Сайн-Витгенштейн

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Сайн и Виттгенштейн»)
Перейти к: навигация, поиск

Сайн и Витгенштейн (нем. Sayn und Wittgenstein) — имперское графство в Вестфалии; занимало 1376 км²; состояло из двух частей — Гахенбурггессенской области Нассау) и АльтенкирхенРейнской области).

Род графов фон-Сайн, упоминаемый уже в 1145 году, прекратился в мужской линии в 1246 году, после чего графство переходило из рук в руки, пока не оказалось в руках младшей ветви дома Спонхеймов. В 1607 году спонхеймский род Сайн-Витгенштейн разделился на три линии:

  • Вторая главная линия, Сайн-Витгенштейн-Сайн, прекратилась в мужском поколении в 1632 году.
  • Третья главная линия, Сайн-Витгенштейн-Витгенштейн, позже Сайн-Витгенштейн-Гогенштейн владела наиболее богатыми землями с центром в Ласфе. В 1804 году возведена в имперское княжеское достоинство и продолжает существование по сегодняшний день.
Княжеская резиденция в Бад-Берлебурге Герб графов Сайн-Витгенштейн-Берлебург Родовое гнездо — замок Сайн близ Кобленца

Напишите отзыв о статье "Сайн-Витгенштейн"



Ссылки

Отрывок, характеризующий Сайн-Витгенштейн

В новом, чистом, светлом, убранном бюстиками и картинками и новой мебелью, кабинете сидел Берг с женою. Берг, в новеньком, застегнутом мундире сидел возле жены, объясняя ей, что всегда можно и должно иметь знакомства людей, которые выше себя, потому что тогда только есть приятность от знакомств. – «Переймешь что нибудь, можешь попросить о чем нибудь. Вот посмотри, как я жил с первых чинов (Берг жизнь свою считал не годами, а высочайшими наградами). Мои товарищи теперь еще ничто, а я на ваканции полкового командира, я имею счастье быть вашим мужем (он встал и поцеловал руку Веры, но по пути к ней отогнул угол заворотившегося ковра). И чем я приобрел всё это? Главное умением выбирать свои знакомства. Само собой разумеется, что надо быть добродетельным и аккуратным».
Берг улыбнулся с сознанием своего превосходства над слабой женщиной и замолчал, подумав, что всё таки эта милая жена его есть слабая женщина, которая не может постигнуть всего того, что составляет достоинство мужчины, – ein Mann zu sein [быть мужчиной]. Вера в то же время также улыбнулась с сознанием своего превосходства над добродетельным, хорошим мужем, но который всё таки ошибочно, как и все мужчины, по понятию Веры, понимал жизнь. Берг, судя по своей жене, считал всех женщин слабыми и глупыми. Вера, судя по одному своему мужу и распространяя это замечание, полагала, что все мужчины приписывают только себе разум, а вместе с тем ничего не понимают, горды и эгоисты.
Берг встал и, обняв свою жену осторожно, чтобы не измять кружевную пелеринку, за которую он дорого заплатил, поцеловал ее в середину губ.
– Одно только, чтобы у нас не было так скоро детей, – сказал он по бессознательной для себя филиации идей.
– Да, – отвечала Вера, – я совсем этого не желаю. Надо жить для общества.
– Точно такая была на княгине Юсуповой, – сказал Берг, с счастливой и доброй улыбкой, указывая на пелеринку.
В это время доложили о приезде графа Безухого. Оба супруга переглянулись самодовольной улыбкой, каждый себе приписывая честь этого посещения.
«Вот что значит уметь делать знакомства, подумал Берг, вот что значит уметь держать себя!»
– Только пожалуйста, когда я занимаю гостей, – сказала Вера, – ты не перебивай меня, потому что я знаю чем занять каждого, и в каком обществе что надо говорить.
Берг тоже улыбнулся.
– Нельзя же: иногда с мужчинами мужской разговор должен быть, – сказал он.
Пьер был принят в новенькой гостиной, в которой нигде сесть нельзя было, не нарушив симметрии, чистоты и порядка, и потому весьма понятно было и не странно, что Берг великодушно предлагал разрушить симметрию кресла, или дивана для дорогого гостя, и видимо находясь сам в этом отношении в болезненной нерешительности, предложил решение этого вопроса выбору гостя. Пьер расстроил симметрию, подвинув себе стул, и тотчас же Берг и Вера начали вечер, перебивая один другого и занимая гостя.