Сатюков, Павел Алексеевич

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Павел Алексеевич Сатюков
Дата рождения:

16 (29) июня 1911(1911-06-29)

Место рождения:

c. Горки Варнавинский район Нижегородской области

Дата смерти:

17 ноября 1976(1976-11-17) (65 лет)

Место смерти:

Москва, РСФСР, СССР

Награды и премии:

Павел Алексеевич Сатюков (16 (29) июня 1911Горки ныне Варнавинского района Нижегородской областиК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3034 дня]17 ноября 1976, Москва) — советский журналист и партийный деятель, главный редактор газеты «Правда» (1956—1964).





Биография

Родился в семье рабочего. В 1937 г. — окончил Горьковский педагогический институт. В 1939 г. — вступил в ряды ВКП(б).

С 1930 г. на редакционно-журналистской работе.

  • 1942 г. — Окончил Высшую партийную школу при ЦК ВКП(б).
  • 1942—1946  — в аппарате ЦК ВКП(б),
  • 1946—1949  — заместитель главного редактора, главный редактор газеты «Культура и жизнь»,
  • 1949—1956  — ответственный секретарь и заместитель главного редактора газеты «Правда»,
  • 1956—1961  — член Центральной Ревизионной Комиссии КПСС.
  • 1956—1964  — главный редактор газеты «Правда»,
  • 1959—1964 — председатель правления Союза журналистов СССР,

Член ЦК КПСС (1961—1966). Депутат Верховного Совета СССР 5, 6 созывов.

Один из советников Хрущёва. Соавтор книги «Лицом к лицу с Америкой. Рассказ о поездке Н. С. Хрущёва в США» (1959). В 1960 получил за эту книгу совместно с другими соавторами Ленинскую премию[1].

После смещения Н. С. Хрущева карьера Сатюкова резко пошла на спад.

  • С 1964 года в журнале «Агитатор»,
  • 1964—1971 — ответственный секретарь редакции журнала «Партийная жизнь».

С конца 1970 г. — главный редактор научно-популярных и учебных программ Центрального телевидения СССР, сменив на этом посту В. И. Ключанского[2][3] Умер в Москве. Похоронен в Москве на Новокунцевском кладбище.

Семья

  • Жена — Галина Семёновна Сатюкова (урождённая Летник) (21.08.1919—4.04.2002)[4]

Награды

Награждён шестью орденами Ленина.

Интересный факт

В песне Высоцкого "Диалог у телевизора" 1973 года есть слова:

— Ой, Вань, умру от акробатиков!
Смотри, как вертится, нахал!
Завцеха наш товарищ Са́тюков
Недавно в клубе так скакал.

Возможно, лишь по совпадению именно в это время Павел Алексеевич Сатюков был крупным телевизионным чиновником.

Напишите отзыв о статье "Сатюков, Павел Алексеевич"

Ссылки

  • [www.alexanderyakovlev.org/almanah/almanah-dict-bio/1003308/16 Архив Александра Н. Яковлева - Альманах "Россия. ХХ век"... Биографический словарь]
  • [az-libr.ru/index.htm?Persons&H0K/8fc97499/index Сатюков Павел Алексеевич (29.06.1911-17.11.1976)]
  • [www.knowbysight.info/SSS/08803.asp Справочник по истории Коммунистической партии и Советского Союза 1898 - 1991]

Примечания

  1. Премия получена совместно с А. И. Аджубеем, Н. М. Грибачёвым, Ю. А. Жуковым, Л. Ф. Ильичёвым, В. С. Лебедевым, Е. В. Литошко, В. А. Матвеевым, В. И. Орловым, О. А. Трофновским, А. С. Шевченко, Г. Т. Шуйским [pandia.ru/text/78/022/31182-2.php]
  2. Ната Пантавская. Опоздание к прошлому. Глава 26. Время лечит.
  3. [www.tvmuseum.ru/catalog.asp?ob_no=8594 Ключанский Владимир Иванович, 1930—1995]
  4. [bozaboza.narod.ru/satukov.htm По надписи на надгробье]

Отрывок, характеризующий Сатюков, Павел Алексеевич

Действия русского и французского войск во время обратной кампании от Москвы и до Немана подобны игре в жмурки, когда двум играющим завязывают глаза и один изредка звонит колокольчиком, чтобы уведомить о себе ловящего. Сначала тот, кого ловят, звонит, не боясь неприятеля, но когда ему приходится плохо, он, стараясь неслышно идти, убегает от своего врага и часто, думая убежать, идет прямо к нему в руки.
Сначала наполеоновские войска еще давали о себе знать – это было в первый период движения по Калужской дороге, но потом, выбравшись на Смоленскую дорогу, они побежали, прижимая рукой язычок колокольчика, и часто, думая, что они уходят, набегали прямо на русских.
При быстроте бега французов и за ними русских и вследствие того изнурения лошадей, главное средство приблизительного узнавания положения, в котором находится неприятель, – разъезды кавалерии, – не существовало. Кроме того, вследствие частых и быстрых перемен положений обеих армий, сведения, какие и были, не могли поспевать вовремя. Если второго числа приходило известие о том, что армия неприятеля была там то первого числа, то третьего числа, когда можно было предпринять что нибудь, уже армия эта сделала два перехода и находилась совсем в другом положении.
Одна армия бежала, другая догоняла. От Смоленска французам предстояло много различных дорог; и, казалось бы, тут, простояв четыре дня, французы могли бы узнать, где неприятель, сообразить что нибудь выгодное и предпринять что нибудь новое. Но после четырехдневной остановки толпы их опять побежали не вправо, не влево, но, без всяких маневров и соображений, по старой, худшей дороге, на Красное и Оршу – по пробитому следу.
Ожидая врага сзади, а не спереди, французы бежали, растянувшись и разделившись друг от друга на двадцать четыре часа расстояния. Впереди всех бежал император, потом короли, потом герцоги. Русская армия, думая, что Наполеон возьмет вправо за Днепр, что было одно разумно, подалась тоже вправо и вышла на большую дорогу к Красному. И тут, как в игре в жмурки, французы наткнулись на наш авангард. Неожиданно увидав врага, французы смешались, приостановились от неожиданности испуга, но потом опять побежали, бросая своих сзади следовавших товарищей. Тут, как сквозь строй русских войск, проходили три дня, одна за одной, отдельные части французов, сначала вице короля, потом Даву, потом Нея. Все они побросали друг друга, побросали все свои тяжести, артиллерию, половину народа и убегали, только по ночам справа полукругами обходя русских.
Ней, шедший последним (потому что, несмотря на несчастное их положение или именно вследствие его, им хотелось побить тот пол, который ушиб их, он занялся нзрыванием никому не мешавших стен Смоленска), – шедший последним, Ней, с своим десятитысячным корпусом, прибежал в Оршу к Наполеону только с тысячью человеками, побросав и всех людей, и все пушки и ночью, украдучись, пробравшись лесом через Днепр.
От Орши побежали дальше по дороге к Вильно, точно так же играя в жмурки с преследующей армией. На Березине опять замешались, многие потонули, многие сдались, но те, которые перебрались через реку, побежали дальше. Главный начальник их надел шубу и, сев в сани, поскакал один, оставив своих товарищей. Кто мог – уехал тоже, кто не мог – сдался или умер.


Казалось бы, в этой то кампании бегства французов, когда они делали все то, что только можно было, чтобы погубить себя; когда ни в одном движении этой толпы, начиная от поворота на Калужскую дорогу и до бегства начальника от армии, не было ни малейшего смысла, – казалось бы, в этот период кампании невозможно уже историкам, приписывающим действия масс воле одного человека, описывать это отступление в их смысле. Но нет. Горы книг написаны историками об этой кампании, и везде описаны распоряжения Наполеона и глубокомысленные его планы – маневры, руководившие войском, и гениальные распоряжения его маршалов.