Сана

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Город
Сана
араб. صنعاء
Страна
Йемен
Координаты
Мэр
Абдул-Кадир Хилал
Первое упоминание
Площадь
126 км²
Высота над уровнем моря
2200 м
Тип климата
тропический, пустынный
Население
2 575 347[1] человек (2012)
Плотность
20 439,26 чел./км²
Часовой пояс

Сана[2] (варианты ударения: Сана́[3] и Са́на[4]; араб. صنعاء‎) — столица и крупнейший город Йемена. Население — 2 575 347 человек (2012).





Происхождение названия города

Топонимика

Сана — древний город, основанный на рубеже новой эры. Топоним имеет южноарабское происхождение и означает «прочная, укреплённая постройка».

Современное нормативное русское название

В 1966 году были официально утверждены правила по русской передаче арабских географических названий. Согласно правилам транскрипции город должен называться «Санъа»[5] (араб. صنعاء‎). Однако за городом сохранена традиционная форма названия «Сана». В 1986 году в Словаре географических названий зарубежных стран также зафиксировано нормативное написание названия в традиционной форме «Сана», обязательное для использования всеми советскими министерствами, ведомствами, учреждениями, предприятиями и организациями.

География

Сана находится в глубине Йемена на горном плато на высоте 2200 м, город окружён горами.

Климат

Климат Саны тропический пустынный. Однако из-за большой высоты над уровнем моря (2200 м), климат в городе мягкий. Лето тёплое, и лишь изредка бывает сильная жара. Зима мягкая, иногда бывают заморозки. За год выпадает около 200 мм осадков, почти все — в летние месяцы. Осадки в городе выпадают неравномерно: в некоторые годы бывает до 600 мм, а в другие менее 150 ммК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1944 дня].

Сана находится в низких широтах, поэтому межсезонные колебания в городе, хотя и имеются, но невелики.

Климат Саны
Показатель Янв. Фев. Март Апр. Май Июнь Июль Авг. Сен. Окт. Нояб. Дек. Год
Абсолютный максимум, °C 28 28 31 31 32 32 32 32 32 33 29 28 33
Средний максимум, °C 22 23 24 24 26 28 28 27 26 23 22 21 25
Средняя температура, °C 16 18 20 20 22 23 24 23 22 18 16 15 20
Средний минимум, °C 10 12 15 16 18 19 20 19 18 13 10 10 15
Абсолютный минимум, °C 1 2 7 8 7 11 8 7 8 3 1 0 0
Норма осадков, мм 0 2 9,9 14,7 4,7 17,8 49,9 63,6 24 7,5 4,4 0 198,5
Источник: Национальный погодный сервис, [www.weatherbase.com/weather/weather.php3?s=44314&refer=&cityname=Sanaa-Amanat-Al-Asimah-Yemen&units= weatherbase]

История

Первое упоминание о Сане относится к I веку, однако предположительно на этом месте находилось поселение ещё раньше.

В X веке Мухаммед аль-Хасан аль-Хамадани пишет, что основателем города является сабийский царь Шар Автар, и именно он построил знаменитый дворец Гумдан. Царь Шар Автар жил во второй половине II века.

Легенда говорит, что город основал Сим, сын библейского Ноя (Madinat Sem — город Сима), а старое название города Азал выводят от Узал — имени сына Сима.

Сана известна была как столица государства Химьяритов520), и в VI веке за обладание Саной боролись армии Персии и Абиссинии. В период пятидесятилетнего господства Абиссинии в Сане был построен большой кафедральный собор при поддержке византийского царя Юстиниана I, который прославился как самый большой собор к югу от Средиземного моря.

В 628 жители Йемена приняли ислам, и лично пророк Мухаммед приветствовал постройку в Сане первой мечети.

В IX—X веках Сана была столицей государства Яфуридов. В XII веке в Сане укрепилась династия Айюбидов.

В городе укрепилась власть шиитских имамов, соединяющих светскую и духовную власть. В 1517 после вмешательства египетского паши Сана приобрела статус автономного султаната, и власть имамов была ограничена.

В середине 1850-х потомственные имамы были заменены сменяемыми шейхами.

Первым европейцем, посетившим город, был Карстен Нибур в XVIII веке. Экспедиция была организована по поручению датского короля Фредерика V.

С 1872 по 1890 Сана попала под управление Османской империи. Турки начали программу модернизации города.

В конце XIX века в городе имелась крепость со сторожевыми башнями, 50 мечетей, караван-сараи, общественные купальни, сады, виноградники, город был центром оживлённой торговли, особенно кофе. В городе проживало около 30 тысяч жителей, среди них 1500 евреев. Водопровод снабжал город с горы Нокум.

Сана стала столицей имама Яхьи ибн Мухаммада (19041948). После убийства имама в 1948 власть принял его сын, Ахмед ибн Яхья Хамидаддин (19481962), который перенёс столицу Йемена в Таиз.

После его смерти в 1962 была провозглашена Арабская Республика Йемен. Конфликты привели в 1969 к гражданской войне. Египет и СССР предприняли в городе большое строительство и помогли с развитием инфраструктуры. В 1990 Йемен объединился и Сана стала столицей объединённого Йемена.

Население

Год Население
1911 20 000
1921 23 000
1931 25 000
1940 80 000
1963 100 000
1965 110 000
Год Население
1975 134 600
1981 280 000
1986 427 505
1994 954 448
2001 1 590 624
2005 1 937 451

Экономика

Торговля: украшения, серебро, изделия из кожи, шёлк, ковры, кофе, изделия художественного промысла, ткани. Услуги. Туризм.

Достопримечательности

В городе около 50 мечетей различной величины, за что в старину Сану называли многобашенной.[6]

Города-побратимы

Напишите отзыв о статье "Сана"

Примечания

  1. www.world-gazetteer.com, Yemen, divisions
  2. Государства Аравийского полуострова // Атлас мира / сост. и подгот. к изд. ПКО «Картография» в 2009 г. ; гл. ред. Г. В. Поздняк. — М. : ПКО «Картография» : Оникс, 2010. — С. 118—119. — ISBN 978-5-85120-295-7 (Картография). — ISBN 978-5-488-02609-4 (Оникс).</span>
  3. Словарь географических названий зарубежных стран / отв. ред. А. М. Комков. — 3-е изд., перераб. и доп. — М. : Недра, 1986. — С. 315.</span>
  4. Агеенко Ф. Л. Собственные имена в русском языке: Словарь ударений: Более 35 000 словарных единиц. — М.: НЦ ЭНАС, 2001. — С. 272
  5. [rosreestr.ru/upload/Doc/21-upr/6%20%D0%90%D1%80%D0%B0%D0%B1%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B5%20%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%BD%D1%8B.pdf Инструкция по передаче на картах географических названий арабских стран. — М.: Наука 1966. — С. 26.]
  6. [gorodaplanety.narod.ru/1770.htm Азия. Сана.].
  7. [www.dushanbe.tj/index.php?lng=ru&id=422 Сомонаи расмии Мақомоти иҷроияи маҳаллии ҳокимияти давлатӣ дар шаҳри Душанбе]
  8. [www.aksiad.org/turkce/konu_detay.aspx?id=72 Ankara Büyükşehir Belediyesi Kardeş Şehirleri], [www.aksiad.org/turkce/index.aspx Turkish & African cultural, social and economical co-opeartion association], abgerufen am 11. März 2008
  9. </ol>

Литература

  • Густерин П. В. Йеменская Республика и её города. — М.: Международные отношения, 2006.
  • Густерин П. Дар-аль-хаджар — дворец на скале // Азия и Африка сегодня. — 2007. — № 11.
  • Густерин П. В. Города Арабского Востока. — М.: Восток—Запад, 2007. — 352 с. — (Энциклопедический справочник). — 2000 экз. — ISBN 978-5-478-00729-4.
  • Густерин П. В. Санайская группа сотрудничества: результаты и перспективы // Дипломатическая служба. — 2009. — № 2.

Ссылки

  • Густерин П. В. [yemen-club.ru/index.php?id=84 Хронология российско-йеменских отношений]

Отрывок, характеризующий Сана

[«Государь брат мой! Вчера дошло до меня, что, несмотря на прямодушие, с которым соблюдал я мои обязательства в отношении к Вашему Императорскому Величеству, войска Ваши перешли русские границы, и только лишь теперь получил из Петербурга ноту, которою граф Лористон извещает меня, по поводу сего вторжения, что Ваше Величество считаете себя в неприязненных отношениях со мною, с того времени как князь Куракин потребовал свои паспорта. Причины, на которых герцог Бассано основывал свой отказ выдать сии паспорты, никогда не могли бы заставить меня предполагать, чтобы поступок моего посла послужил поводом к нападению. И в действительности он не имел на то от меня повеления, как было объявлено им самим; и как только я узнал о сем, то немедленно выразил мое неудовольствие князю Куракину, повелев ему исполнять по прежнему порученные ему обязанности. Ежели Ваше Величество не расположены проливать кровь наших подданных из за подобного недоразумения и ежели Вы согласны вывести свои войска из русских владений, то я оставлю без внимания все происшедшее, и соглашение между нами будет возможно. В противном случае я буду принужден отражать нападение, которое ничем не было возбуждено с моей стороны. Ваше Величество, еще имеете возможность избавить человечество от бедствий новой войны.
(подписал) Александр». ]


13 го июня, в два часа ночи, государь, призвав к себе Балашева и прочтя ему свое письмо к Наполеону, приказал ему отвезти это письмо и лично передать французскому императору. Отправляя Балашева, государь вновь повторил ему слова о том, что он не помирится до тех пор, пока останется хотя один вооруженный неприятель на русской земле, и приказал непременно передать эти слова Наполеону. Государь не написал этих слов в письме, потому что он чувствовал с своим тактом, что слова эти неудобны для передачи в ту минуту, когда делается последняя попытка примирения; но он непременно приказал Балашеву передать их лично Наполеону.
Выехав в ночь с 13 го на 14 е июня, Балашев, сопутствуемый трубачом и двумя казаками, к рассвету приехал в деревню Рыконты, на французские аванпосты по сю сторону Немана. Он был остановлен французскими кавалерийскими часовыми.
Французский гусарский унтер офицер, в малиновом мундире и мохнатой шапке, крикнул на подъезжавшего Балашева, приказывая ему остановиться. Балашев не тотчас остановился, а продолжал шагом подвигаться по дороге.
Унтер офицер, нахмурившись и проворчав какое то ругательство, надвинулся грудью лошади на Балашева, взялся за саблю и грубо крикнул на русского генерала, спрашивая его: глух ли он, что не слышит того, что ему говорят. Балашев назвал себя. Унтер офицер послал солдата к офицеру.
Не обращая на Балашева внимания, унтер офицер стал говорить с товарищами о своем полковом деле и не глядел на русского генерала.
Необычайно странно было Балашеву, после близости к высшей власти и могуществу, после разговора три часа тому назад с государем и вообще привыкшему по своей службе к почестям, видеть тут, на русской земле, это враждебное и главное – непочтительное отношение к себе грубой силы.
Солнце только начинало подниматься из за туч; в воздухе было свежо и росисто. По дороге из деревни выгоняли стадо. В полях один за одним, как пузырьки в воде, вспырскивали с чувыканьем жаворонки.
Балашев оглядывался вокруг себя, ожидая приезда офицера из деревни. Русские казаки, и трубач, и французские гусары молча изредка глядели друг на друга.
Французский гусарский полковник, видимо, только что с постели, выехал из деревни на красивой сытой серой лошади, сопутствуемый двумя гусарами. На офицере, на солдатах и на их лошадях был вид довольства и щегольства.
Это было то первое время кампании, когда войска еще находились в исправности, почти равной смотровой, мирной деятельности, только с оттенком нарядной воинственности в одежде и с нравственным оттенком того веселья и предприимчивости, которые всегда сопутствуют началам кампаний.
Французский полковник с трудом удерживал зевоту, но был учтив и, видимо, понимал все значение Балашева. Он провел его мимо своих солдат за цепь и сообщил, что желание его быть представленну императору будет, вероятно, тотчас же исполнено, так как императорская квартира, сколько он знает, находится недалеко.
Они проехали деревню Рыконты, мимо французских гусарских коновязей, часовых и солдат, отдававших честь своему полковнику и с любопытством осматривавших русский мундир, и выехали на другую сторону села. По словам полковника, в двух километрах был начальник дивизии, который примет Балашева и проводит его по назначению.
Солнце уже поднялось и весело блестело на яркой зелени.
Только что они выехали за корчму на гору, как навстречу им из под горы показалась кучка всадников, впереди которой на вороной лошади с блестящею на солнце сбруей ехал высокий ростом человек в шляпе с перьями и черными, завитыми по плечи волосами, в красной мантии и с длинными ногами, выпяченными вперед, как ездят французы. Человек этот поехал галопом навстречу Балашеву, блестя и развеваясь на ярком июньском солнце своими перьями, каменьями и золотыми галунами.
Балашев уже был на расстоянии двух лошадей от скачущего ему навстречу с торжественно театральным лицом всадника в браслетах, перьях, ожерельях и золоте, когда Юльнер, французский полковник, почтительно прошептал: «Le roi de Naples». [Король Неаполитанский.] Действительно, это был Мюрат, называемый теперь неаполитанским королем. Хотя и было совершенно непонятно, почему он был неаполитанский король, но его называли так, и он сам был убежден в этом и потому имел более торжественный и важный вид, чем прежде. Он так был уверен в том, что он действительно неаполитанский король, что, когда накануне отъезда из Неаполя, во время его прогулки с женою по улицам Неаполя, несколько итальянцев прокричали ему: «Viva il re!», [Да здравствует король! (итал.) ] он с грустной улыбкой повернулся к супруге и сказал: «Les malheureux, ils ne savent pas que je les quitte demain! [Несчастные, они не знают, что я их завтра покидаю!]
Но несмотря на то, что он твердо верил в то, что он был неаполитанский король, и что он сожалел о горести своих покидаемых им подданных, в последнее время, после того как ему ведено было опять поступить на службу, и особенно после свидания с Наполеоном в Данциге, когда августейший шурин сказал ему: «Je vous ai fait Roi pour regner a maniere, mais pas a la votre», [Я вас сделал королем для того, чтобы царствовать не по своему, а по моему.] – он весело принялся за знакомое ему дело и, как разъевшийся, но не зажиревший, годный на службу конь, почуяв себя в упряжке, заиграл в оглоблях и, разрядившись как можно пестрее и дороже, веселый и довольный, скакал, сам не зная куда и зачем, по дорогам Польши.
Увидав русского генерала, он по королевски, торжественно, откинул назад голову с завитыми по плечи волосами и вопросительно поглядел на французского полковника. Полковник почтительно передал его величеству значение Балашева, фамилию которого он не мог выговорить.
– De Bal macheve! – сказал король (своей решительностью превозмогая трудность, представлявшуюся полковнику), – charme de faire votre connaissance, general, [очень приятно познакомиться с вами, генерал] – прибавил он с королевски милостивым жестом. Как только король начал говорить громко и быстро, все королевское достоинство мгновенно оставило его, и он, сам не замечая, перешел в свойственный ему тон добродушной фамильярности. Он положил свою руку на холку лошади Балашева.
– Eh, bien, general, tout est a la guerre, a ce qu'il parait, [Ну что ж, генерал, дело, кажется, идет к войне,] – сказал он, как будто сожалея об обстоятельстве, о котором он не мог судить.
– Sire, – отвечал Балашев. – l'Empereur mon maitre ne desire point la guerre, et comme Votre Majeste le voit, – говорил Балашев, во всех падежах употребляя Votre Majeste, [Государь император русский не желает ее, как ваше величество изволите видеть… ваше величество.] с неизбежной аффектацией учащения титула, обращаясь к лицу, для которого титул этот еще новость.
Лицо Мюрата сияло глупым довольством в то время, как он слушал monsieur de Balachoff. Но royaute oblige: [королевское звание имеет свои обязанности:] он чувствовал необходимость переговорить с посланником Александра о государственных делах, как король и союзник. Он слез с лошади и, взяв под руку Балашева и отойдя на несколько шагов от почтительно дожидавшейся свиты, стал ходить с ним взад и вперед, стараясь говорить значительно. Он упомянул о том, что император Наполеон оскорблен требованиями вывода войск из Пруссии, в особенности теперь, когда это требование сделалось всем известно и когда этим оскорблено достоинство Франции. Балашев сказал, что в требовании этом нет ничего оскорбительного, потому что… Мюрат перебил его:
– Так вы считаете зачинщиком не императора Александра? – сказал он неожиданно с добродушно глупой улыбкой.
Балашев сказал, почему он действительно полагал, что начинателем войны был Наполеон.
– Eh, mon cher general, – опять перебил его Мюрат, – je desire de tout mon c?ur que les Empereurs s'arrangent entre eux, et que la guerre commencee malgre moi se termine le plutot possible, [Ах, любезный генерал, я желаю от всей души, чтобы императоры покончили дело между собою и чтобы война, начатая против моей воли, окончилась как можно скорее.] – сказал он тоном разговора слуг, которые желают остаться добрыми приятелями, несмотря на ссору между господами. И он перешел к расспросам о великом князе, о его здоровье и о воспоминаниях весело и забавно проведенного с ним времени в Неаполе. Потом, как будто вдруг вспомнив о своем королевском достоинстве, Мюрат торжественно выпрямился, стал в ту же позу, в которой он стоял на коронации, и, помахивая правой рукой, сказал: – Je ne vous retiens plus, general; je souhaite le succes de vorte mission, [Я вас не задерживаю более, генерал; желаю успеха вашему посольству,] – и, развеваясь красной шитой мантией и перьями и блестя драгоценностями, он пошел к свите, почтительно ожидавшей его.