Самоуправления Литвы

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Самоуправления (лит. savivaldybės) являются вторым (основным) уровнем административно-территориального деления Литвы после восстановления независимости в 1990 году. Закон о новом административно-территориальном делении (отличном от административно-территориального деления Литовской ССР) был принят 19 июля 1994 года, и вступил в силу с 1995 года. Согласно принятому закону было образовано 56 самоуправлений. 19 декабря 1999 года был принят закон о административно-территориальной реформе самоуправлений (лит.), который вступил в силу с 2000 года. В результате реформы общее количество самоуправлений увеличилось до 60, также некоторые самоуправления сменили название и статус.

Самоуправления Литвы можно условно разделить на три группы:

  • районные самоуправления (лит. rajono savivaldybės) — 43;
  • городские самоуправления (лит. miesto savivaldybės) — 7;
  • (вновь образованные) самоуправления (лит. savivaldybės) — 10.


Административное деление Литвы на самоуправления
[1]

1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
32
33
34
35
36
37
38
39
40
41
42
43
44
45
46
47
48
49
50
51
52
53
54
55
56
57
58
59
60
Самоуправление Уезд Площадь[2]
(км²)
Население[2]
(чел.)
Плотность[2]
(чел./км²)
Акмянское районное Шяуляйский 844 25 732 30,5
Алитусское городское Алитусский 40 63 642 1591,1
Алитусское районное Алитусский 1404 29 890 21,3
Аникщяйское районное Утенский 1765 30 273 17,2
Биржайское районное Паневежский 1476 31 048 21
Бирштонское Каунасский 124 5095 41,1
Варенское районное Алитусский 2218 26 723 12
Вилкавишкское районное Мариямпольский 1259 45 864 36,42
Вильнюсское городское Вильнюсский 401 554 060 1381,7
Вильнюсское районное Вильнюсский 2129 95 934 45,1
Висагинское Утенский 58 27 113 467,5
Друскининкайское Алитусский 454 23 307 51,3
Зарасайское районное Утенский 1334 19 327 14,5
Игналинское районное Утенский 1447 18 892 13,1
Йонавское районное Каунасский 944 50 117 53,1
Йонишкское районное Шяуляйский 1152 28 260 24,5
Казлу-Рудское Мариямпольский 555 13 822 24,9
Кайшядорское районное Каунасский 1087 34 501 31,7
Калварийское Мариямпольский 440 12 907 29,3
Каунасское городское Каунасский 157 336 912 2145,9
Каунасское районное Каунасский 1496 89 262 59,7
Кедайнское районное Каунасский 1677 60 196 35,9
Кельмеское районное Шяуляйский 1705 35 580 20,9
Клайпедское городское Клайпедский 98 177 812 1814,4
Клайпедское районное Клайпедский 1336 51 642 38,7
Кретингское районное Клайпедский 989 44 024 44,5
Купишкское районное Паневежский 1080 21 686 20,1
Лаздийское районное Алитусский 1309 23 699 18,1
Мажейкяйское районное Тельшяйский 1220 62 512 51,2
Мариямпольское Мариямпольский 755 66 452 88
Молетское районное Утенский 1367 22 000 16,1
Нерингское Клайпедский 90 3850 42,8
Пагегяйское Таурагский 537 10 743 20
Пакруойское районное Шяуляйский 1316 25 740 19,6
Палангское городское Клайпедский 79 17 234 218,2
Паневежское городское Паневежский 50 109 028 2180,6
Паневежское районное Паневежский 2178 41 288 18,9
Пасвальское районное Панявежский 1289 30 856 23,9
Плунгеское районное Тельшяйский 1106 41 798 37,8
Пренайское районное Каунасский 1031 32 048 31,1
Радвилишкское районное Шяуляйский 1635 45 780 28
Расейнское районное Каунасский 1573 39 478 25,1
Ретавское Тельшяйский 586 9583 16,4
Рокишкское районное Паневежский 1807 36 877 20,4
Скуодасское районное Клайпедский 911 22 463 24,7
Таурагское районное Таурагский 1179 48 173 40,9
Тельшяйское районное Тяльшяйский 1439 52 430 36,43
Тракайское районное Вильнюсский 1208 35 176 29,1
Укмергское районное Вильнюсский 1395 43 070 30,9
Утенское районное Утенский 1230 45 748 37,2
Шакяйское районное Мариямпольский 1453 34 650 23,8
Шальчининкское районное Вильнюсский 1491 36 331 24,4
Швянчёнское районное Вильнюсский 1692 29 218 17,3
Шилальское районное Таурагский 1188 28 708 24,2
Шилутское районное Клайпедский 1706 49 877 29,2
Ширвинтское районное Вильнюсский 906 18 140 20,02
Шяуляйское городское Шяуляйский 81 120 969 1493,4
Шяуляйское районное Шяуляйский 1807 47 058 26
Электренское Вильнюсский 509 26 923 52,9
Юрбаркское районное Таурагский 1507 33 080 22

Напишите отзыв о статье "Самоуправления Литвы"



Примечания

  1. нумерация для облегчения процесса определения места при сортировки по определённому параметру
  2. 1 2 3 [www.stat.gov.lt/en/catalog/download_release/?id=3741&download=1&doc=1968 Lithuania Demographic Yearbook (2010)] stat.gov.lt

См. также

Отрывок, характеризующий Самоуправления Литвы

– Гм!.. Ежели вы хотите убить его, совсем убить, то можете видеть. Ольга, поди посмотри, готов ли бульон для дяденьки, скоро время, – прибавила она, показывая этим Пьеру, что они заняты и заняты успокоиваньем его отца, тогда как он, очевидно, занят только расстроиванием.
Ольга вышла. Пьер постоял, посмотрел на сестер и, поклонившись, сказал:
– Так я пойду к себе. Когда можно будет, вы мне скажите.
Он вышел, и звонкий, но негромкий смех сестры с родинкой послышался за ним.
На другой день приехал князь Василий и поместился в доме графа. Он призвал к себе Пьера и сказал ему:
– Mon cher, si vous vous conduisez ici, comme a Petersbourg, vous finirez tres mal; c'est tout ce que je vous dis. [Мой милый, если вы будете вести себя здесь, как в Петербурге, вы кончите очень дурно; больше мне нечего вам сказать.] Граф очень, очень болен: тебе совсем не надо его видеть.
С тех пор Пьера не тревожили, и он целый день проводил один наверху, в своей комнате.
В то время как Борис вошел к нему, Пьер ходил по своей комнате, изредка останавливаясь в углах, делая угрожающие жесты к стене, как будто пронзая невидимого врага шпагой, и строго взглядывая сверх очков и затем вновь начиная свою прогулку, проговаривая неясные слова, пожимая плечами и разводя руками.
– L'Angleterre a vecu, [Англии конец,] – проговорил он, нахмуриваясь и указывая на кого то пальцем. – M. Pitt comme traitre a la nation et au droit des gens est condamiene a… [Питт, как изменник нации и народному праву, приговаривается к…] – Он не успел договорить приговора Питту, воображая себя в эту минуту самим Наполеоном и вместе с своим героем уже совершив опасный переезд через Па де Кале и завоевав Лондон, – как увидал входившего к нему молодого, стройного и красивого офицера. Он остановился. Пьер оставил Бориса четырнадцатилетним мальчиком и решительно не помнил его; но, несмотря на то, с свойственною ему быстрою и радушною манерой взял его за руку и дружелюбно улыбнулся.
– Вы меня помните? – спокойно, с приятной улыбкой сказал Борис. – Я с матушкой приехал к графу, но он, кажется, не совсем здоров.
– Да, кажется, нездоров. Его всё тревожат, – отвечал Пьер, стараясь вспомнить, кто этот молодой человек.
Борис чувствовал, что Пьер не узнает его, но не считал нужным называть себя и, не испытывая ни малейшего смущения, смотрел ему прямо в глаза.
– Граф Ростов просил вас нынче приехать к нему обедать, – сказал он после довольно долгого и неловкого для Пьера молчания.
– А! Граф Ростов! – радостно заговорил Пьер. – Так вы его сын, Илья. Я, можете себе представить, в первую минуту не узнал вас. Помните, как мы на Воробьевы горы ездили c m me Jacquot… [мадам Жако…] давно.
– Вы ошибаетесь, – неторопливо, с смелою и несколько насмешливою улыбкой проговорил Борис. – Я Борис, сын княгини Анны Михайловны Друбецкой. Ростова отца зовут Ильей, а сына – Николаем. И я m me Jacquot никакой не знал.
Пьер замахал руками и головой, как будто комары или пчелы напали на него.
– Ах, ну что это! я всё спутал. В Москве столько родных! Вы Борис…да. Ну вот мы с вами и договорились. Ну, что вы думаете о булонской экспедиции? Ведь англичанам плохо придется, ежели только Наполеон переправится через канал? Я думаю, что экспедиция очень возможна. Вилльнев бы не оплошал!
Борис ничего не знал о булонской экспедиции, он не читал газет и о Вилльневе в первый раз слышал.
– Мы здесь в Москве больше заняты обедами и сплетнями, чем политикой, – сказал он своим спокойным, насмешливым тоном. – Я ничего про это не знаю и не думаю. Москва занята сплетнями больше всего, – продолжал он. – Теперь говорят про вас и про графа.
Пьер улыбнулся своей доброю улыбкой, как будто боясь за своего собеседника, как бы он не сказал чего нибудь такого, в чем стал бы раскаиваться. Но Борис говорил отчетливо, ясно и сухо, прямо глядя в глаза Пьеру.
– Москве больше делать нечего, как сплетничать, – продолжал он. – Все заняты тем, кому оставит граф свое состояние, хотя, может быть, он переживет всех нас, чего я от души желаю…
– Да, это всё очень тяжело, – подхватил Пьер, – очень тяжело. – Пьер всё боялся, что этот офицер нечаянно вдастся в неловкий для самого себя разговор.
– А вам должно казаться, – говорил Борис, слегка краснея, но не изменяя голоса и позы, – вам должно казаться, что все заняты только тем, чтобы получить что нибудь от богача.
«Так и есть», подумал Пьер.
– А я именно хочу сказать вам, чтоб избежать недоразумений, что вы очень ошибетесь, ежели причтете меня и мою мать к числу этих людей. Мы очень бедны, но я, по крайней мере, за себя говорю: именно потому, что отец ваш богат, я не считаю себя его родственником, и ни я, ни мать никогда ничего не будем просить и не примем от него.
Пьер долго не мог понять, но когда понял, вскочил с дивана, ухватил Бориса за руку снизу с свойственною ему быстротой и неловкостью и, раскрасневшись гораздо более, чем Борис, начал говорить с смешанным чувством стыда и досады.
– Вот это странно! Я разве… да и кто ж мог думать… Я очень знаю…
Но Борис опять перебил его:
– Я рад, что высказал всё. Может быть, вам неприятно, вы меня извините, – сказал он, успокоивая Пьера, вместо того чтоб быть успокоиваемым им, – но я надеюсь, что не оскорбил вас. Я имею правило говорить всё прямо… Как же мне передать? Вы приедете обедать к Ростовым?
И Борис, видимо свалив с себя тяжелую обязанность, сам выйдя из неловкого положения и поставив в него другого, сделался опять совершенно приятен.
– Нет, послушайте, – сказал Пьер, успокоиваясь. – Вы удивительный человек. То, что вы сейчас сказали, очень хорошо, очень хорошо. Разумеется, вы меня не знаете. Мы так давно не видались…детьми еще… Вы можете предполагать во мне… Я вас понимаю, очень понимаю. Я бы этого не сделал, у меня недостало бы духу, но это прекрасно. Я очень рад, что познакомился с вами. Странно, – прибавил он, помолчав и улыбаясь, – что вы во мне предполагали! – Он засмеялся. – Ну, да что ж? Мы познакомимся с вами лучше. Пожалуйста. – Он пожал руку Борису. – Вы знаете ли, я ни разу не был у графа. Он меня не звал… Мне его жалко, как человека… Но что же делать?
– И вы думаете, что Наполеон успеет переправить армию? – спросил Борис, улыбаясь.
Пьер понял, что Борис хотел переменить разговор, и, соглашаясь с ним, начал излагать выгоды и невыгоды булонского предприятия.
Лакей пришел вызвать Бориса к княгине. Княгиня уезжала. Пьер обещался приехать обедать затем, чтобы ближе сойтись с Борисом, крепко жал его руку, ласково глядя ему в глаза через очки… По уходе его Пьер долго еще ходил по комнате, уже не пронзая невидимого врага шпагой, а улыбаясь при воспоминании об этом милом, умном и твердом молодом человеке.
Как это бывает в первой молодости и особенно в одиноком положении, он почувствовал беспричинную нежность к этому молодому человеку и обещал себе непременно подружиться с ним.
Князь Василий провожал княгиню. Княгиня держала платок у глаз, и лицо ее было в слезах.
– Это ужасно! ужасно! – говорила она, – но чего бы мне ни стоило, я исполню свой долг. Я приеду ночевать. Его нельзя так оставить. Каждая минута дорога. Я не понимаю, чего мешкают княжны. Может, Бог поможет мне найти средство его приготовить!… Adieu, mon prince, que le bon Dieu vous soutienne… [Прощайте, князь, да поддержит вас Бог.]
– Adieu, ma bonne, [Прощайте, моя милая,] – отвечал князь Василий, повертываясь от нее.
– Ах, он в ужасном положении, – сказала мать сыну, когда они опять садились в карету. – Он почти никого не узнает.
– Я не понимаю, маменька, какие его отношения к Пьеру? – спросил сын.
– Всё скажет завещание, мой друг; от него и наша судьба зависит…
– Но почему вы думаете, что он оставит что нибудь нам?
– Ах, мой друг! Он так богат, а мы так бедны!
– Ну, это еще недостаточная причина, маменька.
– Ах, Боже мой! Боже мой! Как он плох! – восклицала мать.


Когда Анна Михайловна уехала с сыном к графу Кириллу Владимировичу Безухому, графиня Ростова долго сидела одна, прикладывая платок к глазам. Наконец, она позвонила.
– Что вы, милая, – сказала она сердито девушке, которая заставила себя ждать несколько минут. – Не хотите служить, что ли? Так я вам найду место.
Графиня была расстроена горем и унизительною бедностью своей подруги и поэтому была не в духе, что выражалось у нее всегда наименованием горничной «милая» и «вы».