Северно-Таврийская операция

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Северно-Таврийская операция
Основной конфликт: Гражданская война в России

Танк Русской армии, захваченный бойцами 51-й стрелковой дивизии РККА в ходе боев под Каховкой 14 октября 1920 года
Дата

6 июня3 ноября 1920

Место

Северная Таврия, Украина

Итог

победа красных

Противники
РСФСР РСФСР Русская Армия
Махновцы Махновцы
Командующие
М. В. Фрунзе П. Н. Врангель
Н. И. Махно
Силы сторон
к 28 октября: 99, 5 тыс. штыков, 33, 6 тыс. сабель к 28 октября: 38 тыс. штыков и сабель
Неизвестно
Потери
неизвестно неизвестно
 
Северно-Таврийская операция
Разгром конной группы ЖлобыКаховкаЗаднепровьеКонтрнаступление Южного фронта


Се́верно-Таври́йская опера́ция (6 июня — 3 ноября 1920) — боевые действия между РККА и Русской Армией Врангеля за обладание Северной Таврией. Делится на 2 этапа: наступление белых (6 июня — 27 октября) и контрнаступление красных (28 октября — 3 ноября).





Предыстория

4 апреля потерпевший поражение Деникин передал пост главкома ВСЮР генералу П. Н. Врангелю. Переформировав остатки ВСЮР в 25-тысячную армию, Врангель дал ей наименование Русская Армия.

Ход операции

6 июня войска Врангеля перешли в наступление и к концу июня овладели Северной Таврией. Чтобы остановить белых, Реввоенсовет РСФСР издал приказ о создании Южного фронта под командованием М. В. Фрунзе. Ожесточённые бои развернулись в районе Каховки. Бойцы 51-й стрелковой дивизии под командованием В. К. Блюхера оборонялись в созданном укрепрайоне и удержали Каховку.

12 октября 1920 года было заключено перемирие между Польшей и Советской Россией. С Польского фронта на Украину начали срочно перебрасывать подразделения РККА. Таким образом было создано численное превосходство Красной армии над Русской армией. 28 октября Южный фронт перешёл в контрнаступление и к 3 ноября смог нанести поражение группировке Белых, находящейся в Северной Таврии.

Итоги

Войска Врангеля отступили в Крым. Советские войска 7 ноября перешли в новое наступление (Перекопско-Чонгарская операция). 17 ноября белогвардейцы оставили Крым.

Напишите отзыв о статье "Северно-Таврийская операция"

Литература

  • Всемирная история войн. Минск.:Харвест, 2005. С. 481—482.

Ссылки

Отрывок, характеризующий Северно-Таврийская операция

– Да отдайте мою гардеробную, – говорила графиня. – Дуняша со мной сядет в карету.
Отдали еще и гардеробную повозку и отправили ее за ранеными через два дома. Все домашние и прислуга были весело оживлены. Наташа находилась в восторженно счастливом оживлении, которого она давно не испытывала.
– Куда же его привязать? – говорили люди, прилаживая сундук к узкой запятке кареты, – надо хоть одну подводу оставить.
– Да с чем он? – спрашивала Наташа.
– С книгами графскими.
– Оставьте. Васильич уберет. Это не нужно.
В бричке все было полно людей; сомневались о том, куда сядет Петр Ильич.
– Он на козлы. Ведь ты на козлы, Петя? – кричала Наташа.
Соня не переставая хлопотала тоже; но цель хлопот ее была противоположна цели Наташи. Она убирала те вещи, которые должны были остаться; записывала их, по желанию графини, и старалась захватить с собой как можно больше.


Во втором часу заложенные и уложенные четыре экипажа Ростовых стояли у подъезда. Подводы с ранеными одна за другой съезжали со двора.
Коляска, в которой везли князя Андрея, проезжая мимо крыльца, обратила на себя внимание Сони, устраивавшей вместе с девушкой сиденья для графини в ее огромной высокой карете, стоявшей у подъезда.
– Это чья же коляска? – спросила Соня, высунувшись в окно кареты.
– А вы разве не знали, барышня? – отвечала горничная. – Князь раненый: он у нас ночевал и тоже с нами едут.
– Да кто это? Как фамилия?
– Самый наш жених бывший, князь Болконский! – вздыхая, отвечала горничная. – Говорят, при смерти.
Соня выскочила из кареты и побежала к графине. Графиня, уже одетая по дорожному, в шали и шляпе, усталая, ходила по гостиной, ожидая домашних, с тем чтобы посидеть с закрытыми дверями и помолиться перед отъездом. Наташи не было в комнате.
– Maman, – сказала Соня, – князь Андрей здесь, раненый, при смерти. Он едет с нами.
Графиня испуганно открыла глаза и, схватив за руку Соню, оглянулась.
– Наташа? – проговорила она.
И для Сони и для графини известие это имело в первую минуту только одно значение. Они знали свою Наташу, и ужас о том, что будет с нею при этом известии, заглушал для них всякое сочувствие к человеку, которого они обе любили.
– Наташа не знает еще; но он едет с нами, – сказала Соня.
– Ты говоришь, при смерти?
Соня кивнула головой.
Графиня обняла Соню и заплакала.
«Пути господни неисповедимы!» – думала она, чувствуя, что во всем, что делалось теперь, начинала выступать скрывавшаяся прежде от взгляда людей всемогущая рука.
– Ну, мама, все готово. О чем вы?.. – спросила с оживленным лицом Наташа, вбегая в комнату.
– Ни о чем, – сказала графиня. – Готово, так поедем. – И графиня нагнулась к своему ридикюлю, чтобы скрыть расстроенное лицо. Соня обняла Наташу и поцеловала ее.
Наташа вопросительно взглянула на нее.
– Что ты? Что такое случилось?