Селтик

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Селтик
Полное
название
The Celtic Football Club
Прозвища «The Bhoys»
«The Hoopss»
«The Tic»
Основан 6 ноября 1887 (136 лет)
Стадион «Селтик Парк»
Вместимость 60 355
Президент Иан Банкир
Тренер Брендан Роджерс
Капитан Скотт Браун
Рейтинг 46-е место в рейтинге УЕФА
23-е место в рейтинге IFFHS
Спонсор Magners
Соревнование Шотландский Премьершип
2015/16 Чемпион
Основная
форма
Гостевая
форма

<td>

Резервная
форма
Сезон 2015/16
К:Футбольные клубы, основанные в 1887 годуСелтикСелтик

«Се́лтик» (англ. Celtic F.C.) — шотландский футбольный клуб из города Глазго. Выступает в шотландском Премьершипе.

Поддерживается католической частью Глазго в отличие от клуба «Рейнджерс», считающегося протестантским. Противостояние двух этих клубов является одним из старейших дерби в мире, к тому же с религиозным подтекстом. Эмблема «Селтика» — четырёхлистный клевер, счастливый символ Ирландии, который изображен в традиционных зелено-белых цветах, недвусмысленно указывая на происхождение клуба, основанного ирландскими эмигрантами-католиками. Традиционная форма клуба, которая не менялась с самого основания — полосатые зелёно-белые футболки, белые шорты и белые гетры. Домашний стадион команды — «Селтик Парк», вмещающий 60 832 болельщика.





История

Официально клуб был учрежден братом Уолфридом (о. Эндрю Керинсом) 6 ноября 1887 года, но первый матч провел только 28 мая 1888 года против «Рейнджерс». Встреча закончилась победой «Селтика» со счетом 5:2. Спустя четыре года в 1892 году «Селтик» завоевал свой первый серьёзный трофей — Кубок Шотландии. Тот успех оказался не случайным, так как уже в 1893 году клуб завоевал своё первое звание чемпиона Шотландии и подтвердил титул на следующий сезон. Всего с момента основания клуб 46 раз становился чемпионом Шотландии (последний раз в сезоне 2014/15), а также больше всех (36 раз) становился обладателем Кубка Шотландии (последний раз в сезоне 2012/13).

С конца XIX века для клуба начались «золотые времена». Бывший игрок команды Вилли Мейли был избран на должность менеджера, он стал первым легендарным тренером в истории «Селтика». Он руководил клубом с 1897 по 1940 годы. В период с 1905 по 1910 годы «Селтик» шесть раз подряд становился национальным чемпионом, при этом в 1907 году клуб впервые в истории шотландского футбола сделал дубль и повторил это достижение в следующем сезоне. Когда Мейли покинул свой пост, в истории клуба начался упадок.

Лишь в 1965 году «Селтик» вернул себе позиции лидера шотландского футбола, после прихода на пост менеджера Джока Стейна. С 1966 по 1974 годы клуб девять раз подряд становился национальным чемпионом. Под руководством Стейна у «Селтика» снова наступил триумфальный период, только на внутренней арене команде удалось завоевать 24 трофея. А в 1965 году «кельты» стали первым футбольным клубом в мире, выпускающим собственную газету.

В 1967 году «Селтик» стал первым британским клубом и, на сегодняшний день, единственной шотландской командой, завоевавшей Кубок европейских чемпионов победив в финале миланский «Интер» со счетом 2:1. Игроки «Селтика», которые добились этой исторической для британского футбола победы, впоследствии получили прозвище — «Лиссабонские львы». В том же сезоне «кельты» выиграли все соревнования, в которых принимали участие: чемпионат Шотландии, Кубок Шотландии, Кубок лиги, Кубок европейских чемпионов, Кубок Глазго. Они уступили лишь в играх за Межконтинентальный кубок против аргентинского «Расинга», но формально это уже был следующий сезон (игры проходили в октябре-ноябре 1967 года).

В том же году 7 июня в матче с мадридским Реалом на стадионе «Сантьяго Бернабеу» «Селтик» выиграл Кубок имени Альфредо ди Стефано (англ. Alfredo Di Stefano Trophy). Матч рассматривался как благодарственный в честь Альфредо ди Стефано. Игра завершилась победой «Селтика» со счётом 1:0. Автором единственного гола стал Бобби Леннокс.[1]

В 1970 году клуб снова достиг финала Кубка европейских чемпионов, но в дополнительное время проиграл голландскому «Фейеноорду» со счетом 1:2 на знаменитом стадионе «Сан-Сиро».

В новейшей истории «Селтика» успехи клуба связывают и именами тренеров Гордоном Страканом и Мартином О’Нилом. В сезоне 2000/2001, в дебютном для О’Нила, «Селтику» удалось выиграть все внутренние кубки. А в 2003 году клуб дошёл до финала Кубка УЕФА, где в дополнительное время уступил португальскому «Порту» Жозе Моуринью со счетом 2:3. Тогда, несмотря на отсутствие билетов на матч, более 80 тысяч болельщиков «бело-зелёных» прибыли в Севилью, чтобы поддержать свою команду. При этом ни один фанат «Селтика» не был арестован, и болельщики получили специальную награду от УЕФА и ФИФА «за преданность и образцовое поведение»[2]. Совместное исследование компании Capita Consulting и университета Крэнфилда выявило, что клуб поддерживают 9 миллионов человек, в том числе 1 миллион в Северной Америке[3]. В 2004 году у клуба появился собственный телеканал. В середине 2005 года в команду пришёл Гордон Стракан, под чьим руководством команда выиграла три национальных чемпионата и Кубок лиги.

С 25 марта 2010 года по 2014 год должность главного тренера «кельтов» занимал бывший полузащитник клуба Нил Леннон. Он сменил на этом посту Тони Моубрея, который также играл за «Селтик» на позиции защитника.

В 2012 году традиционный соперник «Селтика» в национальном первенстве, «Рейнджерс», из-за финансовых проблем был переведён в Третий дивизион страны[4], и у клуба практически не осталось серьёзных конкурентов на внутренней арене.

20 мая 2016 года североирландец Брендан Роджерс сменил на посту главного тренера Ронни Дейлу. Контракт был подписан на 1 год.

27 июля 2016 года состоялся матч против казахской "Астаны" в котором они поделили очки со счётом 1:1. Это был первый квалификационный раунд.

Текущий состав

По состоянию на 30 августа 2016 года
Позиция Имя Год рождения
1 Вр Крейг Гордон 1982
26 Вр Логан Байи 1985
38 Вр Леонардо Фазан 1994
Вр Дорус де Врис 1980
2 Защ Коло Туре 1981
3 Защ Эмилио Исагирре 1986
4 Защ Эфе Амброуз 1988
5 Защ Йозо Шимунович 1994
20 Защ Дедрик Бойата 1990
21 Защ Чарли Малгрю 1986
22 Защ Сайди Янко 1995
23 Защ Микаэль Лустиг 1986
28 Защ Эрик Святченко 1991
34 Защ Оуэн О'Коннелл 1995
41 Защ Дарнелл Фишер 1994
51 Защ Тони Ролстон 1998
63 Защ Киран Тирни 1997
18 Защ Кристиан Гамбоа 1989
Позиция Имя Год рождения
6 ПЗ Нир Битон 1991
8 ПЗ Скотт Браун (капитан) 1985
14 ПЗ Стюарт Армстронг 1992
15 ПЗ Крис Коммонс 1983
16 ПЗ Гэри Маккей-Стивен 1990
17 ПЗ Райан Кристи 1995
18 ПЗ Том Рогич 1992
19 ПЗ Скотт Аллан 1991
27 ПЗ Патрик Робертс 1997
35 ПЗ Кристофер Айер 1998
42 ПЗ Каллум Макгрегор 1993
49 ПЗ Джеймс Форрест 1991
52 ПЗ Джо Томсон 1997
53 ПЗ Лиам Хендерсон 1996
7 Нап Надир Чифтчи 1992
9 Нап Ли Гриффитс 1990
10 Нап Мусса Дембеле 1996
97 Нап Эйдан Несбитт 1997
99 Нап Джек Эйтчисон 2000

В аренде

Позиция Имя Год рождения
29 Нап Майкл Даффи «Данди» до 30 июня 2017)[5] 1994

Официальные лица клуба

Совет директоров

Должность Имя
Председатель Иан Банкир
Исполнительный директор Питер Лоуэлл
Финансовый директор Эрик Дж. Райли
Главный независимый директор Том Эллисон
Член правления Дермот Десмонт
Член правления Иан Ливингстон
Член правления Брайан Уилсон
Секретарь Роберт Хоуат
Коммерческий директор Эдриан Филби[6]
Директор по международному развитию Джейсон Хьюз[7]

Персонал

Должность Имя
Главный тренер Брендан Роджерс
Ассистент главного тренера Крис Дэвис
Тренер основного состава Джон Кеннеди
Тренер по физической подготовке Джим Макгиннесс
Тренер вратарей Стиви Вудс
Глава академии Крис Маккарт
Тренер команды до 19 лет Стивен Фрейл
Тренер команды до 19 лет Дэнни Макгрейн
Тренер команды до 17 лет Миодраг Кривокапич
Руководитель научного отдела Иан Колл
Главный скаут Джон Парк
Клубный врач Иан Шарп

Главные тренеры

Ниже представлены главные тренеры «Селтика» за всю историю клуба с указанием годов работы и числа завоёванных трофеев.

Имя Годы работы Чемпионат Шотландии Кубок Шотландии Кубок шотландской лиги Кубок европейских чемпионов Всего
Мейли, ВиллиВилли Мейли 1897—1940 16 14 30
Макстей, ДжиммиДжимми Макстей 1940—1945 0 0 0
Макгрори, ДжиммиДжимми Макгрори 1945—1965 1 2 2 5
Стейн, ДжокДжок Стейн 1965—1978 10 8 6 1 25
Макнилл, БиллиБилли Макнилл 1978—1983 3 1 1 0 5
Хей, ДэвидДэвид Хей 1983—1987 1 1 0 0 2
Макнилл, БиллиБилли Макнилл 1987—1991 1 2 0 0 3
Брейди, ЛиамЛиам Брейди 1991—1993 0 0 0 0 0
Макари, ЛуЛу Макари 1993—1994 0 0 0 0 0
Бернс, ТоммиТомми Бернс 1994—1997 0 1 0 0 1
Янсен, ВимВим Янсен 1997—1998 1 0 1 0 2
Венглош, ЙозефЙозеф Венглош 1998—1999 0 0 0 0 0
Барнс, ДжонДжон Барнс 1999—2000 0 0 0 0 0
Далглиш, КенниКенни Далглиш 2000 0 0 1 0 1
О’Нил, МартинМартин О’Нил 2000—2005 3 3 1 0 7
Стракан, ГордонГордон Стракан 2005—2009 3 1 2 0 6
Моубрей, ТониТони Моубрей 2009—2010 0 0 0 0 0
Леннон, НилНил Леннон 2010—2014 3 2 0 0 5
Дейла, РонниРонни Дейла 2014—2016 2 0 1 0 3
Брендан Роджерс 2016— 0 0 0 0 0

Капитаны клуба

Ниже представлены капитаны «Селтика» за всю историю клуба с указанием годов обладания повязки лидера клуба и числа завоёванных трофеев за это время.

Имя Годы капитанства Чемпионат Шотландии Кубок Шотландии Кубок шотландской лиги Кубок европейских чемпионов Всего
Келли, ДжеймсДжеймс Келли 1888—1897 3 1 4
Дойл, ДэнДэн Дойл 1897—1899 1 1 2
Макмахон, СэндиСэнди Макмахон 1899—1903 0 1 1
Орр, ВиллиВилли Орр 1903—1906 2 1 3
Хей, ДжеймсДжеймс Хей 1906—1911 4 3 7
Макнейр, АлекАлек Макнейр 1917—1920 1 0 1
Кринган, ВиллиВилли Кринган 1920—1923 1 1 2
Шоу, ЧарлиЧарли Шоу 1923—1925 0 1 1
Макстей, ВиллиВилли Макстей 1925—1929 1 1 2
Макстей, ДжиммиДжимми Макстей 1929—1934 0 2 2
Хогг, БоббиБобби Хогг 1934—1935 0 0 0
Лайон, ВиллиВилли Лайон 1935—1939 2 1 3
Макфейл, ДжонДжон Макфейл 1948—1952 0 1 0 1
Фаллон, ШонШон Фаллон 1952—1953 0 0 0 0
Стейн, ДжокДжок Стейн 1953—1955 1 1 0 2
Эванс, БоббиБобби Эванс 1955—1957 0 0 1 1
Пикок, БертиБерти Пикок 1957—1961 0 0 1 1
Макай, ДанканДанкан Макай 1961—1963 0 0 0 0 0
Макнилл, БиллиБилли Макнилл 1963—1975 9 7 6 1 23
Далглиш, КенниКенни Далглиш 1975—1977 1 1 0 0 2
Макгрейн, ДэнниДэнни Макгрейн 1977—1987 4 2 1 0 7
Эйткен, РойРой Эйткен 1987—1990 1 2 0 0 3
Макстей, ПолПол Макстей 1990—1997 0 1 0 0 1
Бойд, ТомТом Бойд 1997—2002 3 1 3 0 7
Ламберт, ПолПол Ламберт 2002—2004 1 1 0 0 2
Макнамара, ДжекиДжеки Макнамара 2004—2005 0 1 0 0 1
Леннон, НилНил Леннон 2005—2007 2 1 1 0 4
Макманус, СтивенСтивен Макманус 2007—2010 1 0 1 0 2
Браун, СкоттСкотт Браун 2010— 5 2 2 0 9

Игроки-рекордсмены

Титулы

Национальные титулы

Чемпионат Шотландии

  • Чемпион (47): 1893, 1894, 1896, 1898, 1905, 1906, 1907, 1908, 1909, 1910, 1914, 1915, 1916, 1917, 1919, 1922, 1926, 1936, 1938, 1954, 1966, 1967, 1968, 1969, 1970, 1971, 1972, 1973, 1974, 1977, 1979, 1981, 1982, 1986, 1988, 1998, 2001, 2002, 2004, 2006, 2007, 2008, 2012, 2013, 2014, 2015, 2016
  • Вице-чемпион (31): 1892, 1895, 1900, 1901, 1902, 1912, 1913, 1918, 1920, 1921, 1928, 1929, 1931, 1935, 1939, 1955, 1976, 1980, 1983, 1984, 1985, 1987, 1996, 1997, 1999, 2000, 2003, 2005, 2009, 2010, 2011

Кубок Шотландии (рекорд)

  • Обладатель (36): 1892, 1899, 1900, 1904, 1907, 1908, 1911, 1912, 1914, 1923, 1925, 1927, 1931, 1933, 1937, 1951, 1954, 1965, 1967, 1969, 1971, 1972, 1974, 1975, 1977, 1980, 1985, 1988, 1989, 1995, 2001, 2004, 2005, 2007, 2011, 2013
  • Финалист (18): 1889, 1893, 1894, 1901, 1902, 1926, 1928, 1955, 1956, 1961, 1963, 1966, 1970, 1973, 1984, 1990, 1999, 2002

Кубок шотландской лиги

  • Обладатель (15): 1957, 1958, 1966, 1967, 1968, 1969, 1970, 1975, 1983, 1998, 2000, 2001, 2006, 2009, 2015
  • Финалист (15): 1965, 1971, 1972, 1973, 1974, 1976, 1977, 1978, 1984, 1987, 1991, 1995, 2003, 2011, 2012

Кубок Глазго

  • Обладатель (33): 1891, 1892, 1895, 1896, 1905, 1906, 1907, 1908, 1910, 1916, 1917, 1920, 1921, 1927, 1928, 1929, 1931, 1939, 1941, 1949, 1956, 1962, 1964, 1965, 1967, 1968, 1970, 1975 (разделённый), 1982, 2008, 2011, 2014, 2015
  • Финалист (31): 1890, 1893, 1897, 1900, 1902, 1903, 1904, 1909, 1911, 1913, 1919, 1922, 1925, 1926, 1930, 1936, 1945, 1951, 1952, 1961, 1963, 1976, 1979, 1981, 1983, 1986, 1987, 2009, 2010, 2012, 2013

Европейские титулы

Кубок европейских чемпионов / Лига чемпионов УЕФА

Кубок УЕФА

Напишите отзыв о статье "Селтик"

Примечания

  1. [www.jimmyjohnstone.com/news/article.asp?news_id=102&news_page=16 The Alfredo Di Stefano Trophy]
  2. [www.fifa.com/newscentre/news/newsid=90249.html Celebrating Celtic pride in the heart of Andalusia]
  3. [scotlandonsunday.scotsman.com/medialeisure/Celtic--to-launch-credit.2445213.jp Celtic to launch credit card for US fans]
  4. [www.championat.com/football/news-1245877-glazgo-rejndzhers-pereveden-v-tretij-divizion-chempionata-shotlandii.html «Глазго Рейнджерс» переведён в четвёртый по силе дивизион чемпионата Шотландии]. Чемпионат.com (13 июля 2012). Проверено 27 сентября 2012. [www.webcitation.org/69iGDTYvL Архивировано из первоисточника 6 августа 2012].
  5. [www.bbc.com/sport/football/36669447 Dundee sign Michael Duffy on loan from Celtic] (англ.). BBC Sport (29 June 2016). Проверено 30 июня 2016.
  6. [sport.stv.tv/football/clubs/celtic/208035-celtic-look-to-strengthen-mexican-links-with-santos-visit/ Celtic look to strengthen Mexican links with Santos visit]. STV (10 November 2010). Проверено 14 апреля 2015.  (англ.)
  7. [www.dailyrecord.co.uk/sport/other-sports/new-signing-jason-hughes-is-the-man-982411 New signing Jason Hughes is the man who can make Celtic a global force]. Daily Record (3 July 2008). Проверено 14 апреля 2015.  (англ.)

Ссылки

  • [www.celticfc.net Официальный сайт]  (англ.)


Отрывок, характеризующий Селтик

С этого дня он избегал Десаля, избегал ласкавшую его графиню и либо сидел один, либо робко подходил к княжне Марье и к Наташе, которую он, казалось, полюбил еще больше своей тетки, и тихо и застенчиво ласкался к ним.
Княжна Марья, выйдя от князя Андрея, поняла вполне все то, что сказало ей лицо Наташи. Она не говорила больше с Наташей о надежде на спасение его жизни. Она чередовалась с нею у его дивана и не плакала больше, но беспрестанно молилась, обращаясь душою к тому вечному, непостижимому, которого присутствие так ощутительно было теперь над умиравшим человеком.


Князь Андрей не только знал, что он умрет, но он чувствовал, что он умирает, что он уже умер наполовину. Он испытывал сознание отчужденности от всего земного и радостной и странной легкости бытия. Он, не торопясь и не тревожась, ожидал того, что предстояло ему. То грозное, вечное, неведомое и далекое, присутствие которого он не переставал ощущать в продолжение всей своей жизни, теперь для него было близкое и – по той странной легкости бытия, которую он испытывал, – почти понятное и ощущаемое.
Прежде он боялся конца. Он два раза испытал это страшное мучительное чувство страха смерти, конца, и теперь уже не понимал его.
Первый раз он испытал это чувство тогда, когда граната волчком вертелась перед ним и он смотрел на жнивье, на кусты, на небо и знал, что перед ним была смерть. Когда он очнулся после раны и в душе его, мгновенно, как бы освобожденный от удерживавшего его гнета жизни, распустился этот цветок любви, вечной, свободной, не зависящей от этой жизни, он уже не боялся смерти и не думал о ней.
Чем больше он, в те часы страдальческого уединения и полубреда, которые он провел после своей раны, вдумывался в новое, открытое ему начало вечной любви, тем более он, сам не чувствуя того, отрекался от земной жизни. Всё, всех любить, всегда жертвовать собой для любви, значило никого не любить, значило не жить этою земною жизнию. И чем больше он проникался этим началом любви, тем больше он отрекался от жизни и тем совершеннее уничтожал ту страшную преграду, которая без любви стоит между жизнью и смертью. Когда он, это первое время, вспоминал о том, что ему надо было умереть, он говорил себе: ну что ж, тем лучше.
Но после той ночи в Мытищах, когда в полубреду перед ним явилась та, которую он желал, и когда он, прижав к своим губам ее руку, заплакал тихими, радостными слезами, любовь к одной женщине незаметно закралась в его сердце и опять привязала его к жизни. И радостные и тревожные мысли стали приходить ему. Вспоминая ту минуту на перевязочном пункте, когда он увидал Курагина, он теперь не мог возвратиться к тому чувству: его мучил вопрос о том, жив ли он? И он не смел спросить этого.

Болезнь его шла своим физическим порядком, но то, что Наташа называла: это сделалось с ним, случилось с ним два дня перед приездом княжны Марьи. Это была та последняя нравственная борьба между жизнью и смертью, в которой смерть одержала победу. Это было неожиданное сознание того, что он еще дорожил жизнью, представлявшейся ему в любви к Наташе, и последний, покоренный припадок ужаса перед неведомым.
Это было вечером. Он был, как обыкновенно после обеда, в легком лихорадочном состоянии, и мысли его были чрезвычайно ясны. Соня сидела у стола. Он задремал. Вдруг ощущение счастья охватило его.
«А, это она вошла!» – подумал он.
Действительно, на месте Сони сидела только что неслышными шагами вошедшая Наташа.
С тех пор как она стала ходить за ним, он всегда испытывал это физическое ощущение ее близости. Она сидела на кресле, боком к нему, заслоняя собой от него свет свечи, и вязала чулок. (Она выучилась вязать чулки с тех пор, как раз князь Андрей сказал ей, что никто так не умеет ходить за больными, как старые няни, которые вяжут чулки, и что в вязании чулка есть что то успокоительное.) Тонкие пальцы ее быстро перебирали изредка сталкивающиеся спицы, и задумчивый профиль ее опущенного лица был ясно виден ему. Она сделала движенье – клубок скатился с ее колен. Она вздрогнула, оглянулась на него и, заслоняя свечу рукой, осторожным, гибким и точным движением изогнулась, подняла клубок и села в прежнее положение.
Он смотрел на нее, не шевелясь, и видел, что ей нужно было после своего движения вздохнуть во всю грудь, но она не решалась этого сделать и осторожно переводила дыханье.
В Троицкой лавре они говорили о прошедшем, и он сказал ей, что, ежели бы он был жив, он бы благодарил вечно бога за свою рану, которая свела его опять с нею; но с тех пор они никогда не говорили о будущем.
«Могло или не могло это быть? – думал он теперь, глядя на нее и прислушиваясь к легкому стальному звуку спиц. – Неужели только затем так странно свела меня с нею судьба, чтобы мне умереть?.. Неужели мне открылась истина жизни только для того, чтобы я жил во лжи? Я люблю ее больше всего в мире. Но что же делать мне, ежели я люблю ее?» – сказал он, и он вдруг невольно застонал, по привычке, которую он приобрел во время своих страданий.
Услыхав этот звук, Наташа положила чулок, перегнулась ближе к нему и вдруг, заметив его светящиеся глаза, подошла к нему легким шагом и нагнулась.
– Вы не спите?
– Нет, я давно смотрю на вас; я почувствовал, когда вы вошли. Никто, как вы, но дает мне той мягкой тишины… того света. Мне так и хочется плакать от радости.
Наташа ближе придвинулась к нему. Лицо ее сияло восторженною радостью.
– Наташа, я слишком люблю вас. Больше всего на свете.
– А я? – Она отвернулась на мгновение. – Отчего же слишком? – сказала она.
– Отчего слишком?.. Ну, как вы думаете, как вы чувствуете по душе, по всей душе, буду я жив? Как вам кажется?
– Я уверена, я уверена! – почти вскрикнула Наташа, страстным движением взяв его за обе руки.
Он помолчал.
– Как бы хорошо! – И, взяв ее руку, он поцеловал ее.
Наташа была счастлива и взволнована; и тотчас же она вспомнила, что этого нельзя, что ему нужно спокойствие.
– Однако вы не спали, – сказала она, подавляя свою радость. – Постарайтесь заснуть… пожалуйста.
Он выпустил, пожав ее, ее руку, она перешла к свече и опять села в прежнее положение. Два раза она оглянулась на него, глаза его светились ей навстречу. Она задала себе урок на чулке и сказала себе, что до тех пор она не оглянется, пока не кончит его.
Действительно, скоро после этого он закрыл глаза и заснул. Он спал недолго и вдруг в холодном поту тревожно проснулся.
Засыпая, он думал все о том же, о чем он думал все ото время, – о жизни и смерти. И больше о смерти. Он чувствовал себя ближе к ней.
«Любовь? Что такое любовь? – думал он. – Любовь мешает смерти. Любовь есть жизнь. Все, все, что я понимаю, я понимаю только потому, что люблю. Все есть, все существует только потому, что я люблю. Все связано одною ею. Любовь есть бог, и умереть – значит мне, частице любви, вернуться к общему и вечному источнику». Мысли эти показались ему утешительны. Но это были только мысли. Чего то недоставало в них, что то было односторонне личное, умственное – не было очевидности. И было то же беспокойство и неясность. Он заснул.
Он видел во сне, что он лежит в той же комнате, в которой он лежал в действительности, но что он не ранен, а здоров. Много разных лиц, ничтожных, равнодушных, являются перед князем Андреем. Он говорит с ними, спорит о чем то ненужном. Они сбираются ехать куда то. Князь Андрей смутно припоминает, что все это ничтожно и что у него есть другие, важнейшие заботы, но продолжает говорить, удивляя их, какие то пустые, остроумные слова. Понемногу, незаметно все эти лица начинают исчезать, и все заменяется одним вопросом о затворенной двери. Он встает и идет к двери, чтобы задвинуть задвижку и запереть ее. Оттого, что он успеет или не успеет запереть ее, зависит все. Он идет, спешит, ноги его не двигаются, и он знает, что не успеет запереть дверь, но все таки болезненно напрягает все свои силы. И мучительный страх охватывает его. И этот страх есть страх смерти: за дверью стоит оно. Но в то же время как он бессильно неловко подползает к двери, это что то ужасное, с другой стороны уже, надавливая, ломится в нее. Что то не человеческое – смерть – ломится в дверь, и надо удержать ее. Он ухватывается за дверь, напрягает последние усилия – запереть уже нельзя – хоть удержать ее; но силы его слабы, неловки, и, надавливаемая ужасным, дверь отворяется и опять затворяется.
Еще раз оно надавило оттуда. Последние, сверхъестественные усилия тщетны, и обе половинки отворились беззвучно. Оно вошло, и оно есть смерть. И князь Андрей умер.
Но в то же мгновение, как он умер, князь Андрей вспомнил, что он спит, и в то же мгновение, как он умер, он, сделав над собою усилие, проснулся.
«Да, это была смерть. Я умер – я проснулся. Да, смерть – пробуждение!» – вдруг просветлело в его душе, и завеса, скрывавшая до сих пор неведомое, была приподнята перед его душевным взором. Он почувствовал как бы освобождение прежде связанной в нем силы и ту странную легкость, которая с тех пор не оставляла его.
Когда он, очнувшись в холодном поту, зашевелился на диване, Наташа подошла к нему и спросила, что с ним. Он не ответил ей и, не понимая ее, посмотрел на нее странным взглядом.
Это то было то, что случилось с ним за два дня до приезда княжны Марьи. С этого же дня, как говорил доктор, изнурительная лихорадка приняла дурной характер, но Наташа не интересовалась тем, что говорил доктор: она видела эти страшные, более для нее несомненные, нравственные признаки.
С этого дня началось для князя Андрея вместе с пробуждением от сна – пробуждение от жизни. И относительно продолжительности жизни оно не казалось ему более медленно, чем пробуждение от сна относительно продолжительности сновидения.

Ничего не было страшного и резкого в этом, относительно медленном, пробуждении.
Последние дни и часы его прошли обыкновенно и просто. И княжна Марья и Наташа, не отходившие от него, чувствовали это. Они не плакали, не содрогались и последнее время, сами чувствуя это, ходили уже не за ним (его уже не было, он ушел от них), а за самым близким воспоминанием о нем – за его телом. Чувства обеих были так сильны, что на них не действовала внешняя, страшная сторона смерти, и они не находили нужным растравлять свое горе. Они не плакали ни при нем, ни без него, но и никогда не говорили про него между собой. Они чувствовали, что не могли выразить словами того, что они понимали.
Они обе видели, как он глубже и глубже, медленно и спокойно, опускался от них куда то туда, и обе знали, что это так должно быть и что это хорошо.
Его исповедовали, причастили; все приходили к нему прощаться. Когда ему привели сына, он приложил к нему свои губы и отвернулся, не потому, чтобы ему было тяжело или жалко (княжна Марья и Наташа понимали это), но только потому, что он полагал, что это все, что от него требовали; но когда ему сказали, чтобы он благословил его, он исполнил требуемое и оглянулся, как будто спрашивая, не нужно ли еще что нибудь сделать.
Когда происходили последние содрогания тела, оставляемого духом, княжна Марья и Наташа были тут.
– Кончилось?! – сказала княжна Марья, после того как тело его уже несколько минут неподвижно, холодея, лежало перед ними. Наташа подошла, взглянула в мертвые глаза и поспешила закрыть их. Она закрыла их и не поцеловала их, а приложилась к тому, что было ближайшим воспоминанием о нем.
«Куда он ушел? Где он теперь?..»

Когда одетое, обмытое тело лежало в гробу на столе, все подходили к нему прощаться, и все плакали.
Николушка плакал от страдальческого недоумения, разрывавшего его сердце. Графиня и Соня плакали от жалости к Наташе и о том, что его нет больше. Старый граф плакал о том, что скоро, он чувствовал, и ему предстояло сделать тот же страшный шаг.
Наташа и княжна Марья плакали тоже теперь, но они плакали не от своего личного горя; они плакали от благоговейного умиления, охватившего их души перед сознанием простого и торжественного таинства смерти, совершившегося перед ними.



Для человеческого ума недоступна совокупность причин явлений. Но потребность отыскивать причины вложена в душу человека. И человеческий ум, не вникнувши в бесчисленность и сложность условий явлений, из которых каждое отдельно может представляться причиною, хватается за первое, самое понятное сближение и говорит: вот причина. В исторических событиях (где предметом наблюдения суть действия людей) самым первобытным сближением представляется воля богов, потом воля тех людей, которые стоят на самом видном историческом месте, – исторических героев. Но стоит только вникнуть в сущность каждого исторического события, то есть в деятельность всей массы людей, участвовавших в событии, чтобы убедиться, что воля исторического героя не только не руководит действиями масс, но сама постоянно руководима. Казалось бы, все равно понимать значение исторического события так или иначе. Но между человеком, который говорит, что народы Запада пошли на Восток, потому что Наполеон захотел этого, и человеком, который говорит, что это совершилось, потому что должно было совершиться, существует то же различие, которое существовало между людьми, утверждавшими, что земля стоит твердо и планеты движутся вокруг нее, и теми, которые говорили, что они не знают, на чем держится земля, но знают, что есть законы, управляющие движением и ее, и других планет. Причин исторического события – нет и не может быть, кроме единственной причины всех причин. Но есть законы, управляющие событиями, отчасти неизвестные, отчасти нащупываемые нами. Открытие этих законов возможно только тогда, когда мы вполне отрешимся от отыскиванья причин в воле одного человека, точно так же, как открытие законов движения планет стало возможно только тогда, когда люди отрешились от представления утвержденности земли.

После Бородинского сражения, занятия неприятелем Москвы и сожжения ее, важнейшим эпизодом войны 1812 года историки признают движение русской армии с Рязанской на Калужскую дорогу и к Тарутинскому лагерю – так называемый фланговый марш за Красной Пахрой. Историки приписывают славу этого гениального подвига различным лицам и спорят о том, кому, собственно, она принадлежит. Даже иностранные, даже французские историки признают гениальность русских полководцев, говоря об этом фланговом марше. Но почему военные писатели, а за ними и все, полагают, что этот фланговый марш есть весьма глубокомысленное изобретение какого нибудь одного лица, спасшее Россию и погубившее Наполеона, – весьма трудно понять. Во первых, трудно понять, в чем состоит глубокомыслие и гениальность этого движения; ибо для того, чтобы догадаться, что самое лучшее положение армии (когда ее не атакуют) находиться там, где больше продовольствия, – не нужно большого умственного напряжения. И каждый, даже глупый тринадцатилетний мальчик, без труда мог догадаться, что в 1812 году самое выгодное положение армии, после отступления от Москвы, было на Калужской дороге. Итак, нельзя понять, во первых, какими умозаключениями доходят историки до того, чтобы видеть что то глубокомысленное в этом маневре. Во вторых, еще труднее понять, в чем именно историки видят спасительность этого маневра для русских и пагубность его для французов; ибо фланговый марш этот, при других, предшествующих, сопутствовавших и последовавших обстоятельствах, мог быть пагубным для русского и спасительным для французского войска. Если с того времени, как совершилось это движение, положение русского войска стало улучшаться, то из этого никак не следует, чтобы это движение было тому причиною.
Этот фланговый марш не только не мог бы принести какие нибудь выгоды, но мог бы погубить русскую армию, ежели бы при том не было совпадения других условий. Что бы было, если бы не сгорела Москва? Если бы Мюрат не потерял из виду русских? Если бы Наполеон не находился в бездействии? Если бы под Красной Пахрой русская армия, по совету Бенигсена и Барклая, дала бы сражение? Что бы было, если бы французы атаковали русских, когда они шли за Пахрой? Что бы было, если бы впоследствии Наполеон, подойдя к Тарутину, атаковал бы русских хотя бы с одной десятой долей той энергии, с которой он атаковал в Смоленске? Что бы было, если бы французы пошли на Петербург?.. При всех этих предположениях спасительность флангового марша могла перейти в пагубность.
В третьих, и самое непонятное, состоит в том, что люди, изучающие историю, умышленно не хотят видеть того, что фланговый марш нельзя приписывать никакому одному человеку, что никто никогда его не предвидел, что маневр этот, точно так же как и отступление в Филях, в настоящем никогда никому не представлялся в его цельности, а шаг за шагом, событие за событием, мгновение за мгновением вытекал из бесчисленного количества самых разнообразных условий, и только тогда представился во всей своей цельности, когда он совершился и стал прошедшим.
На совете в Филях у русского начальства преобладающею мыслью было само собой разумевшееся отступление по прямому направлению назад, то есть по Нижегородской дороге. Доказательствами тому служит то, что большинство голосов на совете было подано в этом смысле, и, главное, известный разговор после совета главнокомандующего с Ланским, заведовавшим провиантскою частью. Ланской донес главнокомандующему, что продовольствие для армии собрано преимущественно по Оке, в Тульской и Калужской губерниях и что в случае отступления на Нижний запасы провианта будут отделены от армии большою рекою Окой, через которую перевоз в первозимье бывает невозможен. Это был первый признак необходимости уклонения от прежде представлявшегося самым естественным прямого направления на Нижний. Армия подержалась южнее, по Рязанской дороге, и ближе к запасам. Впоследствии бездействие французов, потерявших даже из виду русскую армию, заботы о защите Тульского завода и, главное, выгоды приближения к своим запасам заставили армию отклониться еще южнее, на Тульскую дорогу. Перейдя отчаянным движением за Пахрой на Тульскую дорогу, военачальники русской армии думали оставаться у Подольска, и не было мысли о Тарутинской позиции; но бесчисленное количество обстоятельств и появление опять французских войск, прежде потерявших из виду русских, и проекты сражения, и, главное, обилие провианта в Калуге заставили нашу армию еще более отклониться к югу и перейти в середину путей своего продовольствия, с Тульской на Калужскую дорогу, к Тарутину. Точно так же, как нельзя отвечать на тот вопрос, когда оставлена была Москва, нельзя отвечать и на то, когда именно и кем решено было перейти к Тарутину. Только тогда, когда войска пришли уже к Тарутину вследствие бесчисленных дифференциальных сил, тогда только стали люди уверять себя, что они этого хотели и давно предвидели.


Знаменитый фланговый марш состоял только в том, что русское войско, отступая все прямо назад по обратному направлению наступления, после того как наступление французов прекратилось, отклонилось от принятого сначала прямого направления и, не видя за собой преследования, естественно подалось в ту сторону, куда его влекло обилие продовольствия.
Если бы представить себе не гениальных полководцев во главе русской армии, но просто одну армию без начальников, то и эта армия не могла бы сделать ничего другого, кроме обратного движения к Москве, описывая дугу с той стороны, с которой было больше продовольствия и край был обильнее.
Передвижение это с Нижегородской на Рязанскую, Тульскую и Калужскую дороги было до такой степени естественно, что в этом самом направлении отбегали мародеры русской армии и что в этом самом направлении требовалось из Петербурга, чтобы Кутузов перевел свою армию. В Тарутине Кутузов получил почти выговор от государя за то, что он отвел армию на Рязанскую дорогу, и ему указывалось то самое положение против Калуги, в котором он уже находился в то время, как получил письмо государя.
Откатывавшийся по направлению толчка, данного ему во время всей кампании и в Бородинском сражении, шар русского войска, при уничтожении силы толчка и не получая новых толчков, принял то положение, которое было ему естественно.
Заслуга Кутузова не состояла в каком нибудь гениальном, как это называют, стратегическом маневре, а в том, что он один понимал значение совершавшегося события. Он один понимал уже тогда значение бездействия французской армии, он один продолжал утверждать, что Бородинское сражение была победа; он один – тот, который, казалось бы, по своему положению главнокомандующего, должен был быть вызываем к наступлению, – он один все силы свои употреблял на то, чтобы удержать русскую армию от бесполезных сражений.