Сектор Газа

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Координаты: 31°26′00″ с. ш. 34°23′00″ в. д. / 31.43333° с. ш. 34.38333° в. д. / 31.43333; 34.38333 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=31.43333&mlon=34.38333&zoom=14 (O)] (Я) Сектор Газа[1] (араб. قطاع غزّة‎ [qɪˈtˤɑːʕ ˈɣazza]?, ивр.רצועת עזה‏‎) — территория на берегу Средиземного моря, которая является одной из двух частей частично признанного арабского государства Палестина (наряду с территорией Западного берега реки Иордан). На востоке и севере сектор граничит с Израилем, от которого он отделён разделительным забором с контрольно-пропускными пунктами, а на юго-западе по суше граничит с Египтом. Длина сектора Газа составляет примерно 50 км, ширина — от 6 до 12 км. Общая площадь — около 360 км²[2]. Столица — город Газа.

Согласно Плану ООН по разделу Палестины (1947) на арабское и еврейское государства, сектор входил в состав территории, выделенной для создания арабского государства. В результате Арабо-израильской войны 1948—1949 годов, начавшейся после решения ООН и последующего образования государства Израиль, арабское государство создано не было, и с 1948 по 1967 год сектор находился под контролем Египта. По результатам Шестидневной войны, с 1967 года по 2005 год сектор находился под контролем Израиля. В соответствии с Соглашениями в Осло (1993), подписанными между Израилем и Организацией освобождения Палестины, Израиль временно[3][уточнить] обеспечивает военный контроль над воздушным пространством сектора Газа, некоторыми из его сухопутных границ (остальные находятся под египетским контролем) и территориальными водами. В результате Соглашений в Осло, на базе Западного берега реки Иордан и сектора, была образована Палестинская национальная администрация (ПНА).

В августе 2005 года, в ходе реализации «Плана одностороннего размежевания», Израиль вывел из сектора войска и ликвидировал свои поселения.

В результате переворота, произведённого исламистской организацией ХАМАС в июле 2007 года, государственные учреждения ПНА и её силы безопасности, а затем и сектор в целом, перешли под контроль ХАМАСа.

Более двух третей населения сектора Газа состоит из беженцев[4], покинувших территорию Израиля в результате Арабо-израильской войны 1948—1949 годов, и их потомков. По официальной оценке на 2014 год на территории сектора Газа проживает 1 760 037 человек[5], по оценке ЦРУ США на июль 2014 года — 1 816 379 человек[2]. Плотность населения составляет соответственно от 4890 до 5045 чел./км².





Статус

По заявлению представителя генерального секретаря ООН: «официальный статус [оккупированная палестинская территория] сектора Газа может быть изменён только решением Совбеза ООН», другой представитель ООН заявил, что и после вывода израильских войск «ООН продолжает считать сектор Газа оккупированной территорией». До этих заявлений генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун воздержался от ответа на вопрос о статусе сектора Газа после израильской эвакуации, заявив, что он не уполномочен на него отвечать. Позиция США по вопросу статуса Газы остаётся непрояснённой, на сайте Государственного департамента США сектор Газа на 2009 год определялся как оккупированная территория[6].

Статус сектора Газа используется как нарицательное некоторыми политологами.[7]

История

Древняя история до середины XVI века

Город Газа упоминается в египетских источниках начиная с XV века до н. э. (анналы 22 года правления Тутмоса III)[8]. В XII веке до н. э. город был захвачен филистимлянами и наряду с Ашкелоном, Ашдодом, Екроном и Гефом образовал Пятиградье. Здесь располагался языческий храм Дагона[9].

В 332 году до н. э. Газа захвачена Александром Македонским и постепенно эллинизируется. Диадохов сменяют римские, а затем и византийские императоры.

В 328 году ученик Антония Великого Иларион основывает в Газе монашескую обитель, которая весьма успешно проповедовала христианство среди местного населения, так что в 334 году весь сектор Газа, называемый княжеством Маюмским, почитается за страну с христианским населением[10]. Это способствует тому, что в Газе учреждается пост епископа, среди которых наибольшую известность получает Порфирий Газский. При нём в Газе существовало «языческое» святилище бога Марны[11].

В 1150 году Газа становится владением тамплиеров[12], которые действуют по воле короля Балдуина III. Причём в Газе с этого момента возводится замок Гадр[13] Затем Газой владели Аюбиды, египетские мамлюки и османы.

Газа в составе Османской империи (1516—1917)

В 1517 году Газа была завоевана турками-османами под предводительством султана Селима I. В течение 400 лет она оставалась частью огромной Османской империи, охватывавшей значительную часть юго-восточной Европы, всю Малую Азию и Ближний Восток, Египет и Северную Африку.

В 1798 году Газа была захвачена Наполеоном[14].

В 1832 году территория Газы была завоёвана Ибрагим-пашой, сыном и военачальником вице-короля Египта Мухаммеда Али. Газа стала частью единой провинции Палестины, северная граница которой достигала Сидона. Египтяне, правившие страной 8 лет (1832—1840), провели некоторые реформы по европейскому образцу, что вызвало сопротивление арабов и восстания в большинстве городов страны, которые были подавлены силой. В период египетского господства проводились широкие исследования в области библейской географии и археологии.

В 1841 году Газа вернулась под непосредственный контроль Турции и оставалась под её контролем вплоть до поражения в Первой мировой войне в 1917 году.

Газа в составе Британской империи (1917—1947)

7 ноября 1917 года произошла Битва за Газу, в ходе которой британская армия (генерал Эдмунд Алленби) разгромила турок и изгнала их с территории Палестины[15]. Газа была включена в Британский мандат Палестины. Следует отметить, что до британского мандата открытых вооруженных столкновений между еврейским и исламским населением Палестины не наблюдалось.

В 1929 году евреи, проживавшие в Газе, были вынуждены покинуть город в результате учиненных арабами погромов. В ходе погромов по всей Палестине было убито 135 евреев. С целью умиротворения арабов англичане уступили их давлению и запретили евреям селиться в городе, в котором со времен древности существовала еврейская община[16][17].

Евреи Палестины поддержали англичан в военных действиях против немцев и их союзников на третьем (Африка и т. н. Ближний Восток) фронте военных действий во Второй мировой войне, в то время как вооруженные формирования арабов-палестинцев, несмотря на очевидную лояльность со стороны англичан, воевали на стороне стран нацистского блока[18][19].

Газа под контролем Египта (1948—1967)

План ООН по разделу Палестины 1947 года предусматривал включение сектора Газа в территорию арабского палестинского государства. В соответствии с этим решением ООН, Лигой арабских государств было утверждено Палестинское государство, однако эти решения сразу наткнулись на противодействие соседних с Израилем арабских стран.

В ходе Арабо-израильской войны 1947—1949 годов часть территории, отведенной ООН под арабское государство, была оккупирована, а затем аннексирована Трансиорданией (Западный берег реки Иордан), сектор Газа был оккупирован Египтом и находился в его составе вплоть до Шестидневной войны 1967 года. До 1957 года в секторе формально существовало так называемое Всепалестинское правительство под эгидой Египта.

В 1954—1955 годах, когда израильтяне начали заселение пустыни Негев, вооружённые группы фидаев продолжили проникновение в Израиль из Газы, устраивая диверсии и теракты; в ходе ответных рейдов израильской армии в сектор Газа погибло несколько десятков египетских военнослужащих. По выражению Моше Даяна, бывшего в это время начальником Генерального штаба Израиля:

… после Войны за Независимость 1949 года и до Синайской кампании 1956 года, Израиль не знал покоя от террористов. Банды арабских инфильтрантов, обученные и вооруженные арабскими правительствами, проникали в страну, убивали мирных жителей, устанавливали мины, подрывали водокачки и столбы линий электропередач.[20][21]

Как заявил израильский представитель в ООН Абба Эвен, «за шесть лет после перемирия 1949 года в результате враждебных действий Египта погиб 101 и было ранено 364 израильтянина. Только в 1956 году в результате агрессивных действий Египта было убито 28 израильтян и 127 были ранены»[22][23].

Согласно М. Даяну, после того одного из таких терактов, когда в марте 1955 года в результате нападения на свадьбу в поселении Патиш погибла молодая женщина и до 22 израильтян были ранены, Давид Бен-Гурион (бывший в то время министром обороны) изменил своё мнение[24] и предложил взять Газу под израильский контроль, считая необходимым «оградить молодые поселения от террора». Но правительство премьер-министра Моше Шарета и военные выступили против этого предложения, и оно было отклонено[25].

М. Даян также пишет о том, как в апреле 1956 года премьер-министр Д. Бен-Гурион, исполнявший в то время также обязанности министра обороны, пригласил генерального секретаря ООН Д. Хаммершельда в Израиль, надеясь при его посредничестве «установить мир на линиях прекращения огня с Египтом». В ходе переговоров, Бен-Гурион, невзирая на возражения военных, согласился с предложением Хаммершельда, поддержанным президентом США Д. Эйзенхауэром, воздержаться от «ответных акций» против Египта в связи с арабским террором. Но после того, как Израиль откликнулся на это предложение и отвёл свои войска от границы, на его южные поселения «обрушилась новая волна террора».

В 1956 году, во время Суэцкого кризиса, сектор Газа был занят Израилем, но через три месяца под давлением США и СССР был снова возвращён под контроль Египта.

История арабского государства на территории подмандатной Палестины в соответствии с решениями ООН и ЛАГ от 1947 года, окончательно[уточнить] закончилась в 1959 году, роспуском палестинского правительства египетским президентом Насером.

Газа под контролем Израиля (1967—2005)

Сектор Газа перешёл под контроль Израиля 7 июня 1967 года в ходе Шестидневной войны[26].

Израиль не аннексировал сектор Газа и не предлагал её жителям своего гражданства. Однако начал создавать там еврейские поселения. Строительство поселений неоднократно осуждалось ООН, ЕС и другими международными организациями как противоречащее международному праву.

Ряд источников утверждает, что во время мирных переговоров в Кэмп-Дэвиде в 1978 году, при обсуждении возвращения Синайского полуострова Египту, Израиль пытался вернуть сектор Газа под контроль Египта, но Египет отказался[27][28][29]. Однако Моше Аренс, бывший в ходе переговоров главой комиссии кнессета по обороне и внешней политике, называет данную информацию мифом и пишет, что Бегин не был готов отдать Газу, поскольку она является частью Земли Израильской.[30]

В Кэмп-Дэвидском договоре указывается, что израильские войска покинут территорию сектора Газа и Западного берега реки Иордан, и на этих территориях будет создана демократически выбранная автономная палестинская администрация, а максимум через пять лет после этого события, путём переговоров, должен был быть определён окончательный статус этих территорий[31]. Однако процесс, прописанный в Кэмп-Дэвидских соглашениях, был начат лишь спустя 14 лет (в 1993 году), с подписанием Соглашений в Осло, и не закончен до сих пор.

После подписания соглашений президент Египта Анвар Садат сказал в своем выступлении в парламенте[28]:

До войны за права палестинского народа Египет был процветающей страной арабского мира. Теперь мы нищая страна, а палестинцы требуют от нас ещё раз воевать за них до последнего египетского солдата.

В 2005 году в секторе Газа проживало 9000 еврейских поселенцев и до 1 000 000 палестинцев.

В мае 1994 года в результате подписания соглашений в Осло Израиль начал поэтапный вывод своих сил из областей сектора, не занятых под поселения и военные базы (около 75 % территории). Власть на этих территориях была передана Палестинской национальной администрации, однако контроль над границами, воздушным пространством и территориальными водами оставался у Израиля.

Необходимо отметить, что после заключения соглашений Осло экономическая ситуация в секторе Газа ухудшилась: безработица на палестинских территориях составляла менее 5 % в конце 1980-х годов и 20 % к середине 1990-х годов, а валовой национальный продукт территорий упал на 36 % между 1992 и 1996 годом. Это произошло в результате падения совокупных доходов и роста численности населения. Спад экономической активности в значительной степени стал результатом израильской политики закрытия границ в ответ на инциденты в сфере безопасности в Израиле, что нарушило ранее установленные трудовые и товарные рыночные отношения. С 1997 года Израиль ослабляет политику закрытия границ и в 1998 году Израиль проводит новую политику, чтобы уменьшить воздействие закрытия границ и прочих процедур безопасности на передвижение палестинских товаров и рабочей силы. В октябре 1999 года Израиль разрешил открытие безопасного прохода между сектором Газа и Западным берегом, в соответствии с временным соглашением 1995 года. Эти изменения вызвали умеренное восстановление экономики в 1998-99 годах[32].

Высказывается мнение, что ухудшение экономической ситуации и связанная с ней безработица, так же происходило из-за того, что властям Газы не было необходимости заботиться о нуждах населения. Гуннар Хейнсон, глава института Лемкина при Бременском университете, пишет в «Wall Street Journal»:

Подавляющее большинство населения не испытывает необходимости делать что-либо для того, чтобы «поднять» своих отпрысков. Большинство детей сыты, одеты, вакцинированы и учатся в школах благодаря ооновской UNRWA. UNRWA загоняет палестинскую проблему в тупик, классифицируя палестинцев как «беженцев» — не только тех, кто был вынужден покинуть свои дома, но также и все их потомство.

UNRWA щедро финансируется Соединенными Штатами (31 %) и Евросоюзом (около 50 %) — и только 7 % этих фондов поступает из мусульманских источников. Благодаря такой щедрости Запада, почти все население Газы живёт в зависимости, на довольно низком, зато стабильном уровне. Одним из результатов этой нелимитированной благотворительности является нескончаемый демографический бум.

Между 1950 и 2008 годами население Газы выросло с 240 000 до 1,5 миллионов человек. Запад, собственно говоря, создал в Газе новый ближневосточный народ, который, если сохранятся имеющиеся тенденции, достигнет в 2040 году трёх миллионов. Запад платит за еду, школы, медицинское обслуживание и жильё, в то время как мусульманские страны помогают с оружием. Не скованная такой морокой, как необходимость зарабатывать себе на жизнь, молодежь имеет массу времени для рытья туннелей, контрабанды оружия, сборки ракет и пальбы.[33]

Гуннар Хейнсон полагает, что популярность в Газе радикальных и экстремистски настроенных политических течений связана во многом с молодостью населения сектора.

Следует заметить, что высокая рождаемость характерна не только для сектора Газа, но и для других развивающихся стран, что связано с демографическим переходом. Гуннар Хейнсон описывает сектор Газа как классический случай его теории, согласно которой избыток молодого населения ведёт к усилению радикализма, войнам и терроризму (см. Youth bulge (англ.)).

Согласно мнению арабского журналиста с Западного берега р. Иордан Х. Джаралла: «Палестинцы могли бы построить одну из лучших экономик в регионе после начала мирного процесса в 1993 году. Но вместо того чтобы использовать миллиарды долларов, которые были даны им американцами и европейцами на создание новых рабочих мест, руководство ООП украло большую часть средств, а позже обвинило Израиль в уничтожении палестинской экономики. Теракты с использованием смертников и финансовая и административная коррупция являются главной причиной, почему палестинская экономика остается слабой, как никогда. Палестинцы являются экспертами в стрельбе себе в ногу, а затем обвиняют Израиль»[34].

С 2001 года, после начала интифады Аль-Аксы, из сектора Газа вёлся практически ежедневный обстрел южных городов Израиля (в основном — Сдерот и Ашкелон) самодельными ракетами «Кассам». По гражданскому населению на территории Израиля было выпущено около 4380 ракет и минометных снарядов. С 2001 года по 2009 год от этих обстрелов погибло 19 человек и было ранено 434 человека.

Для предотвращения этих ежедневных обстрелов, Израиль проводил обстрелы пусковых площадок и военные операции в секторе Газа, декларированной целью которых была борьба с палестинским боевиками, что так же приводило к гибели мирных жителей. C 2000 года по 2008 год, ещё до начала операции «Литой свинец», по данным правозащитной организации «Бецелем», в результате действий Армии обороны Израиля, в секторе Газа погибло 3000 человек. Из них не менее 1000 членов палестинских вооруженных группировок (террористов по израильскому определению), а также (по данным «Бецелем», оспариваемым рядом израильских и международных источников)[35]) 1353 гражданских лица и 635 детей[36]. Такое количество жертв среди мирного населения сектора Газа объясняется тактикой террористов сектора Газа — использование мирного населения в качестве живого щита, используя больницы, мечети, школы, жилые дома и прочие места скопления мирного населения в качестве мест ведения огня, хранения боеприпасов, а также мастерских по производству оружия[37][38].

15 августа 2005 года в рамках плана одностороннего размежевания израильское правительство начало принудительную эвакуацию жителей Газы — граждан Израиля (8500 человек) и вывод израильских войск из сектора. К 22 августа сектор Газа покинули все постоянно проживавшие там израильтяне. 12 сентября был выведен последний израильский солдат, что завершило 38-летнее израильское присутствие в секторе Газа. Тем не менее, Израиль продолжил контроль за территориальными водами Газы и её воздушным пространством. Израиль объясняет это продолжающимися обстрелами своих городов и посёлков и попытками террористических группировок провезти на территорию сектора оружие и боеприпасы и компоненты для изготовления ракет и взрывчатых материалов. В начале сентября 2011 года был опубликован отчёт комиссии ООН (Комиссии Пальмера), которая сделала вывод, что морская блокада сектора Газа является законным средством для защиты безопасности Израиля и осуществляется на основе международного права (см. Конфликт у берегов Газы (2010)).

Согласно данным CNN, правительство Палестинской автономии по-прежнему считает, что в настоящее время сектор Газа находится в состоянии оккупации со стороны Израиля. По словам палестинского парламентария Ханан Ашрави, «Израиль имеет всю власть, но никаких обязанностей оккупирующей державы.»[6] . Однако при этом часто игнорируется тот факт, что Египет также осуществляет блокаду сектора Газа на их общей границе.

Под властью ХАМАСа

До победы ХАМАСа на выборах в июне 2007 года

Прогнозы израильских и международных политологов о нормализации отношений с Израилем после эвакуации израильских поселений не оправдались. 25 января 2006 года на первых на территории сектора Газа демократических выборах в Палестинский законодательный совет победу одержало[39] палестинское фундаменталистское исламистское движение «ХАМАС», признанное многими странами террористическим, получив 73 из 133 мест. В марте 2006 года правительство, сформированное «ХАМАСом», во главе с Исмаилом Ханией было приведено к присяге[40].

Поскольку программа «ХАМАСа» предполагает уничтожение государства Израиль и его замену на мусульманскую теократию[41], его руководство, придя к власти, отказалось признать ранее заключённые палестинцами соглашения с Израилем и разоружить своих боевиков. В результате, международное сообщество начало экономический бойкот Палестины.

ХАМАС также оказался в конфронтации с ФАТХ, из представителей которого в основном состояло правительство Автономии, а также продолжил обстрелы территории Израиля.

После выхода Израиля из Газы, ХАМАС резко ускорил наращивание своей военной мощи. Руководство военными приготовлениями осуществлялось штабом ХАМАСа в Сирии и опиралось на иранскую и сирийскую поддержку, а также на средства, поступающие из Ирана, арабо-мусульманского мира и даже из стран Запада[42].

В июле 2006 года, в ответ на обстрелы и похищение боевиками ХАМАСа израильского солдата Гилада Шалита, израильской армией была предпринята беспрецедентная военная операция «Летние дожди» по уничтожению боевиков террористических организаций «ХАМАС», «Бригады мучеников аль-Аксы» и других.

В декабре 2006 года в секторе Газа было совершено покушение на хамасовского премьера Палестины Исмаила Хания со стороны активистов ФАТХа[43].

В феврале 2007 года между руководителями ФАТХ и ХАМАС было достигнуто соглашение и создано коалиционное правительство.

Международное сообщество в очередной раз потребовало, чтобы новое правительство ПА признало Израиль, разоружило боевиков и прекратило насилие. Трёхсторонние переговоры между США, Палестинской автономией и Израилем закончились безрезультатно.

После победы ХАМАСа на выборах

В мае — июне 2007 года ХАМАС попытался отстранить от власти не подчиняющихся министру внутренних дел бывших полицейских — сторонников ФАТХа, которые сначала отказывались подчиняться правительству ФАТХа — ХАМАСа[44][45], а потом отказались увольняться с государственной службы. В ответ 14 июня президент Палестинской автономии и лидер ФАТХ Махмуд Аббас объявил о роспуске правительства, ввёл на территории автономии режим чрезвычайного положения и взял всю полноту власти в свои руки. В результате вспыхнувшей кровопролитной гражданской войны за власть[46], ХАМАС сохранил свои позиции лишь в секторе Газа, тогда как на Западном берегу реки Иордан власть сохранили сторонники Махмуда Аббаса[47]. Махмуд Аббас создал на Западном берегу новое правительство и назвал боевиков ХАМАС «террористами». Тем самым, Палестина раскололась на два враждебных образования: ХАМАС (Сектор Газа)[47] и ФАТХ (Западный берег реки Иордан).

В октябре 2007 года Израиль объявил сектор Газа «враждебным государственным образованием» и приступил к его частичной экономической блокаде, периодически отключая подачу электроэнергии, прекращая снабжение энергоносителями и т. д.[48] Спустя полгода в секторе Газа начался голод, спровоцировавший поток беженцев к израильским и египетским границам, что заставило власти Египта сломать кордоны между двумя странами[49].

Внутриполитическая ситуация в секторе Газа оставалась крайне нестабильной. Взрывоопасность обстановки обострялась фактом ежедневной контрабанды оружия из Египта через сеть подземных туннелей на границе с Египтом, а также одним из самых высоких уровней плотности населения и безработицы в мире. По мнению ряда как израильских, так и палестинских обозревателей, это привело к превращению сектора Газа в анклав анархии и терроризма[50][51].

Перемирие между ХАМАСом и Израилем в июне-декабре 2008 года

В июне 2008 года между Израилем и ХАМАСом было заключено перемирие на полгода. Однако продлилось оно лишь до начала ноября 2008 года (см.: Окончание перемирия). Стороны обвиняли в срыве перемирия друг друга. Усиленные ракетные обстрелы израильской территории возобновились.

Операция «Литой свинец» и её последствия

27 декабря 2008 года Израиль начал в секторе Газа широкомасштабную военную операцию «Литой свинец», целью которой ставилось прекращение восьмилетних ракетных обстрелов территории Израиля[52][53]. Решение о начале широкомасштабной операции было принято правительством Израиля после того, как по территории Израиля со стороны Сектора Газа были выпущены десятки неуправляемых реактивных снарядов[54].

ХАМАС был обвинён ООН в намеренном обстреле израильских гражданских лиц, в результате которых погибло 3 человека. В отчёте комиссии ООН по правам человека говорится, что многие действия как ХАМАСа, так и Израиля в ходе операции могут быть квалифицированы как военные преступления.

Израильским атакам подверглись полицейские участки, школы, больницы, склады ООН, мечети, различные правительственные здания, научное здание в исламском университете, начальная школа под управлением ООН в лагере беженцев, которые помимо своего прямого назначения, во многих случаях являлись местами хранения боеприпасов, местами пусков ракет, скопления террористов и ведения огня (см. Международное право и операция «Литой свинец»). Вследствие конфликта погибло около 1400 палестинцев, из них — по разным источникам — от 295 до 916 гражданских лиц, включая от 89 до 316 детей[55]. 50 000 человек было ранено, уничтожены тысячи домов, 10 школ, 14 мечетей[56], 34 медучреждения[57], частично или полностью разрушено 10 тыс. ферм[58], 800 из 2000 существующих в секторе водных колодцев[59], более 50 000 человек лишились крова, 400 000 — проточной воды[60]. Война породила острую нехватку продовольствия[61].

В статье председателя комиссии ООН Голдстоуна газете «Вашингтон пост» 1 апреля 2011 года, согласно вновь полученным им данным об израильских расследованиях случаев гибели палестинского мирного населения, он пришел к заключению, что «Израиль не проводил политики намеренных ударов по гражданскому населению»[62].

Операция «Облачный столп» и её последствия.

В ходе операции, проведенной Израилем с 14 по 21 ноября 2012 года после усиления ракетных обстрелов его территории, из сектора Газа было выпущено более 1500 ракет, Израиль атаковал более 1500 целей в секторе, включая пусковые ракетные шахты, контрабандные туннели, террористов, их руководителей и инфраструктуру ХАМАСа и Исламского джихада. В результате операции в секторе Газа погибли 100 человек, ранены 850. С израильской стороны 6 человек погибли, 239 были ранены.

Экономика

Экономика сектора была основана на мелком производстве, рыболовстве и сельском хозяйстве (выращивание цитрусовых). До начала Второй Интифады многие жители сектора работали в Израиле или на предприятиях в израильских поселениях в секторе. С начала интифады и особенно после того как в 2005 году Израиль оставил сектор, возможности работать в Израиле не стало. И так ничтожный экспорт прекратился в результате блокады, а множество мелких предприятий разорилось. Рыболовство затруднено, так как израильские катера ограничивают рыбакам выход в море.

Ситуация усугубляется тем, что более половины населения сектора составляют несовершеннолетние. По данным на 2010 год, 38 % населения проживало за чертой бедности[63]. В ходе войны начала 2009 года экономика сектора понесла дополнительный урон в 4 млрд долларов, было разрушено более 14 000 частных домов, десятки фабрик.

Согласно отчёту Палестинского центрального статистического бюро (Palestinian Central Bureau of Statistics), ситуация в 2011 году по сравнению с предыдущими годами улучшилась[64] , а именно:

1. Безработица составила 28,7 % в 2011 году (2010 году — 37,8 % , 2009 — 38,6 %)

2. Полная занятость населения 64,9 % в 2011 году (2010 — 56 % , 2009 — 55,9 %)

3. Занятых в сельском хозяйстве 9,6 % в 2011 году (2010 — 7,7 % , 2009 — 6,4 %)

4. Занятых в строительстве, благодаря послаблениям выросло до 6 % в 2011 году (2010 — 3 % , 2009 — 0,9 %)

5. Занятых на производстве 5,5 % в 2011 году (2010 — 4,8 %, 2009 — 5,4 %)

6. Занятые в сфере услуг 52,9 % в 2011 году (2010 — 60,6 % , 2009 — 63,3 %), но стоит обратить внимание на сильное возрастание в строительстве отелей и прочей инфраструктуры, что приведёт к большей занятости в сфере услуг в 2012 и 2013 годах).

Согласно сообщению сайта Армии обороны Израиля от 01.08.2011[65] , ВВП в Секторе Газа увеличился на 20 %, с $ 323 млн в первом квартале 2010 года до $ 401 млн в первом квартале 2011 года, а также снижение безработицы показывают улучшение финансового положения в Секторе Газа. Так же процветание экономики можно увидеть в открытии новых торговых центров в Секторе Газа.

Подполковник Kobi Gertzvolf, руководитель Департамента координации деятельности правительства на территориях (COGAT) объясняет, что улучшение экономического положения является "частью изменений в политике по отношению к гражданскому населению в Секторе Газа — увеличение различных типов и количества товаров, поступающих через КПП Керем-Шалом. Это привело к увеличению экономической составляющей в Секторе Газа, особенно местных отраслей промышленности (строительство, малая промышленность, сельское хозяйство и.т.д.). "

Подполковник Gertzvolf поясняет: «Больше примеров выражающих экономические преобразования включают в себя строительство отелей, которые будут открыты в ближайшие несколько месяцев, импорт современных автомобилей в сектор Газа и многие другие действия, улучшающие палестинскую экономику».

Согласно итогам деятельности департамента координации деятельности правительства Израиля на территориях (COGAT) за 2012 год[66]:

  • Израиль инвестировал 80 миллионов шекелей на модернизацию КПП Керем-Шалом, что позволило поднять число провозов до 400 грузовиков в день. Несмотря на это, через КПП проходит 300—350 грузовиков в день в связи с отсутствием спроса со стороны сектора Газа.
  • Количество(в тоннах) провозимых через КПП по сравнению с 2011 годом агрегатов выросло на 50 % , машин на 53 % , количество зерна уменьшилось на 2 %.
  • Количество провозимого горючего по сравнению с 2011 годом выросло — дизельное топливо для отопления в 2,5 раза, дизельное топливо для транспорта в 22 раза, бензина на 58 %, газа на 3 %.
  • В 2012 году экономика Газы продолжала расти, даже быстрее, чем экономика на Западном берегу реки Иордан. Этот рост был вызван в основном за счет быстрого расширения строительного сектора, несмотря на энергетический кризис в Газе и замедление в сельскохозяйственном секторе.
  • Безработица в 2012 году составила 31 % (согласно центральному статистического бюро ПА) — увеличение на 2,3 % по сравнению с 2011 годом. Строительный сектор в среднем вырос на 1,7 % с 2011 года, уровень экономической активности вырос на 1,8 % в 2012 году, достигнув 40,2 %.
  • Торговля — 21 120 бизнесменов пересекли КПП Израиля в сектор Газа(рост на 38 %).
  • В сектор Газа было пропущено 15 859 грузовых автомобилей (против 11 352 в 2011 году) для осуществления международных проектов. Также были утверждены 59 новых проектов.
  • Экспорт — в связи с расширением политики по отношению к населению сектора Газа в 2010 году, экспорт всех продуктов был разрешен для продажи за рубежом, в первую очередь в Европе, Северной Африке, Египте и Иордании. В этом году, торговцы Газы так же экспортировали мебель и текстиль в Палестинскую автономию на Западном берегу реки Иордан.
  • Сельскохозяйственная продукция — сельскохозяйственный сезон обычно длится с ноября по май следующего года. С ноября 2012 года до середины февраля 2013 (сельскохозяйственный сезон продолжается до сих пор) из Сектора Газа было экспортировано — томаты (27,8 тонн), томатов черри (80,6 тонн), овощной перец (15,5 тонн), различные травы (12,4 тонны), клубника (184 тонны) и более 2,2 миллионов цветов.
  • Электроэнергия — сектор Газа получает электроэнергию из 3-х ресурсов — 63 % поступают из Израиля, 14 % из Египта и 23 % производится в самом секторе Газа. Хотя поставки электроэнергии из Израиля оставалась неизменными, в Газе по-прежнему происходит примерно 8 часов отключений в день. Это вызвано тем, что сектор Газа испытывает дефицит 140 МВт в месяц из-за разрыва между спросом и предложением. Хотя производственные мощности Газы способны производить больше электроэнергии, постоянный дефицит топлива не позволяет использовать полную мощность. ПРООН работает с COGAT для координации пожертвования четырёх трансформаторов для электростанции в Газе, которые смогут увеличить мощности на 20 МВт, хотя дефицит топлива может уменьшить их эффективность. В рамках усилий по улучшению электроснабжения, Израиль инвестировал в модернизацию линии электропередачи Grizim, которая обеспечивает подачу электроэнергии для более чем 70 000 жителей на севере сектора Газа, в частности, в Бейт-Хануне и Бейт-Лахии.
  • Расход воды в секторе Газа 180 тыс. куб. м/год, 100 для бытового и промышленного потребления и 80 для сельского хозяйства. В Газе 146 легальных скважин и свыше 4000 незаконно пробуренных. Незаконно пробуренные скважины и перерасход из водоносного слоя создали новый кризис с водой. 90 % воды из водоносного горизонта не подходит для питья, и большинство жителей Газы в значительной степени зависят от систем бытовой фильтрации. Израиль предоставляет 5 млн кубометров пресной воды в год в Газу и одобрил строительство новой линии водоснабжения в Нахаль Оз. Под эгидой CMWU (организация, ответственная за услуги водоснабжения и канализации в Секторе Газа) работает завод по опреснению морской воды в Дир-эль-Балахе, который производит около 600 CM/day.
  • Количество израильских арабов пропущенных через пешеходный КПП Эрез в Сектор Газа выросло на 40 %. Также увеличилось на 20 % количество проходящих через КПП иностранцев и дипломатов. Сокращение бюрократии и улучшения в координации и взаимодействии, позволили сократить время ожидания на 35 %. Количество разрешений было уменьшено на 12,5 %. Это связано с тем, что разрешения были выданы на более длительный срок, что привело к увеличению количества пересечений КПП и к снижению общего количества разрешений.
  • Медицинская помощь — КПП Эрез всегда открыт для экстренной помощи. В 2012 году, даже во время операции Облачный столп, под угрозой нападения террористов и попадания ракет из сектора Газа, КПП был открыт. 94 % всех запросов на переход через КПП в 2012 году были утверждены. Были выданы 17 569 разрешений для пациентов и их сопровождающих.

Блокада

Экономически Газа сильно зависит от Израиля и Египта, а также международной гуманитарной и финансовой помощи. Грузы в сектор Газа возможно доставить только сухопутным путём через Израиль или Египет. В Газе нет порта. После подписания соглашений в Осло, в Газе при помощи европейских спонсоров было начато возведение гавани. Но в 2000 году Израиль разбомбил строящийся порт в ответ на убийство двух израильских солдат в Рамалле. Иностранные инвесторы прекратили строительство. С тех пор проекты строительства порта не возобновлялись.

В 1998 году Израиль позволил ПА открыть аэропорт в Газе. Из него производились еженедельные рейсы в некоторые арабские страны. 8 октября 2000 года после начала второй интифады Израиль закрыл этот аэропорт, а в декабре 2001 года бомбардировал и привел в негодность его взлетную полосу, так как, согласно израильским спецслужбам, через аэропорт проводилась контрабанда оружия в Газу, в том числе, и в личном вертолете Арафата, освобожденном от досмотра [67][68]. В 2005 году аэропорт был возвращен палестинской стороне в непригодном для использования состоянии, с тех пор он не функционировал[69].

После победы группировки ХАМАС на выборах в Палестинской автономии Израиль ввёл блокаду сектора Газа. После того как ХАМАС произвел переворот и захватил власть в секторе, Израиль ещё более усилил блокаду, что привело к тяжелой гуманитарной ситуации в секторе Газа[70]. В настоящее время Израиль пропускает в Газу лишь лекарства, продовольствие, моющие средства и топливо для электростанций в ограниченном количестве, причем бензин для частных машин не поставляется. Среди товаров, запрещенных к поставке в Газу — строительные материалы (включая цемент), холодильники, стиральные машины, запчасти для автомобилей, ткани, нитки, иголки, лампочки, спички, книги, музыкальные инструменты, мелки, одежда, обувь, матрасы, простыни, одеяла, ножи и ножницы, посуда и очки[71]. Запрещается так же ввозить некоторые виды продуктов — например чай, кофе или шоколад[71].

Запрет на ввоз строительных материалов особенно тяжёл для жителей сектора, поскольку тысячи частных домов и общественных зданий были разрушены в 2009 году израильской армией в ходе операции «Литой Свинец» и десятки тысяч людей остались без крыши над головой. Восстановление домов в условиях запрета на ввоз строительных материалов крайне затруднено. В конце 2009 года в секторе начали строить дома с использованием кирпичей, производимых на месте из смеси щебня, глины и соломы[72].

Согласно израильским властям, запрет на ввоз строительных материалов и металла существует в силу того, что они используются ХАМАСом для строительства военных укреплений, в том числе подземных бункеров, и изготовления ракет для обстрела территории Израиля[73].

Часть товаров, в том числе топливо, доставляется в сектор контрабандой из Египта через подземные тоннели, через которые также ввозится оружие. Эти туннели часто уничтожаются израильскими ВВС, а в последнее время и египетской стороной.

По свидетельству корреспондента французской газеты «Le Figaro» Адриен Жома:

«В городе Газа магазины переполнены самыми разнообразными товарами. Лотки ломятся от овощей и фруктов… ничто не говорит о каком-либо кризисе, и уж тем более о гуманитарном.» В то же время торговцы жалуются, что большинство этих товаров поступает в сектор контрабандой и что у жителей сектора нет денег, чтобы их покупать.[74]

В начале июня 2010 года в секторе Газа побывал датский репортер Стеффен Дженсен (Steffen Jensen). [75][76]

Агентство новостей «Палестина сегодня» поместило на своём сайте фоторепортажи о Газе. В частности, снимки с продуктово-товарного рынка[77][78]. В июне 2010 года после инцидента с захватом «Флотилии свободы», блокада сектора Газа со стороны Израиля и Египта была облегчена, а список товаров, разрешённых к ввозу, расширен. В то же время открытая поставка строительных материалов в сектор Газа остаётся, из-за блокады, крайне низкой и составляет около 4 % от требуемого количества. Жителям сектора приходится собирать строительные материалы в бывших разрушенных израильских поселениях. Такой сбор материалов часто опасен, так как происходит в близости от границы с Израилем, только за лето 2010 года израильские пограничники обстреляли и ранили 10 несовершеннолетних палестинцев, занятых сбором строительных материалов[79].

В марте 2011 года стало известно, что разрабатывается идея, согласно которой перед берегами сектора Газа власти Израиля планируют намыть искусственный остров, на котором будет создан морской порт и аэропорт, бухта для яхт и лодок, центры логистики, туристические зоны, отели, электрические подстанции, сооружения для опреснения воды и т. д. Все это предназначено для того, чтобы позволить сектору Газа обойтись без какого-либо израильского участия, без риска в сфере безопасности, а также предоставить возможность снять режим блокады сектора. Ориентировочная стоимость проекта — 5—10 млрд долларов, продолжительность строительства — 5—10 лет.

Министр транспорта Исраэль Кац заявил:
Новая государственная программа по отделению сектора Газа позволит палестинцам иметь морские порты и аэропорты, полностью контролируемые Израилем, а также создаст сотни тысяч рабочих мест и обеспечит экономическое процветание. Многие израильские, палестинские и зарубежные инвесторы и предприниматели выразили заинтересованность в участии в проекте.[80]

Согласно отчету агентства ООН по проблемам палестинских беженцев (БАПОР), изданному в июне 2011 года, количество малоимущих, живущих всего на 1 доллар в день, утроилось в секторе за 5 лет блокады и достигло 300 000 человек.[81].

Тем не менее, в апреле 2011 года заместитель директора организации «Красный Крест» в секторе Газа Матильда Редмат заявила, что «В секторе Газы нет гуманитарного кризиса»[82].

В июле 2011 года комиссия под руководством Джеффри Палмера, назначенной генеральным секретарем ООН Пан Ги Муном для расследования обстоятельств конфликта у берегов сектора Газа в 2010 году (Флотилия Свободы) признала в своем [web.archive.org/web/20120113104052/go.ynet.co.il/pic/news/Palmer-Committee-Final-report.pdf отчёте] законность морской блокады Газы:

Фундаментальный принцип свободы судоходства в открытом море подвержен только определённым, ограниченным исключениям в соответствии с международным правом. Израиль стоит перед реальной угрозой своей безопасности со стороны групп боевиков в секторе Газа. Морская блокада была введена в качестве законной меры безопасности для того, чтобы не допустить попадания оружия в Газу морским путём, и её осуществление выполнено в соответствии с требованиями международного права.

Города

Данные демографической статистики

На территории 360 км² по официальной оценке на 2014 год проживает 1 760 037 человек[5], по оценке ЦРУ США на июль 2014 года — 1 816 379 человек[2]. По другим оценкам, в 2004 году в секторе жило лишь около 1,07 млн человек вместо 1,41 млн жителей по официальным данным[83].

Главным источником доходов для местных жителей был экспорт сельскохозяйственной продукции, преимущественно цитрусовых, в Израиль. Однако после начала «интифады Аль Акса» в 2001 году Израиль практически закрыл границы.

Рождаемость в секторе Газа — одна из самых высоких в мире, больше половины населения моложе 15 лет, и численность населения удваивается каждые 2025 лет. Почти 3/4 населения — палестинские беженцы и их потомки (772 293 чел.[когда?]).

Данные, предоставленные палестинской администрацией[84][85]:

  • Рождаемость: 37,2 на 1000 человек (2011)
  • Смертность: 3,9 на 1000 (2011)
  • Чистый рост населения за счёт миграции: 1,54 на 1000
  • Детская смертность: 22,4 на 1000 живых новорожденных (2010)
  • Фертильность: 4,9 ребёнка на 1 женщину (2010)
  • Прирост населения: 3,77 %[86]

Израильские источники полагают, что есть основания для сомнений в этих данных, поскольку все показатели основаны на сообщениях Палестинской автономии, которая «не предоставляет никакой возможности серьёзной проверки этих данных». Среди израильских демографов нет единства мнений по этому поводу: профессор А. Софер полагает, что следует оперировать именно этими данными, поскольку других нет, но д-р Й. Эттингер и д-р Б. Циммерман (институт AIDRG) полагают (на основании сравнения с данными об эмиграции, данными больниц о рождаемости и др.), что показатели завышены, по крайней мере, на треть[87][88].

Границы

Филадельфийский коридор

Филадельфийский коридор — это граница между сектором Газа и Египтом протяженностью 20 км. Он начинается на территории Израиля неподалеку от мошава Керем Шалом, проходит через разделённый на две части (западную и восточную) город Рафиах и заканчивается неподалеку от развалин еврейского поселения Рафиах-Ям, снесённого после ухода Израиля из Газы в 2005 года. До размежевания с Газой в рамках соглашений в Осло коридор контролировала израильская армия. В 2005 году израильская армия была выведена из Филадельфийского коридора и передала контроль над границей Египту[89].

Разделительный барьер на границе Израиля и сектора Газа

В 1994 году, для обеспечения безопасности гражданского населения от проникновения террористов[90], Израиль начал возводить забор безопасности по периметру сектора Газа. В сентябре 2000 года, после начала Второй интифады, забор был во многих местах уничтожен палестинцами. В период с декабря 2000 года по июнь 2001 года забор был восстановлен израильтянами. Были добавлены современные средства наблюдения, а вдоль забора создана полоса отчуждения километровой ширины. Для плотно населенного сектора, ширина которого составляет 6 километров, это значительная площадь. Согласно данным комиссии ООН по нарушениям международных законов во время операции «Литой свинец», полоса отчуждения подобного размера серьёзно уменьшила площади под сельское хозяйство и промышленность[91].

Израильские солдаты имеют приказ стрелять в любого, кто попытается преодолеть забор и полосу отчуждения. Тем не менее, попытки со стороны населения сектора преодолеть забор безопасности совершаются регулярно, в том числе и несовершеннолетними[92].

Вдоль десятикилометровой границы сектора Газа с Египтом израильтяне воздвигли две параллельные стены. С начала второй интифады была создана стена из гофрированного железа и бетона, дополненная сверху колючей проволокой[93]. В 2004—2005 годах израильтяне воздвигли на этой границе ещё одну бетонную стену. Высота стены составляет 9 метров, и она оснащена современными средствами слежения. Стена также уходит и в глубь земли, чтобы предотвратить создание туннелей для контрабанды. Вдоль стены была создана 300-метровая полоса отчуждения. В результате строительства этой стены израильской армией были разрушены более 1800 палестинских домов в городе Рафиах, мешавших возведению стены. В результате 16 000 палестинцев лишились крова[94](недоступная ссылка).

Режим блокады Газы после строительства забора безопасности и принудительного выселения жителей Гуш-Катифа стал намного жёстче в сравнении с режимом в Иудее (северо-восточной) и Самарии (юго-восточной), где до сих пор территория загорожена только лёгкими ограждениями и колючей проволокой, регулярно прерывающимися контрольно-пропускными пунктами.

Напишите отзыв о статье "Сектор Газа"

Примечания

  1. Орфография: сектор Газа Лопатин В. В., Нечаева И. В., Чельцова Л. К. Прописная или строчная? Орфографический словарь. — М.: Эксмо, 2009. — С. 398. — 512 с.
  2. 1 2 3 [www.cia.gov/library/publications/the-world-factbook/geos/gz.html CIA — The World Factbook]
  3. [www.jewishvirtuallibrary.org/jsource/Peace/dop.html Declaration of Principles On Interim Self-Government Arrangements]
  4. [prrn.mcgill.ca/background/index.htm Palestinian Refugees: An Overview]
  5. 1 2 [www.pcbs.gov.ps/site/881/default.aspx#Population State of Palestine, Population] Palestinian Central Bureau of Statistics
  6. 1 2 [www.cnn.com/2009/WORLD/meast/01/06/israel.gaza.occupation.question/ Is Gaza 'occupied' territory? (CNN, January 6, 2009)]
    • The U.N. position
      • In February 2008, Secretary-General Ban was asked at a media availability whether Gaza is occupied territory. «I am not in a position to say on these legal matters», he responded.
      • The next day, at a press briefing, a reporter pointed out to a U.N. spokesman that the secretary-general had told Arab League representatives that Gaza was still considered occupied.
      • «Yes, the U.N. defines Gaza, the West Bank and East Jerusalem as Occupied Palestinian Territory. No, that definition hasn’t changed», the spokesman replied.
      • Farhan Haq, spokesman for the secretary-general, told CNN Monday that the official status of Gaza would change only through a decision of the U.N. Security Council.
    • The U.S. position
      • […] The U.S. State Department Web site also includes Gaza when it discusses the «occupied» territories. State Department spokeswoman Amanda Harper referred CNN Monday to the department’s Web site for any questions about the status of Gaza, and she noted that the Web site referred to the 2005 disengagement. When asked the department’s position on whether Gaza is still occupied, Harper said she would look into it.
      • She has not yet contacted CNN with any more information".
  7. Юрий ЛЕВЫКИН. [www.utro.ru/articles/2014/09/04/1211478.shtml Мирный план Путина не принесет Украине мира]. utro.ru (04 сентября, 02:17).
  8. История древнего Востока. Кн.1. Ч.2. М., 1988. С.434
  9. [nauka.bible.com.ua/bessmertie/2-06.htm Пять царских городов]
  10. [www.pravoslavie.ru/cgi-bin/sykon/client/display.pl?sid=338&did=597 Состояние Иерусалимской Церкви к началу IV века. Миссионерство]
  11. [www.krotov.info/acts/05/1/porfiry.htm Житие Порфирия Газского]
  12. [www.templarhistory.ru/home.php?BQkzie9EBf9g7kH%26velfzrj1F4vkE%266 История Ордена Тамплиеров]
  13. [www.templiers.info/cross_and_demilune/index.php?id=christian_east&christian_east=Baldwin_III_King_of_Jerusalem_01 Балдуин III Король Иерусалима]
  14. [www.egypt-info.ru/history/new/french_expedition.html Французская экспедиция]
  15. [www.all-news.net/politics/?id=32119 90 лет спустя: Турки хотят вернуться в Газу]
  16. [www.jewishvirtuallibrary.org/jsource/Peace/gaza_settlements.html A Brief History of the Gaza Settlements]
  17. [maof.rjews.net/content/view/10408/1/ Мы уходили из Газы и возвращались обратно, Юваль Арнон-Охана, 05.01.2006]
  18. [militera.lib.ru/h/sb_crusade_in_rossia/08.html Хаджи-Мурат Ибрагимбейли. «Особый штаб Ф»: арабские наемники на Восточном фронте]
  19. [ng.ru/politic/2009-11-11/4_hitler.html Исламский проект Третьего рейха]
  20. Даян М. Часть 2. Глава 9. // [lib.ru/HISTORY/DAYAN/bibliya.txt Жить с Библией] / пер. с англ. Н. Бартман. — Библиотека Алия, 1986. — 245 с. — ISBN 965-320-005-4.
  21. [www.mfa.gov.il/MFA/Foreign+Relations/Israels+Foreign+Relations+since+1947/1947-1974/20+Israel-s+border+and+security+problems-+article.htm Israel’s Border and Security Problems, article by Chief of Staff Dayan in «Foreign Affairs», XXXIII (January 1955), pp. 1­18.]
  22. [www.jewishvirtuallibrary.org/jsource/History/Suez_War.html The Suez War of 1956]
  23. См.также: [www.mfa.gov.il/MFA/Terrorism-+Obstacle+to+Peace/Palestinian+terror+before+2000/Which+Came+First-+Terrorism+or+Occupation+-+Major.htm Which Came First- Terrorism or Occupation — Major Arab Terrorist Attacks against Israelis Prior to the 1967 Six-Day War] МИД Израиля
  24. Ранее он считал нецелесообразным занятие Газы
  25. М. Даян, 1986, с.70-71
  26. [www.hrono.info/sobyt/1900sob/1967bvostok.html Шестидневная Война на Ближнем Востоке]
  27. [his.1september.ru/article.php?ID=200203705 Мира на Ближнем Востоке не будет?]. Проверено 8 сентября 2009. [www.webcitation.org/6196kpQmQ Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  28. 1 2 Георг Мордель. [mnenia.zahav.ru/ArticlePage.aspx?articleID=9839 Выбор: 30 лет мира или Кислый виноград] (12.04.2009). Проверено 8 сентября 2009. [www.webcitation.org/6196lViEj Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  29. [jig.ru/index4.php/2009/04/13/v-poiskax-uskolzayuschego-mira.html В поисках ускользающего мира.]. Проверено 8 сентября 2009. [www.webcitation.org/6196nDXXw Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  30. [www.haaretz.com/print-edition/opinion/begin-s-gamble-1.405174 Begin’s gamble] Moshe Arens. Haaretz. 3/01/12
  31. [middleeast.about.com/od/documents/a/camp-david-accords-text_2.htm Full Text: The 1978 Camp David Accords]
  32. [www.umsl.edu/services/govdocs/wofact2000/geos/gz.html#Econ Экономика сектора Газа по данным World Factbook за 2000 год]
  33. [gazeta.rjews.net/heinson.shtml Гуннар Хейнсон. Демографическая война Запада против Израиля]
  34. [www.gatestoneinstitute.org/3285/palestinian-employment «Как палестинцы продолжают стрелять себе в ногу»]
  35. см. Критика «Бецелема»
  36. [www.btselem.org/English/Statistics/Casualties.asp Fatalities 2000—2008 ] «Бецелем»
  37. [www.terrorism-info.org.il/ru/article/18677 Палестинские террористические организации, знающие о том, что ЦАХАЛ не будет намеренно атаковать мирных граждан, расширили в последнее время использование мирных жителей Автономии (включая женщин и детей) в качестве «живого щита» для своих баз и боевиков ]
  38. [www.terrorism-info.org.il/he/article/18555 Группа террористов вела обстрел из минометов со двора комплекса учебных заведений, расположенных в городе Бейт-Ханун в северной части сектора Газа.]
  39. [www.lenta.ru/story/palestine/ ХАМАС возглавил Палестину]
  40. [www.newsru.com/world/29mar2006/prinyal.html Аббас принял присягу нового палестинского правительства, сформированного «ХАМАСом»]
  41. [www.nytimes.com/2006/02/27/international/middleeast/27mideast.html?ex=1298696400&en=25164615c0b5f11c&ei=5090&partner=rssuserland&emc=rss Israeli Official Says Hamas Has Made Abbas Irrelevant — New York Times]
  42. terrorism-info.org: [www.terrorism-info.org.il/malam_multimedia/ru_n/pdf/hamas_080408r.pdf Военные приготовления ХАМАСа в секторе Газы (обновлено в апреле 2008 года)]
  43. [www.gazeta.ru/2006/12/15/oa_226601.shtml Аббас напал на ХАМАС]
  44. [news.strana.co.il/text/4/2784 Ссылка1]
  45. [www.russianchicago.com/common/arc/story.php?id_cat=4&id=271211 Ссылка 2]
  46. [www.isramir.com/content/view/5943/169/ Газа под контролем ХАМАСа, 19 June 2007 | Дов Конторер]
  47. 1 2 [rus.newsru.ua/world/15jun2007/gospodstvo.html#2 Боевики «ХАМАС» добились господства в секторе Газа]
  48. [web.archive.org/web/20090227125647/www.mk.ru/blogs/MK/2007/07/14/abroad/300501/ Генсек ООН призвал Израиль снять блокаду сектора Газа]
  49. [www.lenta.ru/news/2008/01/23/egypt2/ Хосни Мубарак санкционировал прорыв границы с сектором Газа]
  50. [newsru.co.il/press/11jan2006/ls_gaza.html La Stampa: «После ухода из сектора Газа эта зона превратилась в центр терроризма»]. NEWSru.com (11 января 2006). — интервью израильского генерала Яакова Амидрора итальянской газете La Stampa. Проверено 4 января 2009. [www.webcitation.org/614bWhdoO Архивировано из первоисточника 20 августа 2011].
  51. Лоренцо Кремонези. [newsru.co.il/press/30dec2005/cormazen.html Corriere Della Sera: «Абу Мазен потерпел провал, в Газе нет ни закона, ни порядка»]. NEWSru.com (30 декабря 2005). — интервью палестинской политической деятельницы Ханан Ашрауи итальянской газете Corriere Della Sera. Проверено 4 января 2009. [www.webcitation.org/614bY9eBw Архивировано из первоисточника 20 августа 2011].
  52. [www.polit.ru/analytics/2009/01/05/isr.html Свинцовый ответ радикалам]
  53. [www.rian.ru/world/20090104/158610578.html Саркози обвинил ХАМАС в «страданиях палестинского народа в Газе»]
  54. [fr.jpost.com/servlet/Satellite?pagename=JPost/JPArticle/ShowFull&cid=1229868837971 IDF gets green light to strike Hamas after rocket barrage]
  55. [news.bbc.co.uk/2/hi/middle_east/8428883.stm BBC News — Slow recovery from wounds of Gaza conflict<]
  56. postconflict.unep.ch/publications/UNEP_Gaza_EA.pdf
  57. [news.bbc.co.uk/2/hi/middle_east/7845428.stm BBC NEWS | Middle East | Gaza: Humanitarian situation]
  58. www.fao.org/fileadmin/templates/tc/tce/pdf/FAO_brief_on_Gaza_23_Jan_09.pdf
  59. [ipsnews.net/news.asp?idnews=47273 MIDEAST: Attack on Water Brings Sanitation Crisis — IPS ipsnews.net]
  60. [news.bbc.co.uk/2/hi/middle_east/7838618.stm BBC NEWS | Middle East | Gaza 'looks like earthquake zone']
  61. [unispal.un.org/UNISPAL.NSF/0/373CC85C90E938F485257574005E7B2B Gaza Emergency Food Security Assessment (EFSA) — FAO/WFP report (24 February 2009)]
  62. [news.israelinfo.ru/world/36662 Голдстоун изменил мнение о «Литом свинце»]
  63. [www.cia.gov/library/publications/the-world-factbook/geos/gz.html World FactBook — Gaza Strip]
  64. [www.pcbs.gov.ps/portals/_pcbs/PressRelease/Press_En_LFSQ2e_2012.pdf Palestinian National Authority Palestinian Central Bureau of Statistics]
  65. [www.idf.il/1283-12586-en/Dover.aspx Economic improvement in the Gaza Strip (Экономические улучшения в Секторе Газа]
  66. [www.cogat.idf.il/Sip_Storage/FILES/6/3916.pdf Доклад департамента координации деятельности правительства Израиля на территориях(COGAT)]
  67. [www.regiony.ru/politics/13381/ Иранские гости в Египте] Дов Конторер, «Вести», 26-11-2004
  68. [www.iimes.ru/rus/stat/2003/23-10-03.htm О. А. Зайцева, Конвейер мирных инициатив, 23-10-03]
  69. [www.btselem.org/english/gaza_strip/control_on_air_space_and_territorial_waters.asp Israel’s control of the airspace and the territorial waters of the Gaza Strip]
  70. www.kremlin.ru/news/7714 По завершении визита Президента России в Сирию состоялась встреча Дмитрия Медведева и Президента Сирии Башара Асада с главой политбюро ХАМАС Халедом Машаалем.
  71. 1 2 [www.perspektiva.co.il/show_file.asp?num=794 Что можно и чего нельзя ввозить в Газу?]
  72. [www.freegaza.org/en/home/56-news/1093-rebuilding-gazas-infrastructure-with-mud Rebuilding Gaza’s infrastructure with mud.]
  73. [www.zman.com/news/2010/03/16/70091.html Авигдор Либерман — генсеку ООН: «В ответ на жесты доброй воли Израиль получает только претензии»]
  74. [www.zman.com/news/2010/06/03/75921.html «Странная блокада» глазами французского журналиста]
  75. [www.zman.com/news/2010/06/19/77081.html Датский репортер: «Гуманитарный кризис в Газе? Какой кризис?!»]
  76. [elderofziyon.blogspot.com/2010/06/danish-report-from-gaza-wheres.html Danish report from Gaza: «Where’s the humanitarian crisis?»]
  77. [www.paltoday.ps/arabic/News-64161.html]
  78. [www.paltoday.ps/arabic/News-83425.html]
  79. [www.haaretz.com/print-edition/news/gaza-teens-brave-idf-fire-to-collect-salvaged-building-materials-1.318121 Gaza teens brave IDF fire to collect salvaged building materials] Хаарец 10.10.10
  80. [www.jewish.ru/news/israel/2011/03/news994295071.php Сектор Газа отделят от Израиля искусственным островом, 30.03.2011]
  81. [www.unrwa.org/etemplate.php?id=1007] Отчет БАПОР, июнь 2011
  82. [www.mignews.com/news/economics/world/210411_132559_78731.html Сектор Газы: с гуманитарным кризисом покончено, 21.04.2011]
  83. [israel.moy.su/publ/4-1-0-25 Похождения Чичикова в Палестинской автономии, или Миллион мёртвых душ]
  84. [www.pcbs.gov.ps/Portals/_PCBS/Downloads/book1855.pdf Palestine in Figures 2011 — Palestinian Central Bureau of Statistics]
  85. [www.pcbs.gov.ps/Portals/_PCBS/Downloads/book1863.pdf Palestinian Children — Issues and Statistics Annual Report, 2012]
  86. [www.CIA.gov/cia/publications/factbook/geos/gz.html CIA — The World Factbook]
  87. [israel.moy.su/publ/4-1-0-25 Похождения Чичикова в Палестинской автономии, или Миллион мёртвых душ — Политический анализ и комментарии — Каталог статей — Мой Израиль]
  88. [mignews.co.il/news/society/world/090314_154109_23043.html Рекордные показатели рождаемости в Израиле за 2013 год]
  89. Кравчик Е. [9tv.co.il/news/2008/03/02/4554.html Взгляд на Филадельфийский коридор из мошава Нетив а-Асара]. 9tv.co.il. Проверено 18 мая 2015.
  90. Barnard, Anne (2006-10-22). «Life in Gaza Steadily Worsens». The Boston Globe. www.boston.com/news/world/middleeast/articles/2006/10/22/life_in_gaza_steadily_worsens/.
  91. [www2.ohchr.org/english/bodies/hrcouncil/specialsession/9/docs/UNFFMGC_Report.pdf Human Rights in Palestine and Other Occupied Arab Territories — Report of the United Nations Fact Finding Mission on the Gaza Conflict]
  92. [lenta.ru/news/2011/04/05/gaza/ На севере сектора Газа израильским огнём убит палестинец: Мир: Lenta.ru]
  93. [Gaza: The Basics www.slate.com/id/2182754/]
  94. [www.reliefweb.int/library/documents/2004/hrw-opt-18oct.pdf Razing Rafah]

Ссылки

  • [www.mogaza.org Официальный сайт управления сектора Газа] (ар.)
  • [www.rian.ru/world/20081229/158308899.html Сектор Газа: история оккупаций палестинской территории. Справка]
  • [www.terrorism-info.org.il/malam_multimedia/ru_n/pdf/hamas_080408r.pdf Военные приготовления ХАМАСа в секторе Газа (обновлено в апреле 2008 года)]
  • [www.imf.org/external/np/wbg/2006/eng/rr/pdf/fis_1006.pdf Экономика сектора Газа. Источники финансирования] (англ.)
  • [www.lib.utexas.edu/maps/gazastrip.html Карты сектора Газа и Западного берега]
  • [ochaonline2.un.org/Default.aspx?tabid=8535 Карты сектора Газа и Западного берега]
  • [www.jcpa.org/JCPA/Templates/ShowPage.asp?DBID=1&LNGID=1&TMID=111&FID=443&PID=0&IID=4123 The Myth of the Siege of Gaza, Jonathan D. Halevi, No. 577 May-June 2010]
  • [www.st-andrews.ac.uk/~cstpv/jtr/v1i1/jtr1_1_marschall_aq_in_gaza.htm Al-Qaeda in Gaza: Isolating «the Base»]
  • Pnina Sharvit-Baruch [www.jcpa.org/text/israel-rights/kiyum-sharvit-baruch.pdf «Is the Gaza Strip Occupied by Israel?»]
  • [cursorinfo.co.il/news/pressa/2012/11/22/kak-hamas-zavel-gazu-v-islamskiy-tupik/ Le Figaro: как ХАМАС завел Газу в исламский тупик] (рус.). перевод. cursorinfo.co.il (22.11.2012). Проверено 24 ноября 2012. [www.webcitation.org/6CRCOawRP Архивировано из первоисточника 25 ноября 2012].

Отрывок, характеризующий Сектор Газа

Князь Андрей хотел тотчас же уехать, но княжна Марья упросила остаться еще день. В этот день князь Андрей не виделся с отцом, который не выходил и никого не пускал к себе, кроме m lle Bourienne и Тихона, и спрашивал несколько раз о том, уехал ли его сын. На другой день, перед отъездом, князь Андрей пошел на половину сына. Здоровый, по матери кудрявый мальчик сел ему на колени. Князь Андрей начал сказывать ему сказку о Синей Бороде, но, не досказав, задумался. Он думал не об этом хорошеньком мальчике сыне в то время, как он его держал на коленях, а думал о себе. Он с ужасом искал и не находил в себе ни раскаяния в том, что он раздражил отца, ни сожаления о том, что он (в ссоре в первый раз в жизни) уезжает от него. Главнее всего ему было то, что он искал и не находил той прежней нежности к сыну, которую он надеялся возбудить в себе, приласкав мальчика и посадив его к себе на колени.
– Ну, рассказывай же, – говорил сын. Князь Андрей, не отвечая ему, снял его с колон и пошел из комнаты.
Как только князь Андрей оставил свои ежедневные занятия, в особенности как только он вступил в прежние условия жизни, в которых он был еще тогда, когда он был счастлив, тоска жизни охватила его с прежней силой, и он спешил поскорее уйти от этих воспоминаний и найти поскорее какое нибудь дело.
– Ты решительно едешь, Andre? – сказала ему сестра.
– Слава богу, что могу ехать, – сказал князь Андрей, – очень жалею, что ты не можешь.
– Зачем ты это говоришь! – сказала княжна Марья. – Зачем ты это говоришь теперь, когда ты едешь на эту страшную войну и он так стар! M lle Bourienne говорила, что он спрашивал про тебя… – Как только она начала говорить об этом, губы ее задрожали и слезы закапали. Князь Андрей отвернулся от нее и стал ходить по комнате.
– Ах, боже мой! Боже мой! – сказал он. – И как подумаешь, что и кто – какое ничтожество может быть причиной несчастья людей! – сказал он со злобою, испугавшею княжну Марью.
Она поняла, что, говоря про людей, которых он называл ничтожеством, он разумел не только m lle Bourienne, делавшую его несчастие, но и того человека, который погубил его счастие.
– Andre, об одном я прошу, я умоляю тебя, – сказала она, дотрогиваясь до его локтя и сияющими сквозь слезы глазами глядя на него. – Я понимаю тебя (княжна Марья опустила глаза). Не думай, что горе сделали люди. Люди – орудие его. – Она взглянула немного повыше головы князя Андрея тем уверенным, привычным взглядом, с которым смотрят на знакомое место портрета. – Горе послано им, а не людьми. Люди – его орудия, они не виноваты. Ежели тебе кажется, что кто нибудь виноват перед тобой, забудь это и прости. Мы не имеем права наказывать. И ты поймешь счастье прощать.
– Ежели бы я был женщина, я бы это делал, Marie. Это добродетель женщины. Но мужчина не должен и не может забывать и прощать, – сказал он, и, хотя он до этой минуты не думал о Курагине, вся невымещенная злоба вдруг поднялась в его сердце. «Ежели княжна Марья уже уговаривает меня простить, то, значит, давно мне надо было наказать», – подумал он. И, не отвечая более княжне Марье, он стал думать теперь о той радостной, злобной минуте, когда он встретит Курагина, который (он знал) находится в армии.
Княжна Марья умоляла брата подождать еще день, говорила о том, что она знает, как будет несчастлив отец, ежели Андрей уедет, не помирившись с ним; но князь Андрей отвечал, что он, вероятно, скоро приедет опять из армии, что непременно напишет отцу и что теперь чем дольше оставаться, тем больше растравится этот раздор.
– Adieu, Andre! Rappelez vous que les malheurs viennent de Dieu, et que les hommes ne sont jamais coupables, [Прощай, Андрей! Помни, что несчастия происходят от бога и что люди никогда не бывают виноваты.] – были последние слова, которые он слышал от сестры, когда прощался с нею.
«Так это должно быть! – думал князь Андрей, выезжая из аллеи лысогорского дома. – Она, жалкое невинное существо, остается на съедение выжившему из ума старику. Старик чувствует, что виноват, но не может изменить себя. Мальчик мой растет и радуется жизни, в которой он будет таким же, как и все, обманутым или обманывающим. Я еду в армию, зачем? – сам не знаю, и желаю встретить того человека, которого презираю, для того чтобы дать ему случай убить меня и посмеяться надо мной!И прежде были все те же условия жизни, но прежде они все вязались между собой, а теперь все рассыпалось. Одни бессмысленные явления, без всякой связи, одно за другим представлялись князю Андрею.


Князь Андрей приехал в главную квартиру армии в конце июня. Войска первой армии, той, при которой находился государь, были расположены в укрепленном лагере у Дриссы; войска второй армии отступали, стремясь соединиться с первой армией, от которой – как говорили – они были отрезаны большими силами французов. Все были недовольны общим ходом военных дел в русской армии; но об опасности нашествия в русские губернии никто и не думал, никто и не предполагал, чтобы война могла быть перенесена далее западных польских губерний.
Князь Андрей нашел Барклая де Толли, к которому он был назначен, на берегу Дриссы. Так как не было ни одного большого села или местечка в окрестностях лагеря, то все огромное количество генералов и придворных, бывших при армии, располагалось в окружности десяти верст по лучшим домам деревень, по сю и по ту сторону реки. Барклай де Толли стоял в четырех верстах от государя. Он сухо и холодно принял Болконского и сказал своим немецким выговором, что он доложит о нем государю для определения ему назначения, а покамест просит его состоять при его штабе. Анатоля Курагина, которого князь Андрей надеялся найти в армии, не было здесь: он был в Петербурге, и это известие было приятно Болконскому. Интерес центра производящейся огромной войны занял князя Андрея, и он рад был на некоторое время освободиться от раздражения, которое производила в нем мысль о Курагине. В продолжение первых четырех дней, во время которых он не был никуда требуем, князь Андрей объездил весь укрепленный лагерь и с помощью своих знаний и разговоров с сведущими людьми старался составить себе о нем определенное понятие. Но вопрос о том, выгоден или невыгоден этот лагерь, остался нерешенным для князя Андрея. Он уже успел вывести из своего военного опыта то убеждение, что в военном деле ничего не значат самые глубокомысленно обдуманные планы (как он видел это в Аустерлицком походе), что все зависит от того, как отвечают на неожиданные и не могущие быть предвиденными действия неприятеля, что все зависит от того, как и кем ведется все дело. Для того чтобы уяснить себе этот последний вопрос, князь Андрей, пользуясь своим положением и знакомствами, старался вникнуть в характер управления армией, лиц и партий, участвовавших в оном, и вывел для себя следующее понятие о положении дел.
Когда еще государь был в Вильне, армия была разделена натрое: 1 я армия находилась под начальством Барклая де Толли, 2 я под начальством Багратиона, 3 я под начальством Тормасова. Государь находился при первой армии, но не в качестве главнокомандующего. В приказе не было сказано, что государь будет командовать, сказано только, что государь будет при армии. Кроме того, при государе лично не было штаба главнокомандующего, а был штаб императорской главной квартиры. При нем был начальник императорского штаба генерал квартирмейстер князь Волконский, генералы, флигель адъютанты, дипломатические чиновники и большое количество иностранцев, но не было штаба армии. Кроме того, без должности при государе находились: Аракчеев – бывший военный министр, граф Бенигсен – по чину старший из генералов, великий князь цесаревич Константин Павлович, граф Румянцев – канцлер, Штейн – бывший прусский министр, Армфельд – шведский генерал, Пфуль – главный составитель плана кампании, генерал адъютант Паулучи – сардинский выходец, Вольцоген и многие другие. Хотя эти лица и находились без военных должностей при армии, но по своему положению имели влияние, и часто корпусный начальник и даже главнокомандующий не знал, в качестве чего спрашивает или советует то или другое Бенигсен, или великий князь, или Аракчеев, или князь Волконский, и не знал, от его ли лица или от государя истекает такое то приказание в форме совета и нужно или не нужно исполнять его. Но это была внешняя обстановка, существенный же смысл присутствия государя и всех этих лиц, с придворной точки (а в присутствии государя все делаются придворными), всем был ясен. Он был следующий: государь не принимал на себя звания главнокомандующего, но распоряжался всеми армиями; люди, окружавшие его, были его помощники. Аракчеев был верный исполнитель блюститель порядка и телохранитель государя; Бенигсен был помещик Виленской губернии, который как будто делал les honneurs [был занят делом приема государя] края, а в сущности был хороший генерал, полезный для совета и для того, чтобы иметь его всегда наготове на смену Барклая. Великий князь был тут потому, что это было ему угодно. Бывший министр Штейн был тут потому, что он был полезен для совета, и потому, что император Александр высоко ценил его личные качества. Армфельд был злой ненавистник Наполеона и генерал, уверенный в себе, что имело всегда влияние на Александра. Паулучи был тут потому, что он был смел и решителен в речах, Генерал адъютанты были тут потому, что они везде были, где государь, и, наконец, – главное – Пфуль был тут потому, что он, составив план войны против Наполеона и заставив Александра поверить в целесообразность этого плана, руководил всем делом войны. При Пфуле был Вольцоген, передававший мысли Пфуля в более доступной форме, чем сам Пфуль, резкий, самоуверенный до презрения ко всему, кабинетный теоретик.
Кроме этих поименованных лиц, русских и иностранных (в особенности иностранцев, которые с смелостью, свойственной людям в деятельности среди чужой среды, каждый день предлагали новые неожиданные мысли), было еще много лиц второстепенных, находившихся при армии потому, что тут были их принципалы.
В числе всех мыслей и голосов в этом огромном, беспокойном, блестящем и гордом мире князь Андрей видел следующие, более резкие, подразделения направлений и партий.
Первая партия была: Пфуль и его последователи, теоретики войны, верящие в то, что есть наука войны и что в этой науке есть свои неизменные законы, законы облического движения, обхода и т. п. Пфуль и последователи его требовали отступления в глубь страны, отступления по точным законам, предписанным мнимой теорией войны, и во всяком отступлении от этой теории видели только варварство, необразованность или злонамеренность. К этой партии принадлежали немецкие принцы, Вольцоген, Винцингероде и другие, преимущественно немцы.
Вторая партия была противуположная первой. Как и всегда бывает, при одной крайности были представители другой крайности. Люди этой партии были те, которые еще с Вильны требовали наступления в Польшу и свободы от всяких вперед составленных планов. Кроме того, что представители этой партии были представители смелых действий, они вместе с тем и были представителями национальности, вследствие чего становились еще одностороннее в споре. Эти были русские: Багратион, начинавший возвышаться Ермолов и другие. В это время была распространена известная шутка Ермолова, будто бы просившего государя об одной милости – производства его в немцы. Люди этой партии говорили, вспоминая Суворова, что надо не думать, не накалывать иголками карту, а драться, бить неприятеля, не впускать его в Россию и не давать унывать войску.
К третьей партии, к которой более всего имел доверия государь, принадлежали придворные делатели сделок между обоими направлениями. Люди этой партии, большей частью не военные и к которой принадлежал Аракчеев, думали и говорили, что говорят обыкновенно люди, не имеющие убеждений, но желающие казаться за таковых. Они говорили, что, без сомнения, война, особенно с таким гением, как Бонапарте (его опять называли Бонапарте), требует глубокомысленнейших соображений, глубокого знания науки, и в этом деле Пфуль гениален; но вместе с тем нельзя не признать того, что теоретики часто односторонни, и потому не надо вполне доверять им, надо прислушиваться и к тому, что говорят противники Пфуля, и к тому, что говорят люди практические, опытные в военном деле, и изо всего взять среднее. Люди этой партии настояли на том, чтобы, удержав Дрисский лагерь по плану Пфуля, изменить движения других армий. Хотя этим образом действий не достигалась ни та, ни другая цель, но людям этой партии казалось так лучше.
Четвертое направление было направление, которого самым видным представителем был великий князь, наследник цесаревич, не могший забыть своего аустерлицкого разочарования, где он, как на смотр, выехал перед гвардиею в каске и колете, рассчитывая молодецки раздавить французов, и, попав неожиданно в первую линию, насилу ушел в общем смятении. Люди этой партии имели в своих суждениях и качество и недостаток искренности. Они боялись Наполеона, видели в нем силу, в себе слабость и прямо высказывали это. Они говорили: «Ничего, кроме горя, срама и погибели, из всего этого не выйдет! Вот мы оставили Вильну, оставили Витебск, оставим и Дриссу. Одно, что нам остается умного сделать, это заключить мир, и как можно скорее, пока не выгнали нас из Петербурга!»
Воззрение это, сильно распространенное в высших сферах армии, находило себе поддержку и в Петербурге, и в канцлере Румянцеве, по другим государственным причинам стоявшем тоже за мир.
Пятые были приверженцы Барклая де Толли, не столько как человека, сколько как военного министра и главнокомандующего. Они говорили: «Какой он ни есть (всегда так начинали), но он честный, дельный человек, и лучше его нет. Дайте ему настоящую власть, потому что война не может идти успешно без единства начальствования, и он покажет то, что он может сделать, как он показал себя в Финляндии. Ежели армия наша устроена и сильна и отступила до Дриссы, не понесши никаких поражений, то мы обязаны этим только Барклаю. Ежели теперь заменят Барклая Бенигсеном, то все погибнет, потому что Бенигсен уже показал свою неспособность в 1807 году», – говорили люди этой партии.
Шестые, бенигсенисты, говорили, напротив, что все таки не было никого дельнее и опытнее Бенигсена, и, как ни вертись, все таки придешь к нему. И люди этой партии доказывали, что все наше отступление до Дриссы было постыднейшее поражение и беспрерывный ряд ошибок. «Чем больше наделают ошибок, – говорили они, – тем лучше: по крайней мере, скорее поймут, что так не может идти. А нужен не какой нибудь Барклай, а человек, как Бенигсен, который показал уже себя в 1807 м году, которому отдал справедливость сам Наполеон, и такой человек, за которым бы охотно признавали власть, – и таковой есть только один Бенигсен».
Седьмые – были лица, которые всегда есть, в особенности при молодых государях, и которых особенно много было при императоре Александре, – лица генералов и флигель адъютантов, страстно преданные государю не как императору, но как человека обожающие его искренно и бескорыстно, как его обожал Ростов в 1805 м году, и видящие в нем не только все добродетели, но и все качества человеческие. Эти лица хотя и восхищались скромностью государя, отказывавшегося от командования войсками, но осуждали эту излишнюю скромность и желали только одного и настаивали на том, чтобы обожаемый государь, оставив излишнее недоверие к себе, объявил открыто, что он становится во главе войска, составил бы при себе штаб квартиру главнокомандующего и, советуясь, где нужно, с опытными теоретиками и практиками, сам бы вел свои войска, которых одно это довело бы до высшего состояния воодушевления.
Восьмая, самая большая группа людей, которая по своему огромному количеству относилась к другим, как 99 к 1 му, состояла из людей, не желавших ни мира, ни войны, ни наступательных движений, ни оборонительного лагеря ни при Дриссе, ни где бы то ни было, ни Барклая, ни государя, ни Пфуля, ни Бенигсена, но желающих только одного, и самого существенного: наибольших для себя выгод и удовольствий. В той мутной воде перекрещивающихся и перепутывающихся интриг, которые кишели при главной квартире государя, в весьма многом можно было успеть в таком, что немыслимо бы было в другое время. Один, не желая только потерять своего выгодного положения, нынче соглашался с Пфулем, завтра с противником его, послезавтра утверждал, что не имеет никакого мнения об известном предмете, только для того, чтобы избежать ответственности и угодить государю. Другой, желающий приобрести выгоды, обращал на себя внимание государя, громко крича то самое, на что намекнул государь накануне, спорил и кричал в совете, ударяя себя в грудь и вызывая несоглашающихся на дуэль и тем показывая, что он готов быть жертвою общей пользы. Третий просто выпрашивал себе, между двух советов и в отсутствие врагов, единовременное пособие за свою верную службу, зная, что теперь некогда будет отказать ему. Четвертый нечаянно все попадался на глаза государю, отягченный работой. Пятый, для того чтобы достигнуть давно желанной цели – обеда у государя, ожесточенно доказывал правоту или неправоту вновь выступившего мнения и для этого приводил более или менее сильные и справедливые доказательства.
Все люди этой партии ловили рубли, кресты, чины и в этом ловлении следили только за направлением флюгера царской милости, и только что замечали, что флюгер обратился в одну сторону, как все это трутневое население армии начинало дуть в ту же сторону, так что государю тем труднее было повернуть его в другую. Среди неопределенности положения, при угрожающей, серьезной опасности, придававшей всему особенно тревожный характер, среди этого вихря интриг, самолюбий, столкновений различных воззрений и чувств, при разноплеменности всех этих лиц, эта восьмая, самая большая партия людей, нанятых личными интересами, придавала большую запутанность и смутность общему делу. Какой бы ни поднимался вопрос, а уж рой этих трутней, не оттрубив еще над прежней темой, перелетал на новую и своим жужжанием заглушал и затемнял искренние, спорящие голоса.
Из всех этих партий, в то самое время, как князь Андрей приехал к армии, собралась еще одна, девятая партия, начинавшая поднимать свой голос. Это была партия людей старых, разумных, государственно опытных и умевших, не разделяя ни одного из противоречащих мнений, отвлеченно посмотреть на все, что делалось при штабе главной квартиры, и обдумать средства к выходу из этой неопределенности, нерешительности, запутанности и слабости.
Люди этой партии говорили и думали, что все дурное происходит преимущественно от присутствия государя с военным двором при армии; что в армию перенесена та неопределенная, условная и колеблющаяся шаткость отношений, которая удобна при дворе, но вредна в армии; что государю нужно царствовать, а не управлять войском; что единственный выход из этого положения есть отъезд государя с его двором из армии; что одно присутствие государя парализует пятьдесят тысяч войска, нужных для обеспечения его личной безопасности; что самый плохой, но независимый главнокомандующий будет лучше самого лучшего, но связанного присутствием и властью государя.
В то самое время как князь Андрей жил без дела при Дриссе, Шишков, государственный секретарь, бывший одним из главных представителей этой партии, написал государю письмо, которое согласились подписать Балашев и Аракчеев. В письме этом, пользуясь данным ему от государя позволением рассуждать об общем ходе дел, он почтительно и под предлогом необходимости для государя воодушевить к войне народ в столице, предлагал государю оставить войско.
Одушевление государем народа и воззвание к нему для защиты отечества – то самое (насколько оно произведено было личным присутствием государя в Москве) одушевление народа, которое было главной причиной торжества России, было представлено государю и принято им как предлог для оставления армии.

Х
Письмо это еще не было подано государю, когда Барклай за обедом передал Болконскому, что государю лично угодно видеть князя Андрея, для того чтобы расспросить его о Турции, и что князь Андрей имеет явиться в квартиру Бенигсена в шесть часов вечера.
В этот же день в квартире государя было получено известие о новом движении Наполеона, могущем быть опасным для армии, – известие, впоследствии оказавшееся несправедливым. И в это же утро полковник Мишо, объезжая с государем дрисские укрепления, доказывал государю, что укрепленный лагерь этот, устроенный Пфулем и считавшийся до сих пор chef d'?uvr'ом тактики, долженствующим погубить Наполеона, – что лагерь этот есть бессмыслица и погибель русской армии.
Князь Андрей приехал в квартиру генерала Бенигсена, занимавшего небольшой помещичий дом на самом берегу реки. Ни Бенигсена, ни государя не было там, но Чернышев, флигель адъютант государя, принял Болконского и объявил ему, что государь поехал с генералом Бенигсеном и с маркизом Паулучи другой раз в нынешний день для объезда укреплений Дрисского лагеря, в удобности которого начинали сильно сомневаться.
Чернышев сидел с книгой французского романа у окна первой комнаты. Комната эта, вероятно, была прежде залой; в ней еще стоял орган, на который навалены были какие то ковры, и в одном углу стояла складная кровать адъютанта Бенигсена. Этот адъютант был тут. Он, видно, замученный пирушкой или делом, сидел на свернутой постеле и дремал. Из залы вели две двери: одна прямо в бывшую гостиную, другая направо в кабинет. Из первой двери слышались голоса разговаривающих по немецки и изредка по французски. Там, в бывшей гостиной, были собраны, по желанию государя, не военный совет (государь любил неопределенность), но некоторые лица, которых мнение о предстоящих затруднениях он желал знать. Это не был военный совет, но как бы совет избранных для уяснения некоторых вопросов лично для государя. На этот полусовет были приглашены: шведский генерал Армфельд, генерал адъютант Вольцоген, Винцингероде, которого Наполеон называл беглым французским подданным, Мишо, Толь, вовсе не военный человек – граф Штейн и, наконец, сам Пфуль, который, как слышал князь Андрей, был la cheville ouvriere [основою] всего дела. Князь Андрей имел случай хорошо рассмотреть его, так как Пфуль вскоре после него приехал и прошел в гостиную, остановившись на минуту поговорить с Чернышевым.
Пфуль с первого взгляда, в своем русском генеральском дурно сшитом мундире, который нескладно, как на наряженном, сидел на нем, показался князю Андрею как будто знакомым, хотя он никогда не видал его. В нем был и Вейротер, и Мак, и Шмидт, и много других немецких теоретиков генералов, которых князю Андрею удалось видеть в 1805 м году; но он был типичнее всех их. Такого немца теоретика, соединявшего в себе все, что было в тех немцах, еще никогда не видал князь Андрей.
Пфуль был невысок ростом, очень худ, но ширококост, грубого, здорового сложения, с широким тазом и костлявыми лопатками. Лицо у него было очень морщинисто, с глубоко вставленными глазами. Волоса его спереди у висков, очевидно, торопливо были приглажены щеткой, сзади наивно торчали кисточками. Он, беспокойно и сердито оглядываясь, вошел в комнату, как будто он всего боялся в большой комнате, куда он вошел. Он, неловким движением придерживая шпагу, обратился к Чернышеву, спрашивая по немецки, где государь. Ему, видно, как можно скорее хотелось пройти комнаты, окончить поклоны и приветствия и сесть за дело перед картой, где он чувствовал себя на месте. Он поспешно кивал головой на слова Чернышева и иронически улыбался, слушая его слова о том, что государь осматривает укрепления, которые он, сам Пфуль, заложил по своей теории. Он что то басисто и круто, как говорят самоуверенные немцы, проворчал про себя: Dummkopf… или: zu Grunde die ganze Geschichte… или: s'wird was gescheites d'raus werden… [глупости… к черту все дело… (нем.) ] Князь Андрей не расслышал и хотел пройти, но Чернышев познакомил князя Андрея с Пфулем, заметив, что князь Андрей приехал из Турции, где так счастливо кончена война. Пфуль чуть взглянул не столько на князя Андрея, сколько через него, и проговорил смеясь: «Da muss ein schoner taktischcr Krieg gewesen sein». [«То то, должно быть, правильно тактическая была война.» (нем.) ] – И, засмеявшись презрительно, прошел в комнату, из которой слышались голоса.
Видно, Пфуль, уже всегда готовый на ироническое раздражение, нынче был особенно возбужден тем, что осмелились без него осматривать его лагерь и судить о нем. Князь Андрей по одному короткому этому свиданию с Пфулем благодаря своим аустерлицким воспоминаниям составил себе ясную характеристику этого человека. Пфуль был один из тех безнадежно, неизменно, до мученичества самоуверенных людей, которыми только бывают немцы, и именно потому, что только немцы бывают самоуверенными на основании отвлеченной идеи – науки, то есть мнимого знания совершенной истины. Француз бывает самоуверен потому, что он почитает себя лично, как умом, так и телом, непреодолимо обворожительным как для мужчин, так и для женщин. Англичанин самоуверен на том основании, что он есть гражданин благоустроеннейшего в мире государства, и потому, как англичанин, знает всегда, что ему делать нужно, и знает, что все, что он делает как англичанин, несомненно хорошо. Итальянец самоуверен потому, что он взволнован и забывает легко и себя и других. Русский самоуверен именно потому, что он ничего не знает и знать не хочет, потому что не верит, чтобы можно было вполне знать что нибудь. Немец самоуверен хуже всех, и тверже всех, и противнее всех, потому что он воображает, что знает истину, науку, которую он сам выдумал, но которая для него есть абсолютная истина. Таков, очевидно, был Пфуль. У него была наука – теория облического движения, выведенная им из истории войн Фридриха Великого, и все, что встречалось ему в новейшей истории войн Фридриха Великого, и все, что встречалось ему в новейшей военной истории, казалось ему бессмыслицей, варварством, безобразным столкновением, в котором с обеих сторон было сделано столько ошибок, что войны эти не могли быть названы войнами: они не подходили под теорию и не могли служить предметом науки.
В 1806 м году Пфуль был одним из составителей плана войны, кончившейся Иеной и Ауерштетом; но в исходе этой войны он не видел ни малейшего доказательства неправильности своей теории. Напротив, сделанные отступления от его теории, по его понятиям, были единственной причиной всей неудачи, и он с свойственной ему радостной иронией говорил: «Ich sagte ja, daji die ganze Geschichte zum Teufel gehen wird». [Ведь я же говорил, что все дело пойдет к черту (нем.) ] Пфуль был один из тех теоретиков, которые так любят свою теорию, что забывают цель теории – приложение ее к практике; он в любви к теории ненавидел всякую практику и знать ее не хотел. Он даже радовался неуспеху, потому что неуспех, происходивший от отступления в практике от теории, доказывал ему только справедливость его теории.
Он сказал несколько слов с князем Андреем и Чернышевым о настоящей войне с выражением человека, который знает вперед, что все будет скверно и что даже не недоволен этим. Торчавшие на затылке непричесанные кисточки волос и торопливо прилизанные височки особенно красноречиво подтверждали это.
Он прошел в другую комнату, и оттуда тотчас же послышались басистые и ворчливые звуки его голоса.


Не успел князь Андрей проводить глазами Пфуля, как в комнату поспешно вошел граф Бенигсен и, кивнув головой Болконскому, не останавливаясь, прошел в кабинет, отдавая какие то приказания своему адъютанту. Государь ехал за ним, и Бенигсен поспешил вперед, чтобы приготовить кое что и успеть встретить государя. Чернышев и князь Андрей вышли на крыльцо. Государь с усталым видом слезал с лошади. Маркиз Паулучи что то говорил государю. Государь, склонив голову налево, с недовольным видом слушал Паулучи, говорившего с особенным жаром. Государь тронулся вперед, видимо, желая окончить разговор, но раскрасневшийся, взволнованный итальянец, забывая приличия, шел за ним, продолжая говорить:
– Quant a celui qui a conseille ce camp, le camp de Drissa, [Что же касается того, кто присоветовал Дрисский лагерь,] – говорил Паулучи, в то время как государь, входя на ступеньки и заметив князя Андрея, вглядывался в незнакомое ему лицо.
– Quant a celui. Sire, – продолжал Паулучи с отчаянностью, как будто не в силах удержаться, – qui a conseille le camp de Drissa, je ne vois pas d'autre alternative que la maison jaune ou le gibet. [Что же касается, государь, до того человека, который присоветовал лагерь при Дрисее, то для него, по моему мнению, есть только два места: желтый дом или виселица.] – Не дослушав и как будто не слыхав слов итальянца, государь, узнав Болконского, милостиво обратился к нему:
– Очень рад тебя видеть, пройди туда, где они собрались, и подожди меня. – Государь прошел в кабинет. За ним прошел князь Петр Михайлович Волконский, барон Штейн, и за ними затворились двери. Князь Андрей, пользуясь разрешением государя, прошел с Паулучи, которого он знал еще в Турции, в гостиную, где собрался совет.
Князь Петр Михайлович Волконский занимал должность как бы начальника штаба государя. Волконский вышел из кабинета и, принеся в гостиную карты и разложив их на столе, передал вопросы, на которые он желал слышать мнение собранных господ. Дело было в том, что в ночь было получено известие (впоследствии оказавшееся ложным) о движении французов в обход Дрисского лагеря.
Первый начал говорить генерал Армфельд, неожиданно, во избежание представившегося затруднения, предложив совершенно новую, ничем (кроме как желанием показать, что он тоже может иметь мнение) не объяснимую позицию в стороне от Петербургской и Московской дорог, на которой, по его мнению, армия должна была, соединившись, ожидать неприятеля. Видно было, что этот план давно был составлен Армфельдом и что он теперь изложил его не столько с целью отвечать на предлагаемые вопросы, на которые план этот не отвечал, сколько с целью воспользоваться случаем высказать его. Это было одно из миллионов предположений, которые так же основательно, как и другие, можно было делать, не имея понятия о том, какой характер примет война. Некоторые оспаривали его мнение, некоторые защищали его. Молодой полковник Толь горячее других оспаривал мнение шведского генерала и во время спора достал из бокового кармана исписанную тетрадь, которую он попросил позволения прочесть. В пространно составленной записке Толь предлагал другой – совершенно противный и плану Армфельда и плану Пфуля – план кампании. Паулучи, возражая Толю, предложил план движения вперед и атаки, которая одна, по его словам, могла вывести нас из неизвестности и западни, как он называл Дрисский лагерь, в которой мы находились. Пфуль во время этих споров и его переводчик Вольцоген (его мост в придворном отношении) молчали. Пфуль только презрительно фыркал и отворачивался, показывая, что он никогда не унизится до возражения против того вздора, который он теперь слышит. Но когда князь Волконский, руководивший прениями, вызвал его на изложение своего мнения, он только сказал:
– Что же меня спрашивать? Генерал Армфельд предложил прекрасную позицию с открытым тылом. Или атаку von diesem italienischen Herrn, sehr schon! [этого итальянского господина, очень хорошо! (нем.) ] Или отступление. Auch gut. [Тоже хорошо (нем.) ] Что ж меня спрашивать? – сказал он. – Ведь вы сами знаете все лучше меня. – Но когда Волконский, нахмурившись, сказал, что он спрашивает его мнение от имени государя, то Пфуль встал и, вдруг одушевившись, начал говорить:
– Все испортили, все спутали, все хотели знать лучше меня, а теперь пришли ко мне: как поправить? Нечего поправлять. Надо исполнять все в точности по основаниям, изложенным мною, – говорил он, стуча костлявыми пальцами по столу. – В чем затруднение? Вздор, Kinder spiel. [детские игрушки (нем.) ] – Он подошел к карте и стал быстро говорить, тыкая сухим пальцем по карте и доказывая, что никакая случайность не может изменить целесообразности Дрисского лагеря, что все предвидено и что ежели неприятель действительно пойдет в обход, то неприятель должен быть неминуемо уничтожен.
Паулучи, не знавший по немецки, стал спрашивать его по французски. Вольцоген подошел на помощь своему принципалу, плохо говорившему по французски, и стал переводить его слова, едва поспевая за Пфулем, который быстро доказывал, что все, все, не только то, что случилось, но все, что только могло случиться, все было предвидено в его плане, и что ежели теперь были затруднения, то вся вина была только в том, что не в точности все исполнено. Он беспрестанно иронически смеялся, доказывал и, наконец, презрительно бросил доказывать, как бросает математик поверять различными способами раз доказанную верность задачи. Вольцоген заменил его, продолжая излагать по французски его мысли и изредка говоря Пфулю: «Nicht wahr, Exellenz?» [Не правда ли, ваше превосходительство? (нем.) ] Пфуль, как в бою разгоряченный человек бьет по своим, сердито кричал на Вольцогена:
– Nun ja, was soll denn da noch expliziert werden? [Ну да, что еще тут толковать? (нем.) ] – Паулучи и Мишо в два голоса нападали на Вольцогена по французски. Армфельд по немецки обращался к Пфулю. Толь по русски объяснял князю Волконскому. Князь Андрей молча слушал и наблюдал.
Из всех этих лиц более всех возбуждал участие в князе Андрее озлобленный, решительный и бестолково самоуверенный Пфуль. Он один из всех здесь присутствовавших лиц, очевидно, ничего не желал для себя, ни к кому не питал вражды, а желал только одного – приведения в действие плана, составленного по теории, выведенной им годами трудов. Он был смешон, был неприятен своей ироничностью, но вместе с тем он внушал невольное уважение своей беспредельной преданностью идее. Кроме того, во всех речах всех говоривших была, за исключением Пфуля, одна общая черта, которой не было на военном совете в 1805 м году, – это был теперь хотя и скрываемый, но панический страх перед гением Наполеона, страх, который высказывался в каждом возражении. Предполагали для Наполеона всё возможным, ждали его со всех сторон и его страшным именем разрушали предположения один другого. Один Пфуль, казалось, и его, Наполеона, считал таким же варваром, как и всех оппонентов своей теории. Но, кроме чувства уважения, Пфуль внушал князю Андрею и чувство жалости. По тому тону, с которым с ним обращались придворные, по тому, что позволил себе сказать Паулучи императору, но главное по некоторой отчаянности выражении самого Пфуля, видно было, что другие знали и он сам чувствовал, что падение его близко. И, несмотря на свою самоуверенность и немецкую ворчливую ироничность, он был жалок с своими приглаженными волосами на височках и торчавшими на затылке кисточками. Он, видимо, хотя и скрывал это под видом раздражения и презрения, он был в отчаянии оттого, что единственный теперь случай проверить на огромном опыте и доказать всему миру верность своей теории ускользал от него.
Прения продолжались долго, и чем дольше они продолжались, тем больше разгорались споры, доходившие до криков и личностей, и тем менее было возможно вывести какое нибудь общее заключение из всего сказанного. Князь Андрей, слушая этот разноязычный говор и эти предположения, планы и опровержения и крики, только удивлялся тому, что они все говорили. Те, давно и часто приходившие ему во время его военной деятельности, мысли, что нет и не может быть никакой военной науки и поэтому не может быть никакого так называемого военного гения, теперь получили для него совершенную очевидность истины. «Какая же могла быть теория и наука в деле, которого условия и обстоятельства неизвестны и не могут быть определены, в котором сила деятелей войны еще менее может быть определена? Никто не мог и не может знать, в каком будет положении наша и неприятельская армия через день, и никто не может знать, какая сила этого или того отряда. Иногда, когда нет труса впереди, который закричит: „Мы отрезаны! – и побежит, а есть веселый, смелый человек впереди, который крикнет: «Ура! – отряд в пять тысяч стоит тридцати тысяч, как под Шепграбеном, а иногда пятьдесят тысяч бегут перед восемью, как под Аустерлицем. Какая же может быть наука в таком деле, в котором, как во всяком практическом деле, ничто не может быть определено и все зависит от бесчисленных условий, значение которых определяется в одну минуту, про которую никто не знает, когда она наступит. Армфельд говорит, что наша армия отрезана, а Паулучи говорит, что мы поставили французскую армию между двух огней; Мишо говорит, что негодность Дрисского лагеря состоит в том, что река позади, а Пфуль говорит, что в этом его сила. Толь предлагает один план, Армфельд предлагает другой; и все хороши, и все дурны, и выгоды всякого положения могут быть очевидны только в тот момент, когда совершится событие. И отчего все говорят: гений военный? Разве гений тот человек, который вовремя успеет велеть подвезти сухари и идти тому направо, тому налево? Оттого только, что военные люди облечены блеском и властью и массы подлецов льстят власти, придавая ей несвойственные качества гения, их называют гениями. Напротив, лучшие генералы, которых я знал, – глупые или рассеянные люди. Лучший Багратион, – сам Наполеон признал это. А сам Бонапарте! Я помню самодовольное и ограниченное его лицо на Аустерлицком поле. Не только гения и каких нибудь качеств особенных не нужно хорошему полководцу, но, напротив, ему нужно отсутствие самых лучших высших, человеческих качеств – любви, поэзии, нежности, философского пытливого сомнения. Он должен быть ограничен, твердо уверен в том, что то, что он делает, очень важно (иначе у него недостанет терпения), и тогда только он будет храбрый полководец. Избави бог, коли он человек, полюбит кого нибудь, пожалеет, подумает о том, что справедливо и что нет. Понятно, что исстари еще для них подделали теорию гениев, потому что они – власть. Заслуга в успехе военного дела зависит не от них, а от того человека, который в рядах закричит: пропали, или закричит: ура! И только в этих рядах можно служить с уверенностью, что ты полезен!“
Так думал князь Андрей, слушая толки, и очнулся только тогда, когда Паулучи позвал его и все уже расходились.
На другой день на смотру государь спросил у князя Андрея, где он желает служить, и князь Андрей навеки потерял себя в придворном мире, не попросив остаться при особе государя, а попросив позволения служить в армии.


Ростов перед открытием кампании получил письмо от родителей, в котором, кратко извещая его о болезни Наташи и о разрыве с князем Андреем (разрыв этот объясняли ему отказом Наташи), они опять просили его выйти в отставку и приехать домой. Николай, получив это письмо, и не попытался проситься в отпуск или отставку, а написал родителям, что очень жалеет о болезни и разрыве Наташи с ее женихом и что он сделает все возможное для того, чтобы исполнить их желание. Соне он писал отдельно.
«Обожаемый друг души моей, – писал он. – Ничто, кроме чести, не могло бы удержать меня от возвращения в деревню. Но теперь, перед открытием кампании, я бы счел себя бесчестным не только перед всеми товарищами, но и перед самим собою, ежели бы я предпочел свое счастие своему долгу и любви к отечеству. Но это последняя разлука. Верь, что тотчас после войны, ежели я буду жив и все любим тобою, я брошу все и прилечу к тебе, чтобы прижать тебя уже навсегда к моей пламенной груди».
Действительно, только открытие кампании задержало Ростова и помешало ему приехать – как он обещал – и жениться на Соне. Отрадненская осень с охотой и зима со святками и с любовью Сони открыли ему перспективу тихих дворянских радостей и спокойствия, которых он не знал прежде и которые теперь манили его к себе. «Славная жена, дети, добрая стая гончих, лихие десять – двенадцать свор борзых, хозяйство, соседи, служба по выборам! – думал он. Но теперь была кампания, и надо было оставаться в полку. А так как это надо было, то Николай Ростов, по своему характеру, был доволен и той жизнью, которую он вел в полку, и сумел сделать себе эту жизнь приятною.
Приехав из отпуска, радостно встреченный товарищами, Николай был посылал за ремонтом и из Малороссии привел отличных лошадей, которые радовали его и заслужили ему похвалы от начальства. В отсутствие его он был произведен в ротмистры, и когда полк был поставлен на военное положение с увеличенным комплектом, он опять получил свой прежний эскадрон.
Началась кампания, полк был двинут в Польшу, выдавалось двойное жалованье, прибыли новые офицеры, новые люди, лошади; и, главное, распространилось то возбужденно веселое настроение, которое сопутствует началу войны; и Ростов, сознавая свое выгодное положение в полку, весь предался удовольствиям и интересам военной службы, хотя и знал, что рано или поздно придется их покинуть.
Войска отступали от Вильны по разным сложным государственным, политическим и тактическим причинам. Каждый шаг отступления сопровождался сложной игрой интересов, умозаключений и страстей в главном штабе. Для гусар же Павлоградского полка весь этот отступательный поход, в лучшую пору лета, с достаточным продовольствием, был самым простым и веселым делом. Унывать, беспокоиться и интриговать могли в главной квартире, а в глубокой армии и не спрашивали себя, куда, зачем идут. Если жалели, что отступают, то только потому, что надо было выходить из обжитой квартиры, от хорошенькой панны. Ежели и приходило кому нибудь в голову, что дела плохи, то, как следует хорошему военному человеку, тот, кому это приходило в голову, старался быть весел и не думать об общем ходе дел, а думать о своем ближайшем деле. Сначала весело стояли подле Вильны, заводя знакомства с польскими помещиками и ожидая и отбывая смотры государя и других высших командиров. Потом пришел приказ отступить к Свенцянам и истреблять провиант, который нельзя было увезти. Свенцяны памятны были гусарам только потому, что это был пьяный лагерь, как прозвала вся армия стоянку у Свенцян, и потому, что в Свенцянах много было жалоб на войска за то, что они, воспользовавшись приказанием отбирать провиант, в числе провианта забирали и лошадей, и экипажи, и ковры у польских панов. Ростов помнил Свенцяны потому, что он в первый день вступления в это местечко сменил вахмистра и не мог справиться с перепившимися всеми людьми эскадрона, которые без его ведома увезли пять бочек старого пива. От Свенцян отступали дальше и дальше до Дриссы, и опять отступили от Дриссы, уже приближаясь к русским границам.
13 го июля павлоградцам в первый раз пришлось быть в серьезном деле.
12 го июля в ночь, накануне дела, была сильная буря с дождем и грозой. Лето 1812 года вообще было замечательно бурями.
Павлоградские два эскадрона стояли биваками, среди выбитого дотла скотом и лошадьми, уже выколосившегося ржаного поля. Дождь лил ливмя, и Ростов с покровительствуемым им молодым офицером Ильиным сидел под огороженным на скорую руку шалашиком. Офицер их полка, с длинными усами, продолжавшимися от щек, ездивший в штаб и застигнутый дождем, зашел к Ростову.
– Я, граф, из штаба. Слышали подвиг Раевского? – И офицер рассказал подробности Салтановского сражения, слышанные им в штабе.
Ростов, пожимаясь шеей, за которую затекала вода, курил трубку и слушал невнимательно, изредка поглядывая на молодого офицера Ильина, который жался около него. Офицер этот, шестнадцатилетний мальчик, недавно поступивший в полк, был теперь в отношении к Николаю тем, чем был Николай в отношении к Денисову семь лет тому назад. Ильин старался во всем подражать Ростову и, как женщина, был влюблен в него.
Офицер с двойными усами, Здржинский, рассказывал напыщенно о том, как Салтановская плотина была Фермопилами русских, как на этой плотине был совершен генералом Раевским поступок, достойный древности. Здржинский рассказывал поступок Раевского, который вывел на плотину своих двух сыновей под страшный огонь и с ними рядом пошел в атаку. Ростов слушал рассказ и не только ничего не говорил в подтверждение восторга Здржинского, но, напротив, имел вид человека, который стыдился того, что ему рассказывают, хотя и не намерен возражать. Ростов после Аустерлицкой и 1807 года кампаний знал по своему собственному опыту, что, рассказывая военные происшествия, всегда врут, как и сам он врал, рассказывая; во вторых, он имел настолько опытности, что знал, как все происходит на войне совсем не так, как мы можем воображать и рассказывать. И потому ему не нравился рассказ Здржинского, не нравился и сам Здржинский, который, с своими усами от щек, по своей привычке низко нагибался над лицом того, кому он рассказывал, и теснил его в тесном шалаше. Ростов молча смотрел на него. «Во первых, на плотине, которую атаковали, должна была быть, верно, такая путаница и теснота, что ежели Раевский и вывел своих сыновей, то это ни на кого не могло подействовать, кроме как человек на десять, которые были около самого его, – думал Ростов, – остальные и не могли видеть, как и с кем шел Раевский по плотине. Но и те, которые видели это, не могли очень воодушевиться, потому что что им было за дело до нежных родительских чувств Раевского, когда тут дело шло о собственной шкуре? Потом оттого, что возьмут или не возьмут Салтановскую плотину, не зависела судьба отечества, как нам описывают это про Фермопилы. И стало быть, зачем же было приносить такую жертву? И потом, зачем тут, на войне, мешать своих детей? Я бы не только Петю брата не повел бы, даже и Ильина, даже этого чужого мне, но доброго мальчика, постарался бы поставить куда нибудь под защиту», – продолжал думать Ростов, слушая Здржинского. Но он не сказал своих мыслей: он и на это уже имел опыт. Он знал, что этот рассказ содействовал к прославлению нашего оружия, и потому надо было делать вид, что не сомневаешься в нем. Так он и делал.
– Однако мочи нет, – сказал Ильин, замечавший, что Ростову не нравится разговор Здржинского. – И чулки, и рубашка, и под меня подтекло. Пойду искать приюта. Кажется, дождик полегче. – Ильин вышел, и Здржинский уехал.
Через пять минут Ильин, шлепая по грязи, прибежал к шалашу.
– Ура! Ростов, идем скорее. Нашел! Вот тут шагов двести корчма, уж туда забрались наши. Хоть посушимся, и Марья Генриховна там.
Марья Генриховна была жена полкового доктора, молодая, хорошенькая немка, на которой доктор женился в Польше. Доктор, или оттого, что не имел средств, или оттого, что не хотел первое время женитьбы разлучаться с молодой женой, возил ее везде за собой при гусарском полку, и ревность доктора сделалась обычным предметом шуток между гусарскими офицерами.
Ростов накинул плащ, кликнул за собой Лаврушку с вещами и пошел с Ильиным, где раскатываясь по грязи, где прямо шлепая под утихавшим дождем, в темноте вечера, изредка нарушаемой далекими молниями.
– Ростов, ты где?
– Здесь. Какова молния! – переговаривались они.


В покинутой корчме, перед которою стояла кибиточка доктора, уже было человек пять офицеров. Марья Генриховна, полная белокурая немочка в кофточке и ночном чепчике, сидела в переднем углу на широкой лавке. Муж ее, доктор, спал позади ее. Ростов с Ильиным, встреченные веселыми восклицаниями и хохотом, вошли в комнату.
– И! да у вас какое веселье, – смеясь, сказал Ростов.
– А вы что зеваете?
– Хороши! Так и течет с них! Гостиную нашу не замочите.
– Марьи Генриховны платье не запачкать, – отвечали голоса.
Ростов с Ильиным поспешили найти уголок, где бы они, не нарушая скромности Марьи Генриховны, могли бы переменить мокрое платье. Они пошли было за перегородку, чтобы переодеться; но в маленьком чуланчике, наполняя его весь, с одной свечкой на пустом ящике, сидели три офицера, играя в карты, и ни за что не хотели уступить свое место. Марья Генриховна уступила на время свою юбку, чтобы употребить ее вместо занавески, и за этой занавеской Ростов и Ильин с помощью Лаврушки, принесшего вьюки, сняли мокрое и надели сухое платье.
В разломанной печке разложили огонь. Достали доску и, утвердив ее на двух седлах, покрыли попоной, достали самоварчик, погребец и полбутылки рому, и, попросив Марью Генриховну быть хозяйкой, все столпились около нее. Кто предлагал ей чистый носовой платок, чтобы обтирать прелестные ручки, кто под ножки подкладывал ей венгерку, чтобы не было сыро, кто плащом занавешивал окно, чтобы не дуло, кто обмахивал мух с лица ее мужа, чтобы он не проснулся.
– Оставьте его, – говорила Марья Генриховна, робко и счастливо улыбаясь, – он и так спит хорошо после бессонной ночи.
– Нельзя, Марья Генриховна, – отвечал офицер, – надо доктору прислужиться. Все, может быть, и он меня пожалеет, когда ногу или руку резать станет.
Стаканов было только три; вода была такая грязная, что нельзя было решить, когда крепок или некрепок чай, и в самоваре воды было только на шесть стаканов, но тем приятнее было по очереди и старшинству получить свой стакан из пухлых с короткими, не совсем чистыми, ногтями ручек Марьи Генриховны. Все офицеры, казалось, действительно были в этот вечер влюблены в Марью Генриховну. Даже те офицеры, которые играли за перегородкой в карты, скоро бросили игру и перешли к самовару, подчиняясь общему настроению ухаживанья за Марьей Генриховной. Марья Генриховна, видя себя окруженной такой блестящей и учтивой молодежью, сияла счастьем, как ни старалась она скрывать этого и как ни очевидно робела при каждом сонном движении спавшего за ней мужа.
Ложка была только одна, сахару было больше всего, но размешивать его не успевали, и потому было решено, что она будет поочередно мешать сахар каждому. Ростов, получив свой стакан и подлив в него рому, попросил Марью Генриховну размешать.
– Да ведь вы без сахара? – сказала она, все улыбаясь, как будто все, что ни говорила она, и все, что ни говорили другие, было очень смешно и имело еще другое значение.
– Да мне не сахар, мне только, чтоб вы помешали своей ручкой.
Марья Генриховна согласилась и стала искать ложку, которую уже захватил кто то.
– Вы пальчиком, Марья Генриховна, – сказал Ростов, – еще приятнее будет.
– Горячо! – сказала Марья Генриховна, краснея от удовольствия.
Ильин взял ведро с водой и, капнув туда рому, пришел к Марье Генриховне, прося помешать пальчиком.
– Это моя чашка, – говорил он. – Только вложите пальчик, все выпью.
Когда самовар весь выпили, Ростов взял карты и предложил играть в короли с Марьей Генриховной. Кинули жребий, кому составлять партию Марьи Генриховны. Правилами игры, по предложению Ростова, было то, чтобы тот, кто будет королем, имел право поцеловать ручку Марьи Генриховны, а чтобы тот, кто останется прохвостом, шел бы ставить новый самовар для доктора, когда он проснется.
– Ну, а ежели Марья Генриховна будет королем? – спросил Ильин.
– Она и так королева! И приказания ее – закон.
Только что началась игра, как из за Марьи Генриховны вдруг поднялась вспутанная голова доктора. Он давно уже не спал и прислушивался к тому, что говорилось, и, видимо, не находил ничего веселого, смешного или забавного во всем, что говорилось и делалось. Лицо его было грустно и уныло. Он не поздоровался с офицерами, почесался и попросил позволения выйти, так как ему загораживали дорогу. Как только он вышел, все офицеры разразились громким хохотом, а Марья Генриховна до слез покраснела и тем сделалась еще привлекательнее на глаза всех офицеров. Вернувшись со двора, доктор сказал жене (которая перестала уже так счастливо улыбаться и, испуганно ожидая приговора, смотрела на него), что дождь прошел и что надо идти ночевать в кибитку, а то все растащат.
– Да я вестового пошлю… двух! – сказал Ростов. – Полноте, доктор.
– Я сам стану на часы! – сказал Ильин.
– Нет, господа, вы выспались, а я две ночи не спал, – сказал доктор и мрачно сел подле жены, ожидая окончания игры.
Глядя на мрачное лицо доктора, косившегося на свою жену, офицерам стало еще веселей, и многие не могла удерживаться от смеха, которому они поспешно старались приискивать благовидные предлоги. Когда доктор ушел, уведя свою жену, и поместился с нею в кибиточку, офицеры улеглись в корчме, укрывшись мокрыми шинелями; но долго не спали, то переговариваясь, вспоминая испуг доктора и веселье докторши, то выбегая на крыльцо и сообщая о том, что делалось в кибиточке. Несколько раз Ростов, завертываясь с головой, хотел заснуть; но опять чье нибудь замечание развлекало его, опять начинался разговор, и опять раздавался беспричинный, веселый, детский хохот.


В третьем часу еще никто не заснул, как явился вахмистр с приказом выступать к местечку Островне.
Все с тем же говором и хохотом офицеры поспешно стали собираться; опять поставили самовар на грязной воде. Но Ростов, не дождавшись чаю, пошел к эскадрону. Уже светало; дождик перестал, тучи расходились. Было сыро и холодно, особенно в непросохшем платье. Выходя из корчмы, Ростов и Ильин оба в сумерках рассвета заглянули в глянцевитую от дождя кожаную докторскую кибиточку, из под фартука которой торчали ноги доктора и в середине которой виднелся на подушке чепчик докторши и слышалось сонное дыхание.
– Право, она очень мила! – сказал Ростов Ильину, выходившему с ним.
– Прелесть какая женщина! – с шестнадцатилетней серьезностью отвечал Ильин.
Через полчаса выстроенный эскадрон стоял на дороге. Послышалась команда: «Садись! – солдаты перекрестились и стали садиться. Ростов, выехав вперед, скомандовал: «Марш! – и, вытянувшись в четыре человека, гусары, звуча шлепаньем копыт по мокрой дороге, бренчаньем сабель и тихим говором, тронулись по большой, обсаженной березами дороге, вслед за шедшей впереди пехотой и батареей.
Разорванные сине лиловые тучи, краснея на восходе, быстро гнались ветром. Становилось все светлее и светлее. Ясно виднелась та курчавая травка, которая заседает всегда по проселочным дорогам, еще мокрая от вчерашнего дождя; висячие ветви берез, тоже мокрые, качались от ветра и роняли вбок от себя светлые капли. Яснее и яснее обозначались лица солдат. Ростов ехал с Ильиным, не отстававшим от него, стороной дороги, между двойным рядом берез.
Ростов в кампании позволял себе вольность ездить не на фронтовой лошади, а на казацкой. И знаток и охотник, он недавно достал себе лихую донскую, крупную и добрую игреневую лошадь, на которой никто не обскакивал его. Ехать на этой лошади было для Ростова наслаждение. Он думал о лошади, об утре, о докторше и ни разу не подумал о предстоящей опасности.
Прежде Ростов, идя в дело, боялся; теперь он не испытывал ни малейшего чувства страха. Не оттого он не боялся, что он привык к огню (к опасности нельзя привыкнуть), но оттого, что он выучился управлять своей душой перед опасностью. Он привык, идя в дело, думать обо всем, исключая того, что, казалось, было бы интереснее всего другого, – о предстоящей опасности. Сколько он ни старался, ни упрекал себя в трусости первое время своей службы, он не мог этого достигнуть; но с годами теперь это сделалось само собою. Он ехал теперь рядом с Ильиным между березами, изредка отрывая листья с веток, которые попадались под руку, иногда дотрогиваясь ногой до паха лошади, иногда отдавая, не поворачиваясь, докуренную трубку ехавшему сзади гусару, с таким спокойным и беззаботным видом, как будто он ехал кататься. Ему жалко было смотреть на взволнованное лицо Ильина, много и беспокойно говорившего; он по опыту знал то мучительное состояние ожидания страха и смерти, в котором находился корнет, и знал, что ничто, кроме времени, не поможет ему.
Только что солнце показалось на чистой полосе из под тучи, как ветер стих, как будто он не смел портить этого прелестного после грозы летнего утра; капли еще падали, но уже отвесно, – и все затихло. Солнце вышло совсем, показалось на горизонте и исчезло в узкой и длинной туче, стоявшей над ним. Через несколько минут солнце еще светлее показалось на верхнем крае тучи, разрывая ее края. Все засветилось и заблестело. И вместе с этим светом, как будто отвечая ему, раздались впереди выстрелы орудий.
Не успел еще Ростов обдумать и определить, как далеки эти выстрелы, как от Витебска прискакал адъютант графа Остермана Толстого с приказанием идти на рысях по дороге.
Эскадрон объехал пехоту и батарею, также торопившуюся идти скорее, спустился под гору и, пройдя через какую то пустую, без жителей, деревню, опять поднялся на гору. Лошади стали взмыливаться, люди раскраснелись.
– Стой, равняйся! – послышалась впереди команда дивизионера.
– Левое плечо вперед, шагом марш! – скомандовали впереди.
И гусары по линии войск прошли на левый фланг позиции и стали позади наших улан, стоявших в первой линии. Справа стояла наша пехота густой колонной – это были резервы; повыше ее на горе видны были на чистом чистом воздухе, в утреннем, косом и ярком, освещении, на самом горизонте, наши пушки. Впереди за лощиной видны были неприятельские колонны и пушки. В лощине слышна была наша цепь, уже вступившая в дело и весело перещелкивающаяся с неприятелем.
Ростову, как от звуков самой веселой музыки, стало весело на душе от этих звуков, давно уже не слышанных. Трап та та тап! – хлопали то вдруг, то быстро один за другим несколько выстрелов. Опять замолкло все, и опять как будто трескались хлопушки, по которым ходил кто то.