Свободное государство Мекленбург-Штрелиц

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Свободное государство Мекленбург-Штрелиц
Freistaat Mecklenburg-Strelitz

1918 — 1933



Флаг герб с 1921 года

Мекленбург-Штрелиц в составе Германской империи
Столица Нойштрелиц
Форма правления республика
К:Появились в 1918 годуК:Исчезли в 1933 году

Свободное государство Мекленбург-Штрелиц (нем. Freistaat Mecklenburg-Strelitz) — свободное государство, образованное на месте великого герцогства Мекленбург-Стрелиц после ноябрьской революции 1918 года в Германии.



История

14 ноября 1918 года великий герцог Мекленбург-Шверина Фридрих Франц IV, правивший Мекленбург-Стрелицем как регент вместо Карла Михаила, отрёкся от престола, и герцогство было преобразовано в республику («свободное государство»), столицей которой стала бывшая герцогская резиденция Нойштрелиц. Избранное 15 декабря 1918 года Конституционное Собрание (Verfassunggebenden Versammlung), приняло конституцию превратившую Мекленбург-Штрелиц в парламентскую демократию. Вскоре выяснилось, что эта одна из самых маленьких республик в составе Германской империи является финансово несостоятельной; остатки герцогской казны были израсходованы в 1926 году. Правительство Мекленбург-Штрелица попыталось через Верховный суд добиться соглашения с правительством Мекленбург-Шверина относительно прав собственности на бывшие герцогские владения, но попытка не увенчалась успехом; более того, Мекленбург-Шверин возобновил спор двухсотлетней давности, возбудив в Верховном суде Германской империи дело о незаконности выделения в 1701 году Мекленбург-Стрелица в отдельное герцогство.

Спор между двумя частями Мекленбурга был решён после прихода к власти в Германии нацистов: 1 января 1934 года Мекленбург-Штрелиц и Мекленбург-Шверин были соединены в единую административную единицу Мекленбург.

Система управления

Законодательный орган — земельное собрание (Landtag), состоявшее из 25 депутатов, избиравшиеся народом по пропорциональной системе сроком на 4 года, постоянно-действующий орган — земельный комитет (Landesausschuß), состоявший из семи членов, избиравшихся земельным собранием, исполнительный орган — государственное правительство (Staatsministerium), состоявший из государственных министров (Staatsminister), назначавшиеся председателем земельного собрания и нёсший ответственность перед земельным собранием.

Напишите отзыв о статье "Свободное государство Мекленбург-Штрелиц"

Ссылки

  • [www.verfassungen.de/de/mv/mecklenburgstrelitz23.htm Конституция]

Отрывок, характеризующий Свободное государство Мекленбург-Штрелиц

– Ежели бы все воевали только по своим убеждениям, войны бы не было, – сказал он.
– Это то и было бы прекрасно, – сказал Пьер.
Князь Андрей усмехнулся.
– Очень может быть, что это было бы прекрасно, но этого никогда не будет…
– Ну, для чего вы идете на войну? – спросил Пьер.
– Для чего? я не знаю. Так надо. Кроме того я иду… – Oн остановился. – Я иду потому, что эта жизнь, которую я веду здесь, эта жизнь – не по мне!


В соседней комнате зашумело женское платье. Как будто очнувшись, князь Андрей встряхнулся, и лицо его приняло то же выражение, какое оно имело в гостиной Анны Павловны. Пьер спустил ноги с дивана. Вошла княгиня. Она была уже в другом, домашнем, но столь же элегантном и свежем платье. Князь Андрей встал, учтиво подвигая ей кресло.
– Отчего, я часто думаю, – заговорила она, как всегда, по французски, поспешно и хлопотливо усаживаясь в кресло, – отчего Анет не вышла замуж? Как вы все глупы, messurs, что на ней не женились. Вы меня извините, но вы ничего не понимаете в женщинах толку. Какой вы спорщик, мсье Пьер.
– Я и с мужем вашим всё спорю; не понимаю, зачем он хочет итти на войну, – сказал Пьер, без всякого стеснения (столь обыкновенного в отношениях молодого мужчины к молодой женщине) обращаясь к княгине.
Княгиня встрепенулась. Видимо, слова Пьера затронули ее за живое.
– Ах, вот я то же говорю! – сказала она. – Я не понимаю, решительно не понимаю, отчего мужчины не могут жить без войны? Отчего мы, женщины, ничего не хотим, ничего нам не нужно? Ну, вот вы будьте судьею. Я ему всё говорю: здесь он адъютант у дяди, самое блестящее положение. Все его так знают, так ценят. На днях у Апраксиных я слышала, как одна дама спрашивает: «c'est ca le fameux prince Andre?» Ma parole d'honneur! [Это знаменитый князь Андрей? Честное слово!] – Она засмеялась. – Он так везде принят. Он очень легко может быть и флигель адъютантом. Вы знаете, государь очень милостиво говорил с ним. Мы с Анет говорили, это очень легко было бы устроить. Как вы думаете?
Пьер посмотрел на князя Андрея и, заметив, что разговор этот не нравился его другу, ничего не отвечал.
– Когда вы едете? – спросил он.
– Ah! ne me parlez pas de ce depart, ne m'en parlez pas. Je ne veux pas en entendre parler, [Ах, не говорите мне про этот отъезд! Я не хочу про него слышать,] – заговорила княгиня таким капризно игривым тоном, каким она говорила с Ипполитом в гостиной, и который так, очевидно, не шел к семейному кружку, где Пьер был как бы членом. – Сегодня, когда я подумала, что надо прервать все эти дорогие отношения… И потом, ты знаешь, Andre? – Она значительно мигнула мужу. – J'ai peur, j'ai peur! [Мне страшно, мне страшно!] – прошептала она, содрогаясь спиною.
Муж посмотрел на нее с таким видом, как будто он был удивлен, заметив, что кто то еще, кроме его и Пьера, находился в комнате; и он с холодною учтивостью вопросительно обратился к жене:
– Чего ты боишься, Лиза? Я не могу понять, – сказал он.
– Вот как все мужчины эгоисты; все, все эгоисты! Сам из за своих прихотей, Бог знает зачем, бросает меня, запирает в деревню одну.
– С отцом и сестрой, не забудь, – тихо сказал князь Андрей.
– Всё равно одна, без моих друзей… И хочет, чтобы я не боялась.
Тон ее уже был ворчливый, губка поднялась, придавая лицу не радостное, а зверское, беличье выраженье. Она замолчала, как будто находя неприличным говорить при Пьере про свою беременность, тогда как в этом и состояла сущность дела.
– Всё таки я не понял, de quoi vous avez peur, [Чего ты боишься,] – медлительно проговорил князь Андрей, не спуская глаз с жены.
Княгиня покраснела и отчаянно взмахнула руками.
– Non, Andre, je dis que vous avez tellement, tellement change… [Нет, Андрей, я говорю: ты так, так переменился…]
– Твой доктор велит тебе раньше ложиться, – сказал князь Андрей. – Ты бы шла спать.
Княгиня ничего не сказала, и вдруг короткая с усиками губка задрожала; князь Андрей, встав и пожав плечами, прошел по комнате.
Пьер удивленно и наивно смотрел через очки то на него, то на княгиню и зашевелился, как будто он тоже хотел встать, но опять раздумывал.
– Что мне за дело, что тут мсье Пьер, – вдруг сказала маленькая княгиня, и хорошенькое лицо ее вдруг распустилось в слезливую гримасу. – Я тебе давно хотела сказать, Andre: за что ты ко мне так переменился? Что я тебе сделала? Ты едешь в армию, ты меня не жалеешь. За что?
– Lise! – только сказал князь Андрей; но в этом слове были и просьба, и угроза, и, главное, уверение в том, что она сама раскается в своих словах; но она торопливо продолжала:
– Ты обращаешься со мной, как с больною или с ребенком. Я всё вижу. Разве ты такой был полгода назад?
– Lise, я прошу вас перестать, – сказал князь Андрей еще выразительнее.
Пьер, всё более и более приходивший в волнение во время этого разговора, встал и подошел к княгине. Он, казалось, не мог переносить вида слез и сам готов был заплакать.
– Успокойтесь, княгиня. Вам это так кажется, потому что я вас уверяю, я сам испытал… отчего… потому что… Нет, извините, чужой тут лишний… Нет, успокойтесь… Прощайте…