Саксония (земля)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Freistaat Sachsen
Свободное государство Саксония
Флаг
Герб
Административный центр:   Дрезден
Площадь:   18 419,71 км²
Население:   4 055 274 (31.12.2014)[1] чел.
Плотность населения:   220,16 чел./км²
Официальный код:   DE-SN
Премьер-министр:   Станислав Тиллих (ХДС)
Правящая партия:   коалиция из ХДС и СДПГ
Распределение голосов
в земельном собрании:
  ХДС 59
Левые 27
СДПГ 18
АдГ 14
Союз 90/Зелёные 9
Последние выборы:   31 августа 2014
Следующие выборы:   2019
Голосов в бундесрате:   4
Адрес управления: Sächsische Staatskanzlei
01095 Dresden
Email:   info@sk.sachsen.de
Сайт:   [www.sachsen.de hsen.de]

Саксо́ния (нем. Sachsen, в.-луж. Sakska), официально: Свобо́дное госуда́рство Саксо́ния (нем. Freistaat Sachsen, в.-луж. Swobodny stat Sakska), (произношение ) — федеральная земля в составе ФРГ, расположенная на востоке страны. Столица — город Дрезден. С момента создания Веймарской республики в 1919 году Саксония провозглашает себя свободным государством.





География

Саксония граничит на западе с Тюрингией и Саксонией-Анхальт, на севере с Бранденбургом, на востоке с Польшей, на юге с Чешской республикой и на юго-западе с Баварией. Граница длиной около 1190 км.

Пограничными пунктами являются:

Саксония — самая восточная земля Германии. Она имеет давние индустриальные традиции. Самые большие города — Лейпциг (510 тыс. жителей), Дрезден (480 тыс. жителей) и Хемниц (250 тыс. жителей).

Самые важные горы — Рудные горы, Лужицкие горы и Саксонская Швейцария. Гора Фихтельберг в Рудных горах является высшей точкой Саксонии (1215 м). Самая важная (и самая большая) река — Эльба, пересекающая Саксонию с юго-востока на северо-запад. Важные реки — Мульде, Вейсериц, Чопау, Вейсе-Эльстер и Шпрее, которые текут на север и также относятся к речной системе Эльбы. На востоке Саксония ограничивается рекой Нейсе, которая впадает в реку Одер.

История

Территория, занимаемая ныне Свободным государством Саксонии, никогда не была местом обитания саксов (они жили на месте нынешней федеральной земли Нижняя Саксония) и до X века была населена в основном славянскими племенами. С X века эти земли захватили германские племена тюрингов. Значительная часть славян осталась на этой территории и постепенно была онемечена.

На этой территории было создано маркграфство Мейсен (впервые упомянуто в 968 году). В 1123 году в Мейсене стала править династия Веттинов. С 1270 года столицей макграфства Мейсен стал Дрезден.

В 1409 году в результате волнений в Праге примерно тысяча немецких преподавателей и студентов перебрались в Лейпциг, тогда являвшийся торговым центром Мейсенского маркграфства, и основала в нём прославленный Лейпцигский университет, в котором в своё время учились Вагнер, Гёте, Лейбниц, Мюнцер, Ницше, Радищев, Шуман и другие выдающиеся деятели науки и искусства.

В 1423 году мейсенскому маркграфу Фридриху IV было передано оставшееся без наследников герцогство Саксен-Виттенберг (на территории нынешней земли Саксония-Анхальт) и вместе с ним титул курфюрста Саксонии.

В 1806 году Фридрих Август принял титул короля Саксонии. В результате перекроя границ в Европе после разгрома Наполеона Фридрих Август I утратил две трети своих владений. Территория Саксен-Виттенберга перешла к Пруссии и стала частью прусской Провинции Саксония. Фридриху Августу оставили лишь земли бывшего маркграфства Мейсен (под названием Королевство Саксония).

Королевство Саксония вошло в состав Германской империи в 1870 году и оставалось монархией до 1918 года. 8 ноября 1918 года к власти в Саксонии пришли Советы рабочих и солдат. Политик СДПГ Флайсснер 10 ноября 1918 года провозгласил республику (свободное государство), и два дня спустя саксонский король Фридрих Август III отрёкся от престола.

В 1934 году Свободное государство было ликвидировано. 25 апреля 1945 года на земле Саксонии, на берегах Эльбы, у города Торгау впервые встретились советские и американские войска — заканчивалась Великая Отечественная война.

После войны в 1945 году в советской зоне оккупации Германии была образована земля Саксония из бывшего Свободного государства Саксония и западной части прусской провинции Силезия.

23 июля 1952 года законом о «Реформе управления и ликвидации Земель ГДР» Саксония была разделена на округа Дрезден, Лейпциг и Карл-Маркс-Штадт (в 1953—1990 гг. Карл-Маркс-Штадтом назывался Хемниц) и этим фактически ликвидирована.

Свободное государство Саксония было воссоздано осенью 1990 года и стало федеральной землёй ФРГ.

Государственный строй

Законодательный орган — Саксонский Ландтаг (нем. Sächsischer Landtag), избираемый населением, исполнительный орган — Саксонское Государственное Правительство (Sächsische Staatsregierung), избираемое Саксонским Ландтагом, состоящий из Премьер-Министра Саксонии (Ministerpräsidenten von Sachsen) и саксонских министров, орган конституционного надзора — Конституционный суд Свободного государства Саксония (Verfassungsgerichtshof des Freistaates Sachsen), высшая судебная инстанция — Высший земельный суд Дрездена (Oberlandesgericht Dresden), высшая судебная инстанция административной юстиции — Саксонский высший судебный суд (Sächsisches Oberverwaltungsgericht). До 1934 года исполнительным органом Саксонии было Общее Министерство (Gesamtministerium), состоял из Председателя Общего Министерства (Vorsitzende des Gesamtministeriums) (с 1919 года Министр-Президент) и членов Общего Министерства (Mitglieder des Gesamtministeriums).

Административное деление

Территория Саксонии делится на районы (нем. Landkreis) и свободные города (нем. Kreisfreie Stadt), районы делятся на города (нем. Stadt) и общины (нем. Gemeinde), города делятся на городские округа (нем. Stadtbezirk), общины делятся на местечки (нем. Ortschaft).

Районы и к ним приравненные города входят в 3 земельные дирекции (дирекционных округа): Дрезден, Лейпциг, Хемниц.

Районы

  1. Гёрлиц
  2. Баутцен
  3. Саксонская Швейцария — Восточные Рудные Горы
  4. Майсен
  5. Средняя Саксония
  6. Рудные Горы
  7. Лейпциг (район)
  8. Северная Саксония
  9. Цвиккау (район)
  10. Фогтланд

Свободные города (Kreisfreie Städte)

  1. Дрезден
  2. Лейпциг
  3. Хемниц
Города с количеством жителей выше 20 тысяч
по состоянию на 31 декабря 2011 года

Регионы

Регионы в Саксонии — Sächsisches Elbland, Leipziger Tieflandsbucht, Рудные горы, Саксонская Швейцария, Фогтланд и Верхняя Лужица.

Административная реформа

С 1 августа 2008 года число районов в Саксонии сократилось с 22 до 10 и число городов, приравненных к районам, с 7 до 3.[2]

Местные органы государственной власти

Представительные органы районов — крейстаги (нем. Kreistag), состоящие из ландрата (Landrat), который ведёт заседания, и крейсратов (Kreisrat), избираемых населением по пропорциональной системе с открытым списком, исполнительную власть в районах осуществляют ландраты (Landrat).

Представительные органы городов — штадтраты (Stadtrat), состоящие из обер-бургомистра (Oberbürgermeister), который ведёт заседания, и членов штадтрата, избираемых населением по пропорциональной системе с открытым списком, исполнительную власть в городах осуществляют обер-бургомистры.

Представительные органы общин — гемайндераты (Gemeinderat), состоящие из бургомистра (Bürgermeister), который ведёт заседания, и членов гемайндерата, избираемых населением по пропорциональной системе с открытым списком, исполнительную власть в общинах осуществляют бургомистры.

Представительные органы городских округов — городские окружные советы (Stadtbezirksbeirat), исполнительные органы — бургомистры.

Представительные органы местечек — советы местечек (Ortschaftsrat), исполнительные органы — местные старосты (Ortsvorsteher).

Религия

Большинство верующих — лютеране, крупнейшая лютеранская деноминация — Евангелическо-лютеранская поместная церковь Саксонии (Evangelisch-Lutherische Landeskirche Sachsens).

Экономика

  • Задолженность: 3783 € на душу населения (2002)
  • Общая задолженность: 16,5 миллиардов. € (2002)

Туризм

В Саксонии находится множество памятников культуры мирового уровня, восхитительные природные ландшафты, прекрасно развитая туристическая инфраструктура. С дрезденским Цвингером туристов приглашают дворец Морицбург, дворец Раменау, замок Клаффенабах, окруженный рвами с водой, дворец и парк Пильниц и садово-парковый ансамбль Хайденау-Гросзедлиц. Уникальный ландшафт Саксонская Швейцария известен во всем мире. Современные музеи панорамы [www.asisi.de/ Asisi-Panometer] очень полюбились жителям Дрездена, Лейпцига и гостям города.

Саксония — одно из основных мест автомобилестроения в Германии, экскурсии на завод «Порше» в пригороде Лейпцига напоминают путешествие в будущее.

В системах бронирования отелей представлено более тысячи объектов по городам Саксонии. В Дрездене и Лейпциге широко представлены мировые отельные бренды.

Наука и культура

Саксония это родина великих людей. Около половины немецких философов от Лейбница до Ницше, родом из Саксонии. Известные композиторы Роберт Шуман, Рихард Вагнер и Иоганн Бах родились и творили в Саксонии. Поэты и писатели: Лессинг, Теодор Кернер.

Университеты Саксонии — это образование с давними традициями и высоким статусом по всему миру.

Старейший Лейпцигский университет

Это второй старейший университет Германии. В 1409 году в результате волнений в Праге примерно тысяча немецких преподавателей и студентов перебрались в Лейпциг, тогда являвшийся торговым центром Мейсенского маркграфства, и основала в нём прославленный Лейпцигский университет, в котором в своё время учились Вагнер, Гёте, Лейбниц, Мюнцер, Ницше, Радищев и другие выдающиеся деятели науки и искусства.

Дрезденский Технический Университет

Технический университет Дрездена может гордиться своей бурной и плодотворной историей. Он был основан в 1828 году. С тех пор название учебного заведения многократно менялось, пока в 1961 году он, наконец, не стал Техническим университетом. Начиная с объединения Германии в 1990 году, к традиционным научно- исследовательским подразделениям Университета присоединились новые: гуманитарные, социальные, а также экономические науки. Кроме этого, в состав Университета были включены педагогический институт, институт инженеров транспорта и Медицинская академия.

Фрайбергская Горная Академия

В 17 веке в районе Рудных гор добывали серебро, цинк, кобальт и висмут. Не случайно, именно в Рудных горах, в городе Фрайберг была в 1765 г. открыта первая Горная академия в мире.

Именно во Фрайбергской Горной Академии изучал горное дело Михаил Васильевич Ломоносов.

Напишите отзыв о статье "Саксония (земля)"

Примечания

  1. [www.statistik.sachsen.de/download/010_GB-Bev/Bev_Z_Gemeinde_akt.pdf Aktuelle Einwohnerzahlen nach Gemeinden 2014] (Einwohnerzahlen auf Grundlage des Zensus 2011) (Hilfe dazu)  (нем.)
  2. [www.revosax.sachsen.de/GetPDF.do?sid=9926111536899 Sächsisches Kreisgebietsneugliederungsgesetz] (PDF, 1,1 MB)

Ссылки

  • [www.sachsen.de/ www.sachsen.de] — официальный сайт
  • [www.die-sachsen-kommen.de/ru/indexru.htm www.die-sachsen-kommen.de] (Саксонцы идут)
  • [ru.saxony.globe-weather.com/ Погода Саксония]
  • [www.ministerpraesident.sachsen.de/174.htm Биография премьер-министра Саксонии]
  • [www.go2saxony.ru/ www.go2saxony.ru] — официальный сайт по туризму и маркетингу Саксонии

Отрывок, характеризующий Саксония (земля)

Генералы Наполеона – Даву, Ней и Мюрат, находившиеся в близости этой области огня и даже иногда заезжавшие в нее, несколько раз вводили в эту область огня стройные и огромные массы войск. Но противно тому, что неизменно совершалось во всех прежних сражениях, вместо ожидаемого известия о бегстве неприятеля, стройные массы войск возвращались оттуда расстроенными, испуганными толпами. Они вновь устроивали их, но людей все становилось меньше. В половине дня Мюрат послал к Наполеону своего адъютанта с требованием подкрепления.
Наполеон сидел под курганом и пил пунш, когда к нему прискакал адъютант Мюрата с уверениями, что русские будут разбиты, ежели его величество даст еще дивизию.
– Подкрепления? – сказал Наполеон с строгим удивлением, как бы не понимая его слов и глядя на красивого мальчика адъютанта с длинными завитыми черными волосами (так же, как носил волоса Мюрат). «Подкрепления! – подумал Наполеон. – Какого они просят подкрепления, когда у них в руках половина армии, направленной на слабое, неукрепленное крыло русских!»
– Dites au roi de Naples, – строго сказал Наполеон, – qu'il n'est pas midi et que je ne vois pas encore clair sur mon echiquier. Allez… [Скажите неаполитанскому королю, что теперь еще не полдень и что я еще не ясно вижу на своей шахматной доске. Ступайте…]
Красивый мальчик адъютанта с длинными волосами, не отпуская руки от шляпы, тяжело вздохнув, поскакал опять туда, где убивали людей.
Наполеон встал и, подозвав Коленкура и Бертье, стал разговаривать с ними о делах, не касающихся сражения.
В середине разговора, который начинал занимать Наполеона, глаза Бертье обратились на генерала с свитой, который на потной лошади скакал к кургану. Это был Бельяр. Он, слезши с лошади, быстрыми шагами подошел к императору и смело, громким голосом стал доказывать необходимость подкреплений. Он клялся честью, что русские погибли, ежели император даст еще дивизию.
Наполеон вздернул плечами и, ничего не ответив, продолжал свою прогулку. Бельяр громко и оживленно стал говорить с генералами свиты, окружившими его.
– Вы очень пылки, Бельяр, – сказал Наполеон, опять подходя к подъехавшему генералу. – Легко ошибиться в пылу огня. Поезжайте и посмотрите, и тогда приезжайте ко мне.
Не успел еще Бельяр скрыться из вида, как с другой стороны прискакал новый посланный с поля сражения.
– Eh bien, qu'est ce qu'il y a? [Ну, что еще?] – сказал Наполеон тоном человека, раздраженного беспрестанными помехами.
– Sire, le prince… [Государь, герцог…] – начал адъютант.
– Просит подкрепления? – с гневным жестом проговорил Наполеон. Адъютант утвердительно наклонил голову и стал докладывать; но император отвернулся от него, сделав два шага, остановился, вернулся назад и подозвал Бертье. – Надо дать резервы, – сказал он, слегка разводя руками. – Кого послать туда, как вы думаете? – обратился он к Бертье, к этому oison que j'ai fait aigle [гусенку, которого я сделал орлом], как он впоследствии называл его.
– Государь, послать дивизию Клапареда? – сказал Бертье, помнивший наизусть все дивизии, полки и батальоны.
Наполеон утвердительно кивнул головой.
Адъютант поскакал к дивизии Клапареда. И чрез несколько минут молодая гвардия, стоявшая позади кургана, тронулась с своего места. Наполеон молча смотрел по этому направлению.
– Нет, – обратился он вдруг к Бертье, – я не могу послать Клапареда. Пошлите дивизию Фриана, – сказал он.
Хотя не было никакого преимущества в том, чтобы вместо Клапареда посылать дивизию Фриана, и даже было очевидное неудобство и замедление в том, чтобы остановить теперь Клапареда и посылать Фриана, но приказание было с точностью исполнено. Наполеон не видел того, что он в отношении своих войск играл роль доктора, который мешает своими лекарствами, – роль, которую он так верно понимал и осуждал.
Дивизия Фриана, так же как и другие, скрылась в дыму поля сражения. С разных сторон продолжали прискакивать адъютанты, и все, как бы сговорившись, говорили одно и то же. Все просили подкреплений, все говорили, что русские держатся на своих местах и производят un feu d'enfer [адский огонь], от которого тает французское войско.
Наполеон сидел в задумчивости на складном стуле.
Проголодавшийся с утра m r de Beausset, любивший путешествовать, подошел к императору и осмелился почтительно предложить его величеству позавтракать.
– Я надеюсь, что теперь уже я могу поздравить ваше величество с победой, – сказал он.
Наполеон молча отрицательно покачал головой. Полагая, что отрицание относится к победе, а не к завтраку, m r de Beausset позволил себе игриво почтительно заметить, что нет в мире причин, которые могли бы помешать завтракать, когда можно это сделать.
– Allez vous… [Убирайтесь к…] – вдруг мрачно сказал Наполеон и отвернулся. Блаженная улыбка сожаления, раскаяния и восторга просияла на лице господина Боссе, и он плывущим шагом отошел к другим генералам.
Наполеон испытывал тяжелое чувство, подобное тому, которое испытывает всегда счастливый игрок, безумно кидавший свои деньги, всегда выигрывавший и вдруг, именно тогда, когда он рассчитал все случайности игры, чувствующий, что чем более обдуман его ход, тем вернее он проигрывает.
Войска были те же, генералы те же, те же были приготовления, та же диспозиция, та же proclamation courte et energique [прокламация короткая и энергическая], он сам был тот же, он это знал, он знал, что он был даже гораздо опытнее и искуснее теперь, чем он был прежде, даже враг был тот же, как под Аустерлицем и Фридландом; но страшный размах руки падал волшебно бессильно.
Все те прежние приемы, бывало, неизменно увенчиваемые успехом: и сосредоточение батарей на один пункт, и атака резервов для прорвания линии, и атака кавалерии des hommes de fer [железных людей], – все эти приемы уже были употреблены, и не только не было победы, но со всех сторон приходили одни и те же известия об убитых и раненых генералах, о необходимости подкреплений, о невозможности сбить русских и о расстройстве войск.
Прежде после двух трех распоряжений, двух трех фраз скакали с поздравлениями и веселыми лицами маршалы и адъютанты, объявляя трофеями корпуса пленных, des faisceaux de drapeaux et d'aigles ennemis, [пуки неприятельских орлов и знамен,] и пушки, и обозы, и Мюрат просил только позволения пускать кавалерию для забрания обозов. Так было под Лоди, Маренго, Арколем, Иеной, Аустерлицем, Ваграмом и так далее, и так далее. Теперь же что то странное происходило с его войсками.
Несмотря на известие о взятии флешей, Наполеон видел, что это было не то, совсем не то, что было во всех его прежних сражениях. Он видел, что то же чувство, которое испытывал он, испытывали и все его окружающие люди, опытные в деле сражений. Все лица были печальны, все глаза избегали друг друга. Только один Боссе не мог понимать значения того, что совершалось. Наполеон же после своего долгого опыта войны знал хорошо, что значило в продолжение восьми часов, после всех употрсбленных усилий, невыигранное атакующим сражение. Он знал, что это было почти проигранное сражение и что малейшая случайность могла теперь – на той натянутой точке колебания, на которой стояло сражение, – погубить его и его войска.
Когда он перебирал в воображении всю эту странную русскую кампанию, в которой не было выиграно ни одного сраженья, в которой в два месяца не взято ни знамен, ни пушек, ни корпусов войск, когда глядел на скрытно печальные лица окружающих и слушал донесения о том, что русские всё стоят, – страшное чувство, подобное чувству, испытываемому в сновидениях, охватывало его, и ему приходили в голову все несчастные случайности, могущие погубить его. Русские могли напасть на его левое крыло, могли разорвать его середину, шальное ядро могло убить его самого. Все это было возможно. В прежних сражениях своих он обдумывал только случайности успеха, теперь же бесчисленное количество несчастных случайностей представлялось ему, и он ожидал их всех. Да, это было как во сне, когда человеку представляется наступающий на него злодей, и человек во сне размахнулся и ударил своего злодея с тем страшным усилием, которое, он знает, должно уничтожить его, и чувствует, что рука его, бессильная и мягкая, падает, как тряпка, и ужас неотразимой погибели обхватывает беспомощного человека.
Известие о том, что русские атакуют левый фланг французской армии, возбудило в Наполеоне этот ужас. Он молча сидел под курганом на складном стуле, опустив голову и положив локти на колена. Бертье подошел к нему и предложил проехаться по линии, чтобы убедиться, в каком положении находилось дело.
– Что? Что вы говорите? – сказал Наполеон. – Да, велите подать мне лошадь.
Он сел верхом и поехал к Семеновскому.
В медленно расходившемся пороховом дыме по всему тому пространству, по которому ехал Наполеон, – в лужах крови лежали лошади и люди, поодиночке и кучами. Подобного ужаса, такого количества убитых на таком малом пространстве никогда не видал еще и Наполеон, и никто из его генералов. Гул орудий, не перестававший десять часов сряду и измучивший ухо, придавал особенную значительность зрелищу (как музыка при живых картинах). Наполеон выехал на высоту Семеновского и сквозь дым увидал ряды людей в мундирах цветов, непривычных для его глаз. Это были русские.
Русские плотными рядами стояли позади Семеновского и кургана, и их орудия не переставая гудели и дымили по их линии. Сражения уже не было. Было продолжавшееся убийство, которое ни к чему не могло повести ни русских, ни французов. Наполеон остановил лошадь и впал опять в ту задумчивость, из которой вывел его Бертье; он не мог остановить того дела, которое делалось перед ним и вокруг него и которое считалось руководимым им и зависящим от него, и дело это ему в первый раз, вследствие неуспеха, представлялось ненужным и ужасным.
Один из генералов, подъехавших к Наполеону, позволил себе предложить ему ввести в дело старую гвардию. Ней и Бертье, стоявшие подле Наполеона, переглянулись между собой и презрительно улыбнулись на бессмысленное предложение этого генерала.
Наполеон опустил голову и долго молчал.
– A huit cent lieux de France je ne ferai pas demolir ma garde, [За три тысячи двести верст от Франции я не могу дать разгромить свою гвардию.] – сказал он и, повернув лошадь, поехал назад, к Шевардину.


Кутузов сидел, понурив седую голову и опустившись тяжелым телом, на покрытой ковром лавке, на том самом месте, на котором утром его видел Пьер. Он не делал никаких распоряжении, а только соглашался или не соглашался на то, что предлагали ему.
«Да, да, сделайте это, – отвечал он на различные предложения. – Да, да, съезди, голубчик, посмотри, – обращался он то к тому, то к другому из приближенных; или: – Нет, не надо, лучше подождем», – говорил он. Он выслушивал привозимые ему донесения, отдавал приказания, когда это требовалось подчиненным; но, выслушивая донесения, он, казалось, не интересовался смыслом слов того, что ему говорили, а что то другое в выражении лиц, в тоне речи доносивших интересовало его. Долголетним военным опытом он знал и старческим умом понимал, что руководить сотнями тысяч человек, борющихся с смертью, нельзя одному человеку, и знал, что решают участь сраженья не распоряжения главнокомандующего, не место, на котором стоят войска, не количество пушек и убитых людей, а та неуловимая сила, называемая духом войска, и он следил за этой силой и руководил ею, насколько это было в его власти.
Общее выражение лица Кутузова было сосредоточенное, спокойное внимание и напряжение, едва превозмогавшее усталость слабого и старого тела.
В одиннадцать часов утра ему привезли известие о том, что занятые французами флеши были опять отбиты, но что князь Багратион ранен. Кутузов ахнул и покачал головой.
– Поезжай к князю Петру Ивановичу и подробно узнай, что и как, – сказал он одному из адъютантов и вслед за тем обратился к принцу Виртембергскому, стоявшему позади него:
– Не угодно ли будет вашему высочеству принять командование первой армией.
Вскоре после отъезда принца, так скоро, что он еще не мог доехать до Семеновского, адъютант принца вернулся от него и доложил светлейшему, что принц просит войск.
Кутузов поморщился и послал Дохтурову приказание принять командование первой армией, а принца, без которого, как он сказал, он не может обойтись в эти важные минуты, просил вернуться к себе. Когда привезено было известие о взятии в плен Мюрата и штабные поздравляли Кутузова, он улыбнулся.
– Подождите, господа, – сказал он. – Сражение выиграно, и в пленении Мюрата нет ничего необыкновенного. Но лучше подождать радоваться. – Однако он послал адъютанта проехать по войскам с этим известием.
Когда с левого фланга прискакал Щербинин с донесением о занятии французами флешей и Семеновского, Кутузов, по звукам поля сражения и по лицу Щербинина угадав, что известия были нехорошие, встал, как бы разминая ноги, и, взяв под руку Щербинина, отвел его в сторону.
– Съезди, голубчик, – сказал он Ермолову, – посмотри, нельзя ли что сделать.
Кутузов был в Горках, в центре позиции русского войска. Направленная Наполеоном атака на наш левый фланг была несколько раз отбиваема. В центре французы не подвинулись далее Бородина. С левого фланга кавалерия Уварова заставила бежать французов.
В третьем часу атаки французов прекратились. На всех лицах, приезжавших с поля сражения, и на тех, которые стояли вокруг него, Кутузов читал выражение напряженности, дошедшей до высшей степени. Кутузов был доволен успехом дня сверх ожидания. Но физические силы оставляли старика. Несколько раз голова его низко опускалась, как бы падая, и он задремывал. Ему подали обедать.
Флигель адъютант Вольцоген, тот самый, который, проезжая мимо князя Андрея, говорил, что войну надо im Raum verlegon [перенести в пространство (нем.) ], и которого так ненавидел Багратион, во время обеда подъехал к Кутузову. Вольцоген приехал от Барклая с донесением о ходе дел на левом фланге. Благоразумный Барклай де Толли, видя толпы отбегающих раненых и расстроенные зады армии, взвесив все обстоятельства дела, решил, что сражение было проиграно, и с этим известием прислал к главнокомандующему своего любимца.
Кутузов с трудом жевал жареную курицу и сузившимися, повеселевшими глазами взглянул на Вольцогена.
Вольцоген, небрежно разминая ноги, с полупрезрительной улыбкой на губах, подошел к Кутузову, слегка дотронувшись до козырька рукою.
Вольцоген обращался с светлейшим с некоторой аффектированной небрежностью, имеющей целью показать, что он, как высокообразованный военный, предоставляет русским делать кумира из этого старого, бесполезного человека, а сам знает, с кем он имеет дело. «Der alte Herr (как называли Кутузова в своем кругу немцы) macht sich ganz bequem, [Старый господин покойно устроился (нем.) ] – подумал Вольцоген и, строго взглянув на тарелки, стоявшие перед Кутузовым, начал докладывать старому господину положение дел на левом фланге так, как приказал ему Барклай и как он сам его видел и понял.
– Все пункты нашей позиции в руках неприятеля и отбить нечем, потому что войск нет; они бегут, и нет возможности остановить их, – докладывал он.
Кутузов, остановившись жевать, удивленно, как будто не понимая того, что ему говорили, уставился на Вольцогена. Вольцоген, заметив волнение des alten Herrn, [старого господина (нем.) ] с улыбкой сказал:
– Я не считал себя вправе скрыть от вашей светлости того, что я видел… Войска в полном расстройстве…
– Вы видели? Вы видели?.. – нахмурившись, закричал Кутузов, быстро вставая и наступая на Вольцогена. – Как вы… как вы смеете!.. – делая угрожающие жесты трясущимися руками и захлебываясь, закричал он. – Как смоете вы, милостивый государь, говорить это мне. Вы ничего не знаете. Передайте от меня генералу Барклаю, что его сведения неверны и что настоящий ход сражения известен мне, главнокомандующему, лучше, чем ему.
Вольцоген хотел возразить что то, но Кутузов перебил его.
– Неприятель отбит на левом и поражен на правом фланге. Ежели вы плохо видели, милостивый государь, то не позволяйте себе говорить того, чего вы не знаете. Извольте ехать к генералу Барклаю и передать ему назавтра мое непременное намерение атаковать неприятеля, – строго сказал Кутузов. Все молчали, и слышно было одно тяжелое дыхание запыхавшегося старого генерала. – Отбиты везде, за что я благодарю бога и наше храброе войско. Неприятель побежден, и завтра погоним его из священной земли русской, – сказал Кутузов, крестясь; и вдруг всхлипнул от наступивших слез. Вольцоген, пожав плечами и скривив губы, молча отошел к стороне, удивляясь uber diese Eingenommenheit des alten Herrn. [на это самодурство старого господина. (нем.) ]
– Да, вот он, мой герой, – сказал Кутузов к полному красивому черноволосому генералу, который в это время входил на курган. Это был Раевский, проведший весь день на главном пункте Бородинского поля.
Раевский доносил, что войска твердо стоят на своих местах и что французы не смеют атаковать более. Выслушав его, Кутузов по французски сказал:
– Vous ne pensez donc pas comme lesautres que nous sommes obliges de nous retirer? [Вы, стало быть, не думаете, как другие, что мы должны отступить?]
– Au contraire, votre altesse, dans les affaires indecises c'est loujours le plus opiniatre qui reste victorieux, – отвечал Раевский, – et mon opinion… [Напротив, ваша светлость, в нерешительных делах остается победителем тот, кто упрямее, и мое мнение…]
– Кайсаров! – крикнул Кутузов своего адъютанта. – Садись пиши приказ на завтрашний день. А ты, – обратился он к другому, – поезжай по линии и объяви, что завтра мы атакуем.
Пока шел разговор с Раевским и диктовался приказ, Вольцоген вернулся от Барклая и доложил, что генерал Барклай де Толли желал бы иметь письменное подтверждение того приказа, который отдавал фельдмаршал.
Кутузов, не глядя на Вольцогена, приказал написать этот приказ, который, весьма основательно, для избежания личной ответственности, желал иметь бывший главнокомандующий.
И по неопределимой, таинственной связи, поддерживающей во всей армии одно и то же настроение, называемое духом армии и составляющее главный нерв войны, слова Кутузова, его приказ к сражению на завтрашний день, передались одновременно во все концы войска.
Далеко не самые слова, не самый приказ передавались в последней цепи этой связи. Даже ничего не было похожего в тех рассказах, которые передавали друг другу на разных концах армии, на то, что сказал Кутузов; но смысл его слов сообщился повсюду, потому что то, что сказал Кутузов, вытекало не из хитрых соображений, а из чувства, которое лежало в душе главнокомандующего, так же как и в душе каждого русского человека.