Сандхи

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Сандхи (санскр. संधि, «связь, соединение») в лингвистике — изменение звуков в зависимости от их места в отрезке текста (в слове или предложении).

Термин введён древнеиндийскими грамматиками, предположительно — Панини. Различают сандхи внешнее (на границе слов) и внутреннее (на границе морфем).

Примеры в русском языке — морфонологическое чередование ч/щ в суффиксе -чик/-щик; первый вариант выбирается после -т, -д, -з, -с, -ж, второй — после остальных согласных (пулемётчик — обойщик). Во французском языке частными случаями сандхи является льезон. В норвежском и шведском языках сандхи проявляется в образовании ретрофлексных согласных в сочетаниях r + соответствующий альвеолярный согласный типа rn, rt, rd, rs, rlК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2417 дней].



См. также


К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Напишите отзыв о статье "Сандхи"

Отрывок, характеризующий Сандхи

– И вот, братцы мои… тот самый принц, который (с особенным ударением на слове который)… – говорил чей то голос в противуположном углу балагана.
Молча и неподвижно сидя у стены на соломе, Пьер то открывал, то закрывал глаза. Но только что он закрывал глаза, он видел пред собой то же страшное, в особенности страшное своей простотой, лицо фабричного и еще более страшные своим беспокойством лица невольных убийц. И он опять открывал глаза и бессмысленно смотрел в темноте вокруг себя.
Рядом с ним сидел, согнувшись, какой то маленький человек, присутствие которого Пьер заметил сначала по крепкому запаху пота, который отделялся от него при всяком его движении. Человек этот что то делал в темноте с своими ногами, и, несмотря на то, что Пьер не видал его лица, он чувствовал, что человек этот беспрестанно взглядывал на него. Присмотревшись в темноте, Пьер понял, что человек этот разувался. И то, каким образом он это делал, заинтересовало Пьера.
Размотав бечевки, которыми была завязана одна нога, он аккуратно свернул бечевки и тотчас принялся за другую ногу, взглядывая на Пьера. Пока одна рука вешала бечевку, другая уже принималась разматывать другую ногу. Таким образом аккуратно, круглыми, спорыми, без замедления следовавшими одно за другим движеньями, разувшись, человек развесил свою обувь на колышки, вбитые у него над головами, достал ножик, обрезал что то, сложил ножик, положил под изголовье и, получше усевшись, обнял свои поднятые колени обеими руками и прямо уставился на Пьера. Пьеру чувствовалось что то приятное, успокоительное и круглое в этих спорых движениях, в этом благоустроенном в углу его хозяйстве, в запахе даже этого человека, и он, не спуская глаз, смотрел на него.