Северная Индия

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Северная Индия
Статус

Административное деление Индии

Административный центр

Дели

Крупнейший город

Дели

Др. крупные города

Нью-Дели, Канпур, Джайпур, Лакхнау, Индор.

Официальный язык

хинди, панджаби, кашмири, урду и майтхили, догри, сантали, английский.

Население (2001)

504,196,432 (1-е место)

Площадь

1,624,160 км²
(1-е место)

Северная Индия — включает штаты Джамму и Кашмир, Химачал-Прадеш, Пенджаб, Харьяна, Уттар-Прадеш, Раджастхан, Чхаттисгарх, Уттаракханд, Мадхья-Прадеш.





Климат

Северная Индия находится главным образом в северной умеренной зоне нашей планеты. Несмотря на прохладную или холодную зиму, жаркое лето и умеренные муссоны, Северная Индия является одним из наиболее климатически разнообразных регионов на Земле. Экстремальные температуры в диапазоне от −45° в Брасе, Джамму и Кашмир до 50,6° в Раджастхане. Брас является вторым самым холодным обитаемым местом на планете.[1]

История

В 1826 году Саид Ахмад Барелви вместе со своим сторонниками прибыл в Пешавар. При помощи местных пуштунских племён ему удалось ненадолго захватить власть и создать в Пешаваре государство, живущее по законам шариата[2]. Однако в конце 1830 недовольство местного населения налоговой политикой переросло в восстания и вынужденному бегству Барелви и его сторонников.

См. также

Напишите отзыв о статье "Северная Индия"

Примечания

  1. Sarina Singh, «India: Lonely Planet Guide», Lonely Planet, 2003, ISBN 1-74059-421-5.
  2. [www.abebooks.com/servlet/BookDetailsPL?bi=6439969429&searchurl=tn%3DLand%2BLaw%2BSociety%2BPeshawar%26x%3D58%26y%3D12 Nichols, Robert Settling the Frontier: Land, Law and Society, in the Peshawar Valley, 1500-1900]

Отрывок, характеризующий Северная Индия

– Только ради бога, княжна матушка, прикажите их прогнать и не ходите к ним. Все обман один, – говорила Дуняша, – а Яков Алпатыч приедут, и поедем… и вы не извольте…
– Какой же обман? – удивленно спросила княжна
– Да уж я знаю, только послушайте меня, ради бога. Вот и няню хоть спросите. Говорят, не согласны уезжать по вашему приказанию.
– Ты что нибудь не то говоришь. Да я никогда не приказывала уезжать… – сказала княжна Марья. – Позови Дронушку.
Пришедший Дрон подтвердил слова Дуняши: мужики пришли по приказанию княжны.
– Да я никогда не звала их, – сказала княжна. – Ты, верно, не так передал им. Я только сказала, чтобы ты им отдал хлеб.
Дрон, не отвечая, вздохнул.
– Если прикажете, они уйдут, – сказал он.
– Нет, нет, я пойду к ним, – сказала княжна Марья
Несмотря на отговариванье Дуняши и няни, княжна Марья вышла на крыльцо. Дрон, Дуняша, няня и Михаил Иваныч шли за нею. «Они, вероятно, думают, что я предлагаю им хлеб с тем, чтобы они остались на своих местах, и сама уеду, бросив их на произвол французов, – думала княжна Марья. – Я им буду обещать месячину в подмосковной, квартиры; я уверена, что Andre еще больше бы сделав на моем месте», – думала она, подходя в сумерках к толпе, стоявшей на выгоне у амбара.
Толпа, скучиваясь, зашевелилась, и быстро снялись шляпы. Княжна Марья, опустив глаза и путаясь ногами в платье, близко подошла к ним. Столько разнообразных старых и молодых глаз было устремлено на нее и столько было разных лиц, что княжна Марья не видала ни одного лица и, чувствуя необходимость говорить вдруг со всеми, не знала, как быть. Но опять сознание того, что она – представительница отца и брата, придало ей силы, и она смело начала свою речь.
– Я очень рада, что вы пришли, – начала княжна Марья, не поднимая глаз и чувствуя, как быстро и сильно билось ее сердце. – Мне Дронушка сказал, что вас разорила война. Это наше общее горе, и я ничего не пожалею, чтобы помочь вам. Я сама еду, потому что уже опасно здесь и неприятель близко… потому что… Я вам отдаю все, мои друзья, и прошу вас взять все, весь хлеб наш, чтобы у вас не было нужды. А ежели вам сказали, что я отдаю вам хлеб с тем, чтобы вы остались здесь, то это неправда. Я, напротив, прошу вас уезжать со всем вашим имуществом в нашу подмосковную, и там я беру на себя и обещаю вам, что вы не будете нуждаться. Вам дадут и домы и хлеба. – Княжна остановилась. В толпе только слышались вздохи.
– Я не от себя делаю это, – продолжала княжна, – я это делаю именем покойного отца, который был вам хорошим барином, и за брата, и его сына.