Грожан, Себастьян

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Себастьян Гросжан»)
Перейти к: навигация, поиск
Себастьян Грожан
Гражданство Франция
Место проживания Бока-Ратон, США
Дата рождения 29 мая 1978(1978-05-29) (44 года)
Место рождения Марсель, Франция
Рост 175 см
Вес 72 кг
Начало карьеры 1996
Рабочая рука правая
Удар слева двумя руками
Призовые, долл. 8,131,803
Одиночный разряд
Матчей в/п 341–247
Титулов 4
Наивысшая позиция 4 (28 октября 2002)
Турниры серии Большого шлема
Австралия 1/2 финала (2001)
Франция 1/2 финала (2001)
Уимблдон 1/2 финала (2003, 2004)
США 3-й раунд (2000, 2005, 2007)
Парный разряд
Матчей в/п 82–99
Титулов 5
Наивысшая позиция 52 (12 апреля 2004)
Последнее обновление: 23 апреля 2011

Себастьян Грожа́н (фр. Sébastien René Grosjean, род. 29 мая 1978 года в Марселе, Франция) — французский теннисист.

  • Экс-четвертая ракетка мира в одиночном разряде.
  • Победитель Кубка Дэвиса 2001 в составе сборной Франции
  • Победитель юниорского Roland Garros 1996 года в парном разряде
  • Полуфиналист 4 турниров Большого шлема в одиночном разряде
  • Финалист итогового турнира ATP 2001 года




Общая информация

Его хвалили за изящный стиль и классическую игру. Поклонники ласково прозвали его «Большой Джон» — буквальный перевод его фамилии на английский язык.

27 мая 2010 года в ответ на новую травму он сообщает, что заканчивает карьеру. Семья в настоящее время проживает в Бока-Ратон, Флорида, США, где Себастьян работает тренером в теннисной академии Эверт. Также Себастьян является тренером-консультантом Ришара Гаске[1].

Инвентарь

Во время своей карьеры Себастьян пользовался: одежда и обувь — Lacoste. Ракетка — HEAD Prestige Classic 660.

Спортивная карьера

Ранние годы

Себастьян родился 29 мая 1978 года в Марселе. Когда Себ был маленьким, семья жила в Анхеле (Верхние Альпы), где мальчик начал заниматься лыжами, потом переехала в Pra Loup (Альпы Верхнего Прованса), где Себастьян открыл для себя теннис. Окончательно Грожан решает посвятить свою жизнь теннису в 1987.

В 1990 Себастьян начинает обучение в Boulouris под руководством Патриса Бе и присутствует на финале Кубка Дэвиса 1991. В сентябре 1992 года он поступает в Национальный институт спорта INSEP, но плохо приспосабливается к открытым парижским кортам и испытывает трудности с коленом (Болезнь Осгуда-Шлаттера). Обучение в INSEP грубо прерывается в мае 1994 года: Себастьян Грожан, бывший № 2 своей категории, был признан «слишком маленьким» для тенниса. Тогда он возвращается в Марсель, где занимается с Бернардом Фрицем, который вносит значительные изменения в его форхэнд.

Сотрудничество быстро приносит свои плоды — Себастьян Грожан становится чемпионом Франции среди юниоров в 1995 году. В 1996 году он уже чемпион Европы и юниорского мира, и начинает выигрывать свои первые матчи в мировой классификации, то есть выходит на профессиональный уровень.

1998—1999

Для Себастьяна 1998 год был богат событиями. 16 ноября 1998 года Грожан женился на Мари-Пьер Виллани, и 11 октября 1998 года у них родилась дочь Лола. В спортивной жизни он также преуспел — дебютировал в команде Кубка Дэвиса в Тель Авиве в качестве запасного.

Дальше его взлет как игрока очень быстрый: в 1999 он ставит перед собой цель закончить год в 50 лучших, что и происходит после финала в Мастерсе Sony Ericsson Open, Key Biscayne в апреле. Он также составляет блестящую компанию команде Франции в Кубке Дэвиса, которая проигрывает в финале команде Австралии.

2000—2003

В 2000 он выигрывает свой первый турнир в Ноттингеме, ему недостает тогда еще прорыва на турнире Большого Шлема, которого он достигает, добравшись до полуфинала Открытого чемпионата Австралии 2001 года. В этом сезоне он также доходит до полуфинала Ролан Гаррос (где в 1/4 побеждает Андре Агасси), и выигрывает Мастерс в Париже (в финале в четырех сетах побеждает Евгения Кафельникова). Наконец, он заканчивает этот год исключительным по красоте финалом Кубка Мастерс (побеждает Патрика Рафтера и Андре Агасси и проигрывает в финале Ллейтону Хьюитту) и победой в Кубке Дэвиса (даже проиграв две своих одиночки против Патрика Рафтера и Ллейтона Хьюитта). Он заканчивает год 6-м в мире и логично становится первой ракеткой Франции.

В 2002 рождается его второй ребенок — Том (а в 2006 — третий, дочь Сэм). В плане тенниса 2002 год менее богат, несмотря на четвертьфинал Ролан Гаррос и финал Кубка Дэвиса в Берси, который команда Франции проигрывает России (он обыгрывает Евгения Кафельникова, но ничего не может противопоставить Марату Сафину).

2003 он находится в топ-10 благодаря четвертьфиналу Открытого чемпионата Австралии и полуфиналу на Уимблдоне.

2004—2007

В 2004 году он повторяет эти два достижения, но менее регулярно выступает на других турнирах из-за череды травм и поэтому начинает падать в рейтинге. Следующие показатели на главных турнирах года — два четвертьфинала — Уимблдон 2005 и Открытый чемпионат Австралии 2006. В 2007, несмотря на скорее бледный сезон, он выигрывает еще один титул в туре, впервые с 2002 года, в Лионе, победив в финале другого француза Марка Жикеля (7-6 6-4). Также на этом турнире он празднует победу и в паре с Жо-Вилфредом Тсонга (против которого играл в полуфинале одиночки).

2008 — окончание карьеры

Себастьян Грожан был последним французом, выигравшим Мастерс до 2008 года. Тогда его сменил Жо-Вилфред Тсонга, который победил также на Мастерсе в Париже.

Сезон 2008 был катастрофическим из-за постоянно возникающих проблем в правом плече. После безрезультатного восстановления в Святом-Рафаэле, он должен был решиться на проведение операции в декабре 2008 года. Операция прошла по плану. Возвращение Себастьяна происходит в июле 2009 года на турнире Queens, который является подготовкой в Уимблдону. В Open de Moselle он побеждает француза Николя Маю в первом круге, но во втором проигрывает 13-й ракетке Гаэлю Монфису.

Финалы турниров ATP за карьеру (20)

Одиночный разряд (4)

Титулы (победа/финал)
Турниры Большого Шлема (0)
Кубок Мастерс /
Финал Мирового тура (0/1)
Олимпийские игры (0)
Турниры серии Masters /
Мировой тур Мастерс 1000 (1/1)
International series Gold /
Мировой тур 500 (0/1)
International series /
Мировой тур 250 (3/6)
Титулы по покрытиям
Хард, в том числе в зале (3/4)
Грунт (0/3)
Трава (1/2)
Дата Турнир Покрытие Соперник в финале Счёт
1. 19 июн 2000 Ноттингем, Великобритания Трава Байрон Блэк 7-6 6-3
2. 29 октября 2001 Париж, Франция Хард Евгений Кафельников 7-6 6-1 6-7 6-4
3. 27 окт 2002 Санкт-Петербург, Россия Ковёр Михаил Южный 7-5 6-4
4. 22 окт 2007 Лион, Франция Ковёр Марк Жикель 7-6 6-4

Парный разряд (5)

Дата Турнир Покрытие Партнёр Соперники в финале Счёт в финале
1. 10 апр 2000 Касабланка, Марокко Грунт Арно Клеман Ларс Бургсмюллер
Эндрю Пейнтер
7-64 6-2
2. 22 июля 2002 Farmers Classic, Лос-Анджелес, США Хард Николас Кифер Джастин Гимелстоб
Микаэль Льодра
6-4 6-4
3. 10 фев 2003 Марсель, Франция Хард Фабрис Санторо Павел Визнер
Томаш Цибулек
6–1 6–4
4. 8 мар 2004 Pacific Life Open, Индиан-Уэллс, США Хард Арно Клеман Уэйн Блэк
Кевин Ульетт
6-3 4-6 7-5
5. 22 окт 2007 Лион, Франция Ковёр Жо-Вильфрид Тсонга Лукаш Кубот
Ловро Зовко
6-4 6-3

Поражения в финалах (11)

Одиночный разряд (9)

Дата Турнир Покрытие Соперник в финале Счёт в финале
1. 15 марта 1999 Майами, США Хард Рихард Крайчек 6-4 1-6 2-6 5-7
2. 26 апреля 1999 Атланта, США Грунт Штефан Коубек 1-6 2-6
3. 10 апреля 2000 Касабланка, Марокко Грунт Фернандо Висенте 4-6 6-4 6-7
4. 19 февраля 2001 Марсель, Франция Ковёр Евгений Кафельников 6-75 2-6
5. 12 ноября 2001 Сидней, Австралия Хард Ллейтон Хьюитт 3-6 3-6 4-6
6. 9 июня 2003 Лондон, Великобритания Трава Энди Роддик 3-6 3-6
7. 29 сентября 2003 AIG Japan Open, Токио Хард Райнер Шуттлер 6-7 2-6
8. 7 июня 2004 Лондон, Великобритания Трава Энди Роддик 6-7 4-6
9. 18 апреля 2005 Хьюстон, США Грунт Энди Роддик 2-6 2-6

Парный разряд (2)

Дата Турнир Покрытие Партнёр Соперники в финале Счёт в финале
1. 8 окт 2001 Гран-при Лиона, Франция Ковёр Арно Клеман Ненад Зимонич
Даниэль Нестор
1-6, 2-6
2. 26 окт 2009 Гран-при Лиона (2) Хард (i) Арно Клеман Жюльен Беннето
Николя Маю
4-6, 66-7

Напишите отзыв о статье "Грожан, Себастьян"

Примечания

Ссылки

  • [www.atpworldtour.com/en/players/wikidata//overview Профиль на сайте ATP]  (англ.)
  • [www.daviscup.com/en/players/player.aspx?id= Профиль на сайте Кубка Дэвиса] (англ.)
  • [zefts.free.fr/Grosjean/seb.htm Фан-сайт]  (фр.)
Предшественник:
Мариано Сабалета (одиночный титул)
Кеплер Орельяна (парный титул)
ITF Junior World Champion
1996
Преемник:
Арно ди Паскуале (одиночный титул)
Николас Массу (парный титул)

Отрывок, характеризующий Грожан, Себастьян

Кутузов поклонился, не изменяя улыбки.
– А я так убежден и, основываясь на последнем письме, которым почтил меня его высочество эрцгерцог Фердинанд, предполагаю, что австрийские войска, под начальством столь искусного помощника, каков генерал Мак, теперь уже одержали решительную победу и не нуждаются более в нашей помощи, – сказал Кутузов.
Генерал нахмурился. Хотя и не было положительных известий о поражении австрийцев, но было слишком много обстоятельств, подтверждавших общие невыгодные слухи; и потому предположение Кутузова о победе австрийцев было весьма похоже на насмешку. Но Кутузов кротко улыбался, всё с тем же выражением, которое говорило, что он имеет право предполагать это. Действительно, последнее письмо, полученное им из армии Мака, извещало его о победе и о самом выгодном стратегическом положении армии.
– Дай ка сюда это письмо, – сказал Кутузов, обращаясь к князю Андрею. – Вот изволите видеть. – И Кутузов, с насмешливою улыбкой на концах губ, прочел по немецки австрийскому генералу следующее место из письма эрцгерцога Фердинанда: «Wir haben vollkommen zusammengehaltene Krafte, nahe an 70 000 Mann, um den Feind, wenn er den Lech passirte, angreifen und schlagen zu konnen. Wir konnen, da wir Meister von Ulm sind, den Vortheil, auch von beiden Uferien der Donau Meister zu bleiben, nicht verlieren; mithin auch jeden Augenblick, wenn der Feind den Lech nicht passirte, die Donau ubersetzen, uns auf seine Communikations Linie werfen, die Donau unterhalb repassiren und dem Feinde, wenn er sich gegen unsere treue Allirte mit ganzer Macht wenden wollte, seine Absicht alabald vereitelien. Wir werden auf solche Weise den Zeitpunkt, wo die Kaiserlich Ruseische Armee ausgerustet sein wird, muthig entgegenharren, und sodann leicht gemeinschaftlich die Moglichkeit finden, dem Feinde das Schicksal zuzubereiten, so er verdient». [Мы имеем вполне сосредоточенные силы, около 70 000 человек, так что мы можем атаковать и разбить неприятеля в случае переправы его через Лех. Так как мы уже владеем Ульмом, то мы можем удерживать за собою выгоду командования обоими берегами Дуная, стало быть, ежеминутно, в случае если неприятель не перейдет через Лех, переправиться через Дунай, броситься на его коммуникационную линию, ниже перейти обратно Дунай и неприятелю, если он вздумает обратить всю свою силу на наших верных союзников, не дать исполнить его намерение. Таким образом мы будем бодро ожидать времени, когда императорская российская армия совсем изготовится, и затем вместе легко найдем возможность уготовить неприятелю участь, коей он заслуживает».]
Кутузов тяжело вздохнул, окончив этот период, и внимательно и ласково посмотрел на члена гофкригсрата.
– Но вы знаете, ваше превосходительство, мудрое правило, предписывающее предполагать худшее, – сказал австрийский генерал, видимо желая покончить с шутками и приступить к делу.
Он невольно оглянулся на адъютанта.
– Извините, генерал, – перебил его Кутузов и тоже поворотился к князю Андрею. – Вот что, мой любезный, возьми ты все донесения от наших лазутчиков у Козловского. Вот два письма от графа Ностица, вот письмо от его высочества эрцгерцога Фердинанда, вот еще, – сказал он, подавая ему несколько бумаг. – И из всего этого чистенько, на французском языке, составь mеmorandum, записочку, для видимости всех тех известий, которые мы о действиях австрийской армии имели. Ну, так то, и представь его превосходительству.
Князь Андрей наклонил голову в знак того, что понял с первых слов не только то, что было сказано, но и то, что желал бы сказать ему Кутузов. Он собрал бумаги, и, отдав общий поклон, тихо шагая по ковру, вышел в приемную.
Несмотря на то, что еще не много времени прошло с тех пор, как князь Андрей оставил Россию, он много изменился за это время. В выражении его лица, в движениях, в походке почти не было заметно прежнего притворства, усталости и лени; он имел вид человека, не имеющего времени думать о впечатлении, какое он производит на других, и занятого делом приятным и интересным. Лицо его выражало больше довольства собой и окружающими; улыбка и взгляд его были веселее и привлекательнее.
Кутузов, которого он догнал еще в Польше, принял его очень ласково, обещал ему не забывать его, отличал от других адъютантов, брал с собою в Вену и давал более серьезные поручения. Из Вены Кутузов писал своему старому товарищу, отцу князя Андрея:
«Ваш сын, – писал он, – надежду подает быть офицером, из ряду выходящим по своим занятиям, твердости и исполнительности. Я считаю себя счастливым, имея под рукой такого подчиненного».
В штабе Кутузова, между товарищами сослуживцами и вообще в армии князь Андрей, так же как и в петербургском обществе, имел две совершенно противоположные репутации.
Одни, меньшая часть, признавали князя Андрея чем то особенным от себя и от всех других людей, ожидали от него больших успехов, слушали его, восхищались им и подражали ему; и с этими людьми князь Андрей был прост и приятен. Другие, большинство, не любили князя Андрея, считали его надутым, холодным и неприятным человеком. Но с этими людьми князь Андрей умел поставить себя так, что его уважали и даже боялись.
Выйдя в приемную из кабинета Кутузова, князь Андрей с бумагами подошел к товарищу,дежурному адъютанту Козловскому, который с книгой сидел у окна.
– Ну, что, князь? – спросил Козловский.
– Приказано составить записку, почему нейдем вперед.
– А почему?
Князь Андрей пожал плечами.
– Нет известия от Мака? – спросил Козловский.
– Нет.
– Ежели бы правда, что он разбит, так пришло бы известие.
– Вероятно, – сказал князь Андрей и направился к выходной двери; но в то же время навстречу ему, хлопнув дверью, быстро вошел в приемную высокий, очевидно приезжий, австрийский генерал в сюртуке, с повязанною черным платком головой и с орденом Марии Терезии на шее. Князь Андрей остановился.
– Генерал аншеф Кутузов? – быстро проговорил приезжий генерал с резким немецким выговором, оглядываясь на обе стороны и без остановки проходя к двери кабинета.
– Генерал аншеф занят, – сказал Козловский, торопливо подходя к неизвестному генералу и загораживая ему дорогу от двери. – Как прикажете доложить?
Неизвестный генерал презрительно оглянулся сверху вниз на невысокого ростом Козловского, как будто удивляясь, что его могут не знать.
– Генерал аншеф занят, – спокойно повторил Козловский.
Лицо генерала нахмурилось, губы его дернулись и задрожали. Он вынул записную книжку, быстро начертил что то карандашом, вырвал листок, отдал, быстрыми шагами подошел к окну, бросил свое тело на стул и оглянул бывших в комнате, как будто спрашивая: зачем они на него смотрят? Потом генерал поднял голову, вытянул шею, как будто намереваясь что то сказать, но тотчас же, как будто небрежно начиная напевать про себя, произвел странный звук, который тотчас же пресекся. Дверь кабинета отворилась, и на пороге ее показался Кутузов. Генерал с повязанною головой, как будто убегая от опасности, нагнувшись, большими, быстрыми шагами худых ног подошел к Кутузову.
– Vous voyez le malheureux Mack, [Вы видите несчастного Мака.] – проговорил он сорвавшимся голосом.
Лицо Кутузова, стоявшего в дверях кабинета, несколько мгновений оставалось совершенно неподвижно. Потом, как волна, пробежала по его лицу морщина, лоб разгладился; он почтительно наклонил голову, закрыл глаза, молча пропустил мимо себя Мака и сам за собой затворил дверь.
Слух, уже распространенный прежде, о разбитии австрийцев и о сдаче всей армии под Ульмом, оказывался справедливым. Через полчаса уже по разным направлениям были разосланы адъютанты с приказаниями, доказывавшими, что скоро и русские войска, до сих пор бывшие в бездействии, должны будут встретиться с неприятелем.
Князь Андрей был один из тех редких офицеров в штабе, который полагал свой главный интерес в общем ходе военного дела. Увидав Мака и услыхав подробности его погибели, он понял, что половина кампании проиграна, понял всю трудность положения русских войск и живо вообразил себе то, что ожидает армию, и ту роль, которую он должен будет играть в ней.
Невольно он испытывал волнующее радостное чувство при мысли о посрамлении самонадеянной Австрии и о том, что через неделю, может быть, придется ему увидеть и принять участие в столкновении русских с французами, впервые после Суворова.
Но он боялся гения Бонапарта, который мог оказаться сильнее всей храбрости русских войск, и вместе с тем не мог допустить позора для своего героя.
Взволнованный и раздраженный этими мыслями, князь Андрей пошел в свою комнату, чтобы написать отцу, которому он писал каждый день. Он сошелся в коридоре с своим сожителем Несвицким и шутником Жерковым; они, как всегда, чему то смеялись.
– Что ты так мрачен? – спросил Несвицкий, заметив бледное с блестящими глазами лицо князя Андрея.
– Веселиться нечему, – отвечал Болконский.
В то время как князь Андрей сошелся с Несвицким и Жерковым, с другой стороны коридора навстречу им шли Штраух, австрийский генерал, состоявший при штабе Кутузова для наблюдения за продовольствием русской армии, и член гофкригсрата, приехавшие накануне. По широкому коридору было достаточно места, чтобы генералы могли свободно разойтись с тремя офицерами; но Жерков, отталкивая рукой Несвицкого, запыхавшимся голосом проговорил:
– Идут!… идут!… посторонитесь, дорогу! пожалуйста дорогу!
Генералы проходили с видом желания избавиться от утруждающих почестей. На лице шутника Жеркова выразилась вдруг глупая улыбка радости, которой он как будто не мог удержать.
– Ваше превосходительство, – сказал он по немецки, выдвигаясь вперед и обращаясь к австрийскому генералу. – Имею честь поздравить.
Он наклонил голову и неловко, как дети, которые учатся танцовать, стал расшаркиваться то одной, то другой ногой.
Генерал, член гофкригсрата, строго оглянулся на него; не заметив серьезность глупой улыбки, не мог отказать в минутном внимании. Он прищурился, показывая, что слушает.
– Имею честь поздравить, генерал Мак приехал,совсем здоров,только немного тут зашибся, – прибавил он,сияя улыбкой и указывая на свою голову.
Генерал нахмурился, отвернулся и пошел дальше.
– Gott, wie naiv! [Боже мой, как он прост!] – сказал он сердито, отойдя несколько шагов.