Сборная Хорватии по футболу

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)
Сборная Хорватии по футболу
Прозвища

Пламенные (Vatreni), Шашечные

Конфедерация

УЕФА

Федерация

Хорватская футбольная федерация

Гл. тренер

Анте Чачич

Капитан

Лука Модрич

Наибольшее
кол-во игр

Дарио Срна (131)

Лучший
бомбардир

Давор Шукер (45)

Дом. стадион

Максимир

Рейтинг ФИФА

14 (+1) (15 сентября 2016)[1]

max:

3 (январь 1999)

min:

125 (март 1994)

Код ФИФА

CRO

Основная
форма
Гостевая
форма
Первая игра

Хорватия 4:0 Швейцария
(Загреб, Хорватия; 2 апреля 1940)
Хорватия 2:1 США
(Загреб, Хорватия; 17 октября 1990)

Самая крупная победа

Хорватия 10:0 Сан-Марино
(Риека, Хорватия; 4 июня 2016)

Самое крупное поражение

Германия 5:1 Хорватия
(Вена, Германия; 15 июня 1941)
Германия 5:1 Хорватия
(Штутгарт, Германия; 1 ноября 1942)
Англия 5:1 Хорватия
(Уэмбли, Англия; 9 сентября 2009)

Участие

4 (впервые 1998)

Достижения

3-е место 1998

Участие

5 (впервые 1996)

Достижения

Четвертьфинал (1996, 2008)

Спортивные награды
Чемпионат мира
Бронза Франция 1998

Сборная Хорватии по футболу представляет Хорватию в международных матчах. Управляющая организация — Хорватский футбольный союз. Команда существует с 1990 года и была признана ФИФА и УЕФА летом 1992 года, через год после получения Хорватией независимости от Югославии.

Сборная провела свои первые официальные матчи в отборочном раунде к чемпионату Европы 1996 года, по результатам которого команда вышла в финальную часть, чтобы впервые принять участие в главном международном турнире континента. Лучшим в истории команды стал чемпионат мира 1998 года, когда сборная Хорватии заняла третье место, а её игрок Давор Шукер стал лучшим бомбардиром турнира.

Сборная Хорватии дважды, в 1994 и 1998 годах, признавалась ФИФА командой, добившейся наибольшего прогресса в рейтинге сборных по итогам года, а также занимала в нём места с 125-го по 3-е, что составляет наибольшую разницу между занимаемыми местами в рейтинге ФИФА среди всех сборных команд. В отборочных турнирах чемпионатов мира 2002 и 2006 годов хорваты выходили в финальную часть, не потерпев ни одного поражения в отборочных матчах.

По состоянию на 15 сентября 2016 года сборная занимает 14-е место в рейтинге ФИФА[1], а в рейтинге УЕФА — 12-е[2].





Ранняя история

Первые шаги футбола в Хорватии

В Хорватии футбол появился в конце XIX века. Первые хорватские клубы — «ПНиСК» (хорв. PNiSK (Prvi Nogometni i Sportski Klub), Первый футбольный и спортивный клуб) и «ХАСК» (хорв. HAŠK (Hrvatski Akademski Športski Klub), Хорватский академический спортивный клуб) — были основаны в 1903 году. Оба клуба располагались в хорватской столице Загребе. Тремя годами позднее именно эти команды провели между собой первый отражённый в официальных документах футбольный матч в Хорватии. Встреча закончилась вничью — 1:1. Интерес к футболу постепенно возрастал. Вскоре появились другие клубы, например «Славия» Трсат (1905), «Конкордия» Загреб (1906), «Сегеста» Сисак (1907), «Кроация» Загреб (1907), «Хайдук» Сплит (1911) и «Граджански» Загреб (1911)

Национальная сборная команда дебютировала на международной арене, пока неофициально, в 1907 году двумя матчами с чешским клубом «Славия» из Праги. Стоить отметить, что на тот момент территория Хорватии входила в состав Австро-Венгрии, но в спортивных состязаниях составлявшие империю народы были представлены отдельно. Пять лет спустя, в 1912 году был основан Хорватский футбольный союз, который в том же году организовал проведение первого розыгрыша национальной лиги. Первым чемпионом страны стал клуб «ХАСК» Загреб.

По окончании Первой мировой войны, после присоединения Хорватии к Королевству сербов, хорватов и словенцев (сокр. — КСХС, с 1929 г. — Королевство Югославия), был создан Футбольный союз Югославии, который стал главным футбольным органом управления для всех трёх национальных команд. Президентом союза стал хорват, бывший президент «ХАСКа» Хинко Вюрт. В первом розыгрыше чемпионата Югославии (1923) победил хорватский клуб «Граджански» из Загреба, который впоследствии становился чемпионом ещё четырежды (в 1926, 1928, 1937 и 1940). Кроме этого, чемпионат страны выигрывали «Хайдук» Сплит (1927 и 1929), «Конкордия» Загреб (1930 и 1932), а также «ХАСК» Загреб (1938). Команды из Хорватии выступали в чемпионате Югославии до 1940 года.

Футбол на фоне военных действий (1940—1944)

Сборная Хорватии в 1940—1944
Первая игра
Хорватия 4 - 0 Швейцария
(Загреб, Хорватия; 2 апреля 1940)
Самая крупная победа
Хорватия 6 - 0 Болгария
(Загреб, Хорватия; 12 апреля 1942)
Самое крупное поражение
Италия 4 - 0 Хорватия
(Генуя, Италия; 4 апреля 1942)
Последняя игра
Хорватия 7 - 3 Словакия
(Загреб, Хорватия; 9 апреля 1944)

В 1941 году фашистские формирования усташей под руководством Анте Павелича захватили власть в Хорватии и провозгласили независимость. Созданное ими Независимое государство Хорватия, союзник нацистской Германии, просуществовало до мая 1945 года, когда оно было ликвидировано частями югославской армии.

Хорватский футбольный союз был воссоздан ещё в 1939 году ввиду образования автономной Хорватской Бановины. В эти же годы стала проводить свои игры и сборная Хорватии. Её соперниками были, как правило, национальные команды стран, находившихся под контролем Третьего рейха, либо же государств, соблюдавших нейтралитет. Дебютировала хорватская сборная 2 апреля 1940 года в матче со сборной Швейцарии в Загребе, также в 1940 году команда провела ещё три встречи. 17 июля 1941 года Хорватия была принята в ФИФА. С 1940 по 1944 год сборная провела в общей сложности 19 матчей, в которых 9 раз одерживала победы, 4 раза играла вничью и потерпела 6 поражений. Дважды команда крупно проигрывала сборной Германии (оба раза со счётом 1:5) и один раз команде Италии (0:4). Самые крупные победы были одержаны над сборными Болгарии (6:0) и Словакии (6:1 и 7:3)

В эти годы для клубных команд государств, дружественных странам Оси, был организован так называемый «Европейский футбольный Кубок». В 1944 году в его финале играл хорватский клуб «Граджански» Загреб, который в этом важнейшем матче проиграл венгерскому «Надьваради» (ныне ФК «Бихор» Орадя, Румыния) со счётом 0:4. «Граджански» пользовался расположением фактического хорватского правителя Анте Павелича, а некоторые футболисты этого клуба, например Иван Хитрец и Звонимир Цимерманчич, были активными пособниками режима. Центром сопротивления стал сплитский «Хайдук», болельщики которого при каждом удобном случае переправлялись из города на занятый британскими войсками остров Вис.

В 1945 году, когда югославские партизаны освободили Хорватию из-под немецкой оккупации, большинство футбольных клубов было распущено, а их архивы – уничтожены.

В цветах Югославии (1945—1990)

После Второй мировой войны Хорватия была включена в качестве субъекта федерации в Социалистическую Федеративную Республику Югославию. Хорватские футболисты с 1945 по 1990 годы выступали в цветах сборной Югославии.

В Загребе вскоре после войны из игроков «ХАСКа», «Граджански» и «Конкордии» был сформирован новый клуб — «Динамо», которое до 1991 года смогло трижды выиграть чемпионат Югославии (1948, 1954 и 1958). В 1960-х годах «Динамо» представляло собой реальную силу в футболе не только на Балканах, но и во всей Европе. В 1963 году коллектив под руководством Милана Антолковича дошёл до финала Кубка Ярмарок, в котором уступил испанской «Валенсии» в двухматчевом поединке (1:2 и 0:2). Четыре года спустя команда, которую тренировали сначала Бранко Зебец, будущий наставник «Баварии» и «Гамбурга» (с обоими выигрывал титул чемпиона Германии), а после Иван Хорват, выиграла Кубок Ярмарок, победив в решающей встрече английский «Лидс Юнайтед» (2:0 и 0:0). Кроме «Динамо», титул чемпиона Югославии также завоёвывал «Хайдук» Сплит (1950, 1952, 1955, 1971, 1974, 1975 и 1979).

Несколько хорватских футболистов оказались в составе сборной команды Югославии, которая завоевала в 1960 году золотые медали Олимпиады и трижды играла в финальных турнирах чемпионатов мира. В 1962 году одним из пяти лучших бомбардиров чемпионата мира стал хорват Дражан Еркович

Сборной команде Хорватии за эти сорок пять лет было разрешено провести всего один матч: в сентябре 1956 года, в период «оттепели» в странах соцлагеря, хорваты со счётом 5:2 обыграли сборную Индонезии.

Современная история

Первым крупным турниром, в котором приняла участие сборная Хорватии, был Чемпионат Европы по футболу 1996 года. Хорватия попала в финальную часть из 4-й отборочной группы, заняв в ней первое место и набрав 23 очка (7 побед, 2 ничьи и 1 поражение). Далее в финальной части чемпионата сборная заняла в группе D второе место и, с 2 победами и 1 поражением от Португалии, прошла в четвертьфинал. В четвертьфинале хорватская команда проиграла сборной Германии со счетом 1:2.

Следующим значительным шагом сборной было выступление на чемпионате мира 1998 года. В отборочном турнире команда заняла второе место вслед за сборной Дании и в стыковых матчах за выход в финальную часть турнира сразилась со сборной Украины. Домашний матч хорваты выиграли 2:0, а в Киеве смогли добиться устроившего их ничейного результата — 1:1. На групповом этапе финальной части чемпионата мира Хорватия заняла второе место в группе H, пропустив вперед сборную Аргентины и опередив новичков турнира — команды Японии и Ямайки. В 1/8 финала сборная Хорватии обыграла Румынию со счетом 1:0, с пенальти отличился Давор Шукер. В четвертьфинале хорваты сумели одержать крупную победу над сборной Германии, которая пропустила в свои ворота три безответных мяча. В полуфинале хорваты уступили будущим чемпионам мира французам (1:2), выигрывая по ходу матча после очередного гола Шукера. Утешением дебютантам чемпионатов мира стало третье место, выигранное у голландцев с результатом 2:1. Нападающий хорватов Давор Шукер стал с шестью забитыми мячами лучшим снайпером этого турнира.

После такого успеха выступление в отборочном турнире чемпионата Европы 2000 года оказалось для хорватской сборной разочаровывающим. В отборочной группе команда заняла лишь третье место, уступив сборным Ирландии и Югославии. Пришедший в 2000 году на смену Мирославу Блажевичу на посту главного тренера сборной Мирко Йозич сумел справится с наступившей в команде сменой поколений. Отборочный турнир к чемпионату мира 2002 года был выигран с первого места в группе, в ней хорваты опередили сборные Бельгии и Шотландии. Однако в финальном турнире, проходившем в Японии и Корее, хорватская команда не смогла даже выйти из группы. В этом ей не помогла даже одержанная победа над Италией (2:1) — в заключительном матче в группе хорваты проиграли сборной Эквадора (0:1) и остались лишь третьими, пропустив вперед итальянцев и сборную Мексики. В промежуток между 17 октября 1990 года и 7 июня 2006 года сборная Хорватии сыграла 145 международных матчей со следующими результатами: 72 победы, 43 ничьи и 30 поражений. Сборная команда признавалась ФИФА «Прорывом года» в 1994 и 1998 годах.

На Евро-2004 Хорватия отобралась через сито стыковых матчей, победив словенцев по итогам двухматчевого противостояния, а затем попала прямо в группу B к англичанам, французам (действовавшие чемпионы Европы) и швейцарцам. Итог выступления неоднозначный: ничьи со Швейцарией 0:0 и Францией 2:2 (Милан Рапаич реализовал пенальти, отличился также Дадо Пршо, а Игор Тудор срезал мяч в свои ворота) и поражение от англичан 2:4 (голы забили Нико Ковач и Игор Тудор). На чемпионате мира 2006 хорваты закончили турнир точно с таким же положением: проигрыш бразильцам 0:1 и ничьи с японцами (0:0) и австралийцами (2:2). Единственные голы хорватов забили Дарио Срна и Нико Ковач, причём ничья в матче с австралийцами стоила хорватам выхода из группы.

Евро-2008 стал ещё одним относительно удачным турниром для хорватов: в отборочном турнире (особенно для российских болельщиков) они запомнились тем, что в буквальном смысле «вытащили» сборную России на тот чемпионат, обыграв в последнем туре англичан со счётом 2:3 и не пустив родоначальников футбола на чемпионат Европы. В групповом этапе хорваты взяли верх над Австрией (1:0, единственный гол был забит с пенальти), Германией (2:1, в составе немцев удалён Швайнштайгер) и Польшей (1:0), выйдя с первого места в плей-офф. В четвертьфинале против Турции счёт не был открыт в основное время, а в дополнительное на 119-й минуте Иван Класнич всё-таки поразил ворота турок. Но когда до конца игры оставались считанные секунды, Семих Шентюрк неожиданно сравнял счёт и деморализовал хорватов — в серии пенальти турки вырвали победу и вышли в полуфинал Евро.

Чемпионат мира 2010 хорваты пропустили — англичане дважды взяли реванш за поражение на «Уэмбли» осенью 2007 года (причём 10 сентября 2008 г. сборная Хорватии в первый раз проиграла на стадионе "Максимир" официальный матч со счётом 1:4), а вторую строчку хорваты уступили Украине, с которой дважды сыграли вничью. Зато на Евро-2012 хорваты вышли со второго места — в группе они пропустили вперёд греков, а в стыковых отомстили Турции за проигрыш в четвертьфинале Евро-2008 — общая победа 3:0 по сумме двух матчей (ответная игра завершилась нулевой ничьёй). В финальной части Евро-2012 Хорватия обыграла Ирландию (3:1), сыграла вничью с Италией (1:1) и проиграла будущим чемпионам испанцам (0:1) и заняла третье место в группе.

В борьбе за путёвку на Чемпионат мира 2014 хорваты сыграли с командами Сербии, Бельгии, Шотландии, Македонии и Уэльса. По ходу отборочного турнира, сборная Хорватии дважды проиграла домашние матчи на "Максимире" (7 июня 2013 г. 0:1 Шотландии и 11 октября 2013 г. 1:2 Бельгии), чего с ней ещё не случалось ни разу. Сборная вышла в стыки, одолела по сумме двух матчей команду Исландии с общим счетом 2:0 и в четвертый раз в собственной истории отправилась на чемпионат мира. На нём они попали в группу А с Бразилией, Мексикой и Камеруном. В первом матче с Бразилией Хорваты вели со счетом 1:0 благодаря автоголу Марсело, но потом пропустили 3 гола и проиграли. Во втором матче хорваты выступили гораздо лучше и разгромили Камерун со счётом 4:0. Чтобы выйти из группы нужно было обыгрывать Мексиканцев, но Хорваты уже к 82 минуте уступали 0:3 и лишь на 87 минуте Перишич забил гол престижа, но этого для победы не хватило, и Хорваты остались без плей-офф.

Статистика выступлений на международных турнирах

Чемпионаты мира

Финальные турниры Отборочные турниры
Год Результат Место И В Н П ГЗ ГП Составы Место И В Н П ГЗ ГП
19301990 Часть Югославии Часть Югославии
1994 Не участвовала Не участвовала
1998 3 место 3 7 5 0 2 11 5 Состав 2/5* 10 5 4 1 20 12
2002 Группвой этап 23 3 1 0 2 2 3 Состав 1/5 8 5 3 0 15 2
2006 22 3 0 2 1 2 3 Состав 2/6 10 7 3 0 21 5
2010 Не прошла квалификацию 3/6 10 6 2 2 19 13
2014 Группвой этап 19 3 1 0 2 6 6 Состав 2/6* 12 6 3 3 14 9
Всего Лучший: 3 место Участие: 4/5 16 7 2 7 21 17 50 29 15 6 89 42
  • * — выиграла в стыковых матчах.

Чемпионаты Европы

Финальные турниры Отборочные турниры
Год Результат Место И В Н П ГЗ ГП Составы Место И В Н П ГЗ ГП
19601992 Часть Югославии Часть Югославии
1996 Четвертьфинал 7 4 2 0 2 5 5 Состав 1/6 10 7 2 1 22 5
2000 Не прошла квалификацию 3/5 8 4 3 1 13 9
2004 Групповой этап 13 3 0 2 1 4 6 Состав 2/5* 10 6 2 2 14 5
2008 Четвертьфинал 5 4 3 1 0 5 2 Состав 1/7 12 9 2 1 28 8
2012 Группвой этап 10 3 1 1 1 4 3 Состав 2/6 12 8 2 2 21 7
2016 1/8 финала 9 4 2 1 1 5 4 Состав 2/6 10 6 3 1 20 5
Всего Лучший: Четвертьфинал Участие: 5/6 18 8 5 5 23 20 62 40 14 8 118 39
  • * — выиграла в стыковых матчах.

Главные тренеры

Лучшие игроки

По состоянию на 6 октября 2016 года. См. также: Список игроков сборной Хорватии по футболу

Лучшие по числу игр за сборную

Позиция Игрок Матчей Период
1 Дарио Срна 131 2002—2016
2 Стипе Плетикоса 114 1999—2014
3 Йосип Шимунич 105 2001—2014
4 Ивица Олич 104 2002—2016
5 Дарио Шимич 100 1996—2008
6 Лука Модрич 92 2006—
7 Ведран Чорлука 91 2006—
8 Роберт Ковач 84 1999—2010
9 Нико Ковач 83 1996—2009
9 Роберт Ярни 81 1991—2002
10 Нико Кранчар 81 2004—

* Жирным шрифтом выделены действующие футболисты.

Лучшие по забитым мячам

Позиция Игрок Голы Период
1 Давор Шукер 45 1990—2002
2 Эдуардо да Силва 29 2004—2014
3 Марио Манджукич 27 2007—
4 Дарио Срна 22 2002—2016
5 Ивица Олич 20 2002—2016
6 Нико Кранчар 16 2004—
7 Горан Влаович 15 1992—2002
8 Нико Ковач 14 1996—2009
9 Франьо Вёльфль 13 1941—1944
9 Иван Перишич 15 2011—н.в.
9 Младен Петрич 13 2001—2013

* Жирным шрифтом выделены действующие футболисты.

Состав

Тренеры

Главный тренер:

Ассистенты:

Тренер вратарей:

Игроки

Текущий состав

Список игроков на 5 сентября 2016

Матчи и голы отредактированы по состоянию на 25 июня 2016 года
Позиция Игрок Дата рождения / возраст Матчи Голы Клуб
Вр Даниел Субашич 27 октября 1984 (39 лет) 25 0 Монако
Вр Ловре Калинич 3 апреля 1990 (34 года) 4 0 Хайдук Сплит
Вр Иван Варгич 15 марта 1987 (37 лет) 2 0 Лацио
Защ Ведран Чорлука 5 февраля 1986 (38 лет) 92 4 Локомотив Москва
Защ Домагой Вида 29 апреля 1989 (35 лет) 41 1 Динамо Киев
Защ Иван Стринич 17 июля 1987 (37 лет) 38 0 Наполи
Защ Деян Ловрен 5 июля 1989 (35 лет) 31 2 Ливерпуль
Защ Шиме Врсалько 10 января 1992 (32 года) 21 0 Атлетико Мадрид
Защ Йосип Пиварич 30 января 1989 (35 лет) 5 0 Динамо Загреб
Защ Тин Едвай 28 ноября 1995 (28 лет) 4 0 Байер 04
ПЗ Лука Модрич 9 сентября 1985 (38 лет) 93 11 Реал Мадрид
ПЗ Иван Ракитич 10 марта 1988 (36 лет) 80 12 Барселона
ПЗ Иван Перишич 2 февраля 1989 (35 лет) 51 15 Интернационале
ПЗ Матео Ковачич 6 мая 1994 (30 лет) 29 1 Реал Мадрид
ПЗ Милан Бадель 25 февраля 1989 (35 лет) 24 1 Фиорентина
ПЗ Марцело Брозович 16 ноября 1992 (31 год) 20 4 Интернационале
ПЗ Марко Рог 19 июля 1995 (29 лет) 4 0 Динамо Загреб
ПЗ Анте Чорич 14 апреля 1997 (27 лет) 2 0 Динамо Загреб
Нап Марио Манджукич 21 мая 1986 (38 лет) 69 24 Ювентус
Нап Никола Калинич 5 января 1988 (36 лет) 31 12 Фиорентина
Нап Андрей Крамарич 19 июня 1991 (33 года) 14 4 Хоффенхайм
Нап Марко Пьяца 6 мая 1995 (29 лет) 11 1 Ювентус
Нап Дуе Чоп 1 февраля 1990 (34 года) 5 0 Спортинг (Хихон)

Текущий турнир

Форма

Домашняя

1990
1996–1997
1998–2000
2002–2004
2004–2006
2006–2008
2008–2010
2010–2012
2012–2014
ЧМ-2014

Гостевая

1940
1996–1997
1998–2000
2002–2004
2004–2006
2006–2008
2008–2010
2010–2012
2012–2014
ЧМ-2014

Напишите отзыв о статье "Сборная Хорватии по футболу"

Примечания

  1. 1 2 [www.fifa.com/worldranking/rankingtable/index.html FIFA/Coca-Cola World Ranking] (англ.). FIFA. Проверено 7 апреля 2016.
  2. [www.world-results.net/uefa/ranking_2015.html UEFA National Team Ranking] (англ.). World-results.net Ltd. Проверено 7 апреля 2016.

Ссылки

  • [www.hns-cff.hr/ Официальный сайт Хорватского футбольного союза]  (хорв.)
  • [eu-football.ru/_matches.php?id=47 Отчёты обо всех матчах сборной Хорватии с 1940 года]  (рус.)
  • [www.fifa.com/associations/association=cro/index.html Сборная Хорватии по футболу] на сайте ФИФА  (англ.)
  • [ru.uefa.com/competitions/euro/teams/team=56370/index.html Сборная Хорватии по футболу] на сайте УЕФА
  • [www.rsssf.com/tablesk/kroa-intres.html Статистика международных матчей сборной Хорватии] на сайте RSSSF  (англ.)
  • [www.rsssf.com/miscellaneous/kroa-recintlp.html Статистика игроков сборной Хорватии] на сайте RSSSF
  • [vatreno.ru/ Сайт русскоязычных болельщиков сборной Хорватии по футболу]  (рус.)


Отрывок, характеризующий Сборная Хорватии по футболу

Князь Андрей, видимо желавший смягчить неловкость речи Пьера, приподнялся, сбираясь ехать и подавая знак жене.

Вдруг князь Ипполит поднялся и, знаками рук останавливая всех и прося присесть, заговорил:
– Ah! aujourd'hui on m'a raconte une anecdote moscovite, charmante: il faut que je vous en regale. Vous m'excusez, vicomte, il faut que je raconte en russe. Autrement on ne sentira pas le sel de l'histoire. [Сегодня мне рассказали прелестный московский анекдот; надо вас им поподчивать. Извините, виконт, я буду рассказывать по русски, иначе пропадет вся соль анекдота.]
И князь Ипполит начал говорить по русски таким выговором, каким говорят французы, пробывшие с год в России. Все приостановились: так оживленно, настоятельно требовал князь Ипполит внимания к своей истории.
– В Moscou есть одна барыня, une dame. И она очень скупа. Ей нужно было иметь два valets de pied [лакея] за карета. И очень большой ростом. Это было ее вкусу. И она имела une femme de chambre [горничную], еще большой росту. Она сказала…
Тут князь Ипполит задумался, видимо с трудом соображая.
– Она сказала… да, она сказала: «девушка (a la femme de chambre), надень livree [ливрею] и поедем со мной, за карета, faire des visites». [делать визиты.]
Тут князь Ипполит фыркнул и захохотал гораздо прежде своих слушателей, что произвело невыгодное для рассказчика впечатление. Однако многие, и в том числе пожилая дама и Анна Павловна, улыбнулись.
– Она поехала. Незапно сделался сильный ветер. Девушка потеряла шляпа, и длинны волоса расчесались…
Тут он не мог уже более держаться и стал отрывисто смеяться и сквозь этот смех проговорил:
– И весь свет узнал…
Тем анекдот и кончился. Хотя и непонятно было, для чего он его рассказывает и для чего его надо было рассказать непременно по русски, однако Анна Павловна и другие оценили светскую любезность князя Ипполита, так приятно закончившего неприятную и нелюбезную выходку мсье Пьера. Разговор после анекдота рассыпался на мелкие, незначительные толки о будущем и прошедшем бале, спектакле, о том, когда и где кто увидится.


Поблагодарив Анну Павловну за ее charmante soiree, [очаровательный вечер,] гости стали расходиться.
Пьер был неуклюж. Толстый, выше обыкновенного роста, широкий, с огромными красными руками, он, как говорится, не умел войти в салон и еще менее умел из него выйти, то есть перед выходом сказать что нибудь особенно приятное. Кроме того, он был рассеян. Вставая, он вместо своей шляпы захватил трехугольную шляпу с генеральским плюмажем и держал ее, дергая султан, до тех пор, пока генерал не попросил возвратить ее. Но вся его рассеянность и неуменье войти в салон и говорить в нем выкупались выражением добродушия, простоты и скромности. Анна Павловна повернулась к нему и, с христианскою кротостью выражая прощение за его выходку, кивнула ему и сказала:
– Надеюсь увидать вас еще, но надеюсь тоже, что вы перемените свои мнения, мой милый мсье Пьер, – сказала она.
Когда она сказала ему это, он ничего не ответил, только наклонился и показал всем еще раз свою улыбку, которая ничего не говорила, разве только вот что: «Мнения мнениями, а вы видите, какой я добрый и славный малый». И все, и Анна Павловна невольно почувствовали это.
Князь Андрей вышел в переднюю и, подставив плечи лакею, накидывавшему ему плащ, равнодушно прислушивался к болтовне своей жены с князем Ипполитом, вышедшим тоже в переднюю. Князь Ипполит стоял возле хорошенькой беременной княгини и упорно смотрел прямо на нее в лорнет.
– Идите, Annette, вы простудитесь, – говорила маленькая княгиня, прощаясь с Анной Павловной. – C'est arrete, [Решено,] – прибавила она тихо.
Анна Павловна уже успела переговорить с Лизой о сватовстве, которое она затевала между Анатолем и золовкой маленькой княгини.
– Я надеюсь на вас, милый друг, – сказала Анна Павловна тоже тихо, – вы напишете к ней и скажете мне, comment le pere envisagera la chose. Au revoir, [Как отец посмотрит на дело. До свидания,] – и она ушла из передней.
Князь Ипполит подошел к маленькой княгине и, близко наклоняя к ней свое лицо, стал полушопотом что то говорить ей.
Два лакея, один княгинин, другой его, дожидаясь, когда они кончат говорить, стояли с шалью и рединготом и слушали их, непонятный им, французский говор с такими лицами, как будто они понимали, что говорится, но не хотели показывать этого. Княгиня, как всегда, говорила улыбаясь и слушала смеясь.
– Я очень рад, что не поехал к посланнику, – говорил князь Ипполит: – скука… Прекрасный вечер, не правда ли, прекрасный?
– Говорят, что бал будет очень хорош, – отвечала княгиня, вздергивая с усиками губку. – Все красивые женщины общества будут там.
– Не все, потому что вас там не будет; не все, – сказал князь Ипполит, радостно смеясь, и, схватив шаль у лакея, даже толкнул его и стал надевать ее на княгиню.
От неловкости или умышленно (никто бы не мог разобрать этого) он долго не опускал рук, когда шаль уже была надета, и как будто обнимал молодую женщину.
Она грациозно, но всё улыбаясь, отстранилась, повернулась и взглянула на мужа. У князя Андрея глаза были закрыты: так он казался усталым и сонным.
– Вы готовы? – спросил он жену, обходя ее взглядом.
Князь Ипполит торопливо надел свой редингот, который у него, по новому, был длиннее пяток, и, путаясь в нем, побежал на крыльцо за княгиней, которую лакей подсаживал в карету.
– Рrincesse, au revoir, [Княгиня, до свиданья,] – кричал он, путаясь языком так же, как и ногами.
Княгиня, подбирая платье, садилась в темноте кареты; муж ее оправлял саблю; князь Ипполит, под предлогом прислуживания, мешал всем.
– Па звольте, сударь, – сухо неприятно обратился князь Андрей по русски к князю Ипполиту, мешавшему ему пройти.
– Я тебя жду, Пьер, – ласково и нежно проговорил тот же голос князя Андрея.
Форейтор тронулся, и карета загремела колесами. Князь Ипполит смеялся отрывисто, стоя на крыльце и дожидаясь виконта, которого он обещал довезти до дому.

– Eh bien, mon cher, votre petite princesse est tres bien, tres bien, – сказал виконт, усевшись в карету с Ипполитом. – Mais tres bien. – Он поцеловал кончики своих пальцев. – Et tout a fait francaise. [Ну, мой дорогой, ваша маленькая княгиня очень мила! Очень мила и совершенная француженка.]
Ипполит, фыркнув, засмеялся.
– Et savez vous que vous etes terrible avec votre petit air innocent, – продолжал виконт. – Je plains le pauvre Mariei, ce petit officier, qui se donne des airs de prince regnant.. [А знаете ли, вы ужасный человек, несмотря на ваш невинный вид. Мне жаль бедного мужа, этого офицерика, который корчит из себя владетельную особу.]
Ипполит фыркнул еще и сквозь смех проговорил:
– Et vous disiez, que les dames russes ne valaient pas les dames francaises. Il faut savoir s'y prendre. [А вы говорили, что русские дамы хуже французских. Надо уметь взяться.]
Пьер, приехав вперед, как домашний человек, прошел в кабинет князя Андрея и тотчас же, по привычке, лег на диван, взял первую попавшуюся с полки книгу (это были Записки Цезаря) и принялся, облокотившись, читать ее из середины.
– Что ты сделал с m lle Шерер? Она теперь совсем заболеет, – сказал, входя в кабинет, князь Андрей и потирая маленькие, белые ручки.
Пьер поворотился всем телом, так что диван заскрипел, обернул оживленное лицо к князю Андрею, улыбнулся и махнул рукой.
– Нет, этот аббат очень интересен, но только не так понимает дело… По моему, вечный мир возможен, но я не умею, как это сказать… Но только не политическим равновесием…
Князь Андрей не интересовался, видимо, этими отвлеченными разговорами.
– Нельзя, mon cher, [мой милый,] везде всё говорить, что только думаешь. Ну, что ж, ты решился, наконец, на что нибудь? Кавалергард ты будешь или дипломат? – спросил князь Андрей после минутного молчания.
Пьер сел на диван, поджав под себя ноги.
– Можете себе представить, я всё еще не знаю. Ни то, ни другое мне не нравится.
– Но ведь надо на что нибудь решиться? Отец твой ждет.
Пьер с десятилетнего возраста был послан с гувернером аббатом за границу, где он пробыл до двадцатилетнего возраста. Когда он вернулся в Москву, отец отпустил аббата и сказал молодому человеку: «Теперь ты поезжай в Петербург, осмотрись и выбирай. Я на всё согласен. Вот тебе письмо к князю Василью, и вот тебе деньги. Пиши обо всем, я тебе во всем помога». Пьер уже три месяца выбирал карьеру и ничего не делал. Про этот выбор и говорил ему князь Андрей. Пьер потер себе лоб.
– Но он масон должен быть, – сказал он, разумея аббата, которого он видел на вечере.
– Всё это бредни, – остановил его опять князь Андрей, – поговорим лучше о деле. Был ты в конной гвардии?…
– Нет, не был, но вот что мне пришло в голову, и я хотел вам сказать. Теперь война против Наполеона. Ежели б это была война за свободу, я бы понял, я бы первый поступил в военную службу; но помогать Англии и Австрии против величайшего человека в мире… это нехорошо…
Князь Андрей только пожал плечами на детские речи Пьера. Он сделал вид, что на такие глупости нельзя отвечать; но действительно на этот наивный вопрос трудно было ответить что нибудь другое, чем то, что ответил князь Андрей.
– Ежели бы все воевали только по своим убеждениям, войны бы не было, – сказал он.
– Это то и было бы прекрасно, – сказал Пьер.
Князь Андрей усмехнулся.
– Очень может быть, что это было бы прекрасно, но этого никогда не будет…
– Ну, для чего вы идете на войну? – спросил Пьер.
– Для чего? я не знаю. Так надо. Кроме того я иду… – Oн остановился. – Я иду потому, что эта жизнь, которую я веду здесь, эта жизнь – не по мне!


В соседней комнате зашумело женское платье. Как будто очнувшись, князь Андрей встряхнулся, и лицо его приняло то же выражение, какое оно имело в гостиной Анны Павловны. Пьер спустил ноги с дивана. Вошла княгиня. Она была уже в другом, домашнем, но столь же элегантном и свежем платье. Князь Андрей встал, учтиво подвигая ей кресло.
– Отчего, я часто думаю, – заговорила она, как всегда, по французски, поспешно и хлопотливо усаживаясь в кресло, – отчего Анет не вышла замуж? Как вы все глупы, messurs, что на ней не женились. Вы меня извините, но вы ничего не понимаете в женщинах толку. Какой вы спорщик, мсье Пьер.
– Я и с мужем вашим всё спорю; не понимаю, зачем он хочет итти на войну, – сказал Пьер, без всякого стеснения (столь обыкновенного в отношениях молодого мужчины к молодой женщине) обращаясь к княгине.
Княгиня встрепенулась. Видимо, слова Пьера затронули ее за живое.
– Ах, вот я то же говорю! – сказала она. – Я не понимаю, решительно не понимаю, отчего мужчины не могут жить без войны? Отчего мы, женщины, ничего не хотим, ничего нам не нужно? Ну, вот вы будьте судьею. Я ему всё говорю: здесь он адъютант у дяди, самое блестящее положение. Все его так знают, так ценят. На днях у Апраксиных я слышала, как одна дама спрашивает: «c'est ca le fameux prince Andre?» Ma parole d'honneur! [Это знаменитый князь Андрей? Честное слово!] – Она засмеялась. – Он так везде принят. Он очень легко может быть и флигель адъютантом. Вы знаете, государь очень милостиво говорил с ним. Мы с Анет говорили, это очень легко было бы устроить. Как вы думаете?
Пьер посмотрел на князя Андрея и, заметив, что разговор этот не нравился его другу, ничего не отвечал.
– Когда вы едете? – спросил он.
– Ah! ne me parlez pas de ce depart, ne m'en parlez pas. Je ne veux pas en entendre parler, [Ах, не говорите мне про этот отъезд! Я не хочу про него слышать,] – заговорила княгиня таким капризно игривым тоном, каким она говорила с Ипполитом в гостиной, и который так, очевидно, не шел к семейному кружку, где Пьер был как бы членом. – Сегодня, когда я подумала, что надо прервать все эти дорогие отношения… И потом, ты знаешь, Andre? – Она значительно мигнула мужу. – J'ai peur, j'ai peur! [Мне страшно, мне страшно!] – прошептала она, содрогаясь спиною.
Муж посмотрел на нее с таким видом, как будто он был удивлен, заметив, что кто то еще, кроме его и Пьера, находился в комнате; и он с холодною учтивостью вопросительно обратился к жене:
– Чего ты боишься, Лиза? Я не могу понять, – сказал он.
– Вот как все мужчины эгоисты; все, все эгоисты! Сам из за своих прихотей, Бог знает зачем, бросает меня, запирает в деревню одну.
– С отцом и сестрой, не забудь, – тихо сказал князь Андрей.
– Всё равно одна, без моих друзей… И хочет, чтобы я не боялась.
Тон ее уже был ворчливый, губка поднялась, придавая лицу не радостное, а зверское, беличье выраженье. Она замолчала, как будто находя неприличным говорить при Пьере про свою беременность, тогда как в этом и состояла сущность дела.
– Всё таки я не понял, de quoi vous avez peur, [Чего ты боишься,] – медлительно проговорил князь Андрей, не спуская глаз с жены.
Княгиня покраснела и отчаянно взмахнула руками.
– Non, Andre, je dis que vous avez tellement, tellement change… [Нет, Андрей, я говорю: ты так, так переменился…]
– Твой доктор велит тебе раньше ложиться, – сказал князь Андрей. – Ты бы шла спать.
Княгиня ничего не сказала, и вдруг короткая с усиками губка задрожала; князь Андрей, встав и пожав плечами, прошел по комнате.
Пьер удивленно и наивно смотрел через очки то на него, то на княгиню и зашевелился, как будто он тоже хотел встать, но опять раздумывал.
– Что мне за дело, что тут мсье Пьер, – вдруг сказала маленькая княгиня, и хорошенькое лицо ее вдруг распустилось в слезливую гримасу. – Я тебе давно хотела сказать, Andre: за что ты ко мне так переменился? Что я тебе сделала? Ты едешь в армию, ты меня не жалеешь. За что?
– Lise! – только сказал князь Андрей; но в этом слове были и просьба, и угроза, и, главное, уверение в том, что она сама раскается в своих словах; но она торопливо продолжала:
– Ты обращаешься со мной, как с больною или с ребенком. Я всё вижу. Разве ты такой был полгода назад?
– Lise, я прошу вас перестать, – сказал князь Андрей еще выразительнее.
Пьер, всё более и более приходивший в волнение во время этого разговора, встал и подошел к княгине. Он, казалось, не мог переносить вида слез и сам готов был заплакать.
– Успокойтесь, княгиня. Вам это так кажется, потому что я вас уверяю, я сам испытал… отчего… потому что… Нет, извините, чужой тут лишний… Нет, успокойтесь… Прощайте…
Князь Андрей остановил его за руку.
– Нет, постой, Пьер. Княгиня так добра, что не захочет лишить меня удовольствия провести с тобою вечер.
– Нет, он только о себе думает, – проговорила княгиня, не удерживая сердитых слез.
– Lise, – сказал сухо князь Андрей, поднимая тон на ту степень, которая показывает, что терпение истощено.
Вдруг сердитое беличье выражение красивого личика княгини заменилось привлекательным и возбуждающим сострадание выражением страха; она исподлобья взглянула своими прекрасными глазками на мужа, и на лице ее показалось то робкое и признающееся выражение, какое бывает у собаки, быстро, но слабо помахивающей опущенным хвостом.
– Mon Dieu, mon Dieu! [Боже мой, Боже мой!] – проговорила княгиня и, подобрав одною рукой складку платья, подошла к мужу и поцеловала его в лоб.
– Bonsoir, Lise, [Доброй ночи, Лиза,] – сказал князь Андрей, вставая и учтиво, как у посторонней, целуя руку.


Друзья молчали. Ни тот, ни другой не начинал говорить. Пьер поглядывал на князя Андрея, князь Андрей потирал себе лоб своею маленькою рукой.
– Пойдем ужинать, – сказал он со вздохом, вставая и направляясь к двери.
Они вошли в изящно, заново, богато отделанную столовую. Всё, от салфеток до серебра, фаянса и хрусталя, носило на себе тот особенный отпечаток новизны, который бывает в хозяйстве молодых супругов. В середине ужина князь Андрей облокотился и, как человек, давно имеющий что нибудь на сердце и вдруг решающийся высказаться, с выражением нервного раздражения, в каком Пьер никогда еще не видал своего приятеля, начал говорить:
– Никогда, никогда не женись, мой друг; вот тебе мой совет: не женись до тех пор, пока ты не скажешь себе, что ты сделал всё, что мог, и до тех пор, пока ты не перестанешь любить ту женщину, какую ты выбрал, пока ты не увидишь ее ясно; а то ты ошибешься жестоко и непоправимо. Женись стариком, никуда негодным… А то пропадет всё, что в тебе есть хорошего и высокого. Всё истратится по мелочам. Да, да, да! Не смотри на меня с таким удивлением. Ежели ты ждешь от себя чего нибудь впереди, то на каждом шагу ты будешь чувствовать, что для тебя всё кончено, всё закрыто, кроме гостиной, где ты будешь стоять на одной доске с придворным лакеем и идиотом… Да что!…
Он энергически махнул рукой.
Пьер снял очки, отчего лицо его изменилось, еще более выказывая доброту, и удивленно глядел на друга.
– Моя жена, – продолжал князь Андрей, – прекрасная женщина. Это одна из тех редких женщин, с которою можно быть покойным за свою честь; но, Боже мой, чего бы я не дал теперь, чтобы не быть женатым! Это я тебе одному и первому говорю, потому что я люблю тебя.
Князь Андрей, говоря это, был еще менее похож, чем прежде, на того Болконского, который развалившись сидел в креслах Анны Павловны и сквозь зубы, щурясь, говорил французские фразы. Его сухое лицо всё дрожало нервическим оживлением каждого мускула; глаза, в которых прежде казался потушенным огонь жизни, теперь блестели лучистым, ярким блеском. Видно было, что чем безжизненнее казался он в обыкновенное время, тем энергичнее был он в эти минуты почти болезненного раздражения.
– Ты не понимаешь, отчего я это говорю, – продолжал он. – Ведь это целая история жизни. Ты говоришь, Бонапарте и его карьера, – сказал он, хотя Пьер и не говорил про Бонапарте. – Ты говоришь Бонапарте; но Бонапарте, когда он работал, шаг за шагом шел к цели, он был свободен, у него ничего не было, кроме его цели, – и он достиг ее. Но свяжи себя с женщиной – и как скованный колодник, теряешь всякую свободу. И всё, что есть в тебе надежд и сил, всё только тяготит и раскаянием мучает тебя. Гостиные, сплетни, балы, тщеславие, ничтожество – вот заколдованный круг, из которого я не могу выйти. Я теперь отправляюсь на войну, на величайшую войну, какая только бывала, а я ничего не знаю и никуда не гожусь. Je suis tres aimable et tres caustique, [Я очень мил и очень едок,] – продолжал князь Андрей, – и у Анны Павловны меня слушают. И это глупое общество, без которого не может жить моя жена, и эти женщины… Ежели бы ты только мог знать, что это такое toutes les femmes distinguees [все эти женщины хорошего общества] и вообще женщины! Отец мой прав. Эгоизм, тщеславие, тупоумие, ничтожество во всем – вот женщины, когда показываются все так, как они есть. Посмотришь на них в свете, кажется, что что то есть, а ничего, ничего, ничего! Да, не женись, душа моя, не женись, – кончил князь Андрей.
– Мне смешно, – сказал Пьер, – что вы себя, вы себя считаете неспособным, свою жизнь – испорченною жизнью. У вас всё, всё впереди. И вы…
Он не сказал, что вы , но уже тон его показывал, как высоко ценит он друга и как много ждет от него в будущем.
«Как он может это говорить!» думал Пьер. Пьер считал князя Андрея образцом всех совершенств именно оттого, что князь Андрей в высшей степени соединял все те качества, которых не было у Пьера и которые ближе всего можно выразить понятием – силы воли. Пьер всегда удивлялся способности князя Андрея спокойного обращения со всякого рода людьми, его необыкновенной памяти, начитанности (он всё читал, всё знал, обо всем имел понятие) и больше всего его способности работать и учиться. Ежели часто Пьера поражало в Андрее отсутствие способности мечтательного философствования (к чему особенно был склонен Пьер), то и в этом он видел не недостаток, а силу.
В самых лучших, дружеских и простых отношениях лесть или похвала необходимы, как подмазка необходима для колес, чтоб они ехали.
– Je suis un homme fini, [Я человек конченный,] – сказал князь Андрей. – Что обо мне говорить? Давай говорить о тебе, – сказал он, помолчав и улыбнувшись своим утешительным мыслям.
Улыбка эта в то же мгновение отразилась на лице Пьера.
– А обо мне что говорить? – сказал Пьер, распуская свой рот в беззаботную, веселую улыбку. – Что я такое? Je suis un batard [Я незаконный сын!] – И он вдруг багрово покраснел. Видно было, что он сделал большое усилие, чтобы сказать это. – Sans nom, sans fortune… [Без имени, без состояния…] И что ж, право… – Но он не сказал, что право . – Я cвободен пока, и мне хорошо. Я только никак не знаю, что мне начать. Я хотел серьезно посоветоваться с вами.
Князь Андрей добрыми глазами смотрел на него. Но во взгляде его, дружеском, ласковом, всё таки выражалось сознание своего превосходства.
– Ты мне дорог, особенно потому, что ты один живой человек среди всего нашего света. Тебе хорошо. Выбери, что хочешь; это всё равно. Ты везде будешь хорош, но одно: перестань ты ездить к этим Курагиным, вести эту жизнь. Так это не идет тебе: все эти кутежи, и гусарство, и всё…
– Que voulez vous, mon cher, – сказал Пьер, пожимая плечами, – les femmes, mon cher, les femmes! [Что вы хотите, дорогой мой, женщины, дорогой мой, женщины!]
– Не понимаю, – отвечал Андрей. – Les femmes comme il faut, [Порядочные женщины,] это другое дело; но les femmes Курагина, les femmes et le vin, [женщины Курагина, женщины и вино,] не понимаю!
Пьер жил y князя Василия Курагина и участвовал в разгульной жизни его сына Анатоля, того самого, которого для исправления собирались женить на сестре князя Андрея.
– Знаете что, – сказал Пьер, как будто ему пришла неожиданно счастливая мысль, – серьезно, я давно это думал. С этою жизнью я ничего не могу ни решить, ни обдумать. Голова болит, денег нет. Нынче он меня звал, я не поеду.
– Дай мне честное слово, что ты не будешь ездить?
– Честное слово!


Уже был второй час ночи, когда Пьер вышел oт своего друга. Ночь была июньская, петербургская, бессумрачная ночь. Пьер сел в извозчичью коляску с намерением ехать домой. Но чем ближе он подъезжал, тем более он чувствовал невозможность заснуть в эту ночь, походившую более на вечер или на утро. Далеко было видно по пустым улицам. Дорогой Пьер вспомнил, что у Анатоля Курагина нынче вечером должно было собраться обычное игорное общество, после которого обыкновенно шла попойка, кончавшаяся одним из любимых увеселений Пьера.
«Хорошо бы было поехать к Курагину», подумал он.
Но тотчас же он вспомнил данное князю Андрею честное слово не бывать у Курагина. Но тотчас же, как это бывает с людьми, называемыми бесхарактерными, ему так страстно захотелось еще раз испытать эту столь знакомую ему беспутную жизнь, что он решился ехать. И тотчас же ему пришла в голову мысль, что данное слово ничего не значит, потому что еще прежде, чем князю Андрею, он дал также князю Анатолю слово быть у него; наконец, он подумал, что все эти честные слова – такие условные вещи, не имеющие никакого определенного смысла, особенно ежели сообразить, что, может быть, завтра же или он умрет или случится с ним что нибудь такое необыкновенное, что не будет уже ни честного, ни бесчестного. Такого рода рассуждения, уничтожая все его решения и предположения, часто приходили к Пьеру. Он поехал к Курагину.
Подъехав к крыльцу большого дома у конно гвардейских казарм, в которых жил Анатоль, он поднялся на освещенное крыльцо, на лестницу, и вошел в отворенную дверь. В передней никого не было; валялись пустые бутылки, плащи, калоши; пахло вином, слышался дальний говор и крик.
Игра и ужин уже кончились, но гости еще не разъезжались. Пьер скинул плащ и вошел в первую комнату, где стояли остатки ужина и один лакей, думая, что его никто не видит, допивал тайком недопитые стаканы. Из третьей комнаты слышались возня, хохот, крики знакомых голосов и рев медведя.
Человек восемь молодых людей толпились озабоченно около открытого окна. Трое возились с молодым медведем, которого один таскал на цепи, пугая им другого.
– Держу за Стивенса сто! – кричал один.
– Смотри не поддерживать! – кричал другой.
– Я за Долохова! – кричал третий. – Разними, Курагин.
– Ну, бросьте Мишку, тут пари.
– Одним духом, иначе проиграно, – кричал четвертый.
– Яков, давай бутылку, Яков! – кричал сам хозяин, высокий красавец, стоявший посреди толпы в одной тонкой рубашке, раскрытой на средине груди. – Стойте, господа. Вот он Петруша, милый друг, – обратился он к Пьеру.
Другой голос невысокого человека, с ясными голубыми глазами, особенно поражавший среди этих всех пьяных голосов своим трезвым выражением, закричал от окна: «Иди сюда – разойми пари!» Это был Долохов, семеновский офицер, известный игрок и бретёр, живший вместе с Анатолем. Пьер улыбался, весело глядя вокруг себя.
– Ничего не понимаю. В чем дело?
– Стойте, он не пьян. Дай бутылку, – сказал Анатоль и, взяв со стола стакан, подошел к Пьеру.
– Прежде всего пей.
Пьер стал пить стакан за стаканом, исподлобья оглядывая пьяных гостей, которые опять столпились у окна, и прислушиваясь к их говору. Анатоль наливал ему вино и рассказывал, что Долохов держит пари с англичанином Стивенсом, моряком, бывшим тут, в том, что он, Долохов, выпьет бутылку рому, сидя на окне третьего этажа с опущенными наружу ногами.
– Ну, пей же всю! – сказал Анатоль, подавая последний стакан Пьеру, – а то не пущу!
– Нет, не хочу, – сказал Пьер, отталкивая Анатоля, и подошел к окну.
Долохов держал за руку англичанина и ясно, отчетливо выговаривал условия пари, обращаясь преимущественно к Анатолю и Пьеру.
Долохов был человек среднего роста, курчавый и с светлыми, голубыми глазами. Ему было лет двадцать пять. Он не носил усов, как и все пехотные офицеры, и рот его, самая поразительная черта его лица, был весь виден. Линии этого рта были замечательно тонко изогнуты. В средине верхняя губа энергически опускалась на крепкую нижнюю острым клином, и в углах образовывалось постоянно что то вроде двух улыбок, по одной с каждой стороны; и всё вместе, а особенно в соединении с твердым, наглым, умным взглядом, составляло впечатление такое, что нельзя было не заметить этого лица. Долохов был небогатый человек, без всяких связей. И несмотря на то, что Анатоль проживал десятки тысяч, Долохов жил с ним и успел себя поставить так, что Анатоль и все знавшие их уважали Долохова больше, чем Анатоля. Долохов играл во все игры и почти всегда выигрывал. Сколько бы он ни пил, он никогда не терял ясности головы. И Курагин, и Долохов в то время были знаменитостями в мире повес и кутил Петербурга.
Бутылка рому была принесена; раму, не пускавшую сесть на наружный откос окна, выламывали два лакея, видимо торопившиеся и робевшие от советов и криков окружавших господ.
Анатоль с своим победительным видом подошел к окну. Ему хотелось сломать что нибудь. Он оттолкнул лакеев и потянул раму, но рама не сдавалась. Он разбил стекло.
– Ну ка ты, силач, – обратился он к Пьеру.
Пьер взялся за перекладины, потянул и с треском выворотип дубовую раму.
– Всю вон, а то подумают, что я держусь, – сказал Долохов.
– Англичанин хвастает… а?… хорошо?… – говорил Анатоль.
– Хорошо, – сказал Пьер, глядя на Долохова, который, взяв в руки бутылку рома, подходил к окну, из которого виднелся свет неба и сливавшихся на нем утренней и вечерней зари.
Долохов с бутылкой рома в руке вскочил на окно. «Слушать!»
крикнул он, стоя на подоконнике и обращаясь в комнату. Все замолчали.
– Я держу пари (он говорил по французски, чтоб его понял англичанин, и говорил не слишком хорошо на этом языке). Держу пари на пятьдесят империалов, хотите на сто? – прибавил он, обращаясь к англичанину.
– Нет, пятьдесят, – сказал англичанин.
– Хорошо, на пятьдесят империалов, – что я выпью бутылку рома всю, не отнимая ото рта, выпью, сидя за окном, вот на этом месте (он нагнулся и показал покатый выступ стены за окном) и не держась ни за что… Так?…
– Очень хорошо, – сказал англичанин.
Анатоль повернулся к англичанину и, взяв его за пуговицу фрака и сверху глядя на него (англичанин был мал ростом), начал по английски повторять ему условия пари.
– Постой! – закричал Долохов, стуча бутылкой по окну, чтоб обратить на себя внимание. – Постой, Курагин; слушайте. Если кто сделает то же, то я плачу сто империалов. Понимаете?
Англичанин кивнул головой, не давая никак разуметь, намерен ли он или нет принять это новое пари. Анатоль не отпускал англичанина и, несмотря на то что тот, кивая, давал знать что он всё понял, Анатоль переводил ему слова Долохова по английски. Молодой худощавый мальчик, лейб гусар, проигравшийся в этот вечер, взлез на окно, высунулся и посмотрел вниз.
– У!… у!… у!… – проговорил он, глядя за окно на камень тротуара.
– Смирно! – закричал Долохов и сдернул с окна офицера, который, запутавшись шпорами, неловко спрыгнул в комнату.
Поставив бутылку на подоконник, чтобы было удобно достать ее, Долохов осторожно и тихо полез в окно. Спустив ноги и расперевшись обеими руками в края окна, он примерился, уселся, опустил руки, подвинулся направо, налево и достал бутылку. Анатоль принес две свечки и поставил их на подоконник, хотя было уже совсем светло. Спина Долохова в белой рубашке и курчавая голова его были освещены с обеих сторон. Все столпились у окна. Англичанин стоял впереди. Пьер улыбался и ничего не говорил. Один из присутствующих, постарше других, с испуганным и сердитым лицом, вдруг продвинулся вперед и хотел схватить Долохова за рубашку.
– Господа, это глупости; он убьется до смерти, – сказал этот более благоразумный человек.
Анатоль остановил его:
– Не трогай, ты его испугаешь, он убьется. А?… Что тогда?… А?…
Долохов обернулся, поправляясь и опять расперевшись руками.
– Ежели кто ко мне еще будет соваться, – сказал он, редко пропуская слова сквозь стиснутые и тонкие губы, – я того сейчас спущу вот сюда. Ну!…