот гембель», «а мане нужен етот гембель?», «а теперь у тебя гембель», «ты нашёл свой гембель»: нож к горлу (кровь из носа, крайняя необходимость — в ироническом смысле), неприятность, неприятная обязанность, трудновыполнимое обязательство, головная боль (идишизм — «тесак»);
  • гешефт — прибыль, навар (идиш);
  • гилить — поднимать цену, выдвигать высокие или заведомо невыполнимые требования;
  • гутарить — говорить;
  • загилить — спрятать, припрятать, почти что украсть (с целью наживы и чтобы это кражей не назвать);
  • глось (или ласково — глосик, глосики) — камбала-глосса;
  • иметь — под влиянием идиш[3] употребляется намного шире, чем в литературном русском: «иметь интерес» (быть заинтересованным), «иметь карьеру» (сделать карьеру) и т. д.;
  • помидора — томат;
  • по схеме микер-бикицер — выполнить быстро и аккуратно (идиш), на цырлах;
  • синий или синенький — баклажан;
  • шлимазл — патологический неудачник (идиш);
  • тельник — свитер, чаще – тельняшка;
  • мамочка — лапочка, кроха (по отн. к детям, от «маленький»); например, обращаясь к ребёнку: куда ж ты лезешь, мамочка?!;
  • тухес — зад (идиш), ашкеназское произношение ивритского «тахат»;
  • кудой/тудой/сюдой — куда/туда/сюда, какой/той/этой дорогой (старо-русскиеК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3014 дней] слова, употребляются в некоторых местечковых городах и поселениях на территории Украины и Белоруссии);
  • мене — мне (украинизм);
  • пшёнка — кукуруза, мамалыга (каша);
  • га́муз — толпа (от гр. γάμος — свадьба), «всем гамузом» — всей толпой;
  • мала́нец — еврей (в положительном или повседневном значении, в противоположность пейоративному жид).

Некоторые фразеологические единицы

  • Таки да! (как утверждение), Таки да?, Таки да! (как отрицание) — универсальная фраза, смысл зависит от интонации произношения
  • Страшно! Аж до костей пробирает! — Так страшно, что даже сейчас страшно! Мурашки по коже (по телу)!
  • Аж страшно стало! (с иронией) — Можно подумать, что Вы (они) меня напугали!
  • Та шо вы такое гаварите?! — крайнее удивление сказанным (украинизм)
  • Ты таки сделал это! — Ты всё же сделал это!
  • Аж два раза — не собираюсь этого делать!
  • Не надо мине этих подробностей — Я не желаю это знать
  • И шо вы себе думаете? — и как вам это нравится? (ирония, украинизм)
  • Вы мне просто начинаете нравиться — Вы мне слегка надоели; Ваша простота уже начинает нравиться (под просто и простотой имеется в виду наглость, надоедливость, нудность)
  • За (что-либо, кого-либо) — Про (что-либо, кого-либо; украинизм)
  • Говорить за кого-нибудь — говорить о ком-нибудь (болгаризм (сравн. «вицове за габровци» — «анекдоты о габровцах»)
  • Скучать за чем-либо — скучать по чему-либо (влияние синтаксиса идиш или обычный украинизм)
  • Я дико звиняюсь (извиняюсь)! — Прошу прощения! Очень извиняюсь! (псевдоукраинский 'извиняться' — 'выбачаюсь')
  • Хлопчик! Я дико звиняюсь! — Пацан (мужик)! Ты чего-то не понял? (когда надо придраться) Вежливая (французская) дерзость (как в Три мушкетёра)
  • Не делайте мне беременной головы! — «Оставьте меня в покое!», «Я не желаю слушать о ваших проблемах!»
  • А у неё мальчик неплохой — Её мальчик хороший
  • Я Вас умоляю! — Прекратите! Не грузите!
  • Отдохните от этой мысли! — Поменяйте пластинку
  • Как Вы себе имеете? — Как Вы себя чувствуете? (украинизм "Як ся маєте?")
  • Ты такой плохой, некрасивый, нехороший (и т. д.)!!! Тьфу-тьфу на тебя (делают вид что плюют в сторону ребёнка)!!! — (Поскольку с иронией) «Ты такой Хорошенький! Тьфу-тьфу на тебя!» (появилось в связи с обычаями некоторых народов не хвалить младенцев, чтобы не навлечь беды на ребёнка, вызвав похвалой зависть у домашних духов, окружающих его; в Греции, Таиланде и Монголии этот обычай действует до сих пор).
  • Две большие разницы[4] — несравнимые (несоизмеримые) понятия, нечто очень разное (калька с идиш). Ныне широко употребляется в русском языке.
  • Здрасьте вам через окно! — выражение удивления: Ещё чего?!? Раскатал губу! (непомерные запросы).
  • Я шо-то не понял — крайнее недоумение.
  • Шо ты мине говоришь?! — Что ты мне говоришь?!, Что ты мне рассказываешь?! (украинизм).
  • Мине этого не надо! — Я об этом не просил! (от украинского 'Мені цього не треба!').
  • Поц, мама дома? — Ты что, совсем свихнулся? (идишизм). Из эквивалентного выражения: У вас не все дома? — вопросы звучат чаще как ироничные утверждения (ПОЦ иногда расшифровывается: посетитель одесского цирка; пацан, нехороший мальчик)
  • Или!!! — А как же! Конечно! и т. д. (зависит от интонации).
  • И?!… — Что дальше? (удивление) из диалога: «—Меня зовут Василий (Я большой начальник)!»
    «—И!?»
  • Шо вам с меня/из-под меня надо?! — Что вам от меня надо?
  • А я знаю? — Я не знаю — может быть с греческого, поскольку является дословным переводом с греческого ξέρω κι εγώ (ксэро ки эго), или с идиша ?איך ועייס (их вейс?).
  • Прими со стола — убери со стола (украинизм) или может быть с греческого, поскольку является дословным переводом с греческого πάρε από το τραπέζι (паре апо то трапези).
  • Шоб вы так жили — и вам того же. Может иметь в себе как позитивный, так и негативный посыл (шоб вы жили на одну зарплату)
  • Выми (выйми) — вынь, достань (из сумки, из холодильника)
  • не фонтан[4] — не достаточно качественный
  • Колбасные обрезки[4] — как правило в составе фразы Что Вы шарите (понимаете) в колбасных обрезках? — завуалированное обвинение в некомпетентности.
  • Складно малюешь — правильно говоришь (украинизм). Часто употребляется в негативном смысле — «Свежо предание, да верится с трудом», либо сарказм.
  • Сэмэшка — семечка.
  • Я имею вам сказать — я хочу вам сказать (калька с идиш, может быть, с греческого, поскольку является дословным переводом с греческого έχω να σας πω (эхо на сас по), или с испанского, поскольку является дословным переводом «tengo que decirle»).
  • Через это — поэтому, из-за этого (укр. «через це» или пол. «przez to»). «Я через это имею себе проблемы» — У меня проблемы из-за этого.
  • Ой! (ойц) — крайнее выражение удивления, мол, «А вы будто не знали?/не понимаете?». Иногда: «Нет, вы только посмотрите на это!/на него! (неё)», либо больше анекдотическое «Какое горе!»
  • Разбежался с Дерибасовской! — отсутствие желания делать что-то, «вовсе не собираюсь этого делать», «щас… разбежался» (иронично „может вас ещё усыновить?“, „может вам ещё ключ от квартиры?…“).

См. также

В Викицитатнике есть страница по теме
Интервенция
В Викицитатнике есть страница по теме
Ликвидация

Напишите отзыв о статье "Русский язык Одессы"

Примечания

  1. Kabanen, Inna. [www.helsinki.fi/venaja/opiskelu/graduja/kabanen.pdf Введение в особенности одесского языка]. Helsinki.fi (2008). [www.webcitation.org/6HNYGOb4W Архивировано из первоисточника 15 июня 2013]. (Проверено 14 июня 2013)
  2. Дина Рубина. [2004.novayagazeta.ru/nomer/2004/93n/n93n-s50.shtml Как я люблю Одессу]. novayagazeta.ru (20 декабря 2004).
  3. [www.helsinki.fi/venaja/opiskelu/graduja/kabanen.pdf Введение в особенности одесского языка]
  4. 1 2 3 Евгений Юрков, Наталья О. Рогожина. Русское слово в мировой культуре: X Конгресс Международной ассоциации преподавателей русского языка и литературы, Санкт-Петербург, 30 июня - 5 июля 2003 г.: русский язык и русская речь сегодня: старое, новое, заимствованное. — Политехника, 2003. — С. 312. — 566 с.
  5. Сотрудник Одесского литературного музея филолог Е. Яворская считает объявление «Разгрузка Одессы» от 3 апреля 1919 специфическим одесским: «Газета „Наше слово“ сообщает о приходе свежих французских войск в Одессу… а на соседней странице объявление, которое генерал д’Ансельм мог написать только под влиянием одесского менталитета: „Союзники считают, что они лишены возможности доставить в ближайшее время продовольствие в Одессу. Поэтому в целях уменьшения числа едоков решено приступить к частичной разгрузке Одессы“». Е. Л. Яворская. «Над морем Чёрным и глухим…». В кн.: «Где обрывается Россия». Одесса: Оптимум, 2002, стр. 3.

Литература и источники

  • Десницкая А. В. Наддиалектные формы устной речи и их роль в истории языка. — Л.: Наука, 1970.
  • Добролюбский А. О., Губарь О. И., Красножон А. В. Борисфен — Хаджибей — Одесса: Историко-археологические очерки. — Одесса: Бизнес-Элита, 2002. — ISBN 9975-9607-3-1.
  • Долопчев В. Опыт словаря неправильностей в русской разговорной речи (преимущественно в Южной России). — Одесса, 1886 и 1909.
  • Фима Жиганец. Большой полутолковый словарь одесского языка. — Одесса, 2000.
  • Зеленецкий К. О русском языке в Новороссийском крае. — Одесса, 1855.
  • Зипперштейн С. Евреи Одессы: История культуры, 1794—1881. — М.; Иер.: Гешарим, 1995. — ISBN 5-7349-0015-X.
  • Мечковская Н. Б. Русский язык в Одессе: Вчера, сегодня, завтра: [Рецензия: Степанов Є. М. Російське мовлення Одеси. Одеса: Одеський національний університет ім. I.I. Мечникова, 2004] // Russian Linguistics. — 2006. — Vol. 30. — No. 2. — Р. 263.
  • Найдорф М. И. Одесса: Вид с севера (К зарождению одесского культурного мифа) // Дом князя Гагарина: Сборник статей и публикаций. — Одесса: Друк, 2001. — С. 328—333.
  • Савелий В. А., Цвиркун А. Ф. История Украины. Электронный учебник. — К., 2004.
  • Смирнов, В. П. Полутолковый словарь одесского языка / В. П. Смирнов. — Одесса: Друк, 2002. — 276 с. — ISBN 966-8099-22-2
  • Смирнов, В. П. Большой полутолковый словарь одесского языка / В. П. Смирнов. — Одесса: Друк, 2003. — 485 с. — ISBN 966-8099-22-2
  • Смирнов, В. П. Таки да большой полутолковый словарь одесского языка. В 4-х томах / В. П. Смирнов. — Одесса: Полиграф, 2005. — ISBN 966-8788-08-7
  • Смирнов, В. П. Умер-шмумер, лишь бы был здоров! Как говорят в Одессе / В. П. Смирнов. — Одесса: Полиграф, 2008. — 285 с. — ISBN 978-966-8788-61-1
  • Смирнов, В. П. Одесский язык / В. П. Смирнов. — Одесса: Полиграф, 2008. — 95 с. — ISBN 978-966-8788-63-5
  • Смирнов, В. П. Одесса таки ботает!: одесско-блатной словарик / В. П. Смирнов. — Одесса: Полиграф, 2008. — 154 с. — ISBN 966-8788-62-1, ISBN 978-966-8788-62-8
  • Смирнов, В. П. Русско-одесский разговорник / В. П. Смирнов. — Одесса: Полиграф, 2008. — 160 с. — ISBN 978-966-8788-66-6
  • Смирнов, В. П. Одесский анекдот / В. П. Смирнов. — Одесса: Полиграф, 2009. — 192 с. — ISBN 978-966-8788-84-0
  • Смирнов, В. П. Крошка Цахес Бабель / В. П. Смирнов. — Одесса: Полиграф, 2010. — 318 с. — ISBN 978-966-8788-93-2
  • Степанов Е. М. «Русский язык одесситов» (на украинском языке). — Одесса: издательство «Астропринт», 2004.

Ссылки

Современная одесская проза

  • www.guelman.kiev.ua/rus/people/gubar/?id=lit
  • magazines.russ.ru/october/2005/7/gu10.html
  • magazines.russ.ru/nov_yun/2005/70/gu7.html
  • magazines.russ.ru/kreschatik/2006/1/gu30.html
  • www.sunround.com/club/journals/10markus.htm
  • www.live.od.ua/odtexts/7/
  • www.dikoepole.org/numbers_journal.php?id_txt=13
  • www.kreschatik.nm.ru/19/13.htm
  • odessitclub.org/publications/almanac/alm_27/alm_27_14-20.pdf

Источники, использованные в статье

  • [www.lingvo.ru/Odessa/ Одесса-мама говорит — Словарь одесского языка]
  • Влас Михайлович Дорошевич. «Одесский язык»
  • [www.ta-odessa.com/humor/dictionary/index.php?letter=a&id=12 Полутолковый словарь одесского языка]
  • [www.tudoy-sudoy.od.ua/pro-istoriiy-i-odessu/odesskiy-jazik.html Одесский язык — цитаты, фразы, афоризмы]
  • [odesskiy.com/pro-odesskiy-yazik/ Одесса от А до Я. Про одесский язык]

Отрывок, характеризующий Русский язык Одессы

– Петя, ты глуп, – сказала Наташа.
– Не глупее тебя, матушка, – сказал девятилетний Петя, точно как будто он был старый бригадир.
Графиня была приготовлена намеками Анны Михайловны во время обеда. Уйдя к себе, она, сидя на кресле, не спускала глаз с миниатюрного портрета сына, вделанного в табакерке, и слезы навертывались ей на глаза. Анна Михайловна с письмом на цыпочках подошла к комнате графини и остановилась.
– Не входите, – сказала она старому графу, шедшему за ней, – после, – и затворила за собой дверь.
Граф приложил ухо к замку и стал слушать.
Сначала он слышал звуки равнодушных речей, потом один звук голоса Анны Михайловны, говорившей длинную речь, потом вскрик, потом молчание, потом опять оба голоса вместе говорили с радостными интонациями, и потом шаги, и Анна Михайловна отворила ему дверь. На лице Анны Михайловны было гордое выражение оператора, окончившего трудную ампутацию и вводящего публику для того, чтоб она могла оценить его искусство.
– C'est fait! [Дело сделано!] – сказала она графу, торжественным жестом указывая на графиню, которая держала в одной руке табакерку с портретом, в другой – письмо и прижимала губы то к тому, то к другому.
Увидав графа, она протянула к нему руки, обняла его лысую голову и через лысую голову опять посмотрела на письмо и портрет и опять для того, чтобы прижать их к губам, слегка оттолкнула лысую голову. Вера, Наташа, Соня и Петя вошли в комнату, и началось чтение. В письме был кратко описан поход и два сражения, в которых участвовал Николушка, производство в офицеры и сказано, что он целует руки maman и papa, прося их благословения, и целует Веру, Наташу, Петю. Кроме того он кланяется m r Шелингу, и m mе Шос и няне, и, кроме того, просит поцеловать дорогую Соню, которую он всё так же любит и о которой всё так же вспоминает. Услыхав это, Соня покраснела так, что слезы выступили ей на глаза. И, не в силах выдержать обратившиеся на нее взгляды, она побежала в залу, разбежалась, закружилась и, раздув баллоном платье свое, раскрасневшаяся и улыбающаяся, села на пол. Графиня плакала.
– О чем же вы плачете, maman? – сказала Вера. – По всему, что он пишет, надо радоваться, а не плакать.
Это было совершенно справедливо, но и граф, и графиня, и Наташа – все с упреком посмотрели на нее. «И в кого она такая вышла!» подумала графиня.
Письмо Николушки было прочитано сотни раз, и те, которые считались достойными его слушать, должны были приходить к графине, которая не выпускала его из рук. Приходили гувернеры, няни, Митенька, некоторые знакомые, и графиня перечитывала письмо всякий раз с новым наслаждением и всякий раз открывала по этому письму новые добродетели в своем Николушке. Как странно, необычайно, радостно ей было, что сын ее – тот сын, который чуть заметно крошечными членами шевелился в ней самой 20 лет тому назад, тот сын, за которого она ссорилась с баловником графом, тот сын, который выучился говорить прежде: «груша», а потом «баба», что этот сын теперь там, в чужой земле, в чужой среде, мужественный воин, один, без помощи и руководства, делает там какое то свое мужское дело. Весь всемирный вековой опыт, указывающий на то, что дети незаметным путем от колыбели делаются мужами, не существовал для графини. Возмужание ее сына в каждой поре возмужания было для нее так же необычайно, как бы и не было никогда миллионов миллионов людей, точно так же возмужавших. Как не верилось 20 лет тому назад, чтобы то маленькое существо, которое жило где то там у ней под сердцем, закричало бы и стало сосать грудь и стало бы говорить, так и теперь не верилось ей, что это же существо могло быть тем сильным, храбрым мужчиной, образцом сыновей и людей, которым он был теперь, судя по этому письму.
– Что за штиль, как он описывает мило! – говорила она, читая описательную часть письма. – И что за душа! Об себе ничего… ничего! О каком то Денисове, а сам, верно, храбрее их всех. Ничего не пишет о своих страданиях. Что за сердце! Как я узнаю его! И как вспомнил всех! Никого не забыл. Я всегда, всегда говорила, еще когда он вот какой был, я всегда говорила…
Более недели готовились, писались брульоны и переписывались набело письма к Николушке от всего дома; под наблюдением графини и заботливостью графа собирались нужные вещицы и деньги для обмундирования и обзаведения вновь произведенного офицера. Анна Михайловна, практическая женщина, сумела устроить себе и своему сыну протекцию в армии даже и для переписки. Она имела случай посылать свои письма к великому князю Константину Павловичу, который командовал гвардией. Ростовы предполагали, что русская гвардия за границей , есть совершенно определительный адрес, и что ежели письмо дойдет до великого князя, командовавшего гвардией, то нет причины, чтобы оно не дошло до Павлоградского полка, который должен быть там же поблизости; и потому решено было отослать письма и деньги через курьера великого князя к Борису, и Борис уже должен был доставить их к Николушке. Письма были от старого графа, от графини, от Пети, от Веры, от Наташи, от Сони и, наконец, 6 000 денег на обмундировку и различные вещи, которые граф посылал сыну.


12 го ноября кутузовская боевая армия, стоявшая лагерем около Ольмюца, готовилась к следующему дню на смотр двух императоров – русского и австрийского. Гвардия, только что подошедшая из России, ночевала в 15 ти верстах от Ольмюца и на другой день прямо на смотр, к 10 ти часам утра, вступала на ольмюцкое поле.
Николай Ростов в этот день получил от Бориса записку, извещавшую его, что Измайловский полк ночует в 15 ти верстах не доходя Ольмюца, и что он ждет его, чтобы передать письмо и деньги. Деньги были особенно нужны Ростову теперь, когда, вернувшись из похода, войска остановились под Ольмюцом, и хорошо снабженные маркитанты и австрийские жиды, предлагая всякого рода соблазны, наполняли лагерь. У павлоградцев шли пиры за пирами, празднования полученных за поход наград и поездки в Ольмюц к вновь прибывшей туда Каролине Венгерке, открывшей там трактир с женской прислугой. Ростов недавно отпраздновал свое вышедшее производство в корнеты, купил Бедуина, лошадь Денисова, и был кругом должен товарищам и маркитантам. Получив записку Бориса, Ростов с товарищем поехал до Ольмюца, там пообедал, выпил бутылку вина и один поехал в гвардейский лагерь отыскивать своего товарища детства. Ростов еще не успел обмундироваться. На нем была затасканная юнкерская куртка с солдатским крестом, такие же, подбитые затертой кожей, рейтузы и офицерская с темляком сабля; лошадь, на которой он ехал, была донская, купленная походом у казака; гусарская измятая шапочка была ухарски надета назад и набок. Подъезжая к лагерю Измайловского полка, он думал о том, как он поразит Бориса и всех его товарищей гвардейцев своим обстреленным боевым гусарским видом.
Гвардия весь поход прошла, как на гуляньи, щеголяя своей чистотой и дисциплиной. Переходы были малые, ранцы везли на подводах, офицерам австрийское начальство готовило на всех переходах прекрасные обеды. Полки вступали и выступали из городов с музыкой, и весь поход (чем гордились гвардейцы), по приказанию великого князя, люди шли в ногу, а офицеры пешком на своих местах. Борис всё время похода шел и стоял с Бергом, теперь уже ротным командиром. Берг, во время похода получив роту, успел своей исполнительностью и аккуратностью заслужить доверие начальства и устроил весьма выгодно свои экономические дела; Борис во время похода сделал много знакомств с людьми, которые могли быть ему полезными, и через рекомендательное письмо, привезенное им от Пьера, познакомился с князем Андреем Болконским, через которого он надеялся получить место в штабе главнокомандующего. Берг и Борис, чисто и аккуратно одетые, отдохнув после последнего дневного перехода, сидели в чистой отведенной им квартире перед круглым столом и играли в шахматы. Берг держал между колен курящуюся трубочку. Борис, с свойственной ему аккуратностью, белыми тонкими руками пирамидкой уставлял шашки, ожидая хода Берга, и глядел на лицо своего партнера, видимо думая об игре, как он и всегда думал только о том, чем он был занят.
– Ну ка, как вы из этого выйдете? – сказал он.
– Будем стараться, – отвечал Берг, дотрогиваясь до пешки и опять опуская руку.
В это время дверь отворилась.
– Вот он, наконец, – закричал Ростов. – И Берг тут! Ах ты, петизанфан, але куше дормир , [Дети, идите ложиться спать,] – закричал он, повторяя слова няньки, над которыми они смеивались когда то вместе с Борисом.
– Батюшки! как ты переменился! – Борис встал навстречу Ростову, но, вставая, не забыл поддержать и поставить на место падавшие шахматы и хотел обнять своего друга, но Николай отсторонился от него. С тем особенным чувством молодости, которая боится битых дорог, хочет, не подражая другим, по новому, по своему выражать свои чувства, только бы не так, как выражают это, часто притворно, старшие, Николай хотел что нибудь особенное сделать при свидании с другом: он хотел как нибудь ущипнуть, толкнуть Бориса, но только никак не поцеловаться, как это делали все. Борис же, напротив, спокойно и дружелюбно обнял и три раза поцеловал Ростова.
Они полгода не видались почти; и в том возрасте, когда молодые люди делают первые шаги на пути жизни, оба нашли друг в друге огромные перемены, совершенно новые отражения тех обществ, в которых они сделали свои первые шаги жизни. Оба много переменились с своего последнего свидания и оба хотели поскорее выказать друг другу происшедшие в них перемены.
– Ах вы, полотеры проклятые! Чистенькие, свеженькие, точно с гулянья, не то, что мы грешные, армейщина, – говорил Ростов с новыми для Бориса баритонными звуками в голосе и армейскими ухватками, указывая на свои забрызганные грязью рейтузы.
Хозяйка немка высунулась из двери на громкий голос Ростова.
– Что, хорошенькая? – сказал он, подмигнув.
– Что ты так кричишь! Ты их напугаешь, – сказал Борис. – А я тебя не ждал нынче, – прибавил он. – Я вчера, только отдал тебе записку через одного знакомого адъютанта Кутузовского – Болконского. Я не думал, что он так скоро тебе доставит… Ну, что ты, как? Уже обстрелен? – спросил Борис.
Ростов, не отвечая, тряхнул по солдатскому Георгиевскому кресту, висевшему на снурках мундира, и, указывая на свою подвязанную руку, улыбаясь, взглянул на Берга.
– Как видишь, – сказал он.
– Вот как, да, да! – улыбаясь, сказал Борис, – а мы тоже славный поход сделали. Ведь ты знаешь, его высочество постоянно ехал при нашем полку, так что у нас были все удобства и все выгоды. В Польше что за приемы были, что за обеды, балы – я не могу тебе рассказать. И цесаревич очень милостив был ко всем нашим офицерам.
И оба приятеля рассказывали друг другу – один о своих гусарских кутежах и боевой жизни, другой о приятности и выгодах службы под командою высокопоставленных лиц и т. п.
– О гвардия! – сказал Ростов. – А вот что, пошли ка за вином.
Борис поморщился.
– Ежели непременно хочешь, – сказал он.
И, подойдя к кровати, из под чистых подушек достал кошелек и велел принести вина.
– Да, и тебе отдать деньги и письмо, – прибавил он.
Ростов взял письмо и, бросив на диван деньги, облокотился обеими руками на стол и стал читать. Он прочел несколько строк и злобно взглянул на Берга. Встретив его взгляд, Ростов закрыл лицо письмом.
– Однако денег вам порядочно прислали, – сказал Берг, глядя на тяжелый, вдавившийся в диван кошелек. – Вот мы так и жалованьем, граф, пробиваемся. Я вам скажу про себя…
– Вот что, Берг милый мой, – сказал Ростов, – когда вы получите из дома письмо и встретитесь с своим человеком, у которого вам захочется расспросить про всё, и я буду тут, я сейчас уйду, чтоб не мешать вам. Послушайте, уйдите, пожалуйста, куда нибудь, куда нибудь… к чорту! – крикнул он и тотчас же, схватив его за плечо и ласково глядя в его лицо, видимо, стараясь смягчить грубость своих слов, прибавил: – вы знаете, не сердитесь; милый, голубчик, я от души говорю, как нашему старому знакомому.
– Ах, помилуйте, граф, я очень понимаю, – сказал Берг, вставая и говоря в себя горловым голосом.
– Вы к хозяевам пойдите: они вас звали, – прибавил Борис.
Берг надел чистейший, без пятнушка и соринки, сюртучок, взбил перед зеркалом височки кверху, как носил Александр Павлович, и, убедившись по взгляду Ростова, что его сюртучок был замечен, с приятной улыбкой вышел из комнаты.
– Ах, какая я скотина, однако! – проговорил Ростов, читая письмо.
– А что?
– Ах, какая я свинья, однако, что я ни разу не писал и так напугал их. Ах, какая я свинья, – повторил он, вдруг покраснев. – Что же, пошли за вином Гаврилу! Ну, ладно, хватим! – сказал он…
В письмах родных было вложено еще рекомендательное письмо к князю Багратиону, которое, по совету Анны Михайловны, через знакомых достала старая графиня и посылала сыну, прося его снести по назначению и им воспользоваться.
– Вот глупости! Очень мне нужно, – сказал Ростов, бросая письмо под стол.
– Зачем ты это бросил? – спросил Борис.
– Письмо какое то рекомендательное, чорта ли мне в письме!
– Как чорта ли в письме? – поднимая и читая надпись, сказал Борис. – Письмо это очень нужное для тебя.
– Мне ничего не нужно, и я в адъютанты ни к кому не пойду.
– Отчего же? – спросил Борис.
– Лакейская должность!
– Ты всё такой же мечтатель, я вижу, – покачивая головой, сказал Борис.
– А ты всё такой же дипломат. Ну, да не в том дело… Ну, ты что? – спросил Ростов.
– Да вот, как видишь. До сих пор всё хорошо; но признаюсь, желал бы я очень попасть в адъютанты, а не оставаться во фронте.
– Зачем?
– Затем, что, уже раз пойдя по карьере военной службы, надо стараться делать, коль возможно, блестящую карьеру.
– Да, вот как! – сказал Ростов, видимо думая о другом.
Он пристально и вопросительно смотрел в глаза своему другу, видимо тщетно отыскивая разрешение какого то вопроса.
Старик Гаврило принес вино.
– Не послать ли теперь за Альфонс Карлычем? – сказал Борис. – Он выпьет с тобою, а я не могу.
– Пошли, пошли! Ну, что эта немчура? – сказал Ростов с презрительной улыбкой.
– Он очень, очень хороший, честный и приятный человек, – сказал Борис.
Ростов пристально еще раз посмотрел в глаза Борису и вздохнул. Берг вернулся, и за бутылкой вина разговор между тремя офицерами оживился. Гвардейцы рассказывали Ростову о своем походе, о том, как их чествовали в России, Польше и за границей. Рассказывали о словах и поступках их командира, великого князя, анекдоты о его доброте и вспыльчивости. Берг, как и обыкновенно, молчал, когда дело касалось не лично его, но по случаю анекдотов о вспыльчивости великого князя с наслаждением рассказал, как в Галиции ему удалось говорить с великим князем, когда он объезжал полки и гневался за неправильность движения. С приятной улыбкой на лице он рассказал, как великий князь, очень разгневанный, подъехав к нему, закричал: «Арнауты!» (Арнауты – была любимая поговорка цесаревича, когда он был в гневе) и потребовал ротного командира.
– Поверите ли, граф, я ничего не испугался, потому что я знал, что я прав. Я, знаете, граф, не хвалясь, могу сказать, что я приказы по полку наизусть знаю и устав тоже знаю, как Отче наш на небесех . Поэтому, граф, у меня по роте упущений не бывает. Вот моя совесть и спокойна. Я явился. (Берг привстал и представил в лицах, как он с рукой к козырьку явился. Действительно, трудно было изобразить в лице более почтительности и самодовольства.) Уж он меня пушил, как это говорится, пушил, пушил; пушил не на живот, а на смерть, как говорится; и «Арнауты», и черти, и в Сибирь, – говорил Берг, проницательно улыбаясь. – Я знаю, что я прав, и потому молчу: не так ли, граф? «Что, ты немой, что ли?» он закричал. Я всё молчу. Что ж вы думаете, граф? На другой день и в приказе не было: вот что значит не потеряться. Так то, граф, – говорил Берг, закуривая трубку и пуская колечки.