Сборная Турции по футболу

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Сборная Турции по футболу
Прозвища

Ay Yıldızlılar

Конфедерация

УЕФА

Федерация

Турецкая футбольная федерация

Гл. тренер

Фатих Терим

Капитан

Арда Туран

Наибольшее
кол-во игр

Рюштю Речбер (120)

Лучший
бомбардир

Хакан Шукюр (51)

Дом. стадион

Олимпийский стадион (Стамбул), Фенербахче Шюкрю Сараджоглу и Кадир Хас

Рейтинг ФИФА

21 (-2) (15 сентября 2016)[1]

max:

4 (июнь 2004)

min:

67 (октябрь 1993)

Код ФИФА

TUR

Основная
форма
Гостевая
форма
Первая игра

Турция 2 — 2 Румыния
(Стамбул, Турция; 26 октября 1923)

Самая крупная победа

Турция 7 — 0 Сирия 
(Анкара, Турция; 20 ноября 1949)
Турция 7 — 0 Республика Корея
(Женева, Швейцария; 20 июня 1954)
Турция 7 — 0 Сан-Марино
(Стамбул, Турция; 10 ноября 1996)

Самое крупное поражение

Польша 8 — 0 Турция
(Хорцов, Польша; 24 апреля 1968)
Турция 0 — 8 Англия
(Стамбул, Турция; 14 ноября 1984)
Англия 8 — 0 Турция
(Лондон, Англия; 14 октября 1987)

Участие

2 (впервые 1954)

Достижения

3-е место 2002

Участие

3 (впервые 1996)

Достижения

Полуфинал 2008

Спортивные награды
Чемпионаты Мира по футболу
Бронза Япония/Южная Корея 2002
Чемпионаты Европы по футболу
Бронза Австрия / Швейцария 2008
Кубки конфедераций
Бронза Франция 2003

Сбо́рная Турции по футбо́лу (тур. Türkiye Millî Futbol Takımı) — национальная футбольная сборная представляющая Турцию в международных турнирах и встречах по футболу. Турция расположена и в Европе, и в Азии, но является членом только УЕФА. Крупнейшее достижение команды — 3-е место на Чемпионате мира 2002. Также Турция заняла 3-е место на Кубке конфедераций 2003, 3-4 место на кубке Европы 2008 года.

По состоянию на 15 сентября 2016 года сборная занимает 21-е место в рейтинге ФИФА[1], а в рейтинге УЕФА по состоянию на 13 ноября 2015 года[2] — 22-е.





История

Турецкая футбольная сборная ведёт свою историю с 1923 года, несмотря на то, что турецкие команды участвовали ещё на Олимпиаде 1896 года. Именно с Турцией в 1930-е годы сборная СССР чаще всего проводила матчи. Официально Турция вступила в квалификационные раунды чемпионатов мира в 1950 году.

Чемпионат мира 1950

Турция квалифицировалась для участия в Чемпионате мира 1950 в Бразилии, обыграв Сирию 7:0, но не смогла принять участие в турнире из-за финансовых проблем.

Чемпионат мира 1954

Турция квалифицировалась для участия в Чемпионате мира 1954, обыграв Испанию. Первый матч турецкая команда проиграла испанцам 1:4, но победа в ответной игре 1:0 позволила проведение 3-го матча между этими командами — захватывающая и жёсткая игра завершилась со счётом 2:2, и место Турции в основном турнире было определено броском монеты. Туркам повезло оказаться в группе с высококлассными венграми и командой ФРГ, хотя из-за необычного формата турнира Турция так и не сыграла с Венгрией, команда проиграла 1:4 немцам, но затем разгромила сборную Республики Корея со счётом 7:0. В матче за право выйти из группы турки проиграли всё той же команде ФРГ со счётом 2:7.

1960-е — 1990-е

Несмотря на рост уровня национального чемпионата и хорошие показатели турецких клубов на европейской арене, 1960-е — неудачный период для сборной страны. В 1970-е Турция была середняком в отборочных турнирах к мировым и европейским чемпионатам, даже не имея особых шансов пробиться на эти турниры.

В 80-е (1984 и 1987) Турция потерпела самое крупное поражение в своей истории, проиграв дважды английской сборной со счётом 0:8. В рамках квалификационных игр к чемпионату мира 1990 лишь неудача в последнем матче оставила сборную Турции за бортом чемпионата, а вот в рамках отбора к чемпионату Европы 1992 турки вообще заняли последнее место в группе. Единственным их значимым выступлением в 1990-е была игра на чемпионате Европы 1996, где, однако, Турция проиграла все три матча, не забив ни одного гола.

Чемпионат мира 2002

Возрастающий уровень турецкого футбола был подтверждён третьим местом на Кубке мира 2002. В 1/4 Турция обыграла Сенегал 1:0 (по правилу «золотого гола»), затем в 1/2 уступила Бразилии 0:1, а в матче за третье место победила сборную Республики Корея со счётом 3:2. На том матче Хакан Шукюр открыл счёт на 11-й секунде, забив самый быстрый гол в истории чемпионатов мира.

Кубок конфедераций 2003

Летом 2003 Турция заняла 3-е место на Кубке конфедераций, на котором она с молодым, экспериментальным составом сыграла вничью с Бразилией, в результате чего бразильцы выбыли из турнира. Турки в полуфинале проиграли будущим победителям турнира, Франции, со счётом 2:3, не забив пенальти на последних минутах. В матче за третье место Турция обыграла Колумбию 2:1. На том турнире многие тогдашние лидеры не играли.

Чемпионат Европы 2004

После серии успехов турецкая команда потерпела фиаско в отборочном турнире к Чемпионату Европы 2004. Пропустив вперёд Англию с отрывом всего в одно очко, Турция вышла на сборную Латвии в стыковых матчах. В Риге команда Турции уступила 0:1. В ответной встрече турки вели 2:0, но латыши успели сравнять счёт и вышли в финальную часть чемпионата Европы. Турция же осталась за его бортом.

Чемпионат мира 2006

В отборочном турнире в группе с такими командами, как Дания, Греция и Украина, турки заняли 2-е место (Украина выиграла группу и квалифицировалась напрямую). В серии плей-офф Турция проиграла сборной Швейцарии по правилу голов на чужом поле (в гостях проиграли 0:2, дома выиграли 4:2). Матч в Стамбуле запомнился массовой дракой между футболистами после игры, вследствие чего Турцию заставили играть несколько матчей при пустых трибунах.

Чемпионат Европы 2008

Перед отборочным турниром сборную покинули Керимоглу Тугай и Окан Бурук, несколько ключевых игроков были травмированы, но победа над Норвегией 2:1 принесла Турции заветную путёвку на Евро 2008 со второго места в отборочной группе.

На сам финальный турнир Турция поехала без ряда игроков, включая Хакана Шукюра, Халила Алтынтопа, Йилдырая Баштюрка и других, но взяла несколько ветеранов чемпионата мира 2002 и Кубка конфедераций 2003. В стартовом матче они уступили португальцам 0:2, затем вырвали победу 2:1 на 92 минуте у швейцарцев, а в последней игре группового этапа, уступая 0:2, за 15 минут до конца матча трижды поразили ворота чехов и вырвали победу. Героями матча стали Арда Туран и Нихат Кахведжи (оформивший дубль). Даже удаление в конце встречи Волкана Демиреля, вратаря сборной, не напугало турок: защитник Тунджай Шанлы, заменявший вратаря, не вступал ни разу в игру.

В 1/4 финала турки играли с Хорватией: хорваты открыли счёт в конце овертайма, но спустя минуту турки сенсационно сравняли счёт. В серии пенальти они переиграли хорватов 3:1 и сенсационно вышли в полуфинал Евро-2008: это случилось благодаря стойким морально-волевым качествам игроков, несмотря на большое количество травм и дисквалификаций. Однако в полуфинале в тяжелейшем матче «янычары» уступили немцам 2:3, тем самым завоевав бронзу.

Чемпионат мира 2010

После триумфа на Евро-2008 Турция выступила в квалификационном раунде крайне неудачно: за несколько туров до конца турнира она потеряла теоретические шансы пробраться на первенство мира даже через стыковые матчи, уступив вторую строчку сборной Боснии и Герцеговины.

Статистика выступлений в международных турнирах

Чемпионаты мира

Финальные турниры Отборочные турниры
Год Результат Место И В Н П ГЗ ГП Место И В Н П ГЗ ГП
1930 Не участвовала Не участвовала
1934 Отказалась от участия Отказалась от участия
1938 Не участвовала Не участвовала
1950 Квалифицировалась, но отказалась от участия 1/2 1 1 0 0 7 0
1954 Первый этап 9 3 1 0 2 10 11 1/2 3 1 1 1 4 6
1958 Отказалась от участия Отказалась от участия
1962 Не прошла квалификацию 2/3 4 2 0 2 4 4
1966 4/4 6 1 0 5 4 19
1970 3/3 4 0 0 4 2 13
1974 2/4 6 2 2 2 5 3
1978 3/4 6 2 1 3 9 5
1982 5/5 8 0 0 8 1 22
1986 5/5 8 0 1 7 2 24
1990 3/5 8 3 1 4 12 10
1994 5/6 10 3 1 6 11 19
1998 3/5 8 4 2 2 21 9
2002 3 место 3 7 4 1 2 10 6 2/6* 12 8 3 1 24 8
2006 Не прошла квалификацию 2/7** 14 7 5 2 27 11
2010 3/6 10 4 3 3 13 10
2014 4/6 10 5 1 4 16 9
Всего Лучший: 3 место Участие: 2/20 10 5 1 4 20 17 118 43 21 54 162 172
  • * — победила в стыковых матчах;
  • ** — проиграла в стыковых матчах.

Чемпионаты Европы

Финальные турниры Отборочные турниры
Год Результат Место И В Н П ГЗ ГП Место И В Н П ГЗ ГП
1960 Не прошла квалификацию 1/8 финала 2 1 0 1 2 3
1964 Первый раунд 2 0 0 2 0 7
1968 4/4 6 1 2 3 3 8
1972 3/4 6 2 1 3 5 13
1976 3/4 6 2 2 2 5 10
1980 2/4 6 3 1 2 5 5
1984 4/5 8 3 1 4 8 16
1988 4/4 6 0 2 4 2 16
1992 4/4 6 0 0 6 1 14
1996 Группвой этап 16 3 0 0 3 0 5 2/5 8 4 3 1 16 8
2000 Четвертьфинал 6 4 1 1 2 3 4 2/5* 10 5 4 1 16 7
2004 Не прошла квалификацию 2/5** 10 6 2 2 19 8
2008 Полуфинал 3 5 2 1*** 2 8 9 2/7 12 7 3 2 25 11
2012 Не прошла квалификацию 2/6** 12 5 3 4 13 14
2016 Групповой этап 17 3 1 0 2 2 4 3/6 10 5 3 2 14 9
Всего Лучший: 3 место Участие: 4/15 15 4 2 9 13 22 110 44 27 39 134 149
  • * — выиграла в стыковых матчах;
  • ** — проиграла в стыковых матчах;
  • *** — выиграла по пенальти.

Кубки конфедераций

Кубки конфедераций
Год Результат Место И В Н П ГЗ ГП
1997 Не квалифицировалась
1999
2001
2003 3 место 3 5 2 1 2 8 8
2005 Не квалифицировалась
2009
2013
Всего Лучший: 3 место Участие: 1/7 5 2 1 2 8 8

Текущий состав

Следующие футболисты получили вызов в сборную для участия в матчах Чемпионата Европы по футболу 2016 года который пройдет во Франции с 10 июня10 июля, а также в подготовительных товарищеских матчах[3].

Данные по матчам и голам отредактированы по состоянию на 1 июня 2016 года
Позиция Игрок Дата рождения / возраст Матчи Голы Клуб
1 Вр Волкан Бабаджан 11 августа 1988 (35 лет) 16 0 Истанбул Башакшехир
12 Вр Онур Киврак 1 января 1988 (36 лет) 12 0 Трабзонспор
23 Вр Харун Текин 17 июня 1989 (35 лет) 0 0 Бурсаспор
2 Защ Семих Кая 24 февраля 1991 (33 года) 23 0 Галатасарай
3 Защ Хакан Балта 23 марта 1983 (41 год) 45 2 Галатасарай
4 Защ Ахмет Чалык 26 февраля 1994 (30 лет) 4 0 Генчлербирлиги
7 Защ Гёкхан Гёнюл 4 января 1985 (39 лет) 56 1 Фенербахче
13 Защ Исмаил Кёйбаши 10 июля 1989 (35 лет) 18 0 Бешикташ
15 Защ Мехмет Топал 3 марта 1986 (38 лет) 58 1 Фенербахче
18 Защ Джанер Эркин 4 октября 1988 (35 лет) 46 2 Интернационале
22 Защ Шенер Озбайраклы 23 января 1990 (34 года) 8 0 Фенербахче
5 ПЗ Нури Шахин 5 сентября 1988 (35 лет) 48 2 Боруссия Дортмунд
6 ПЗ Хакан Чалханоглу 8 февраля 1994 (30 лет) 18 6 Байер 04
8 ПЗ Сельчук Инан 10 февраля 1985 (39 лет) 51 8 Галатасарай
10 ПЗ Арда Туран 30 января 1987 (37 лет) 90 17 Барселона
11 ПЗ Олджай Шахан 26 мая 1987 (37 лет) 23 2 Бешикташ
14 ПЗ Огузхан Озьякуп 23 сентября 1992 (31 год) 19 1 Бешикташ
16 ПЗ Озан Туфан 23 марта 1995 (29 лет) 23 1 Фенербахче
20 ПЗ Волкан Шен 7 июля 1987 (37 лет) 16 0 Фенербахче
21 ПЗ Эмре Мор 24 июля 1997 (26 лет) 1 0 Боруссия Дортмунд
9 Нап Дженк Тосун 7 июня 1991 (33 года) 9 3 Бешикташ
17 Нап Бурак Йылмаз 15 июля 1985 (39 лет) 43 19 Бэйцзин Гоань
19 Нап Юнус Малли 24 февраля 1992 (32 года) 5 0 Майнц 05

Знаменитые игроки

Лучшие игроки

См. также: Игроки сборной Турции по футболу

Лучшие по числу игр за сборную

Позиция Игрок Матчей Период
1 Рюштю Речбер 120 1994—2012
2 Хакан Шукюр 112 1992—2007
3 Бюлент Коркмаз 102 1990—2005
4 Арда Туран 95 2006—н.в.
5 Тугай Керимоглу 94 1990—2007
6 Эмре Белёзоглу 93 2000—н.в.
7 Алпай Озалан 90 1995—2005
8 Хамит Алтынтоп 82 2004—2014
9 Тунджай Шанлы 80 2003—2010
10 Огун Темизканоглу 76 1990—2002

* Жирным шрифтом выделены действующие футболисты.

Лучшие бомбардиры

Позиция Игрок Голы Период
1 Хакан Шукюр 51 1992—2007
2 Тунджай Санли 22 2003—2010
3 Лефтер Кючюкандонядис 21 1948—1961
Бурак Йылмаз 21 2006—н.в.
5 Нихат Кахведжи 19 2000—2010
Метин Октай 19 1969—1979
Джемиль Туран 19 1969—1979
8 Арда Туран 17 2006—н.в.
9 Зеки Риза 15 1923—1932
9 Ариф Эрдем 11 1993—2004
Эртугрул Саглам 11 1993—1998

* Жирным шрифтом выделены действующие футболисты.

Напишите отзыв о статье "Сборная Турции по футболу"

Примечания

  1. 1 2 [www.fifa.com/worldranking/rankingtable/index.html FIFA/Coca-Cola World Ranking] (англ.). FIFA.
  2. [www.world-results.net/uefa/ranking_2015.html Рейтинг национальных сборных Европы. UEFA National Team Ranking / Updated 2015/11/13 20:52 CET(англ.)
  3. [hwww.thefa.com/news/england/2016/may/england-squad-announcement England manager Roy Hodgson has named a 26-man squad for the Three Lions’ pre-UEFA EURO 2016 friendlies]. thefa.com. (англ.)

Ссылки

  • [www.tff.org Официальный сайт Турецкой футбольной федерации]  (англ.)  (тур.)
  • [ru.uefa.com/footballeurope/countries/association=8/index.html Информация на сайте УЕФА]
  • [eu-football.ru/_matches.php?id=12 Отчеты о всех играх сборной Турции с 1923 года]


Отрывок, характеризующий Сборная Турции по футболу

Бедный муж мой переносит труды и голод в жидовских корчмах; но новости, которые я имею, еще более воодушевляют меня.
Вы слышали, верно, о героическом подвиге Раевского, обнявшего двух сыновей и сказавшего: «Погибну с ними, но не поколеблемся!И действительно, хотя неприятель был вдвое сильнее нас, мы не колебнулись. Мы проводим время, как можем; но на войне, как на войне. Княжна Алина и Sophie сидят со мною целые дни, и мы, несчастные вдовы живых мужей, за корпией делаем прекрасные разговоры; только вас, мой друг, недостает… и т. д.
Преимущественно не понимала княжна Марья всего значения этой войны потому, что старый князь никогда не говорил про нее, не признавал ее и смеялся за обедом над Десалем, говорившим об этой войне. Тон князя был так спокоен и уверен, что княжна Марья, не рассуждая, верила ему.
Весь июль месяц старый князь был чрезвычайно деятелен и даже оживлен. Он заложил еще новый сад и новый корпус, строение для дворовых. Одно, что беспокоило княжну Марью, было то, что он мало спал и, изменив свою привычку спать в кабинете, каждый день менял место своих ночлегов. То он приказывал разбить свою походную кровать в галерее, то он оставался на диване или в вольтеровском кресле в гостиной и дремал не раздеваясь, между тем как не m lle Bourienne, a мальчик Петруша читал ему; то он ночевал в столовой.
Первого августа было получено второе письмо от кня зя Андрея. В первом письме, полученном вскоре после его отъезда, князь Андрей просил с покорностью прощения у своего отца за то, что он позволил себе сказать ему, и просил его возвратить ему свою милость. На это письмо старый князь отвечал ласковым письмом и после этого письма отдалил от себя француженку. Второе письмо князя Андрея, писанное из под Витебска, после того как французы заняли его, состояло из краткого описания всей кампании с планом, нарисованным в письме, и из соображений о дальнейшем ходе кампании. В письме этом князь Андрей представлял отцу неудобства его положения вблизи от театра войны, на самой линии движения войск, и советовал ехать в Москву.
За обедом в этот день на слова Десаля, говорившего о том, что, как слышно, французы уже вступили в Витебск, старый князь вспомнил о письме князя Андрея.
– Получил от князя Андрея нынче, – сказал он княжне Марье, – не читала?
– Нет, mon pere, [батюшка] – испуганно отвечала княжна. Она не могла читать письма, про получение которого она даже и не слышала.
– Он пишет про войну про эту, – сказал князь с той сделавшейся ему привычной, презрительной улыбкой, с которой он говорил всегда про настоящую войну.
– Должно быть, очень интересно, – сказал Десаль. – Князь в состоянии знать…
– Ах, очень интересно! – сказала m llе Bourienne.
– Подите принесите мне, – обратился старый князь к m llе Bourienne. – Вы знаете, на маленьком столе под пресс папье.
M lle Bourienne радостно вскочила.
– Ах нет, – нахмурившись, крикнул он. – Поди ты, Михаил Иваныч.
Михаил Иваныч встал и пошел в кабинет. Но только что он вышел, старый князь, беспокойно оглядывавшийся, бросил салфетку и пошел сам.
– Ничего то не умеют, все перепутают.
Пока он ходил, княжна Марья, Десаль, m lle Bourienne и даже Николушка молча переглядывались. Старый князь вернулся поспешным шагом, сопутствуемый Михаилом Иванычем, с письмом и планом, которые он, не давая никому читать во время обеда, положил подле себя.
Перейдя в гостиную, он передал письмо княжне Марье и, разложив пред собой план новой постройки, на который он устремил глаза, приказал ей читать вслух. Прочтя письмо, княжна Марья вопросительно взглянула на отца.
Он смотрел на план, очевидно, погруженный в свои мысли.
– Что вы об этом думаете, князь? – позволил себе Десаль обратиться с вопросом.
– Я! я!.. – как бы неприятно пробуждаясь, сказал князь, не спуская глаз с плана постройки.
– Весьма может быть, что театр войны так приблизится к нам…
– Ха ха ха! Театр войны! – сказал князь. – Я говорил и говорю, что театр войны есть Польша, и дальше Немана никогда не проникнет неприятель.
Десаль с удивлением посмотрел на князя, говорившего о Немане, когда неприятель был уже у Днепра; но княжна Марья, забывшая географическое положение Немана, думала, что то, что ее отец говорит, правда.
– При ростепели снегов потонут в болотах Польши. Они только могут не видеть, – проговорил князь, видимо, думая о кампании 1807 го года, бывшей, как казалось, так недавно. – Бенигсен должен был раньше вступить в Пруссию, дело приняло бы другой оборот…
– Но, князь, – робко сказал Десаль, – в письме говорится о Витебске…
– А, в письме, да… – недовольно проговорил князь, – да… да… – Лицо его приняло вдруг мрачное выражение. Он помолчал. – Да, он пишет, французы разбиты, при какой это реке?
Десаль опустил глаза.
– Князь ничего про это не пишет, – тихо сказал он.
– А разве не пишет? Ну, я сам не выдумал же. – Все долго молчали.
– Да… да… Ну, Михайла Иваныч, – вдруг сказал он, приподняв голову и указывая на план постройки, – расскажи, как ты это хочешь переделать…
Михаил Иваныч подошел к плану, и князь, поговорив с ним о плане новой постройки, сердито взглянув на княжну Марью и Десаля, ушел к себе.
Княжна Марья видела смущенный и удивленный взгляд Десаля, устремленный на ее отца, заметила его молчание и была поражена тем, что отец забыл письмо сына на столе в гостиной; но она боялась не только говорить и расспрашивать Десаля о причине его смущения и молчания, но боялась и думать об этом.
Ввечеру Михаил Иваныч, присланный от князя, пришел к княжне Марье за письмом князя Андрея, которое забыто было в гостиной. Княжна Марья подала письмо. Хотя ей это и неприятно было, она позволила себе спросить у Михаила Иваныча, что делает ее отец.
– Всё хлопочут, – с почтительно насмешливой улыбкой, которая заставила побледнеть княжну Марью, сказал Михаил Иваныч. – Очень беспокоятся насчет нового корпуса. Читали немножко, а теперь, – понизив голос, сказал Михаил Иваныч, – у бюра, должно, завещанием занялись. (В последнее время одно из любимых занятий князя было занятие над бумагами, которые должны были остаться после его смерти и которые он называл завещанием.)
– А Алпатыча посылают в Смоленск? – спросила княжна Марья.
– Как же с, уж он давно ждет.


Когда Михаил Иваныч вернулся с письмом в кабинет, князь в очках, с абажуром на глазах и на свече, сидел у открытого бюро, с бумагами в далеко отставленной руке, и в несколько торжественной позе читал свои бумаги (ремарки, как он называл), которые должны были быть доставлены государю после его смерти.
Когда Михаил Иваныч вошел, у него в глазах стояли слезы воспоминания о том времени, когда он писал то, что читал теперь. Он взял из рук Михаила Иваныча письмо, положил в карман, уложил бумаги и позвал уже давно дожидавшегося Алпатыча.
На листочке бумаги у него было записано то, что нужно было в Смоленске, и он, ходя по комнате мимо дожидавшегося у двери Алпатыча, стал отдавать приказания.
– Первое, бумаги почтовой, слышишь, восемь дестей, вот по образцу; золотообрезной… образчик, чтобы непременно по нем была; лаку, сургучу – по записке Михаила Иваныча.
Он походил по комнате и заглянул в памятную записку.
– Потом губернатору лично письмо отдать о записи.
Потом были нужны задвижки к дверям новой постройки, непременно такого фасона, которые выдумал сам князь. Потом ящик переплетный надо было заказать для укладки завещания.
Отдача приказаний Алпатычу продолжалась более двух часов. Князь все не отпускал его. Он сел, задумался и, закрыв глаза, задремал. Алпатыч пошевелился.
– Ну, ступай, ступай; ежели что нужно, я пришлю.
Алпатыч вышел. Князь подошел опять к бюро, заглянув в него, потрогал рукою свои бумаги, опять запер и сел к столу писать письмо губернатору.
Уже было поздно, когда он встал, запечатав письмо. Ему хотелось спать, но он знал, что не заснет и что самые дурные мысли приходят ему в постели. Он кликнул Тихона и пошел с ним по комнатам, чтобы сказать ему, где стлать постель на нынешнюю ночь. Он ходил, примеривая каждый уголок.
Везде ему казалось нехорошо, но хуже всего был привычный диван в кабинете. Диван этот был страшен ему, вероятно по тяжелым мыслям, которые он передумал, лежа на нем. Нигде не было хорошо, но все таки лучше всех был уголок в диванной за фортепиано: он никогда еще не спал тут.
Тихон принес с официантом постель и стал уставлять.
– Не так, не так! – закричал князь и сам подвинул на четверть подальше от угла, и потом опять поближе.
«Ну, наконец все переделал, теперь отдохну», – подумал князь и предоставил Тихону раздевать себя.
Досадливо морщась от усилий, которые нужно было делать, чтобы снять кафтан и панталоны, князь разделся, тяжело опустился на кровать и как будто задумался, презрительно глядя на свои желтые, иссохшие ноги. Он не задумался, а он медлил перед предстоявшим ему трудом поднять эти ноги и передвинуться на кровати. «Ох, как тяжело! Ох, хоть бы поскорее, поскорее кончились эти труды, и вы бы отпустили меня! – думал он. Он сделал, поджав губы, в двадцатый раз это усилие и лег. Но едва он лег, как вдруг вся постель равномерно заходила под ним вперед и назад, как будто тяжело дыша и толкаясь. Это бывало с ним почти каждую ночь. Он открыл закрывшиеся было глаза.
– Нет спокоя, проклятые! – проворчал он с гневом на кого то. «Да, да, еще что то важное было, очень что то важное я приберег себе на ночь в постели. Задвижки? Нет, про это сказал. Нет, что то такое, что то в гостиной было. Княжна Марья что то врала. Десаль что то – дурак этот – говорил. В кармане что то – не вспомню».
– Тишка! Об чем за обедом говорили?
– Об князе, Михайле…
– Молчи, молчи. – Князь захлопал рукой по столу. – Да! Знаю, письмо князя Андрея. Княжна Марья читала. Десаль что то про Витебск говорил. Теперь прочту.
Он велел достать письмо из кармана и придвинуть к кровати столик с лимонадом и витушкой – восковой свечкой и, надев очки, стал читать. Тут только в тишине ночи, при слабом свете из под зеленого колпака, он, прочтя письмо, в первый раз на мгновение понял его значение.
«Французы в Витебске, через четыре перехода они могут быть у Смоленска; может, они уже там».
– Тишка! – Тихон вскочил. – Нет, не надо, не надо! – прокричал он.
Он спрятал письмо под подсвечник и закрыл глаза. И ему представился Дунай, светлый полдень, камыши, русский лагерь, и он входит, он, молодой генерал, без одной морщины на лице, бодрый, веселый, румяный, в расписной шатер Потемкина, и жгучее чувство зависти к любимцу, столь же сильное, как и тогда, волнует его. И он вспоминает все те слова, которые сказаны были тогда при первом Свидании с Потемкиным. И ему представляется с желтизною в жирном лице невысокая, толстая женщина – матушка императрица, ее улыбки, слова, когда она в первый раз, обласкав, приняла его, и вспоминается ее же лицо на катафалке и то столкновение с Зубовым, которое было тогда при ее гробе за право подходить к ее руке.
«Ах, скорее, скорее вернуться к тому времени, и чтобы теперешнее все кончилось поскорее, поскорее, чтобы оставили они меня в покое!»


Лысые Горы, именье князя Николая Андреича Болконского, находились в шестидесяти верстах от Смоленска, позади его, и в трех верстах от Московской дороги.
В тот же вечер, как князь отдавал приказания Алпатычу, Десаль, потребовав у княжны Марьи свидания, сообщил ей, что так как князь не совсем здоров и не принимает никаких мер для своей безопасности, а по письму князя Андрея видно, что пребывание в Лысых Горах небезопасно, то он почтительно советует ей самой написать с Алпатычем письмо к начальнику губернии в Смоленск с просьбой уведомить ее о положении дел и о мере опасности, которой подвергаются Лысые Горы. Десаль написал для княжны Марьи письмо к губернатору, которое она подписала, и письмо это было отдано Алпатычу с приказанием подать его губернатору и, в случае опасности, возвратиться как можно скорее.
Получив все приказания, Алпатыч, провожаемый домашними, в белой пуховой шляпе (княжеский подарок), с палкой, так же как князь, вышел садиться в кожаную кибиточку, заложенную тройкой сытых саврасых.
Колокольчик был подвязан, и бубенчики заложены бумажками. Князь никому не позволял в Лысых Горах ездить с колокольчиком. Но Алпатыч любил колокольчики и бубенчики в дальней дороге. Придворные Алпатыча, земский, конторщик, кухарка – черная, белая, две старухи, мальчик казачок, кучера и разные дворовые провожали его.
Дочь укладывала за спину и под него ситцевые пуховые подушки. Свояченица старушка тайком сунула узелок. Один из кучеров подсадил его под руку.
– Ну, ну, бабьи сборы! Бабы, бабы! – пыхтя, проговорил скороговоркой Алпатыч точно так, как говорил князь, и сел в кибиточку. Отдав последние приказания о работах земскому и в этом уж не подражая князю, Алпатыч снял с лысой головы шляпу и перекрестился троекратно.
– Вы, ежели что… вы вернитесь, Яков Алпатыч; ради Христа, нас пожалей, – прокричала ему жена, намекавшая на слухи о войне и неприятеле.
– Бабы, бабы, бабьи сборы, – проговорил Алпатыч про себя и поехал, оглядывая вокруг себя поля, где с пожелтевшей рожью, где с густым, еще зеленым овсом, где еще черные, которые только начинали двоить. Алпатыч ехал, любуясь на редкостный урожай ярового в нынешнем году, приглядываясь к полоскам ржаных пелей, на которых кое где начинали зажинать, и делал свои хозяйственные соображения о посеве и уборке и о том, не забыто ли какое княжеское приказание.
Два раза покормив дорогой, к вечеру 4 го августа Алпатыч приехал в город.
По дороге Алпатыч встречал и обгонял обозы и войска. Подъезжая к Смоленску, он слышал дальние выстрелы, но звуки эти не поразили его. Сильнее всего поразило его то, что, приближаясь к Смоленску, он видел прекрасное поле овса, которое какие то солдаты косили, очевидно, на корм и по которому стояли лагерем; это обстоятельство поразило Алпатыча, но он скоро забыл его, думая о своем деле.
Все интересы жизни Алпатыча уже более тридцати лет были ограничены одной волей князя, и он никогда не выходил из этого круга. Все, что не касалось до исполнения приказаний князя, не только не интересовало его, но не существовало для Алпатыча.
Алпатыч, приехав вечером 4 го августа в Смоленск, остановился за Днепром, в Гаченском предместье, на постоялом дворе, у дворника Ферапонтова, у которого он уже тридцать лет имел привычку останавливаться. Ферапонтов двенадцать лет тому назад, с легкой руки Алпатыча, купив рощу у князя, начал торговать и теперь имел дом, постоялый двор и мучную лавку в губернии. Ферапонтов был толстый, черный, красный сорокалетний мужик, с толстыми губами, с толстой шишкой носом, такими же шишками над черными, нахмуренными бровями и толстым брюхом.
Ферапонтов, в жилете, в ситцевой рубахе, стоял у лавки, выходившей на улицу. Увидав Алпатыча, он подошел к нему.
– Добро пожаловать, Яков Алпатыч. Народ из города, а ты в город, – сказал хозяин.
– Что ж так, из города? – сказал Алпатыч.
– И я говорю, – народ глуп. Всё француза боятся.
– Бабьи толки, бабьи толки! – проговорил Алпатыч.
– Так то и я сужу, Яков Алпатыч. Я говорю, приказ есть, что не пустят его, – значит, верно. Да и мужики по три рубля с подводы просят – креста на них нет!
Яков Алпатыч невнимательно слушал. Он потребовал самовар и сена лошадям и, напившись чаю, лег спать.
Всю ночь мимо постоялого двора двигались на улице войска. На другой день Алпатыч надел камзол, который он надевал только в городе, и пошел по делам. Утро было солнечное, и с восьми часов было уже жарко. Дорогой день для уборки хлеба, как думал Алпатыч. За городом с раннего утра слышались выстрелы.
С восьми часов к ружейным выстрелам присоединилась пушечная пальба. На улицах было много народу, куда то спешащего, много солдат, но так же, как и всегда, ездили извозчики, купцы стояли у лавок и в церквах шла служба. Алпатыч прошел в лавки, в присутственные места, на почту и к губернатору. В присутственных местах, в лавках, на почте все говорили о войске, о неприятеле, который уже напал на город; все спрашивали друг друга, что делать, и все старались успокоивать друг друга.
У дома губернатора Алпатыч нашел большое количество народа, казаков и дорожный экипаж, принадлежавший губернатору. На крыльце Яков Алпатыч встретил двух господ дворян, из которых одного он знал. Знакомый ему дворянин, бывший исправник, говорил с жаром.
– Ведь это не шутки шутить, – говорил он. – Хорошо, кто один. Одна голова и бедна – так одна, а то ведь тринадцать человек семьи, да все имущество… Довели, что пропадать всем, что ж это за начальство после этого?.. Эх, перевешал бы разбойников…
– Да ну, будет, – говорил другой.
– А мне что за дело, пускай слышит! Что ж, мы не собаки, – сказал бывший исправник и, оглянувшись, увидал Алпатыча.
– А, Яков Алпатыч, ты зачем?
– По приказанию его сиятельства, к господину губернатору, – отвечал Алпатыч, гордо поднимая голову и закладывая руку за пазуху, что он делал всегда, когда упоминал о князе… – Изволили приказать осведомиться о положении дел, – сказал он.
– Да вот и узнавай, – прокричал помещик, – довели, что ни подвод, ничего!.. Вот она, слышишь? – сказал он, указывая на ту сторону, откуда слышались выстрелы.
– Довели, что погибать всем… разбойники! – опять проговорил он и сошел с крыльца.
Алпатыч покачал головой и пошел на лестницу. В приемной были купцы, женщины, чиновники, молча переглядывавшиеся между собой. Дверь кабинета отворилась, все встали с мест и подвинулись вперед. Из двери выбежал чиновник, поговорил что то с купцом, кликнул за собой толстого чиновника с крестом на шее и скрылся опять в дверь, видимо, избегая всех обращенных к нему взглядов и вопросов. Алпатыч продвинулся вперед и при следующем выходе чиновника, заложив руку зазастегнутый сюртук, обратился к чиновнику, подавая ему два письма.
– Господину барону Ашу от генерала аншефа князя Болконского, – провозгласил он так торжественно и значительно, что чиновник обратился к нему и взял его письмо. Через несколько минут губернатор принял Алпатыча и поспешно сказал ему:
– Доложи князю и княжне, что мне ничего не известно было: я поступал по высшим приказаниям – вот…
Он дал бумагу Алпатычу.
– А впрочем, так как князь нездоров, мой совет им ехать в Москву. Я сам сейчас еду. Доложи… – Но губернатор не договорил: в дверь вбежал запыленный и запотелый офицер и начал что то говорить по французски. На лице губернатора изобразился ужас.
– Иди, – сказал он, кивнув головой Алпатычу, и стал что то спрашивать у офицера. Жадные, испуганные, беспомощные взгляды обратились на Алпатыча, когда он вышел из кабинета губернатора. Невольно прислушиваясь теперь к близким и все усиливавшимся выстрелам, Алпатыч поспешил на постоялый двор. Бумага, которую дал губернатор Алпатычу, была следующая:
«Уверяю вас, что городу Смоленску не предстоит еще ни малейшей опасности, и невероятно, чтобы оный ею угрожаем был. Я с одной, а князь Багратион с другой стороны идем на соединение перед Смоленском, которое совершится 22 го числа, и обе армии совокупными силами станут оборонять соотечественников своих вверенной вам губернии, пока усилия их удалят от них врагов отечества или пока не истребится в храбрых их рядах до последнего воина. Вы видите из сего, что вы имеете совершенное право успокоить жителей Смоленска, ибо кто защищаем двумя столь храбрыми войсками, тот может быть уверен в победе их». (Предписание Барклая де Толли смоленскому гражданскому губернатору, барону Ашу, 1812 года.)
Народ беспокойно сновал по улицам.
Наложенные верхом возы с домашней посудой, стульями, шкафчиками то и дело выезжали из ворот домов и ехали по улицам. В соседнем доме Ферапонтова стояли повозки и, прощаясь, выли и приговаривали бабы. Дворняжка собака, лая, вертелась перед заложенными лошадьми.
Алпатыч более поспешным шагом, чем он ходил обыкновенно, вошел во двор и прямо пошел под сарай к своим лошадям и повозке. Кучер спал; он разбудил его, велел закладывать и вошел в сени. В хозяйской горнице слышался детский плач, надрывающиеся рыдания женщины и гневный, хриплый крик Ферапонтова. Кухарка, как испуганная курица, встрепыхалась в сенях, как только вошел Алпатыч.
– До смерти убил – хозяйку бил!.. Так бил, так волочил!..
– За что? – спросил Алпатыч.
– Ехать просилась. Дело женское! Увези ты, говорит, меня, не погуби ты меня с малыми детьми; народ, говорит, весь уехал, что, говорит, мы то? Как зачал бить. Так бил, так волочил!
Алпатыч как бы одобрительно кивнул головой на эти слова и, не желая более ничего знать, подошел к противоположной – хозяйской двери горницы, в которой оставались его покупки.
– Злодей ты, губитель, – прокричала в это время худая, бледная женщина с ребенком на руках и с сорванным с головы платком, вырываясь из дверей и сбегая по лестнице на двор. Ферапонтов вышел за ней и, увидав Алпатыча, оправил жилет, волосы, зевнул и вошел в горницу за Алпатычем.
– Аль уж ехать хочешь? – спросил он.
Не отвечая на вопрос и не оглядываясь на хозяина, перебирая свои покупки, Алпатыч спросил, сколько за постой следовало хозяину.
– Сочтем! Что ж, у губернатора был? – спросил Ферапонтов. – Какое решение вышло?
Алпатыч отвечал, что губернатор ничего решительно не сказал ему.
– По нашему делу разве увеземся? – сказал Ферапонтов. – Дай до Дорогобужа по семи рублей за подводу. И я говорю: креста на них нет! – сказал он.
– Селиванов, тот угодил в четверг, продал муку в армию по девяти рублей за куль. Что же, чай пить будете? – прибавил он. Пока закладывали лошадей, Алпатыч с Ферапонтовым напились чаю и разговорились о цене хлебов, об урожае и благоприятной погоде для уборки.