Салаирский кряж

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Салаирский кряжСалаирский кряж

</tt> </tt>

</tt> </tt>


Салаирский кряж
Салаирский Кряж, в районе реки Толмовая.
54°05′23″ с. ш. 85°49′40″ в. д. / 54.08972° с. ш. 85.82778° в. д. / 54.08972; 85.82778 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=54.08972&mlon=85.82778&zoom=9 (O)] (Я)Координаты: 54°05′23″ с. ш. 85°49′40″ в. д. / 54.08972° с. ш. 85.82778° в. д. / 54.08972; 85.82778 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=54.08972&mlon=85.82778&zoom=9 (O)] (Я)
СтранаРоссия Россия
РегионыКемеровская область, Новосибирская область, Алтайский край
Площадь18 000 км²
Высшая точка618 м
Салаирский кряж
Салаирский кряж

Салаи́рский кряж — низкогорная возвышенность в Южной Сибири, расположенная на территории Алтайского края, Кемеровской и Новосибирской областей. Протяжённость кряжа около 300 километров. Ширина 15—40 километров. Наиболее значимые вершины: Кивда (618 м н. у. м.)[1], Барсук (566), Гусек (589), Тягун (562), Мохнатая гора (555), Синюха (536), Копна (509), Пихтовый гребень (494).

Салаирский кряж начинается отрогами гор Алтая на территории Алтайского края, в районе реки Сары-Чумыш, западая граница кряжа проходит в Алтайском Крае по правому берегу реки Чумыш, восточная граница кряжа находится в Кемеровской области и проходит на западе Прокопьевского района Кемеровской области по руслу рек Кара-Чумыш и Чумыш и юго-западе Гурьевского района до озера Танаев Пруд Промышленновского района уходит в Новосибирскую область и заканчивается Буготакскими сопками. Кряж отделён от Кузнецкого Алатау - Кузнецкой Котловиной, от Горной Шории — долиной Кондомы.

Реки — Чумыш, Бердь, Суенга, и более мелкие:Томь-Чумыш, Кара-Чумыш, Бачат, Ик, Чём, Аламбай, Конебиха и другие.





Рельеф

Салаирский кряж — древние горы. В большей своей части кряж представляет цепь невысоких холмов и увалов, в значительной мере распаханных. Главный хребет и отроги наиболее ярко выражены в центральной части кряжа, между 55° и 53°30' северной широты. Кряж сильно рассечён широкими и пологими долинами.

Интересная особенность Салаирского кряжа заключается в том, что его северо-восточный склон в отдельных местах резко, подобно стене, поднимается над равниной. Так, между селениями Беково и Рождественское, на расстоянии десятков километров тянется высокая, в ряде пунктов резко обрывистая гряда Тырган (Гора ветров). Подобная же гряда начинается у Гурьевска и тянется в северо-западном направлении к сёлам Горскино и Красному так же на несколько десятков километров. У подножья этой горной гряды начинается совершенно ровная местность.

Салаирский кряж больше напоминает сильно выровненную всхолмлённую возвышенность, расчленённую процессами эрозии — ветрового и водного разрушения. По характеру рельефа Салаирский кряж чётко подразделяется на Салаирское плато и короткий крутой склон — Кузнецкое Присалаирье. Каждый из этих районов отличается только ему присущими чертами рельефа, обусловленными тектоническим строением, составом горных пород и характером проявления эрозионных процессов.

Салаирский кряж образовался как горное сооружение в результате слабых неравномерных поднятий в неогене на месте затопленной равнины. Породы палеозойского фундамента перекрыты толщей мезокайнозойской коры выветривания — бокситоносными глинами, суглинками и галечниками. Мезозойские отложения концентрируются во впадинах.

Пологохолмистые, выровненные пространства Салаирского кряжа расчленены сетью логов и балок на систему сложно ветвящихся увалов. Рельеф плато включает в себя многочисленные останцы, так называемые «сопки» или «копны», сложенные трудно выветриваемыми породами (диориты, габбро, порфириты, граниты). Высота этих останцев разная: Барсук — 567 м, Мохнатая гора — 557 м, Пихтовая гора — 510 м, Копна — 509 м, Золотая гора — 416 м, Белуха — 375 м.

Склоны гор Салаирского кряжа несимметричны. Западные склоны — пологие, постепенно переходят в равнинную часть Алтайского края. Всюду виднеются обнажения древних коренных пород: кристаллические известняки, песчаники и сланцы. Восточные склоны — крутые. Характерным примером такого рельефа является Тырган («гора Ветров»), на которой расположен один из районов города Прокопьевска. В северной части кряж сглаживается и незаметно переходит в Кузнецкую котловину, а южная оконечность, более приподнятая, сливается с горной системой Горной Шории.

Гидрология

Хотя Салаирский кряж невысок, не имеет снежников и горных озёр, но с него берёт начало несколько рек, текущих на восток — в Иню и на запад — в Бердь и Чумыш. Как показали исследования А. И. Дзенс-ЛитовскогоК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 4604 дня], Салаирский кряж имеет огромное значение для режима подземных вод Обь-Иртышского междуречья, в частности, в Кулундинской степи.

Вполне понятно, что Салаирский кряж оказывает влияние на режим подземных вод и Кузнецкой котловины. Таково же значение в режиме подземных вод прилегающих низменностей имеет и Кузнецкий Алатау. Особенность горных систем Алатау и Салаира заключается в их меридиональном положении, что оказывает большое влияние на контрастность в климате отдельных районов области и на общую повышенную увлажнённость в пределах гор. Салаирский кряж в южной своей части является водоразделом между бассейнами рек Чумыш и Томь c верхней частью Чумыша, в северной между Обь и Томь. Границы Салаирского кряжа проходят по выходам палеозойского фундамента по долине реки Чумыш, а северо-восточная граница чётко выражена Тырганским уступом (район города Прокопьевска), круто обрывающимся в сторону Кузнецкой котловины.

Отличительной чертой рельефа Салаирского кряжа является наличие карстовых форм, обязанных своим происхождением мощным толщам карстующихся известняков при низком залегании уровня подземных вод. Это воронки, котловины, поноры, сухие лога, пещеры (например, Гавриловские).

Речная сеть Салаирского кряжа слабо врезана, долины имеют пологие склоны, часто асимметричны. Водораздельные участки слабо затронуты размывом. Обычно они плоские, и на более крупных из них заметно выражены несколько уровней поверхности выравнивания с корой выветривания, соответствующих определённым циклам денудации (разрушения), связанным с поднятием Салаирского кряжа. Лёссовый покров сгладил первичные неровности и придал рельефу современные плавные очертания, а летом в сухую ветреную погоду способствует образованию пыльных бурь.

Формирование рельефа Салаирского кряжа происходило в течение длительного периода. В меловой период мезозоя и палеогеновый период кайнозоя область кряжа представляла собой равнину с мощным чехлом выветривания. Активизация тектонической деятельности привела к перемещению фундамента Салаира и возобновлению выветривания, что способствовало образованию месторождений бокситов, никеля, золота, серебра, ртути, кварцитов, известняков, глин и других полезных ископаемых. Однако интенсивная добыча этих ископаемых, особенно карьерно-отвальным и дражно-отвальным способами, привела к изменению режима, рисунка и стока речной системы. Это также способствовало развитию оврагов по рекам Касьма, Чебура, Ур, Бирюля; оползней по рекам Кандалеп, Чебура, Чумыш, Кара-Чумыш, Касьма, Бачат — всё это результат техногенного воздействия на геологическую среду с необратимыми изменениями рельефа.

Растительность

Склоны и вершины кряжа поросли светлыми хвойными лесами — сосной и лиственницей. Особенно много светлохвойных лесов на восточных склонах. Это знаменитые сосновые боры: Вагановский, Краснинский, Гурьевский и другие. Сосновые боры имеют пышный кустарниковый и травяной покров, но он значительно реже, чем в тайге. На лесных полянах растёт много ягод и грибов. Небольшое количество кедров растёт в районе железнодорожной станции Тягун.

Напишите отзыв о статье "Салаирский кряж"

Примечания

  1. Салаирский кряж // Словарь современных географических названий / Рус. геогр. о-во. Моск. центр; Под общ. ред. акад. В. М. Котлякова. Институт географии РАН. — Екатеринбург: У-Фактория, 2006.

Ссылки

  • [www.balatsky.de/VIDEO/Video_Salair.htm Салаирский кряж], Николай Балацкий, Андрей Мугако
  • [www.tajozhnyj.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=23&Itemid=23 Животный мир Салаирского кряжа]
  • [ru.wikipedia.org/w/index.php?title=%D0%A1%D0%B0%D0%BB%D0%B0%D0%B8%D1%80%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9_%D0%BA%D1%80%D0%B0%D0%B9&oldid=18224974 Салаирский Край]
  • [www.tajozhnyj.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=18&Itemid=18 Туризм в Салаирской тайге]
  • [priroda.bachatsky.net/blog/345/ Природа и история Салаирского Кряжа]

Отрывок, характеризующий Салаирский кряж

Петя дернул его за руку, чтоб обратить на себя его вниманье.
– Ну что мое дело, Петр Кирилыч. Ради бога! Одна надежда на вас, – говорил Петя.
– Ах да, твое дело. В гусары то? Скажу, скажу. Нынче скажу все.
– Ну что, mon cher, ну что, достали манифест? – спросил старый граф. – А графинюшка была у обедни у Разумовских, молитву новую слышала. Очень хорошая, говорит.
– Достал, – отвечал Пьер. – Завтра государь будет… Необычайное дворянское собрание и, говорят, по десяти с тысячи набор. Да, поздравляю вас.
– Да, да, слава богу. Ну, а из армии что?
– Наши опять отступили. Под Смоленском уже, говорят, – отвечал Пьер.
– Боже мой, боже мой! – сказал граф. – Где же манифест?
– Воззвание! Ах, да! – Пьер стал в карманах искать бумаг и не мог найти их. Продолжая охлопывать карманы, он поцеловал руку у вошедшей графини и беспокойно оглядывался, очевидно, ожидая Наташу, которая не пела больше, но и не приходила в гостиную.
– Ей богу, не знаю, куда я его дел, – сказал он.
– Ну уж, вечно растеряет все, – сказала графиня. Наташа вошла с размягченным, взволнованным лицом и села, молча глядя на Пьера. Как только она вошла в комнату, лицо Пьера, до этого пасмурное, просияло, и он, продолжая отыскивать бумаги, несколько раз взглядывал на нее.
– Ей богу, я съезжу, я дома забыл. Непременно…
– Ну, к обеду опоздаете.
– Ах, и кучер уехал.
Но Соня, пошедшая в переднюю искать бумаги, нашла их в шляпе Пьера, куда он их старательно заложил за подкладку. Пьер было хотел читать.
– Нет, после обеда, – сказал старый граф, видимо, в этом чтении предвидевший большое удовольствие.
За обедом, за которым пили шампанское за здоровье нового Георгиевского кавалера, Шиншин рассказывал городские новости о болезни старой грузинской княгини, о том, что Метивье исчез из Москвы, и о том, что к Растопчину привели какого то немца и объявили ему, что это шампиньон (так рассказывал сам граф Растопчин), и как граф Растопчин велел шампиньона отпустить, сказав народу, что это не шампиньон, а просто старый гриб немец.
– Хватают, хватают, – сказал граф, – я графине и то говорю, чтобы поменьше говорила по французски. Теперь не время.
– А слышали? – сказал Шиншин. – Князь Голицын русского учителя взял, по русски учится – il commence a devenir dangereux de parler francais dans les rues. [становится опасным говорить по французски на улицах.]
– Ну что ж, граф Петр Кирилыч, как ополченье то собирать будут, и вам придется на коня? – сказал старый граф, обращаясь к Пьеру.
Пьер был молчалив и задумчив во все время этого обеда. Он, как бы не понимая, посмотрел на графа при этом обращении.
– Да, да, на войну, – сказал он, – нет! Какой я воин! А впрочем, все так странно, так странно! Да я и сам не понимаю. Я не знаю, я так далек от военных вкусов, но в теперешние времена никто за себя отвечать не может.
После обеда граф уселся покойно в кресло и с серьезным лицом попросил Соню, славившуюся мастерством чтения, читать.
– «Первопрестольной столице нашей Москве.
Неприятель вошел с великими силами в пределы России. Он идет разорять любезное наше отечество», – старательно читала Соня своим тоненьким голоском. Граф, закрыв глаза, слушал, порывисто вздыхая в некоторых местах.
Наташа сидела вытянувшись, испытующе и прямо глядя то на отца, то на Пьера.
Пьер чувствовал на себе ее взгляд и старался не оглядываться. Графиня неодобрительно и сердито покачивала головой против каждого торжественного выражения манифеста. Она во всех этих словах видела только то, что опасности, угрожающие ее сыну, еще не скоро прекратятся. Шиншин, сложив рот в насмешливую улыбку, очевидно приготовился насмехаться над тем, что первое представится для насмешки: над чтением Сони, над тем, что скажет граф, даже над самым воззванием, ежели не представится лучше предлога.
Прочтя об опасностях, угрожающих России, о надеждах, возлагаемых государем на Москву, и в особенности на знаменитое дворянство, Соня с дрожанием голоса, происходившим преимущественно от внимания, с которым ее слушали, прочла последние слова: «Мы не умедлим сами стать посреди народа своего в сей столице и в других государства нашего местах для совещания и руководствования всеми нашими ополчениями, как ныне преграждающими пути врагу, так и вновь устроенными на поражение оного, везде, где только появится. Да обратится погибель, в которую он мнит низринуть нас, на главу его, и освобожденная от рабства Европа да возвеличит имя России!»
– Вот это так! – вскрикнул граф, открывая мокрые глаза и несколько раз прерываясь от сопенья, как будто к носу ему подносили склянку с крепкой уксусной солью. – Только скажи государь, мы всем пожертвуем и ничего не пожалеем.
Шиншин еще не успел сказать приготовленную им шутку на патриотизм графа, как Наташа вскочила с своего места и подбежала к отцу.
– Что за прелесть, этот папа! – проговорила она, целуя его, и она опять взглянула на Пьера с тем бессознательным кокетством, которое вернулось к ней вместе с ее оживлением.
– Вот так патриотка! – сказал Шиншин.
– Совсем не патриотка, а просто… – обиженно отвечала Наташа. – Вам все смешно, а это совсем не шутка…
– Какие шутки! – повторил граф. – Только скажи он слово, мы все пойдем… Мы не немцы какие нибудь…
– А заметили вы, – сказал Пьер, – что сказало: «для совещания».
– Ну уж там для чего бы ни было…
В это время Петя, на которого никто не обращал внимания, подошел к отцу и, весь красный, ломающимся, то грубым, то тонким голосом, сказал:
– Ну теперь, папенька, я решительно скажу – и маменька тоже, как хотите, – я решительно скажу, что вы пустите меня в военную службу, потому что я не могу… вот и всё…
Графиня с ужасом подняла глаза к небу, всплеснула руками и сердито обратилась к мужу.
– Вот и договорился! – сказала она.
Но граф в ту же минуту оправился от волнения.
– Ну, ну, – сказал он. – Вот воин еще! Глупости то оставь: учиться надо.
– Это не глупости, папенька. Оболенский Федя моложе меня и тоже идет, а главное, все равно я не могу ничему учиться теперь, когда… – Петя остановился, покраснел до поту и проговорил таки: – когда отечество в опасности.
– Полно, полно, глупости…
– Да ведь вы сами сказали, что всем пожертвуем.
– Петя, я тебе говорю, замолчи, – крикнул граф, оглядываясь на жену, которая, побледнев, смотрела остановившимися глазами на меньшого сына.
– А я вам говорю. Вот и Петр Кириллович скажет…
– Я тебе говорю – вздор, еще молоко не обсохло, а в военную службу хочет! Ну, ну, я тебе говорю, – и граф, взяв с собой бумаги, вероятно, чтобы еще раз прочесть в кабинете перед отдыхом, пошел из комнаты.
– Петр Кириллович, что ж, пойдем покурить…
Пьер находился в смущении и нерешительности. Непривычно блестящие и оживленные глаза Наташи беспрестанно, больше чем ласково обращавшиеся на него, привели его в это состояние.
– Нет, я, кажется, домой поеду…
– Как домой, да вы вечер у нас хотели… И то редко стали бывать. А эта моя… – сказал добродушно граф, указывая на Наташу, – только при вас и весела…
– Да, я забыл… Мне непременно надо домой… Дела… – поспешно сказал Пьер.
– Ну так до свидания, – сказал граф, совсем уходя из комнаты.
– Отчего вы уезжаете? Отчего вы расстроены? Отчего?.. – спросила Пьера Наташа, вызывающе глядя ему в глаза.
«Оттого, что я тебя люблю! – хотел он сказать, но он не сказал этого, до слез покраснел и опустил глаза.
– Оттого, что мне лучше реже бывать у вас… Оттого… нет, просто у меня дела.
– Отчего? нет, скажите, – решительно начала было Наташа и вдруг замолчала. Они оба испуганно и смущенно смотрели друг на друга. Он попытался усмехнуться, но не мог: улыбка его выразила страдание, и он молча поцеловал ее руку и вышел.
Пьер решил сам с собою не бывать больше у Ростовых.


Петя, после полученного им решительного отказа, ушел в свою комнату и там, запершись от всех, горько плакал. Все сделали, как будто ничего не заметили, когда он к чаю пришел молчаливый и мрачный, с заплаканными глазами.
На другой день приехал государь. Несколько человек дворовых Ростовых отпросились пойти поглядеть царя. В это утро Петя долго одевался, причесывался и устроивал воротнички так, как у больших. Он хмурился перед зеркалом, делал жесты, пожимал плечами и, наконец, никому не сказавши, надел фуражку и вышел из дома с заднего крыльца, стараясь не быть замеченным. Петя решился идти прямо к тому месту, где был государь, и прямо объяснить какому нибудь камергеру (Пете казалось, что государя всегда окружают камергеры), что он, граф Ростов, несмотря на свою молодость, желает служить отечеству, что молодость не может быть препятствием для преданности и что он готов… Петя, в то время как он собирался, приготовил много прекрасных слов, которые он скажет камергеру.
Петя рассчитывал на успех своего представления государю именно потому, что он ребенок (Петя думал даже, как все удивятся его молодости), а вместе с тем в устройстве своих воротничков, в прическе и в степенной медлительной походке он хотел представить из себя старого человека. Но чем дальше он шел, чем больше он развлекался все прибывающим и прибывающим у Кремля народом, тем больше он забывал соблюдение степенности и медлительности, свойственных взрослым людям. Подходя к Кремлю, он уже стал заботиться о том, чтобы его не затолкали, и решительно, с угрожающим видом выставил по бокам локти. Но в Троицких воротах, несмотря на всю его решительность, люди, которые, вероятно, не знали, с какой патриотической целью он шел в Кремль, так прижали его к стене, что он должен был покориться и остановиться, пока в ворота с гудящим под сводами звуком проезжали экипажи. Около Пети стояла баба с лакеем, два купца и отставной солдат. Постояв несколько времени в воротах, Петя, не дождавшись того, чтобы все экипажи проехали, прежде других хотел тронуться дальше и начал решительно работать локтями; но баба, стоявшая против него, на которую он первую направил свои локти, сердито крикнула на него: