Святая Этельдреда

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Святая Этельдреда
англ. Æthelthryth, Etheldreda

Статуя Святой Этельдреды в Кафедральном соборе Или
Рождение

630(0630)
Саффолк

Смерть

23 июня 679(0679-06-23)
Или, Кембриджшир

Святая Этельдреда (Этельфрида, Этельтрит, англ. Æthelthryth, Etheldreda; 630-е, Саффолк — 23 июня 679, Или, Кембриджшир) — англо-саксонская святая VII века. Часто упоминается с уменьшительным именем — «Святая Одри» (англ. Saint Audrey).

Почитается в православии — 23 июня (6 июля).





Биография

Точные её место и дата рождения неизвестны. Считается, что родилась Этельтрит в 636 году в Экснинге (англ.) на территории современного графства Саффолк в семье короля Восточной Англии Анны. В 652 году Этельдреда сочеталась браком с Тонбертом, о жизни которого практически ничего не известно, кроме того как он умер в 655 году. Тонберт был набожен, и с уважением отнесся к обету вечной девственности, который Этельдреда дала до вступления с ним в брак. Все три года супруги жили в воздержании. В 660 году Этельдреда сочеталась новым браком с Эгфритом, королём Нортумбрии, но также жила в воздержании. Новый супруг не отличался набожностью и требовал исполнения супружеского долга. Этельдреде удалось сбежать от настойчивого мужа благодаря чуду. Согласно легенде, благодаря приливу. По другой версии, из её трости, воткнутой в землю, вырос ясень, за которым Этельдреда укрылась от супруга.

В 671 или 672 году Этельдреда стала аббатисой Или, который она получила в после смерти первого мужа, вела праведную жизнь, основала в городе церковь с монастырём в 673 году[1], которые позже, в IX веке, были разрушены викингами, но на их месте в XI веке началось строительство кафедрального собора, в котором Святая Этельдреда была захоронена, как и её сестра, св. Витбурга (англ.) (Wihtburh).

Память

В Лондоне Святой Этельдреде посвящена церковь, являющаяся старейшей из сохранившихся католических церквей Англии[2].

Часть мощей святой находится в католической церкви в Или. В Колчестере в православном Иоанновском храме имеется придел во имя всех местночтимых святых (Всех Островных Святых), где находится большая икона преподобной Одри.

Напишите отзыв о статье "Святая Этельдреда"

Примечания

  1. [www.krugosvet.ru/enc/kultura_i_obrazovanie/izobrazitelnoe_iskusstvo/ILISKI_SOBOR.html Илийский собор] // Энциклопедия «Кругосвет».
  2. [www.stetheldreda.com/home.html St Etheldreda’s Church]

Ссылки

  • [penelope.uchicago.edu/Thayer/E/Gazetteer/Places/Europe/Great_Britain/England/_Topics/churches/_Texts/KINCAT*/Ely/2.html Ely Cathedral]
  • [drevo-info.ru/articles/6284.html Древо. Этельдреда Илийская]
  • [en.wikisource.org/wiki/Catholic_Encyclopedia_%281913%29/St._Etheldreda Святая Этельдреда] в Католической энциклопедии 1913 года.


Отрывок, характеризующий Святая Этельдреда

Это пултуская битва, которая считается великой победой, но которая совсем не такова, по моему мнению. Мы штатские имеем, как вы знаете, очень дурную привычку решать вопрос о выигрыше или проигрыше сражения. Тот, кто отступил после сражения, тот проиграл его, вот что мы говорим, и судя по этому мы проиграли пултуское сражение. Одним словом, мы отступаем после битвы, но посылаем курьера в Петербург с известием о победе, и генерал Бенигсен не уступает начальствования над армией генералу Буксгевдену, надеясь получить из Петербурга в благодарность за свою победу звание главнокомандующего. Во время этого междуцарствия, мы начинаем очень оригинальный и интересный ряд маневров. План наш не состоит более, как бы он должен был состоять, в том, чтобы избегать или атаковать неприятеля, но только в том, чтобы избегать генерала Буксгевдена, который по праву старшинства должен бы был быть нашим начальником. Мы преследуем эту цель с такой энергией, что даже переходя реку, на которой нет бродов, мы сжигаем мост, с целью отдалить от себя нашего врага, который в настоящее время не Бонапарт, но Буксгевден. Генерал Буксгевден чуть чуть не был атакован и взят превосходными неприятельскими силами, вследствие одного из таких маневров, спасавших нас от него. Буксгевден нас преследует – мы бежим. Только что он перейдет на нашу сторону реки, мы переходим на другую. Наконец враг наш Буксгевден ловит нас и атакует. Оба генерала сердятся и дело доходит до вызова на дуэль со стороны Буксгевдена и припадка падучей болезни со стороны Бенигсена. Но в самую критическую минуту курьер, который возил в Петербург известие о пултуской победе, возвращается и привозит нам назначение главнокомандующего, и первый враг – Буксгевден побежден. Мы теперь можем думать о втором враге – Бонапарте. Но оказывается, что в эту самую минуту возникает перед нами третий враг – православное , которое громкими возгласами требует хлеба, говядины, сухарей, сена, овса, – и мало ли чего еще! Магазины пусты, дороги непроходимы. Православное начинает грабить, и грабёж доходит до такой степени, о которой последняя кампания не могла вам дать ни малейшего понятия. Половина полков образуют вольные команды, которые обходят страну и все предают мечу и пламени. Жители разорены совершенно, больницы завалены больными, и везде голод. Два раза мародеры нападали даже на главную квартиру, и главнокомандующий принужден был взять баталион солдат, чтобы прогнать их. В одно из этих нападений у меня унесли мой пустой чемодан и халат. Государь хочет дать право всем начальникам дивизии расстреливать мародеров, но я очень боюсь, чтобы это не заставило одну половину войска расстрелять другую.]
Князь Андрей сначала читал одними глазами, но потом невольно то, что он читал (несмотря на то, что он знал, на сколько должно было верить Билибину) больше и больше начинало занимать его. Дочитав до этого места, он смял письмо и бросил его. Не то, что он прочел в письме, сердило его, но его сердило то, что эта тамошняя, чуждая для него, жизнь могла волновать его. Он закрыл глаза, потер себе лоб рукою, как будто изгоняя всякое участие к тому, что он читал, и прислушался к тому, что делалось в детской. Вдруг ему показался за дверью какой то странный звук. На него нашел страх; он боялся, не случилось ли чего с ребенком в то время, как он читал письмо. Он на цыпочках подошел к двери детской и отворил ее.
В ту минуту, как он входил, он увидал, что нянька с испуганным видом спрятала что то от него, и что княжны Марьи уже не было у кроватки.