Сборная ГДР по футболу

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Сборная ГДР по футболу
Конфедерация

УЕФА

Федерация

Немецкий футбольный союз ГДР

Наибольшее
кол-во игр

Йоахим Штрайх (102)

Лучший
бомбардир

Йоахим Штрайх (55)

Дом. стадион

Лейпцигский центральный стадион

Основная
форма
Гостевая
форма
Первая игра

Польша 3:0 ГДР
(Варшава, Польша; 21 сентября 1952)
Последняя игра
Бельгия 0:2 ГДР
(Брюссель, Бельгия; 12 сентября, 1990)

Самая крупная победа

Цейлон 1:12 ГДР
(Коломбо, Цейлон; 12 января 1964)

Самое крупное поражение

0:3 — 12 раз; 1:4 — 3 раза

Участие

1 (впервые 1974)

Достижения

2-й групповой раунд, 1974

Участие

0

Достижения

2-е место в отборочной группе (1968, 1976, 1988)

Спортивные награды
Футбол
Олимпийские игры
Бронза Токио 1964 футбол
Бронза Мюнхен 1972 футбол
Золото Монреаль 1976 футбол
Серебро Москва 1980 футбол

Сборная ГДР по футболу — представляла Германскую Демократическую Республику на международных футбольных турнирах и в товарищеских матчах с 1952 по 1990 год.

Вплоть до роспуска команды вследствие объединения Германии в 1990 году национальная команда ГДР провела 293 международных матча (138 побед, 69 ничьих и 86 поражений; разница мячей — 501—345).

В 1974 году команда ГДР единственный раз за свою историю выступала на финальном турнире чемпионата мира, который проходил на территории соседней ФРГ. В 1-м раунде команды ГДР и ФРГ оказались в одной группе. Матч между командой ГДР и будущим чемпионом мира, состоявшийся 22 июня 1974 года, завершился победой ГДР (единственный гол забил Юрген Шпарвассер). Это был единственный официальный матч между двумя германскими сборными в рамках чемпионатов мира и Европы. В отборочном цикле чемпионата Европы 1992 года при жеребьёвке обе сборные оказались в одной группе, но ещё до того, как сборная ГДР успела сыграть свой первый матч с Бельгией, было принято решение об объединении Германии. Этот матч состоялся 12 сентября 1990 года в Брюсселе в качестве товарищеского и стал последним в истории сборной ГДР. ГДР победила со счётом 2:0, оба последних мяча сборной забил Маттиас Заммер. Запланированный на 14 ноября матч в Лейпциге между ГДР и ФРГ также предполагалось провести в качестве товарищеского, ознаменовывавшего объединение страны и сборной, но эта игра была отменена из-за угрозы беспорядков на стадионе.

В финальную часть чемпионатов Европы сборная ГДР ни разу не выходила.



Достижения

Напишите отзыв о статье "Сборная ГДР по футболу"

Ссылки

  • [www.rsssf.com/tableso/oostduit-intres.html Результаты сборной в архиве RSSSF]
  • [www.rsssf.com/tablesd/ddr-intres.html История выступлений сборной на RSSSF]
  • [www.rsssf.com/miscellaneous/ddr-recintlp.html Матчи и голы игроков сборной в архиве RSSSF]

Отрывок, характеризующий Сборная ГДР по футболу

Но графиня не согласилась отпустить графа: у него все эти дни болела нога. Решили, что Илье Андреевичу ехать нельзя, а что ежели Луиза Ивановна (m me Schoss) поедет, то барышням можно ехать к Мелюковой. Соня, всегда робкая и застенчивая, настоятельнее всех стала упрашивать Луизу Ивановну не отказать им.
Наряд Сони был лучше всех. Ее усы и брови необыкновенно шли к ней. Все говорили ей, что она очень хороша, и она находилась в несвойственном ей оживленно энергическом настроении. Какой то внутренний голос говорил ей, что нынче или никогда решится ее судьба, и она в своем мужском платье казалась совсем другим человеком. Луиза Ивановна согласилась, и через полчаса четыре тройки с колокольчиками и бубенчиками, визжа и свистя подрезами по морозному снегу, подъехали к крыльцу.
Наташа первая дала тон святочного веселья, и это веселье, отражаясь от одного к другому, всё более и более усиливалось и дошло до высшей степени в то время, когда все вышли на мороз, и переговариваясь, перекликаясь, смеясь и крича, расселись в сани.
Две тройки были разгонные, третья тройка старого графа с орловским рысаком в корню; четвертая собственная Николая с его низеньким, вороным, косматым коренником. Николай в своем старушечьем наряде, на который он надел гусарский, подпоясанный плащ, стоял в середине своих саней, подобрав вожжи.
Было так светло, что он видел отблескивающие на месячном свете бляхи и глаза лошадей, испуганно оглядывавшихся на седоков, шумевших под темным навесом подъезда.
В сани Николая сели Наташа, Соня, m me Schoss и две девушки. В сани старого графа сели Диммлер с женой и Петя; в остальные расселись наряженные дворовые.
– Пошел вперед, Захар! – крикнул Николай кучеру отца, чтобы иметь случай перегнать его на дороге.
Тройка старого графа, в которую сел Диммлер и другие ряженые, визжа полозьями, как будто примерзая к снегу, и побрякивая густым колокольцом, тронулась вперед. Пристяжные жались на оглобли и увязали, выворачивая как сахар крепкий и блестящий снег.
Николай тронулся за первой тройкой; сзади зашумели и завизжали остальные. Сначала ехали маленькой рысью по узкой дороге. Пока ехали мимо сада, тени от оголенных деревьев ложились часто поперек дороги и скрывали яркий свет луны, но как только выехали за ограду, алмазно блестящая, с сизым отблеском, снежная равнина, вся облитая месячным сиянием и неподвижная, открылась со всех сторон. Раз, раз, толконул ухаб в передних санях; точно так же толконуло следующие сани и следующие и, дерзко нарушая закованную тишину, одни за другими стали растягиваться сани.
– След заячий, много следов! – прозвучал в морозном скованном воздухе голос Наташи.
– Как видно, Nicolas! – сказал голос Сони. – Николай оглянулся на Соню и пригнулся, чтоб ближе рассмотреть ее лицо. Какое то совсем новое, милое, лицо, с черными бровями и усами, в лунном свете, близко и далеко, выглядывало из соболей.
«Это прежде была Соня», подумал Николай. Он ближе вгляделся в нее и улыбнулся.
– Вы что, Nicolas?
– Ничего, – сказал он и повернулся опять к лошадям.
Выехав на торную, большую дорогу, примасленную полозьями и всю иссеченную следами шипов, видными в свете месяца, лошади сами собой стали натягивать вожжи и прибавлять ходу. Левая пристяжная, загнув голову, прыжками подергивала свои постромки. Коренной раскачивался, поводя ушами, как будто спрашивая: «начинать или рано еще?» – Впереди, уже далеко отделившись и звеня удаляющимся густым колокольцом, ясно виднелась на белом снегу черная тройка Захара. Слышны были из его саней покрикиванье и хохот и голоса наряженных.
– Ну ли вы, разлюбезные, – крикнул Николай, с одной стороны подергивая вожжу и отводя с кнутом pуку. И только по усилившемуся как будто на встречу ветру, и по подергиванью натягивающих и всё прибавляющих скоку пристяжных, заметно было, как шибко полетела тройка. Николай оглянулся назад. С криком и визгом, махая кнутами и заставляя скакать коренных, поспевали другие тройки. Коренной стойко поколыхивался под дугой, не думая сбивать и обещая еще и еще наддать, когда понадобится.
Николай догнал первую тройку. Они съехали с какой то горы, выехали на широко разъезженную дорогу по лугу около реки.
«Где это мы едем?» подумал Николай. – «По косому лугу должно быть. Но нет, это что то новое, чего я никогда не видал. Это не косой луг и не Дёмкина гора, а это Бог знает что такое! Это что то новое и волшебное. Ну, что бы там ни было!» И он, крикнув на лошадей, стал объезжать первую тройку.