Семиреченские казаки

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Семиреченское казачье войско»)
Перейти к: навигация, поиск

Семиреченские казаки́ — группа казаков, проживающая в Семиречье, на юго-востоке современного Казахстана и северной Киргизии. В прошлом были объединены в отдельное казачье войско.

Старшинство с 1582 года[4].





Управление

Во главе войска стоял наказной атаман, резиденция которого находилась в городе Верном. При атамане существовало Войсковое Правление во главе с Председателем. Во главе станиц и выселков стояли станичные и выселковые атаманы со станичными и выселковыми правлениями. Станицы объединялись в уезды.

В мирное время семиреченцы были организованы в 1 полк, состоящий из 4-х сотен. Сотни делились на взводы. Сотню возглавлял есаул, а взвод - сотник или хорунжий. В военное время число полков увеличивалось до 3-х.

Войсковой праздник и войсковой круг — 23 апреля, день святого великомученика Победоносца Георгия.

Одежда

Папахи, фуражки с малиновым околышем и шаровары с лампасами были непременным атрибутом казаков-семиреков. Шаровары серо-синего цвета с малиновыми лампасами шириной до 4-5 см. Папаха - в виде усеченного конуса с коротким черным мехом и малиновым верхом. В летнее время казаки носили фуражки с малиновым околышем и темно-зеленой тульей с малиновой выпушкой. C 1911 года на погонах казаков появились литеры "См."

Казачки носили широкие сарафаны и юбки, рубашки с манжетами. Блузки были с пышными рукавами и плотно облегали тело. Их обшивали кружевами или тюлью. На головах у женщин были шали, платки или сшитые из дорогой материи околочники. Волосы заплетали и оборачивали вокруг головы. Из украшений казачки предпочитали бусы и серьги, на ногах носили сапоги[5]

Символика

Флаги полков Семиреченского войска были малиновыми с белым косым ("Андреевским") крестом[4].

История

Одним из первых поселений казаков в Семиречье стала станица Капальская, основанная в 1847 году есаулом Абакумовым. Эта станица стала важным русским плацдармом в Русско-кокандской войне, закрепившей Семиречье за Россией. В 1854 году было основано укрепление Верный, а в 1855 году - станица Верхне-Лепсинская. По-другому эта местность называлась Заилийским краем.

14 июля (25 июля по н.с.[5]) 1867 года № 9-го и № 10-го Сибирские казачьи полки выделены в особое Семиреченское казачье войско и названы Семиреченскими казачьими № 1-го и № 2-го полками. Первым атаманом семиреченцев стал генерал-майор Герасим Колпаковский. Поскольку семиреченские казаки ведут своё происхождение от сибирских, то войско сохранило старшинство с 1582 года. Семиреченские казаки приняли активное участие в Хивинском походе 1873 года, за что войско получило соответствующие награды. В 1900 семиреченцы участвовали в Китайском походе для усмирения повстанцев-ихэтуаней.

В конце января 1918 года в город Верный, столицу Семиреченского казачьего войска из Ирана прибыл 2 Семиреченский казачий полк, который привел к власти большевиков. Однако новая власть обрушила свои репрессии на казаков, что привело к расколам, смутам и гражданскому противостоянию. В июне казачье войско было упразднено, а несогласные казаки эмигрировали в Китай[6]. Однако вскоре в Семиречье объявился атаман Дутов и Гражданская война вспыхнула с новой силой. Вооруженные отряды семиреченских казаков захватили 21.07.1918 Сергиополь (отряд полковника Ярушина), ряд городов и станиц Черкесского района Семиречья, включая Лепсинск (29.08.1918). Окончательно большевистская власть установилась в регионе в 1920 году, после чего остатки Семиреченских казаков эвакуировались в Кульджу и позднее составили основу войск Синьцзяня и приняли участие в синьцзяньской войне 1933 года.

Численность

К 1868 году все войсковое казачье население Семиречья (включая женщин и детей) составляло чуть более 14 тысяч человек. По данным на начало 1914 года в составе Семиреченского казачьего войска было 19 станиц и 15 выселков (34 населенных пункта), с населением 22473 человек, из которых лишь 6 тыс. были взрослыми мужчинами, годными к военной службе. В 2007 году в Казахстане насчитывалось около 10 тыс. казаков[7], при том, что наряду с семиреченскими казаками в Казахстане проживают также уральские и сибирские казаки.

Современность

Казачество в Семиречье заявило о себе в 1989 году с момента создания Союза казаков России. Однако после распада СССР семиреченские казаки были отделены от России и разделены между собой казахско-киргизской границей.

В Казахстане

Потомки семиреченских казаков Казахстана активно включились в дело возрождения казачества. Помимо семиреченских казаков на территории Казахстана жили потомки уральских и сибирских казаков. «Землячество семиреченских казаков» было создано в Алма-Ате в начале 1991 года. В июле 1992 года ор­ганизация была переименована в «Союз казаков Семиречья». В ноябре 1993 года атаманом был избран Николай Гунькин. В ноябре 1994 года под его руководством была пред­принята попытка семиреченских казаков провести митинг с призывом к объединению с Россией и приданию русскому языку статуса государственного. В январе 1995 года Гунькин организо­вывал несанкционированные митинги и шествия казаков по улицам Алматы. В ноябре 2007 года было проведено юбилейное празднование 140-летия образования Семиреченского казачьего войска[8].

В Киргизии

В 1993 году в Киргизии была зарегистрирована организация «Международный казачий культурно-экономический центр». Атаманом был избран родовой казак, кандидат сельскохозяйственных наук Бучнев Михаил Иванович. По требованию Министерства Юстиции Киргизии 2003 году была проведена перерегистрация организации. Она стала называться «Казачий культурно-экономический центр «Возрождение»". В ноябре 2005 года состоялся Большой войсковой круг, на котором был избран атаманом Бабичев Валентин Константинович. Сохранив в своих рядах родовых казаков в трех десятках станиц Чуйской и Иссык-кульской областей, в марте 2006 года казаки провели регистрацию Республиканской организации «Союз казаков Семиречья в Киргизии», которая насчитывает в своих рядах 1800 активных казаков[9].

Программа репатриации казаков в Россию

По программе возвращения соотечественников в Россию в 2014 году были озвучены планы по переселению семей казаков из Киргизии и Казахстана в Ставропольский край России. Всего в программе планируется задействовать до 10 тыс. казаков[10][11][12][13].

Исторические поселения Семиреченских казаков

По состоянию на 1917 год 34 казачьих станиц и выселков:

Одно время существовали казачьи выселки (позже были ликвидированы):

  • выселок Сарыбулакский
  • выселок Чингильдинский

После разгрома киргизского восстания (1916) в Семиречье были образованы семиреченские станицы:

В конце 1918 году в Северном Семиречье (на войсковой территории подконтрольной Семиреченскому Войсковому правительству), в результате политики «Оказачивания» крестьянского старожильческого населения были возведены на степень казачьих станиц:

Первоначально (с 1854 по 1867) Аягузский, Семиреченский и Заилийский края входили в состав Семипалатинской области, с 13.07.1867 г. — образована Семиреченская область в составе Туркестанского генерал-губернаторства. Войсковой центр — Верный, станицы — Надеждинская, Любавинская и Софийская были названы в честь дочерей генерал-губернатора Колпаковского Г. А.. Первоначально эти станицы были местом службы сибирских казаков и были построены для охраны торговых путей из Синьцзяна (Китай) в Россию. Со временем часть сибирских казаков стала оседать на прежнем месте службы, что всячески поддерживалось администрацией Семиречья.

Напишите отзыв о статье "Семиреченские казаки"

Примечания

  1. Илл. 474. Казак и Штаб-Офицер Семиреченского Казачьего войска, 18 июля 1867. (Парадная форма). // Перемены в обмундировании и вооружении войск Российской Императорской армии с восшествия на престол Государя Императора Александра Николаевича (с дополнениями) : Составлено по Высочайшему повелению / Сост. Александр II (император российский), илл. Балашов Петр Иванович и Пиратский Карл Карлович. — СПб.: Военная типография, 1857—1881. — До 500 экз. — Тетради 1—111 : (С рисунками № 1—661). — 47×35 см.
  2. Илл. 483. Сибирское и Семиреченское Казачьи войска, 21 октября 1867. (Парадная и праздничная формы). // Перемены в обмундировании и вооружении войск Российской Императорской армии с восшествия на престол Государя Императора Александра Николаевича (с дополнениями) : Составлено по Высочайшему повелению / Сост. Александр II (император российский), илл. Балашов Петр Иванович и Пиратский Карл Карлович. — СПб.: Военная типография, 1857—1881. — До 500 экз. — Тетради 1—111 : (С рисунками № 1—661). — 47×35 см.
  3. Илл. 123. Казачьи Войска. 1 и 2) Обер-Офицеры: Оренбургского и Семиреченского войска ( форма парадная и чекмень ). 3) Урядник Забайкальского войска ( парадная форма ) и 4) Рядовой Амурского войска ( в шинели ). ( приказ по воен. вед. 1892 г. № 305 ) // Иллюстрированное описание перемен в обмундировании и снаряжении войск Императорской Российской армии за 1881–1900 гг.: в 3 т.: в 21 вып.: 187 рис. / Сост. в Техн. ком. Гл. интендантского упр. — СПб.: Картографическое заведение А.Ильина, 1881–1900.
  4. 1 2 [vernoye-almaty.kz/cossacks/symbols.shtml СИМВОЛЫ СЕМИРЕЧЕНСКОГО КАЗАЧЬЕГО ВОЙСКА]
  5. 1 2 [topwar.ru/31475-rascvet-i-zakat-semirechenskogo-kazachego-voyska.html Расцвет и закат Семиреченского казачьего войска]
  6. [www.centrasia.ru/newsA.php?st=1347911160 Геноцид Семиреченского казачества в Казахстане. Как это было]
  7. [collegy.ucoz.ru/publ/6-1-0-579 Любо, казаки!]
  8. [articlekz.com/article/5944 Казачество в современной истории Казахстана]
  9. [skvskr.ucoz.net/publ/internet/sajt/vozrozhdenie_semirechenskogo_kazachestva/4-1-0-4 Возрождение Семиреченского казачества]
  10. [news.kmvcity.ru/2014/05/23/na-stavropole-pereselyatsya-okolo-400-semirechenskih-kazakov/43959 На Ставрополье переселятся около 400 семиреченских казаков, Ставропольский край — КМВСИТИ]
  11. [stav.kp.ru/daily/26300.5/3178031/ Ставрополье принимает соотечественников, переселяющихся из-за рубежа]
  12. [www.stav.kp.ru/online/news/1742375/ Ставрополье начнет переселение казаков из Средней Азии]
  13. www.stapravda.ru/20120817/o_pereselenii_kazachikh_semey_iz_kirgizii_i_kazak

Ссылки

  • [skvskr.ucoz.net/ СЕМИРЕЧЕНСКОЕ КАЗАЧЬЕ ВОЙСКО]
  • Леденёв Н. В. История Семиреченского казачьего войска. — Верный: Типография Семиреченского обл. правления, 1909. Монография. [www.cossackdom.com/troopsr.html#semerichensk]
  • Завет семиреченским казакам войскового атамана генерала Ионова. — Омск: Тип. Союза коопер. объедин. «Центросибирь», 1919.[www.cossackdom.com/troopsr.html#semerichensk]
  • Ивлев М. Н. «Атаманы Семиреченского казачьего войска»: spgk.kz/maksim-ivlev/548-atamany.html
  • [www.rkmeetings.ru/rus_v_kaz/win/semirech.html Литература]
  • [web.archive.org/web/20070528074139/www.cultinfo.ru/fulltext/1/001/007/046/46645.htm Казаки], в ЭСБЕ
  • [www.rusalbom.ru/photo/default/20762 Семиреченские казаки на сайте Большой Русский Альбом]

Отрывок, характеризующий Семиреченские казаки



Главное действие Бородинского сражения произошло на пространстве тысячи сажен между Бородиным и флешами Багратиона. (Вне этого пространства с одной стороны была сделана русскими в половине дня демонстрация кавалерией Уварова, с другой стороны, за Утицей, было столкновение Понятовского с Тучковым; но это были два отдельные и слабые действия в сравнении с тем, что происходило в середине поля сражения.) На поле между Бородиным и флешами, у леса, на открытом и видном с обеих сторон протяжении, произошло главное действие сражения, самым простым, бесхитростным образом.
Сражение началось канонадой с обеих сторон из нескольких сотен орудий.
Потом, когда дым застлал все поле, в этом дыму двинулись (со стороны французов) справа две дивизии, Дессе и Компана, на флеши, и слева полки вице короля на Бородино.
От Шевардинского редута, на котором стоял Наполеон, флеши находились на расстоянии версты, а Бородино более чем в двух верстах расстояния по прямой линии, и поэтому Наполеон не мог видеть того, что происходило там, тем более что дым, сливаясь с туманом, скрывал всю местность. Солдаты дивизии Дессе, направленные на флеши, были видны только до тех пор, пока они не спустились под овраг, отделявший их от флеш. Как скоро они спустились в овраг, дым выстрелов орудийных и ружейных на флешах стал так густ, что застлал весь подъем той стороны оврага. Сквозь дым мелькало там что то черное – вероятно, люди, и иногда блеск штыков. Но двигались ли они или стояли, были ли это французы или русские, нельзя было видеть с Шевардинского редута.
Солнце взошло светло и било косыми лучами прямо в лицо Наполеона, смотревшего из под руки на флеши. Дым стлался перед флешами, и то казалось, что дым двигался, то казалось, что войска двигались. Слышны были иногда из за выстрелов крики людей, но нельзя было знать, что они там делали.
Наполеон, стоя на кургане, смотрел в трубу, и в маленький круг трубы он видел дым и людей, иногда своих, иногда русских; но где было то, что он видел, он не знал, когда смотрел опять простым глазом.
Он сошел с кургана и стал взад и вперед ходить перед ним.
Изредка он останавливался, прислушивался к выстрелам и вглядывался в поле сражения.
Не только с того места внизу, где он стоял, не только с кургана, на котором стояли теперь некоторые его генералы, но и с самых флешей, на которых находились теперь вместе и попеременно то русские, то французские, мертвые, раненые и живые, испуганные или обезумевшие солдаты, нельзя было понять того, что делалось на этом месте. В продолжение нескольких часов на этом месте, среди неумолкаемой стрельбы, ружейной и пушечной, то появлялись одни русские, то одни французские, то пехотные, то кавалерийские солдаты; появлялись, падали, стреляли, сталкивались, не зная, что делать друг с другом, кричали и бежали назад.
С поля сражения беспрестанно прискакивали к Наполеону его посланные адъютанты и ординарцы его маршалов с докладами о ходе дела; но все эти доклады были ложны: и потому, что в жару сражения невозможно сказать, что происходит в данную минуту, и потому, что многие адъютапты не доезжали до настоящего места сражения, а передавали то, что они слышали от других; и еще потому, что пока проезжал адъютант те две три версты, которые отделяли его от Наполеона, обстоятельства изменялись и известие, которое он вез, уже становилось неверно. Так от вице короля прискакал адъютант с известием, что Бородино занято и мост на Колоче в руках французов. Адъютант спрашивал у Наполеона, прикажет ли он пореходить войскам? Наполеон приказал выстроиться на той стороне и ждать; но не только в то время как Наполеон отдавал это приказание, но даже когда адъютант только что отъехал от Бородина, мост уже был отбит и сожжен русскими, в той самой схватке, в которой участвовал Пьер в самом начале сраженья.
Прискакавший с флеш с бледным испуганным лицом адъютант донес Наполеону, что атака отбита и что Компан ранен и Даву убит, а между тем флеши были заняты другой частью войск, в то время как адъютанту говорили, что французы были отбиты, и Даву был жив и только слегка контужен. Соображаясь с таковыми необходимо ложными донесениями, Наполеон делал свои распоряжения, которые или уже были исполнены прежде, чем он делал их, или же не могли быть и не были исполняемы.
Маршалы и генералы, находившиеся в более близком расстоянии от поля сражения, но так же, как и Наполеон, не участвовавшие в самом сражении и только изредка заезжавшие под огонь пуль, не спрашиваясь Наполеона, делали свои распоряжения и отдавали свои приказания о том, куда и откуда стрелять, и куда скакать конным, и куда бежать пешим солдатам. Но даже и их распоряжения, точно так же как распоряжения Наполеона, точно так же в самой малой степени и редко приводились в исполнение. Большей частью выходило противное тому, что они приказывали. Солдаты, которым велено было идти вперед, подпав под картечный выстрел, бежали назад; солдаты, которым велено было стоять на месте, вдруг, видя против себя неожиданно показавшихся русских, иногда бежали назад, иногда бросались вперед, и конница скакала без приказания догонять бегущих русских. Так, два полка кавалерии поскакали через Семеновский овраг и только что въехали на гору, повернулись и во весь дух поскакали назад. Так же двигались и пехотные солдаты, иногда забегая совсем не туда, куда им велено было. Все распоряжение о том, куда и когда подвинуть пушки, когда послать пеших солдат – стрелять, когда конных – топтать русских пеших, – все эти распоряжения делали сами ближайшие начальники частей, бывшие в рядах, не спрашиваясь даже Нея, Даву и Мюрата, не только Наполеона. Они не боялись взыскания за неисполнение приказания или за самовольное распоряжение, потому что в сражении дело касается самого дорогого для человека – собственной жизни, и иногда кажется, что спасение заключается в бегстве назад, иногда в бегстве вперед, и сообразно с настроением минуты поступали эти люди, находившиеся в самом пылу сражения. В сущности же, все эти движения вперед и назад не облегчали и не изменяли положения войск. Все их набегания и наскакивания друг на друга почти не производили им вреда, а вред, смерть и увечья наносили ядра и пули, летавшие везде по тому пространству, по которому метались эти люди. Как только эти люди выходили из того пространства, по которому летали ядра и пули, так их тотчас же стоявшие сзади начальники формировали, подчиняли дисциплине и под влиянием этой дисциплины вводили опять в область огня, в которой они опять (под влиянием страха смерти) теряли дисциплину и метались по случайному настроению толпы.


Генералы Наполеона – Даву, Ней и Мюрат, находившиеся в близости этой области огня и даже иногда заезжавшие в нее, несколько раз вводили в эту область огня стройные и огромные массы войск. Но противно тому, что неизменно совершалось во всех прежних сражениях, вместо ожидаемого известия о бегстве неприятеля, стройные массы войск возвращались оттуда расстроенными, испуганными толпами. Они вновь устроивали их, но людей все становилось меньше. В половине дня Мюрат послал к Наполеону своего адъютанта с требованием подкрепления.
Наполеон сидел под курганом и пил пунш, когда к нему прискакал адъютант Мюрата с уверениями, что русские будут разбиты, ежели его величество даст еще дивизию.
– Подкрепления? – сказал Наполеон с строгим удивлением, как бы не понимая его слов и глядя на красивого мальчика адъютанта с длинными завитыми черными волосами (так же, как носил волоса Мюрат). «Подкрепления! – подумал Наполеон. – Какого они просят подкрепления, когда у них в руках половина армии, направленной на слабое, неукрепленное крыло русских!»
– Dites au roi de Naples, – строго сказал Наполеон, – qu'il n'est pas midi et que je ne vois pas encore clair sur mon echiquier. Allez… [Скажите неаполитанскому королю, что теперь еще не полдень и что я еще не ясно вижу на своей шахматной доске. Ступайте…]
Красивый мальчик адъютанта с длинными волосами, не отпуская руки от шляпы, тяжело вздохнув, поскакал опять туда, где убивали людей.
Наполеон встал и, подозвав Коленкура и Бертье, стал разговаривать с ними о делах, не касающихся сражения.
В середине разговора, который начинал занимать Наполеона, глаза Бертье обратились на генерала с свитой, который на потной лошади скакал к кургану. Это был Бельяр. Он, слезши с лошади, быстрыми шагами подошел к императору и смело, громким голосом стал доказывать необходимость подкреплений. Он клялся честью, что русские погибли, ежели император даст еще дивизию.
Наполеон вздернул плечами и, ничего не ответив, продолжал свою прогулку. Бельяр громко и оживленно стал говорить с генералами свиты, окружившими его.
– Вы очень пылки, Бельяр, – сказал Наполеон, опять подходя к подъехавшему генералу. – Легко ошибиться в пылу огня. Поезжайте и посмотрите, и тогда приезжайте ко мне.
Не успел еще Бельяр скрыться из вида, как с другой стороны прискакал новый посланный с поля сражения.
– Eh bien, qu'est ce qu'il y a? [Ну, что еще?] – сказал Наполеон тоном человека, раздраженного беспрестанными помехами.
– Sire, le prince… [Государь, герцог…] – начал адъютант.
– Просит подкрепления? – с гневным жестом проговорил Наполеон. Адъютант утвердительно наклонил голову и стал докладывать; но император отвернулся от него, сделав два шага, остановился, вернулся назад и подозвал Бертье. – Надо дать резервы, – сказал он, слегка разводя руками. – Кого послать туда, как вы думаете? – обратился он к Бертье, к этому oison que j'ai fait aigle [гусенку, которого я сделал орлом], как он впоследствии называл его.
– Государь, послать дивизию Клапареда? – сказал Бертье, помнивший наизусть все дивизии, полки и батальоны.
Наполеон утвердительно кивнул головой.
Адъютант поскакал к дивизии Клапареда. И чрез несколько минут молодая гвардия, стоявшая позади кургана, тронулась с своего места. Наполеон молча смотрел по этому направлению.
– Нет, – обратился он вдруг к Бертье, – я не могу послать Клапареда. Пошлите дивизию Фриана, – сказал он.
Хотя не было никакого преимущества в том, чтобы вместо Клапареда посылать дивизию Фриана, и даже было очевидное неудобство и замедление в том, чтобы остановить теперь Клапареда и посылать Фриана, но приказание было с точностью исполнено. Наполеон не видел того, что он в отношении своих войск играл роль доктора, который мешает своими лекарствами, – роль, которую он так верно понимал и осуждал.
Дивизия Фриана, так же как и другие, скрылась в дыму поля сражения. С разных сторон продолжали прискакивать адъютанты, и все, как бы сговорившись, говорили одно и то же. Все просили подкреплений, все говорили, что русские держатся на своих местах и производят un feu d'enfer [адский огонь], от которого тает французское войско.
Наполеон сидел в задумчивости на складном стуле.
Проголодавшийся с утра m r de Beausset, любивший путешествовать, подошел к императору и осмелился почтительно предложить его величеству позавтракать.
– Я надеюсь, что теперь уже я могу поздравить ваше величество с победой, – сказал он.
Наполеон молча отрицательно покачал головой. Полагая, что отрицание относится к победе, а не к завтраку, m r de Beausset позволил себе игриво почтительно заметить, что нет в мире причин, которые могли бы помешать завтракать, когда можно это сделать.
– Allez vous… [Убирайтесь к…] – вдруг мрачно сказал Наполеон и отвернулся. Блаженная улыбка сожаления, раскаяния и восторга просияла на лице господина Боссе, и он плывущим шагом отошел к другим генералам.
Наполеон испытывал тяжелое чувство, подобное тому, которое испытывает всегда счастливый игрок, безумно кидавший свои деньги, всегда выигрывавший и вдруг, именно тогда, когда он рассчитал все случайности игры, чувствующий, что чем более обдуман его ход, тем вернее он проигрывает.
Войска были те же, генералы те же, те же были приготовления, та же диспозиция, та же proclamation courte et energique [прокламация короткая и энергическая], он сам был тот же, он это знал, он знал, что он был даже гораздо опытнее и искуснее теперь, чем он был прежде, даже враг был тот же, как под Аустерлицем и Фридландом; но страшный размах руки падал волшебно бессильно.