Свечение моря (1492)

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск

Свечение моря 1492 года — свечение неизвестного происхождения, наблюдавшееся 11 октября 1492 года во время первого путешествия Христофора Колумба некоторыми членами экипажей кораблей «Санта-Мария», «Пинта» и, возможно, «Нинья» незадолго до прибытия на остров Гуанахани. Свечение упоминается в судовом журнале Христофора Колумба, его жизнеописании, составленном сыном Фердинандом, материалах судебного разбирательства о владении Верагуа и некоторых других источниках[1].

Колумб описывает свет как «небольшую восковую свечу, которая возникает из глубины и поднимается, что в какой-то степени, казалось, было признаком суши»[2]. Он получил королевское вознаграждение за сообщение о свечении[3]. Его сын Фердинанд также характеризовал его как свечу, которая поднимается вверх и опускается вниз. Свечение наблюдалось в 10 часов вечера при первой четверти Луны[4].

В качестве возможных объяснений свечения предлагается версия искусственного происхождения (например, что это могли быть видневшиеся вдали факелы живущих на Гуанахани индейцев или же свет с более восточного острова[5]) и версия наблюдения биолюминесценции простейших. Последняя версия подвергается критике ввиду точечности описанного свечения[6]. Несмотря на то, что самки обитающего в этих водах кольчатого червя Odontosyllis enopla способны в течение короткого времени излучать свет, подобный описанному Колумбом[7], было доказано, что период их свечения составляет лишь несколько дней после полнолуния[8], что не соответствует условиям, в которых наблюдал свечение Колумб.

Напишите отзыв о статье "Свечение моря (1492)"



Примечания

  1. [www.millersville.edu/~columbus/data/art/MARVEL01.ART Columbus: The Light of 11 October, 1492]. The Islands' Sun (March–April 1990). Проверено 24 мая 2010. [web.archive.org/web/20080907085314/www.millersville.edu/~columbus/data/art/MARVEL01.ART Архивировано из первоисточника 7 сентября 2008].
  2. [www.swarthmore.edu/SocSci/bdorsey1/41docs/01-col.html Christopher Columbus, Journal (1492)]. Swarthmore College. Проверено 24 мая 2010.
  3. Washington Irving. The life and voyages of Christopher Columbus: together with the voyages of his companions, Volume 3, Murray, 1849, p. 369
  4. Christopher Columbus, Sir Clement Robert Markham. The journal of Christopher Columbus: (during his first voyage, 1492-93), Ayer Publishing, 1972, p. 36
  5. Pickering, Keith A. (1994). [www.dioi.org/vols/w41.pdf Columbus’s Plana Landfall]. Dio 4:1, 14-23
  6. [www.columbusnavigation.com/lclog2.shtml The Light of October 11]. Columbus Navigation. Проверено 24 мая 2010.
  7. Crawshay, L.R. (1935). Possible bearing of a luminous syllid on the question of the landfall of Columbus. Nature 136:559-560.
  8. Gaston, Gary, and Jennifer Hall (2000). Lunar periodicity and bioluminescence of swarming Odonotsyllis luminosa (Polychaeta: syllidae) in Belize. Gulf and Caribbean Research 12:47-51.

Отрывок, характеризующий Свечение моря (1492)

– И оттого, – продолжал Пьер, – что только тот человек, который верит в то, что есть бог, управляющий нами, может перенести такую потерю, как ее и… ваша, – сказал Пьер.
Наташа раскрыла уже рот, желая сказать что то, но вдруг остановилась. Пьер поспешил отвернуться от нее и обратился опять к княжне Марье с вопросом о последних днях жизни своего друга. Смущение Пьера теперь почти исчезло; но вместе с тем он чувствовал, что исчезла вся его прежняя свобода. Он чувствовал, что над каждым его словом, действием теперь есть судья, суд, который дороже ему суда всех людей в мире. Он говорил теперь и вместе с своими словами соображал то впечатление, которое производили его слова на Наташу. Он не говорил нарочно того, что бы могло понравиться ей; но, что бы он ни говорил, он с ее точки зрения судил себя.
Княжна Марья неохотно, как это всегда бывает, начала рассказывать про то положение, в котором она застала князя Андрея. Но вопросы Пьера, его оживленно беспокойный взгляд, его дрожащее от волнения лицо понемногу заставили ее вдаться в подробности, которые она боялась для самой себя возобновлять в воображенье.
– Да, да, так, так… – говорил Пьер, нагнувшись вперед всем телом над княжной Марьей и жадно вслушиваясь в ее рассказ. – Да, да; так он успокоился? смягчился? Он так всеми силами души всегда искал одного; быть вполне хорошим, что он не мог бояться смерти. Недостатки, которые были в нем, – если они были, – происходили не от него. Так он смягчился? – говорил Пьер. – Какое счастье, что он свиделся с вами, – сказал он Наташе, вдруг обращаясь к ней и глядя на нее полными слез глазами.
Лицо Наташи вздрогнуло. Она нахмурилась и на мгновенье опустила глаза. С минуту она колебалась: говорить или не говорить?
– Да, это было счастье, – сказала она тихим грудным голосом, – для меня наверное это было счастье. – Она помолчала. – И он… он… он говорил, что он желал этого, в ту минуту, как я пришла к нему… – Голос Наташи оборвался. Она покраснела, сжала руки на коленах и вдруг, видимо сделав усилие над собой, подняла голову и быстро начала говорить:
– Мы ничего не знали, когда ехали из Москвы. Я не смела спросить про него. И вдруг Соня сказала мне, что он с нами. Я ничего не думала, не могла представить себе, в каком он положении; мне только надо было видеть его, быть с ним, – говорила она, дрожа и задыхаясь. И, не давая перебивать себя, она рассказала то, чего она еще никогда, никому не рассказывала: все то, что она пережила в те три недели их путешествия и жизни в Ярославль.