Северный гамбит

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Северный гамбит
abcdefgh
8
8
77
66
55
44
33
22
11
abcdefgh
Начальные ходы 1. e2-e4 e7-e5
2. d2-d4 e5:d4
3. c2-c3
ECO C21
Названо в честь шахматистов стран Северной Европы
Другое название Датский гамбит,
Нордический гамбит
Категория дебюта Открытый дебют
В базе данных [www.365chess.com/eco/C21_Danish_gambit 365chess]

Се́верный (да́тский, норди́ческий) гамби́т  — вариант центрального дебюта, начинающийся ходами:

1. e2-e4 e7-e5

2. d2-d4 e5:d4

3. c2-c3.

Относится к открытым началам.

Белые жертвуют одну или две пешки ради быстрого развития фигур и атаки.

Несмотря на это, чёрные могут принять жертвы безопасным путём (позже в нужный момент вернув материал) или вовсе просто отказаться от гамбита, сохраняя неплохую игру.





Рассвет и закат «Северного Гамбита»

Известный и ранее, Северный Гамбит впервые был сыгран на международном турнире[1] датским мастером Мартином Фромом в Париже (1867 год). Он использовал его в большинстве игр белыми (проиграв 3 партии из 4 играя именно этот гамбит).

Северный гамбит был популярен у таких мастеров атаки как Алехин, Маршалл, Блэкберн, Мизес.

Однако в начале XX в. дебют был подробно изучен, за чёрных были разработаны удачные варианты игры. В связи с этим в 1920-х годах гамбит потерял популярность.

Сегодня крайне редко встречается в турнирной практике.

История

С самого начала варианты игры были очень запутанными. Идея происходила от известной игры по переписке Лондон-Эдинбург 1824 года: 1.e4 e5 2.Кf3 Кc6 3.d4 exd4 4.Сc4 Сc5 5.c3 Фe7 6.0-0 dxc3 7.Кxc3.

Швед Ганс Линден регулярно играл Северный гамбит начиная с 1857 года. Позже, используя этот гамбит, он победил чемпиона мира Вильгельма Стейница в Лондоне (1864)[2].

Возможно, что вышеупомянутый Мартин Фром встретился с Гансом в Париже, где и узнал о дебюте.

Основы теории разработали шахматисты североевропейских стран (датские шахматисты Г. и В. Нильсены, П.Краузе и шведский теоретик Л.Свенониус), что предопределило название дебюта. Впоследствии значительный вклад в теорию дебюта внесли Чигорин и Шлехтер.

По словам Грэма Берджесса, в самой Дании гамбит называется «нордическим».

Интересно, что идея пожертвовать лишь одну пешку (Кxc3) существовала и до «Северного гамбита», в гамбите Гёринга.

Пол Морфи столкнулся с этим на первом шахматном конгрессе США 1857 года, играя против Александра Мика.

Александр Алехин применял 1.e4 e5 2.d4 exd4 3.c3 dxc3 4.Кxc3 на маловажных встречах.

Основные варианты

Основная позиция северного гамбита возникает после 3… d4:c3 4. Cf1-c4 c3:b2 5. Cc1:b2, однако возвратив обе пешки путём 5…d7-d5 6. Cc4:d5 Kg8-f6 7. Cd5:f7+ Kpe8:f7 8. Фd1:d8 Cf8-b4+ 9. Фd8-d2 Cb4:d2+ 10. Kb1:d2 чёрные упрощают игру и получают равные шансы.

Напишите отзыв о статье "Северный гамбит"

Примечания

  1. [www.chessgames.com/perl/chess.pl?tid=79227 Партии турнира 1867 года].
  2. [www.chessgames.com/perl/chessgame?gid=1590106]

Ссылки

Отрывок, характеризующий Северный гамбит

Пьер, приехав вперед, как домашний человек, прошел в кабинет князя Андрея и тотчас же, по привычке, лег на диван, взял первую попавшуюся с полки книгу (это были Записки Цезаря) и принялся, облокотившись, читать ее из середины.
– Что ты сделал с m lle Шерер? Она теперь совсем заболеет, – сказал, входя в кабинет, князь Андрей и потирая маленькие, белые ручки.
Пьер поворотился всем телом, так что диван заскрипел, обернул оживленное лицо к князю Андрею, улыбнулся и махнул рукой.
– Нет, этот аббат очень интересен, но только не так понимает дело… По моему, вечный мир возможен, но я не умею, как это сказать… Но только не политическим равновесием…
Князь Андрей не интересовался, видимо, этими отвлеченными разговорами.
– Нельзя, mon cher, [мой милый,] везде всё говорить, что только думаешь. Ну, что ж, ты решился, наконец, на что нибудь? Кавалергард ты будешь или дипломат? – спросил князь Андрей после минутного молчания.
Пьер сел на диван, поджав под себя ноги.
– Можете себе представить, я всё еще не знаю. Ни то, ни другое мне не нравится.
– Но ведь надо на что нибудь решиться? Отец твой ждет.
Пьер с десятилетнего возраста был послан с гувернером аббатом за границу, где он пробыл до двадцатилетнего возраста. Когда он вернулся в Москву, отец отпустил аббата и сказал молодому человеку: «Теперь ты поезжай в Петербург, осмотрись и выбирай. Я на всё согласен. Вот тебе письмо к князю Василью, и вот тебе деньги. Пиши обо всем, я тебе во всем помога». Пьер уже три месяца выбирал карьеру и ничего не делал. Про этот выбор и говорил ему князь Андрей. Пьер потер себе лоб.
– Но он масон должен быть, – сказал он, разумея аббата, которого он видел на вечере.
– Всё это бредни, – остановил его опять князь Андрей, – поговорим лучше о деле. Был ты в конной гвардии?…
– Нет, не был, но вот что мне пришло в голову, и я хотел вам сказать. Теперь война против Наполеона. Ежели б это была война за свободу, я бы понял, я бы первый поступил в военную службу; но помогать Англии и Австрии против величайшего человека в мире… это нехорошо…
Князь Андрей только пожал плечами на детские речи Пьера. Он сделал вид, что на такие глупости нельзя отвечать; но действительно на этот наивный вопрос трудно было ответить что нибудь другое, чем то, что ответил князь Андрей.
– Ежели бы все воевали только по своим убеждениям, войны бы не было, – сказал он.
– Это то и было бы прекрасно, – сказал Пьер.
Князь Андрей усмехнулся.
– Очень может быть, что это было бы прекрасно, но этого никогда не будет…
– Ну, для чего вы идете на войну? – спросил Пьер.
– Для чего? я не знаю. Так надо. Кроме того я иду… – Oн остановился. – Я иду потому, что эта жизнь, которую я веду здесь, эта жизнь – не по мне!


В соседней комнате зашумело женское платье. Как будто очнувшись, князь Андрей встряхнулся, и лицо его приняло то же выражение, какое оно имело в гостиной Анны Павловны. Пьер спустил ноги с дивана. Вошла княгиня. Она была уже в другом, домашнем, но столь же элегантном и свежем платье. Князь Андрей встал, учтиво подвигая ей кресло.
– Отчего, я часто думаю, – заговорила она, как всегда, по французски, поспешно и хлопотливо усаживаясь в кресло, – отчего Анет не вышла замуж? Как вы все глупы, messurs, что на ней не женились. Вы меня извините, но вы ничего не понимаете в женщинах толку. Какой вы спорщик, мсье Пьер.
– Я и с мужем вашим всё спорю; не понимаю, зачем он хочет итти на войну, – сказал Пьер, без всякого стеснения (столь обыкновенного в отношениях молодого мужчины к молодой женщине) обращаясь к княгине.