Семья

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Межличностные отношения

Типы отношений

Агамия · Брак · Вдовство · Гражданское партнёрство · Дружба (Броманс· Значимый другой · Моногамия · Поливерность · Полиамория · Полигамия (Многожёнство · Многомужество· Родство · Семья · Сожительство · Отношения для секса

События

Ухаживание · Флирт · Свидание · Предложение · Помолвка · Свадьба · Развод · Супружеская измена · Расставание

Чувства и эмоции

Близкая связь · Влечение · Комперсия · Влюблённость · Любовь (эрос, филия, сторге, агапэ· Привязанность · Ревность · Платоническая любовь · Романтика  · Романтическая любовь · Страсть · Увлечение

Насилие в отношениях

В семье · Над взрослыми · Над детьми · Подростковое насилие

Семья́ — социальный институт, базовая ячейка общества[1][2], характеризующаяся, в частности, следующими признаками[3][4][5][2][6]:

  • союзом мужчины и женщины[3][5][6];
  • добровольностью вступления в брак[3][2]
  • члены семьи связаны общностью быта[3][4][5][6];
  • вступлением в брачные отношения[3][4][5];
  • стремлением к рождению, социализации и воспитанию детей[3][4][5].

Семья принадлежит к важнейшим общественным ценностям[7]. Согласно некоторым научным теориям, именно форма семьи могла на протяжении многих веков определять общее направление эволюции макросоциальных систем[8]. Каждый член общества, помимо социального статуса, этнической принадлежности, имущественного и материального положения, с момента рождения и до конца жизни обладает такой характеристикой, как семейно-брачное состояние.

На стадиях жизненного цикла человека последовательно меняются его функции и статус в семье. Для взрослого человека семья является источником удовлетворения ряда его потребностей и малым коллективом, предъявляющим ему разнообразные и достаточно сложные требования. Для ребёнка семья — это среда, в которой складываются условия его физического, психического, эмоционального и интеллектуального развития.

Содержание понятия «семья» трансформируется вслед за социокультурным изменением общества[9]. Под семьёй также может пониматься родительская пара или один родитель как минимум с одним ребёнком[10], а также легализованные в ряде стран однополые союзы[11].





Определение семьи

Семья — это сообщество, основанное на браке супругов (отца, матери) и их холостых детей (собственных и усыновленных), связанных духовно, общностью быта и взаимной моральной ответственностью. Семья создается на основе брака, кровного родства, усыновления, а также на других основаниях, не запрещенных законом и таких, которые не противоречат моральным основам общества.

Несмотря на свою общеупотребительность, понятие семьи довольно многогранно, а его чёткое научное определение довольно затруднено. В различных обществах и культурах определение семьи может некоторым образом различаться. Кроме того, часто определение зависит также и от той области, относительно которой это определение даётся. Существует много определений семьи. Каждое из них зависит от конкретных исторических, этнических и социально-экономических условий, а также от конкретных целей исследования[12][13].

Согласно классическому определению одного из крупнейших английских социологов Энтони Гидденса, под семьёй понимается «группа людей, связанных прямыми родственными отношениями, взрослые члены которой принимают на себя обязательства по уходу за детьми». В контексте данного определения родственными отношениями считаются отношения, возникающие при заключении брака (то есть получившего признание и одобрение со стороны общества сексуального союза двух взрослых лиц) либо являющиеся следствием кровной связи между лицами[14]. Семья — основанная на браке или кровном родстве малая группа, члены которой связаны общностью быта, взаимной помощью, моральной и правовой ответственностью[15][9].

В праве под семьёй понимается законный социальный институт, находящийся под защитой государства. Как правило, «полная семья» в юридическом смысле состоит из отца, матери и ребёнка (или детей); «неполная семья» — из отца с ребёнком (или детьми) или матери с ребёнком (или детьми)[12]. В российском семейном праве семья определяется как круг лиц, связанных личными неимущественными и имущественными правами и обязанностями, вытекающими из брака, родства, усыновления[16].

Генеалогическое определение семьи представляет её как совокупность людей, связанных кровным родством или свойство́м. Такое определение, с одной стороны, шире правового определения семьи, с другой стороны, оно исключает приёмных родителей и детей из списка членов семьи[17].

Психологический подход к семье (такого подхода, в частности, придерживается Клаус Шнеевинд (нем. Klaus Schneewind)) понимает под семьёй некую совокупность индивидов, удовлетворяющую четырём критериям[18]:

  • Психическая, духовная и эмоциональная близость её членов.
  • Пространственная и временная ограниченность.
  • Закрытость, межличностная интимность.
  • Длительность отношений, ответственность друг за друга, обязанность друг перед другом.

Социальный аспект в определении понятия семьи доминировал в социалистическом обществе, согласно положению марксизма о том, что «семья даёт нам в миниатюре картину тех же противоположностей и противоречий, в которых движется общество»[19]. На разных исторических этапах развития семейных отношений преобладали территориальный и экономический аспекты. Например, во Франции «в понятие семьи входила группа лиц, запирающихся на ночь за одним замком»[20], а русская земская статистика при проведении подворных переписей определяла семью по числу едоков, исходя из того, что «по представлению крестьян, в понятие семьи входит круг лиц, постоянно питающихся за одним столом или евших из одного горшка»[21]. Однако при всей важности социально-экономической функции семьи, следует отличать её от домохозяйства, которое может вести и отдельный человек, и группа лиц, не связанных отношениями родства. Точно так же проживание на одной жилплощади не может быть сегодня определяющим в понимании семьи. Во все времена основой её всё-таки остаётся чисто биологическое понятие супружеской пары, сожительствующей со своими нисходящими потомками и престарелыми представителями старшего поколения.

Законодательство

  • В России семейные отношения регулируются «Семейным кодексом Российской Федерации»[22]

Семья в демографии

Российскую демографическую науку семья интересует как предусловие воспроизводства населения, как уникальный социальный институт, специфической функцией которого является рождение детей, воспроизводство поколений, населения в целом. Поэтому российская демография из всего возможного многообразия семейных структур населения выделяет и изучает только те, которые прямо и непосредственно связаны с воспроизводством населения, чем она резко отличается от демографической науки западных стран[23].

В 1992 году в России впервые после Великой Отечественной войны смертность превысила рождаемость. С 1993 года сохраняется устойчивое сокращение численности населения, аналогичное ситуации, когда государство находится в состоянии войны. Одновременно с этим развиваются процессы прогрессирующего старения населения. Впервые число россиян старше 60 лет превысило количество несовершеннолетних до 15 лет в 1999 году. И до сих пор превышает. См. [demoscope.ru/weekly/app/popclock/popclock.php Интерактивный счетчик населения России]

Ожидается, что после 2010[24] года пойдёт новая демографическая волна, когда начнут вступать в брак и обзаводиться детьми те мужчины и женщины, которые родились уже в 1990-е гг. то есть в то время, когда в России была зафиксирована самая низкая рождаемость за всю историю страны. В результате появится самое малочисленное поколение, которое вступает в репродуктивный возраст. Доля женщин в возрасте от 20 до 29 лет к началу 2025 года сократится почти в два раза. Если интенсивность рождаемости среди женщин этого возраста сохранится и далее, то на каждый процент сокращения численности их самих, сократится и число рождений в стране. По данным Всероссийской переписи населения 2002[25] года, численность семей с тремя и более детьми не превышает 6 %. А для положительного воспроизводства населения нужно, чтобы в каждой семье в среднем воспитывалось по три ребёнка. Согласно [www.gks.ru/free_doc/2006/demogr.htm «Кратким итогам пилотного обследования „Семья и рождаемость“»] среднее желаемое число детей, то есть то количество детей, которых респонденты хотели бы иметь при наличии всех благоприятных условий, не превышает трёх детей. Желаемое число детей в среднем несколько выше лишь у респондентов с религиозным мировоззрением. При этом заметно ниже ожидаемое число детей, то есть то количество детей, которых респонденты готовы иметь: оно даже не достигает двух.

Демографическая политика в России, направленная на повышение рождаемости, развивается по следующим направлениям:

  1. Улучшения материальных условий жизни с целью повышения репродуктивной активности населения
    • предоставление семьям жилищных субсидий на льготных условиях с частичным их погашением при рождении детей;
    • увеличение размеров пособий, компенсирующих единовременные затраты, связанные с рождением детей;
    • увеличение периода по уходу за ребёнком, входящего в страховой стаж.
  2. Пропаганда семейных ценностей и деторождения среди молодёжи, ещё не вступившей в репродуктивный возраст.

Второе направление является приоритетным из предположения о том, что «изменение установки к росту потребности в детях может дать несоизмеримо больший результат, чем улучшение условий жизни»[26].

История

Русское слово «семья» имеет славянское и индоевропейское происхождение (ср. лит. Šeima), восходя к значению территориальной общности[27][28] (ср. лит. Zeme: Земля). В древнеславянском и древнерусском языке слово сѣмия означало как семью вообще (всех членов рода, живущих совместно), так и челядь, домочадцев, холопов[29].

Научное изучение форм семейной жизни началось в XIX веке и связано с работами И. Бахофена, Л. Моргана[30], М. М. Ковалевского. В том числе было показано, что тип семьи в высокой степени преобладал характер дальнейшей эволюции соответствующего общества[31].

До Второй мировой войны в России преобладала патриархальная семья, которая характеризуется преобладанием мужчины в доме и подчинением ему всех остальных членов семьи. В послевоенные годы, начиная с конца 40-х годов до 80-х, доминирующей стала детоцентристская семья, в которой очень большое значение придаётся благополучию детей и сохранению брака в интересах детей. Совсем недавно в последние десятилетия возникла супружеская семьяК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 4903 дня], в которой доминируют равноправные отношения, стабильность брака зависит от желаний и качества отношений между супругами. Экономическая самостоятельность женщин, повышение их социального статуса неизбежно предполагает иной — партнёрский тип супружества. Многие исследователи отмечают изменение функций семьи в сторону её большей психологизации и интимизации. В 20-м веке произошёл переход от брака по расчёту или обязанности к браку по любви. С одной стороны, как отмечает Кон И. С. — это огромное достижение человечества, но с другой стороны, такой брак предполагает большую частоту расторжения браков по психологическим мотивам, таким, например, как «несходство характеров», что ведёт к меньшей устойчивости браков. Как отмечает Кон, главная тенденция, лежащая в основе всех этих процессов — изменение ценностных ориентаций, в центре которых ныне стоит не семейная группа, а индивид[32].

Изменились и социально-психологические установки на рождаемость. С суждениями, что «долг каждой женщины стать матерью» и «долг каждого мужчины растить детей» гораздо чаще соглашаются представители старших, нежели младших поколений. Особенно заметны сдвиги в установках женщин. На вопрос «Должна ли каждая женщина стать матерью?» среди опрошенных в конце 1990-х гг. петербургских женщин от 18 до 29 лет утвердительно ответили лишь 20 %, а среди 30-39-летних — только 17 %. Это значит, что материнство, которое религиозная мораль всегда считала главной ипостасью женщины, становится лишь одной из её социальных идентичностей. В представлениях россиян о справедливом распределении семейных функций и об обязанностях матери и отца традиционалистские установки борются с эгалитарными, сопровождаясь жёсткими взаимными обвинениями мужчин и женщин.

Признаки трансформации семьи стали проявляться в развитых странах Европы уже с середины 1960-х годов, а в других европейских странах — с конца 1980-х — начала 1990-х годов. Перечень важнейших перемен в состоянии семьи был кратко сформулирован Дирк ван де Каа[33]:

  • переход от «золотого века» брака к конкубинативному союзу;
  • переход от пары «ребёнок-король с родителями» к «паре королей с ребёнком»;
  • переход от контрацепции в целях предохранения к контрацепции как самовыражению;
  • переход от однородного хозяйства к плюралистическим типам семьи и домашнего хозяйства[34].

Семейный цикл

С позиций воспроизводства населения весьма важным критерием построения демографической типологии семей является стадия жизненного цикла семьи. Семейный цикл определяется следующими стадиями родительства:

  • предродительство — период от заключения брака и до рождения первенца
  • репродуктивное родительство — период между рождениями первого и последнего детей
  • социализационное родительство — период от рождения первенца до выделения из семьи (чаще всего через вступление в брак) последнего ребёнка (в случае одного ребёнка в семье совпадает с предыдущей стадией)
  • прародительство — период от рождения первого внука до смерти одного из прародителей

Семейная структура в демографической статистике

Семейная структура, как и брачная, является моментным показателем, фиксируемым во время переписей или специальных обследований населения. Поэтому дать представление о семейной структуре населения можно только по данным переписей или обследований. При этом практика демографической статистики выделяет семьи по следующим признакам:

  • размер семьи (число её членов);
  • тип семьи (нуклеарная, сложная, полная, неполная)
    • Нуклеарные семьи (англ. nuclear family) — семьи, состоящие из одной брачной пары с детьми.
    • Сложная семья — к семейному ядру добавляются другие родственники как по восходящей линии (прародители, прапрародители), так и по боковым линиям (различные родственники каждого из супругов). Также может включать в себя несколько брачных пар, члены которых связаны родственными узами и ведением совместного хозяйства.
  • число детей в семье
    • малодетные семьи — 1-2 ребёнка (недостаточно для естественного прироста)
    • среднедетные семьи — 3-4 ребёнка (достаточно для малорасширенного воспроизводства, а также для возникновения внутригрупповой динамики)
    • многодетные семьи — 5 и более детей (намного больше, чем это нужно для замещения поколений)

Примечательно, что в России до 1992 года многодетными считались лишь матери, воспитавшие 5 и более детей (за демографические достижения вручались награды: Медаль «Медаль материнства» II и I степеней — вручался матерям, воспитавшим 5 и 6 детей; Орден «Материнская слава» III, II, I степеней — вручался матерям, воспитавшим 7, 8 и 9 детей соответственно, Орден «Мать-героиня» вручался матерям, воспитавшим 10 и более детей). Сегодня официально «многодетность» начинается от трёх детей, то есть многодетной считается уже среднедетная семья. Именно такая по численности детей семья сегодня является наиболее оптимальной, комфортной для государства, и пользующейся всесторонней социальной поддержкой, в соответствии с Указом Президента РФ от 5 мая 1992 г. N 431 «О мерах по социальной поддержке многодетных семей».

Типы семьи и её организации

При комплексном изучении семейной структуры они рассматриваются в комплексном сочетании. С демографической точки зрения выделяется несколько типов семьи и её организации.

В зависимости от количества партнёров:

  • моногамная семья — состоящая из двух партнёров
  • полигамная семья — состоящая из более двух партнёров
    • многожёнство (полигиния) — одновременное состояние мужчины в браке с несколькими женщинами. Причём брак заключается мужчиной с каждой из женщин отдельно. Например, в шариате есть ограничение на количество жён — не более четырёх
    • полиандрия — одновременное состояние женщины в браке с несколькими мужчинами. Встречается редко, например, у народов Тибета, Гавайских островов
    • шведская семья — семья, основанная на полиаморных отношениях между тремя партнёрами

В зависимости от пола партнёров:

  • разнополая семья — «традиционная» семья, образованная одним мужчиной и одной женщиной;
  • однополая семья — семья, образованная двумя лицами одного пола (двумя мужчинами или двумя женщинами).

В зависимости от количества детей:

  • бездетная, или инфертильная семья;
  • однодетная семья;
  • малодетная семья;
  • среднедетная семья;
  • многодетная семья.

В зависимости от состава:

  • простая или нуклеарная семья — состоит из одного поколения, представленного родителями (родителем) с детьми или без детей. Нуклеарная семья в современном обществе получила наибольшее распространение. Она может быть:
    • элементарная — семья из трёх членов: муж, жена и ребёнок. Такая семья может быть, в свою очередь:
      • полной — в составе есть оба родителя и хотя бы один ребёнок
      • неполной — семья только из одного родителя с детьми, или семья, состоящая только из родителей без детей
    • составная — полная нуклеарная семья, в которой воспитываются несколько детей. Составную нуклеарную семью, где несколько детей, следует рассматривать как конъюнкцию нескольких элементарных
  • сложная семья или патриархальная семья — большая семья из нескольких поколений. Она может включать бабушек и дедушек, братьев и их жён, сестёр и их мужей, племянников и племянниц.

В зависимости от отношений между родителями и детьми:

  • родители проживают с родными детьми и до вступления в брак других детей у них не было;
  • хотя бы у одного из родителей уже были дети до вступления в данный брак, эти дети могут проживать как в данной, так и в другой семье (сводная семья);
  • семья, в которой дети усыновлены (приёмная семья)[38].

Виды семей в зависимости от способов выбора семейного партнера:

  • эндогамные, предполагающие заключение брака между представителями одной и той же группы (клана, племени т. д.);
  • экзогамные, где брак внутри определенной узкой группы людей (например, между близкими родственниками, членами одного племени и т. д.) запрещается.

В зависимости от места человека в семье:

  • родительская — это семья, в которой человек рождается;
  • репродуктивная — семья, которую человек создаёт сам.

В зависимости от проживания семьи:

Наследование по отцовской линии означает, что дети берут фамилию отца (в некоторых культурах и имя), и собственность обычно переходит по мужской линии. Такие семьи называются патрилинеальными. Наследование по женской линии означает матрилинеальность семьи.

Вопросами классификации современных семей занимался Торохтий В. С.[39]

Каждую из категорий семей характеризуют протекающие в ней социально-психологические явления и процессы, присущие ей брачно-семейные отношения, включающие психологические аспекты предметно-практической деятельности, круг общения и его содержание, особенности эмоциональных контактов членов семьи, социально-психологические цели семьи и индивидуально-психологические потребности её членов.

Об особенностях демографического развития семьи в России можно узнать из статьи «Демографическая ситуация в Российской Федерации».

Социальная характеристика семьи

Наименование групп семей Факторы, характеризующие данную группу
1-я группа (оптимальная), Высшее образование родителей. Высокий культурный уровень семьи. Высокая матери­альная обеспеченность. Хорошие жилищные условия. Здоровая в психологическом отноше­нии атмосфера. Отсутствие вредных привы­чек. По состоянию здоровья — оптимальная.
2-я группа (хорошая) Высшее и среднее образование родителей. Высокий и удовлетворительный культурный уровень. Хорошие материально-бытовые ус­ловия. Благоприятные отношения в семье. Вредные привычки, кроме злоупотребления алкоголем. По состоянию здоровья — опти­мальная.
3-я группа (удовлетворитель­ная) Один из показателей является неудовлетвори­тельным (культурный уровень, жилищные ус­ловия, взаимоотношения в семье). По состоя­нию здоровья — удовлетворительная.
4-я группа (неудовлетвори­тельная) Наличие в семье двух и более неудовлетво­рительных из перечисленных показателей. Низкий уровень культуры. Неблагоприятный психологический климат в семье. Вредные привычки — злоупотребление алкоголем. По состоянию здоровья — неудовлетворительная.

Функции семьи

Социологи выделяют несколько функций семьи[40]:

  • Репродуктивная: рождение потомства.
  • Воспитательная: воспитание детей, самореализация родительских чувств.
  • Хозяйственно-бытовая: удовлетворение материальных потребностей членов семьи.
  • Рекреативная: восстановление физических и интеллектуальных сил.
  • Эмоциональная: удовлетворение потребностей в симпатии, уважении, признании, поддержке, эмоциональной защите.
  • Духовная: совместные проведение досуга и духовное обогащение.
  • Социальная: социальный контроль, социализация и инкультурация.
  • Сексуально-эротическая: удовлетворение сексуально-эротических потребностей.

Исследователи единодушны в том, что функции отражают исторический характер связи между семьёй и обществом, динамику семейных изменений на разных исторических этапах[41]. Современная семья утратила многие функции, цементировавшие её в прошлом: производственную, охранительную, образовательную и др.

Под функцией семьи следует понимать внешние проявления свойств какого-либо субъекта в данной системе отношений (семье), определённые действия по реализации потребностей. Функция отражает связь семейной группы с обществом, а также направленность её деятельности. Однако часть функций являются устойчивыми к изменениям, в этом смысле их можно назвать традиционными. К ним можно отнести следующие функции:

а) репродуктивная — в любой семье важнейшей является проблема деторождения. Цельность сексуальной потребности, обеспечивающей продолжение рода, и любви как высшего чувства делает невозможным отделение одного от другого. Супружеская любовь в значительной мере зависит от характера удовлетворения сексуальных потребностей, особенностей их регулирования и отношения супругов к проблеме деторождения, самим детям;

б) хозяйственно-экономическая — включает питание семьи, приобретение и содержание домашнего имущества, одежды, обуви, благоустройство жилища, создание домашнего уюта, организацию жизни и быта семьи, формирование и расходование домашнего бюджета;

в) регенеративная — (лат. regeneratio — возрождение, возобновление). Означает наследование статуса, фамилии, имущества, социального положения. Сюда же можно отнести и передачу каких-то фамильных драгоценностей[42];

вовсе необязательно буквально понимать под «драгоценностями» ювелирные украшения, их можно передать любому постороннему, а вот такую драгоценность, как альбом с фотографиями, чужому человеку не передашь — только своему, родному

г) образовательно-воспитательная — (социализация[43]). Состоит в удовлетворении потребностей в отцовстве и материнстве, контактах с детьми, их воспитании, самореализации в детях[44];

Семейное и общественное воспитание взаимосвязаны, дополняют друг друга и могут, в определённых границах, даже заменять друг друга, но в целом они неравнозначны и ни при каких условиях не могут стать таковыми. Семейное воспитание более эмоционально по своему характеру, чем любое другое воспитание, ибо «проводником» его является родительская любовь к детям, вызывающая ответные чувства детей к родителям;

д) сфера первоначального социального контроля — моральная регламентация поведения членов семьи в различных сферах жизнедеятельности, а также регламентация ответственности и обязательств в отношении между супругами, родителями и детьми, представителями старшего и среднего поколений;

е) рекреативная — (лат. recreatio — восстановление). Связана с отдыхом, организацией досуга, заботой о здоровье и благополучии членов семьи.

ж) духовного общения — развития личностей членов семьи, духовное взаимообогащение;

з) социально-статусная — предоставление определённого социального статуса членам семьи, воспроизводство социальной структуры;

и) психотерапевтическая — позволяет членам семьи удовлетворять потребности в симпатии, уважении, признании, эмоциональной поддержке, психологической защите.

В то время как традиционные функции стали резко ослабляться, возникла эта новая, ранее неизвестная — психотерапевтическая функция[42].

Брак удачен или нет в зависимости от активизации этой функции, то есть в настоящее время семейное существование в значительной степени зависит от стабильности близких эмоциональных отношений.

Семейная психология

К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Семья как сложное образование становится объектом внимания различных разделов психологии: социальной, возрастной, клинической, педагогической и др. Предметом изучения становится семья как социальный институт, малая группа и открытая самоорганизующаяся система.

Психологический климат семьи

В научной литературе синонимами понятия «психологический климат семьи» являются «психологическая атмосфера семьи», «эмоциональный климат семьи», «социально-психологический климат семьи». Следует отметить, что строгого определения этих понятий нет. Например, О. А. Добрынина под социально-психологическим климатом семьи понимает её обобщённую, интегративную характеристику, которая отражает степень удовлетворённости супругов основными аспектами жизнедеятельности семьи, общим тоном и стилем общения.

Психологический климат в семье определяет устойчивость внутрисемейных отношений, оказывает решительное влияние на развитие, как детей, так и взрослых. Он не является чем-то неизменным, данным раз и навсегда. Его создают члены каждой семьи, и от их усилий зависит, каким он будет, благоприятным или неблагоприятным, и как долго продлится брак. Так для благоприятного психологического климата характерны следующие признаки: сплочённость, возможность всестороннего развития личности каждого её члена, высокая доброжелательная требовательность членов семьи друг к другу, чувство защищённости и эмоциональной удовлетворённости, гордость за принадлежность к своей семье, ответственность. В семье с благоприятным психологическим климатом каждый её член относится к остальным с любовью, уважением и доверием, к родителям — ещё и с почитанием, к более слабому — с готовностью помочь в любую минуту. Важными показателями благоприятного психологического климата семьи являются стремление её членов проводить свободное время в домашнем кругу, беседовать на интересующие всех темы, вместе выполнять домашнюю работу, подчёркивать достоинства и добрые дела каждого. Такой климат способствует гармонии, снижению остроты возникающих конфликтов, снятию стрессовых состояний, повышению оценки собственной социальной значимости и реализации личностного потенциала каждого члена семьи. Исходной основой благоприятного климата семьи являются супружеские отношения. Совместная жизнь требует от супругов готовности к компромиссу, умения считаться с потребностями партнёра, уступать друг другу, развивать в себе такие качества, как взаимное уважение, доверие, взаимопонимание.

Когда члены семьи испытывают тревожность, эмоциональный дискомфорт, отчуждение, в этом случае говорят о неблагоприятном психологическом климате в семье. Всё это препятствует выполнению семьёй одной из главных своих функций — психотерапевтической, снятия стресса и усталости, а также ведёт к депрессиям, ссорам, психической напряжённости, дефициту в положительных эмоциях. Если члены семьи не стремятся изменить такое положение к лучшему, то само существование семьи становится проблематичным.

Важным фактором, влияющим на психологический климат семьи, является её состав, так в неполных семьях с детьми, чаще всего формируется неблагоприятный психологический климат[45].

Психологический климат можно определить как характерный для той или иной семьи более или менее устойчивый эмоциональный настрой, который является следствием семейной коммуникации, то есть возникает в результате совокупности настроения членов семьи, их душевных переживаний и волнений, отношения друг к другу, к другим людям, к работе, к окружающим событиям. Стоит отметить, что эмоциональная атмосфера семьи является важным фактором эффективности функций жизнедеятельности семьи, состояния её здоровья в целом, она обуславливает стабильность брака.

Многие западные исследователи считают, что в современном обществе семья утрачивает свои традиционные функции, становясь институтом эмоционального контакта, своеобразным «психологическим убежищем». Отечественные учёные также подчёркивают возрастание роли эмоциональных факторов в функционировании семьи.

В. С. Торохтий говорит о психологическом здоровье семьи и о том, что этот «интегральный показатель динамики жизненно важных для неё функций, выражающий качественную сторону протекающих в ней социально-психологических процессов и, в частности, способность семьи противостоять нежелательным воздействиям социальной среды», не тождествен понятию «социально-психологический климат», которое в большей степени применимо для групп (в том числе малых) разнородного состава, чаще объединяющих своих членов на основе профессиональной деятельности и наличия у них широких возможностей выхода из группы и т. д. Для малой группы, имеющей родственные связи, обеспечивающие устойчивую и длительную психологическую взаимозависимость, где сохраняется близость межличностных интимных переживаний, где особо значимо сходство ценностных ориентаций, где одновременно выделяется не одна, а ряд общесемейных целей, и сохраняется гибкость их приоритетности, адресности, где главным условием её существования является целостность — более приемлем термин «психологическое здоровье семьи».

Психологическое здоровье — это состояние душевного психологического благополучия семьи, обеспечивающее адекватную их жизненным условиям регуляцию поведения и деятельности всех членов семьи. К основным критериям психологического здоровья семьи B.C. Торохтий относит сходство семейных ценностей, функционально-ролевую согласованность, социально-ролевую адекватность в семье, эмоциональную удовлетворённость, адаптивность в микросоциальных отношениях, устремлённость на семейное долголетие. Эти критерии психологического здоровья семьи создают общий психологический портрет современной семьи и, прежде всего, характеризуют степень её благополучия.

Влияние внутрисемейных отношений на психическое развитие личности

  • Семейная сплоченность и эмоциональный климат семьи должен всегда поддерживаться;
  • Несправедливая критика, агрессия негативно влияют на формирование личности;
  • Завышенные требования также могут подтолкнуть к проявлению психических нарушений;
  • Влияние стрессоров. Стрессоры — это факторы, влияющие негативно на психическое становление личности в то время, когда проходят критические периоды, во время которых нарушается психическое равновесие (развод родителей, болезнь или смерть близкого, новая беременность матери, личные проблемы при вступлении в подростковый возраст, смена коллектива или школы);
  • Гиперопека и гипоопека.

Семейные традиции

Семейные традиции — это обычные принятые в семье нормы, манеры поведения, обычаи и взгляды, которые передаются из поколения в поколение. Семейные традиции и ритуалы являются, с одной стороны, одним из важных признаков здоровой (по определению В. Сатир) или функциональной (по определению Э. Г. Эйдемиллера и других исследователей) семьи, а, с другой стороны, наличие семейных традиций является одним из важнейших механизмов передачи следующим поколениям семьи законов внутрисемейного взаимодействия: распределения ролей во всех сферах семейной жизни, правил внутрисемейного общения, в том числе способов разрешения конфликтов и преодоления возникающих проблем. Семейные традиции и обряды основываются на общественных, религиозных и исторических традициях и обрядах, но творчески преобразуются и дополняются собственными, поэтому они уникальны для каждой семьи.

В. Сатир здоровыми считала[46] семьи, в которых:

  • каждый член воспринимается как равный другим;
  • доверие, честность и открытость являются существенными;
  • внутрисемейное общение является конгруэнтным;
  • члены поддерживают друг друга;
  • каждый член несёт свою часть ответственности за семью в целом;
  • отдыхают, получают удовольствие и радуются члены вместе;
  • существенное место занимают традиции и ритуалы;
  • члены принимают особенности и уникальность каждого из них;
  • уважается право на приватность (на наличие личного пространства, на неприкосновенность частной жизни);
  • чувства каждого члена принимаются и прорабатываются.

В свою очередь, дисфункциональная семья, по мнению российских психотерапевтов Марика и Эв Хазиных, характеризуется:

  • Отрицанием проблем и поддержанием иллюзий.
  • Отсутствием интимности.
  • Жесткостью и косностью правил и ролей.
  • Конфликтными взаимоотношениями, в том числе скрытыми.
  • Проблемами с личными границами членов семьи: они либо смешаны, либо жестко разделены.
  • Поддержанием видимости благополучия.
  • Полярностью суждений: «Все лжецы, мы — честные».
  • Абсолютизирование контроля главы семьи[47].

Система традиционных для русской национальной культуры верований, по мнению старших школьников, содержит убеждения, что «мужчина и женщина в семье должны выполнять различные роли», «мужчина — оплот семьи, источник благосостояния и защитник, тот, кто решает проблемы», «главная сфера деятельности женщины в семье — домашний труд и воспитание детей», «женщина должна быть терпеливой, уступчивой и готовой к самопожертвованию», «родители обязаны заботиться о воспитании детей», а «дети должны уважать своих родителей». Как важное убеждение отмечается отрицательное отношение к неверности супругов: «муж и жена должны быть верными друг другу, любить друг друга и поддерживать и в радости, и в горести, в болезни и в старости».

К традиционным формам поведения в семье школьники отнесли то, что «право сделать предложение о создании семьи принадлежит мужчине (жениху)»; «многие семейные события (вступление в брак, рождение детей, уход из жизни членов семьи) освещаются церковью», то есть существуют обряды венчания, крещения, отпевания; «решающее слово при решении любых вопросов принадлежит мужчине». Наибольшие затруднения вызвал вопрос ведущего дискуссии о том, каковы национальные традиции в воспитании детей. Кроме того, оказалось, что даже те школьники, которые знают о различиях в религиозных обрядах, связанных с семейной жизнью (свадьба, крещение детей) в различных религиозных конфессиях, не знают, в чём именно состоят эти различия. Главным различием указывается «более жёсткое подчинение жены мужу у мусульман», «женщины в семье мусульман имеют меньше прав, чем в православных семьях». Большинство школьников не смогли объяснить смысл тех обрядов, которые указывались ими, как национальные семейные традиции: смысл обрядов венчания, крещения и отпевания.

«Это, безусловно, связано с тем, что в 52 % семей родители и представители более старших поколений либо совсем не придерживаются народных традиций и обычаев (более 5 %), либо следуют традициям непостоянно (47 %). Всё это приводит к тому, что большинство школьников (58,3 %) убеждены, что в своей будущей семейной жизни им не обязательно следовать обычаям и традициям своего народа.»[48].

Этнокультурные брачные и семейные традиции так или иначе преследовались и вытеснялись унифицированными требованиями. Меняясь в соответствии с требованиями среды более высокого порядка, семья сохраняет семейные традиции как один из основных способов воспитания, продолжения себя. Семейные традиции сближают всех родных, делает семью семьёй, а не просто сообществом родственников по крови. Домашние обычаи и ритуалы могут стать своеобразной прививкой против отдаления детей от родителей, их взаимного непонимания.

См. также

Напишите отзыв о статье "Семья"

Примечания

  1. Королёв Ю. А. [www.lawmix.ru/comm/6604/ Семья как субъект права]
  2. 1 2 3 [elibrary.ru/item.asp?id=17350058 Определение понятия «семья» и несоблюдение единства терминологии в главе 20 Уголовного Кодекса Российской Федерации]
  3. 1 2 3 4 5 6 [www.patriarchia.ru/db/text/1554221.html Декларация «Московского демографического саммита: Семья и будущее человечества»]
  4. 1 2 3 4 [sor.volsu.ru/library/docs/00001011.doc Антонов А. И., Медков В. М. Социология семьи //Москва. 1996]. В соответствии с источником «наиболее удовлетворительным представляется определение А. Г. Харчева, согласно которому семья есть исторически конкретная система взаимоотношений и взаимодействий между супругами, родителями и детьми в малой социальной группе, члены которой связаны брачными или родственными отношениями, общностью быта и взаимной моральной ответственностью и социальная необходимость в которой обусловлена потребностью общества в физическом и духовном воспроизводстве населения».
  5. 1 2 3 4 5 [elibrary.ru/item.asp?id=17838895 Проблемы определения понятия семьи]
  6. 1 2 3 [elibrary.ru/item.asp?id=17573186 Определение ценности семьи как научной категории]
  7. Бим-Бад Б.М., Гавров С.Н. Семья как социокультурный феномен // [window.edu.ru/window/library?p_rid=73307 Модернизация института семьи: макросоциологический, экономический и антрополого-педагогический анализ. Монография]. — М.: Интеллектуальная книга, Новый хронограф, 2010. — С. 27—53. — ISBN 978-5-94881-139-0.
  8. Коротаев А. В. Семья в социально-экономической структуре докапиталистических классовых формаций // История и филология древнего и средневекового Востока / Отв. ред. Васильев, Д. Д., и Волков, С. В. М.: Наука, 1987, с.3-11.
  9. 1 2 Семья // Большая советская энциклопедия : [в 30 т.] / гл. ред. А. М. Прохоров. — 3-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1969—1978.</span>
  10. [www.duden.de/rechtschreibung/Familie Familie] — статья в толковом словаре немецкого языка «Дуден».
  11. Гавров, 2009, с. 25.
  12. 1 2 Werneck, 2000, с. 9.
  13. Кравченко, 2010, с. 275.
  14. Гавров, 2009, с. 20.
  15. [dic.academic.ru/dic.nsf/enc3p/268354 Семья] // Большой Энциклопедический словарь, 2000
  16. [dic.academic.ru/dic.nsf/lower/18159 Семья] // Юридический словарь, 2000
  17. Werneck, 2000, с. 10.
  18. Werneck, 2000, с. 10-11.
  19. Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства. — СПб: Азбука, 2009. — 256 с. — ISBN 978-5-9985-0470-9.
  20. Маринова, М.А. [www.mirrossii.ru/images/pubs/2005/04/09/0000208197/Marinova.doc Основные социологические и экономические подходы к изучению домохозяйства] = The main social and economic approaches to housekeeping study // Вестник РУДН : серия Социология. — 2004. — № 6-7.. — С. 202-211.
  21. Чаянов, А. В. Организация крестьянского хозяйства // Избранные произведения. — М.: Моск.рабочий, 1989. — 366 с. — ISBN 5-239-00639-3.
  22. [www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_8982/ "Семейный кодекс Российской Федерации"] (Россия). Проверено 30 октября 2016.
  23. [demoscope.ru/weekly/2009/0399/biblio01.php Семья в центре социально-демографической политики?] // Независимый институт социальной политики : Сб.. — М., 2009. — № 1. — С. 192.
  24. [web.archive.org/web/20091116224736/www.gks.ru/wps/portal/OSI_N/DEM# Демографический прогноз до 2030 года]
  25. [www.gks.ru/bgd/regl/b08_69/IssWWW.exe/Stg/01-08.htm Статистический сборник «Семья в России»]
  26. [www.gks.ru/free_doc/2006/demogr.htm Краткие итоги пилотного обследования «Семья и рождаемость»]
  27. [etymolog.ruslang.ru/vasmer.php?id=600&vol=3 Семья] // Макс Фасмер. Этимологический словарь русского языка (недоступная ссылка с 08-10-2015 (3153 дня))
  28. [etymolog.ruslang.ru/chernykh.php?id=154&vol=2 Семья] // П. Я. Черных. Историко-этимологический словарь современного русского языка (недоступная ссылка с 08-10-2015 (3153 дня))
  29. Колесов В. В. Древняя Русь: наследие в слове. Мир человека. СПб., 2000. С. 40.
  30. Морган в книге «Древнее общество» (1877) выделяет ряд исторических этапов эволюции семьи и брака, что однако позже, в частности, Юрием Семёновым (Происхождение брака и семьи), было признано ошибочным.
  31. См., например: Коротаев А. В. Семья в социально-экономической структуре докапиталистических классовых формаций // Васильев, Д. Д., и Волков, С. В., ред., История и филология древнего и средневекового Востока. М.: Наука, 1987, с.3-11.
  32. Кон, И.С. [www.pseudology.org/Kon/RebenokSociety/index.htm Ребенок и общество]. — М.: Академия, 2003. — 336 с. — ISBN 5-7695-1420-5.
  33. Van de Kaa D.J. Europe’s Second Demographic Transition // Population Bulletin, Vol. 42, № 1. Population Reference Bureau, Washington D.C., 1987
  34. цит. по Митрикас, А. [www.demoscope.ru/weekly/2006/0229/analit01.php#1 Семья как ценность: состояние и перспективы изменений ценностного выбора в странах Европы] // Социологические исследования. — 2004. — № 5. — С. 102-183.
  35. Williams Brian. Marriages, Families & Intinamte Relationships. — Boston, MA: Pearson, 2005. — ISBN 0-205-36674-0.
  36. Статья w:en:Family (семья) на англоязычном сайте Википедии
  37. Википедия на испанском языке, статья w:es:Familia (семья)
  38. Гурко Т. А. [ecsocman.hse.ru/text/18912441/ Трансформация института современной семьи] // Социологические исследования. — 1995. — № 10. — С. 95—99.
  39. Торохтий В. С. Психология социальной работы с семьей. — М.: ЭКСМО Пресс, 1996. — Т. 3. — С. 224. — 500 с. — ISBN 5-900578-03-8.
  40. Гавров, 2009, с. 26-27.
  41. Рябова Г. Б. Семьеведение. Учебное пособие. — Томск: ТМЦДО, 2004. — 171 стр.
  42. 1 2 Шнейдер Л. Б. Функционально-Ролевая структура семейных отношений // [psychlib.ru/mgppu/SPs/SPs-001.HTM#$p98 Психология семейных отношений. Курс лекций]. — М.: Апрель-Пресс, Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2000. — С. 132-133. — 512 с. — ISBN 5-04-005780-6.
  43. Гуляихин В. Н. [e-notabene.ru/lr/article_9007.html Семья как субъект ранней правовой социализации] // NB: Вопросы права и политики. — 2013. — № 7. — С.56-66.
  44. Захаров А. И. Психологические особенности диагностики оптимизации взаимоотношений в конфликтной семье // Вопросы психологии : Сб.. — 1981. — № 3. — С. 58—68.
  45. [demographia.net/problemy-detey-vospityvayushchihsya-v-semyah-bez-otca Проблемы детей, воспитывающихся в семьях без отца]
  46. Сатир В. Как строить себя и свою семью. М., 1992, С. 11
  47. М.Хазин, Э.Хазин, 2014, с. 72.
  48. Антонова Л. И., Цветкова Н. А. Роль семейных традиций и ритуалов в представлениях старших школьников о семье//Современные гуманитарные исследования, № 1, 2006
  49. </ol>

Литература

  • Семья и род // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Афанасьева Т. М. Семья. — 2-е издание, перераб. и доп. — Москва: Просвещение, 1988. — 284 с. — ISBN 5-09-000400-5.
  • Богачёва Н. В. [elibrary.ru/item.asp?id=9119526 Дети как фактор стабильности семьи] // Вестник Казанского государственного университета культуры и искусств, № 5, 2004. С. 52—54.
  • Гребенников И. В. Основы семейной жизни: Учебн. пособие. М.: Просвещение, 1991.
  • Гуляихин В. Н. [e-notabene.ru/lr/article_9007.html Семья как субъект ранней правовой социализации] // Юридические исследования. — 2013. — № 7. — С.56-66.
  • Добрынина О. А. Проблема формирования благоприятного социально-психологического климата семьи (на примере рабочих-металлургов): Дисс. … канд. психол. наук. Новокузнецк, 1992.
  • Ким Т. К. [elibrary.ru/item.asp?id=12978236 Воспитательный потенциал семьи] // Педагогика, психология и медико-биологические проблемы физического воспитания и спорта, № 11, 2008. С. 95—98.
  • Мид М. [ec-dejavu.ru/f/Family.html Отцовство у человека — социальное изобретение] // Мид М. Мужское и женское. Исследования полового вопроса в изменяющемся мире. М., РОССПЭН, 2004, с. 174—188.
  • Соловьёва А. В. [elibrary.ru/item.asp?id=13082499 Семья как фактор профессионального самоопределения молодёжи] // Научные исследования в образовании, № 5, 2008. С. 58—60.
  • Торохтий В. С. Психологическое здоровье семьи и пути его изучения долголетие // Вестник психосоциальной и коррекционно-реабилитационной работы. 1996. № 3. С. 36—44.
  • Хэрн Л. [ec-dejavu.ru/f/Family_Japan.html Японская семья] // Мир по-японски. СПб., 2000, с. 55-63.
  • Шнейдер Л. Б. Семейная психология: учебное пособие для вузов / Л. Б. Шнейдер. — Изд. 3-е. М.: Академический Проспект; Екатеринбург: Деловая книга, 2007.
  • [modernproblems.org.ru/capital/instinct/3.htm Групповой отбор, происхождение человека и происхождение семьи (А. И. Фет. Инстинкт и социальное поведение. Второе издание)]. (недоступная ссылка с 08-10-2015 (3153 дня))
  • Werneck H., Werneck-Rohrer S. [books.google.de/books?id=cPuvh9UDhX4C&printsec=frontcover&hl=de#v=onepage&q&f=false Psychologie der Familie]. — Wien: WUV, 2000. — 355 S. — ISBN 3-85114-547-X.
  • Кравченко А. И. Глава 16: Семья и брак // [books.google.de/books?id=RAAjDrB1028C&printsec=frontcover&hl=de#v=onepage&q&f=false Социология]. — М.: Проспект, 2010. — S. 272-352. — 544 S. — ISBN 978-5-392-01322-7.
  • Гавров С. Н. [window.edu.ru/resource/210/66210 Историческое изменение институтов семьи и брака]. — М.: МГУДТ, 2009. — 366 с. — ISBN 5-87055-108-0.
  • Марик Хазин, Эв Хазин. Откройте форточку! Как впустить новые возможности в свою жизнь. — М.: Альпина Паблишер, 2015. — 289 с. — ISBN 978-5-9614-4858-0.
  • С. Д. Забрамная, И. Ю. Левченко. Психолого-педагогическая диагностика нарушений развития (курс лекций). — М.: В. Секачёв, 2007. — 128 с.

Ссылки

В Викицитатнике есть страница по теме
Брак, Семья
  • Бим-Бад Б.М., Гавров С.Н. [window.edu.ru/window/library?p_rid=73307 Модернизация института семьи: макросоциологический, экономический и антрополого-педагогический анализ. Монография]. — М.: Интеллектуальная книга, Новый хронограф, 2010. — 352 с. — ISBN 978-5-94881-139-0.
  • Тюгашев Е. А., Попкова Т. В. [www.pseudology.org/Sex/Semyevedenie/index.htm Семьеведение. Новосибирск, 2005.]
  • Сергей Гавров [www.scribd.com/doc/19559226/Sergey-Gavrov-Historical-Evolution-of-the-Institutions-of-Marriage-and-Family; Историческое изменение институтов семьи и брака]
  • Юрий Семёнов [scepsis.ru/library/id_84.html «Социальная организация отношений между полами: Возникновение и развитие»]
  • [www.kultura-prava.ru/index.php/2010-05-29-06-03-48/107-2010-07-18-13-55-21.html Какая семья считается многодетной ?]
  • [www.petr-fevronia.ru/ Петр и Феврония — сайт о Петре и Февронии Муромских, покровителях семьи и семейного счастья]
  • [open-site.org/International/Russian/Домашнее/Семья/ Семья] в Open Encyclopedia Project
  • Райх, Вильгельм [web.archive.org/web/20121120091954/orgonomic.narod.ru/w/lib/sexrev/sexrev17.htm#hdr_30 Принудительная семья как воспитательный аппарат]
  • [www.kinomasterskaya.ru/content/view/47/75/ СЕМЬ «Я» — документально-публицистический фильм о семье в современной России]
  • Статьи об исторической эволюции семьи: [truemoral.ru/family.html], [www.ecsocman.edu.ru/images/pubs/2006/06/26/0000280800/011.RABZHAEVA.pdf]
  • [www.prometeus.nsc.ru/biblio/family/ Указатель «Библиография семьи»]
  • Исакович Е. И. [www.zpu-journal.ru/e-zpu/2009/3/Isakovich/ Изменение словарного значения статуса семьи и ребенка за последние 150 лет] // Электронный журнал «Знание. Понимание. Умение». — 2009. — № 3 - Социология.
  • [www.mumskids.ru/Pages.aspx?pageid=7 Детско-родительские отношения в семье]
Родственные отношения

МужЖенаОтецМатьСынДочьБратСестраДедБабушка
ОтчимМачехаПасынокПадчерицаСводные брат/сестра
ДядяТётяПлемянник/Племянница
СватТёщаТестьСвекровьСвёкор
ШуринДеверьЗоловкаСнохаЗять
Внучатая племянница

См также: Категория: Семья



Отрывок, характеризующий Семья

– Ведь стою? ведь вот, – говорила она; но не удержалась на цыпочках. – Так вот я что такое! Никогда ни за кого не пойду замуж, а пойду в танцовщицы. Только никому не говори.
Ростов так громко и весело захохотал, что Денисову из своей комнаты стало завидно, и Наташа не могла удержаться, засмеялась с ним вместе. – Нет, ведь хорошо? – всё говорила она.
– Хорошо, за Бориса уже не хочешь выходить замуж?
Наташа вспыхнула. – Я не хочу ни за кого замуж итти. Я ему то же самое скажу, когда увижу.
– Вот как! – сказал Ростов.
– Ну, да, это всё пустяки, – продолжала болтать Наташа. – А что Денисов хороший? – спросила она.
– Хороший.
– Ну и прощай, одевайся. Он страшный, Денисов?
– Отчего страшный? – спросил Nicolas. – Нет. Васька славный.
– Ты его Васькой зовешь – странно. А, что он очень хорош?
– Очень хорош.
– Ну, приходи скорей чай пить. Все вместе.
И Наташа встала на цыпочках и прошлась из комнаты так, как делают танцовщицы, но улыбаясь так, как только улыбаются счастливые 15 летние девочки. Встретившись в гостиной с Соней, Ростов покраснел. Он не знал, как обойтись с ней. Вчера они поцеловались в первую минуту радости свидания, но нынче они чувствовали, что нельзя было этого сделать; он чувствовал, что все, и мать и сестры, смотрели на него вопросительно и от него ожидали, как он поведет себя с нею. Он поцеловал ее руку и назвал ее вы – Соня . Но глаза их, встретившись, сказали друг другу «ты» и нежно поцеловались. Она просила своим взглядом у него прощения за то, что в посольстве Наташи она смела напомнить ему о его обещании и благодарила его за его любовь. Он своим взглядом благодарил ее за предложение свободы и говорил, что так ли, иначе ли, он никогда не перестанет любить ее, потому что нельзя не любить ее.
– Как однако странно, – сказала Вера, выбрав общую минуту молчания, – что Соня с Николенькой теперь встретились на вы и как чужие. – Замечание Веры было справедливо, как и все ее замечания; но как и от большей части ее замечаний всем сделалось неловко, и не только Соня, Николай и Наташа, но и старая графиня, которая боялась этой любви сына к Соне, могущей лишить его блестящей партии, тоже покраснела, как девочка. Денисов, к удивлению Ростова, в новом мундире, напомаженный и надушенный, явился в гостиную таким же щеголем, каким он был в сражениях, и таким любезным с дамами и кавалерами, каким Ростов никак не ожидал его видеть.


Вернувшись в Москву из армии, Николай Ростов был принят домашними как лучший сын, герой и ненаглядный Николушка; родными – как милый, приятный и почтительный молодой человек; знакомыми – как красивый гусарский поручик, ловкий танцор и один из лучших женихов Москвы.
Знакомство у Ростовых была вся Москва; денег в нынешний год у старого графа было достаточно, потому что были перезаложены все имения, и потому Николушка, заведя своего собственного рысака и самые модные рейтузы, особенные, каких ни у кого еще в Москве не было, и сапоги, самые модные, с самыми острыми носками и маленькими серебряными шпорами, проводил время очень весело. Ростов, вернувшись домой, испытал приятное чувство после некоторого промежутка времени примеривания себя к старым условиям жизни. Ему казалось, что он очень возмужал и вырос. Отчаяние за невыдержанный из закона Божьего экзамен, занимание денег у Гаврилы на извозчика, тайные поцелуи с Соней, он про всё это вспоминал, как про ребячество, от которого он неизмеримо был далек теперь. Теперь он – гусарский поручик в серебряном ментике, с солдатским Георгием, готовит своего рысака на бег, вместе с известными охотниками, пожилыми, почтенными. У него знакомая дама на бульваре, к которой он ездит вечером. Он дирижировал мазурку на бале у Архаровых, разговаривал о войне с фельдмаршалом Каменским, бывал в английском клубе, и был на ты с одним сорокалетним полковником, с которым познакомил его Денисов.
Страсть его к государю несколько ослабела в Москве, так как он за это время не видал его. Но он часто рассказывал о государе, о своей любви к нему, давая чувствовать, что он еще не всё рассказывает, что что то еще есть в его чувстве к государю, что не может быть всем понятно; и от всей души разделял общее в то время в Москве чувство обожания к императору Александру Павловичу, которому в Москве в то время было дано наименование ангела во плоти.
В это короткое пребывание Ростова в Москве, до отъезда в армию, он не сблизился, а напротив разошелся с Соней. Она была очень хороша, мила, и, очевидно, страстно влюблена в него; но он был в той поре молодости, когда кажется так много дела, что некогда этим заниматься, и молодой человек боится связываться – дорожит своей свободой, которая ему нужна на многое другое. Когда он думал о Соне в это новое пребывание в Москве, он говорил себе: Э! еще много, много таких будет и есть там, где то, мне еще неизвестных. Еще успею, когда захочу, заняться и любовью, а теперь некогда. Кроме того, ему казалось что то унизительное для своего мужества в женском обществе. Он ездил на балы и в женское общество, притворяясь, что делал это против воли. Бега, английский клуб, кутеж с Денисовым, поездка туда – это было другое дело: это было прилично молодцу гусару.
В начале марта, старый граф Илья Андреич Ростов был озабочен устройством обеда в английском клубе для приема князя Багратиона.
Граф в халате ходил по зале, отдавая приказания клубному эконому и знаменитому Феоктисту, старшему повару английского клуба, о спарже, свежих огурцах, землянике, теленке и рыбе для обеда князя Багратиона. Граф, со дня основания клуба, был его членом и старшиною. Ему было поручено от клуба устройство торжества для Багратиона, потому что редко кто умел так на широкую руку, хлебосольно устроить пир, особенно потому, что редко кто умел и хотел приложить свои деньги, если они понадобятся на устройство пира. Повар и эконом клуба с веселыми лицами слушали приказания графа, потому что они знали, что ни при ком, как при нем, нельзя было лучше поживиться на обеде, который стоил несколько тысяч.
– Так смотри же, гребешков, гребешков в тортю положи, знаешь! – Холодных стало быть три?… – спрашивал повар. Граф задумался. – Нельзя меньше, три… майонез раз, – сказал он, загибая палец…
– Так прикажете стерлядей больших взять? – спросил эконом. – Что ж делать, возьми, коли не уступают. Да, батюшка ты мой, я было и забыл. Ведь надо еще другую антре на стол. Ах, отцы мои! – Он схватился за голову. – Да кто же мне цветы привезет?
– Митинька! А Митинька! Скачи ты, Митинька, в подмосковную, – обратился он к вошедшему на его зов управляющему, – скачи ты в подмосковную и вели ты сейчас нарядить барщину Максимке садовнику. Скажи, чтобы все оранжереи сюда волок, укутывал бы войлоками. Да чтобы мне двести горшков тут к пятнице были.
Отдав еще и еще разные приказания, он вышел было отдохнуть к графинюшке, но вспомнил еще нужное, вернулся сам, вернул повара и эконома и опять стал приказывать. В дверях послышалась легкая, мужская походка, бряцанье шпор, и красивый, румяный, с чернеющимися усиками, видимо отдохнувший и выхолившийся на спокойном житье в Москве, вошел молодой граф.
– Ах, братец мой! Голова кругом идет, – сказал старик, как бы стыдясь, улыбаясь перед сыном. – Хоть вот ты бы помог! Надо ведь еще песенников. Музыка у меня есть, да цыган что ли позвать? Ваша братия военные это любят.
– Право, папенька, я думаю, князь Багратион, когда готовился к Шенграбенскому сражению, меньше хлопотал, чем вы теперь, – сказал сын, улыбаясь.
Старый граф притворился рассерженным. – Да, ты толкуй, ты попробуй!
И граф обратился к повару, который с умным и почтенным лицом, наблюдательно и ласково поглядывал на отца и сына.
– Какова молодежь то, а, Феоктист? – сказал он, – смеется над нашим братом стариками.
– Что ж, ваше сиятельство, им бы только покушать хорошо, а как всё собрать да сервировать , это не их дело.
– Так, так, – закричал граф, и весело схватив сына за обе руки, закричал: – Так вот же что, попался ты мне! Возьми ты сейчас сани парные и ступай ты к Безухову, и скажи, что граф, мол, Илья Андреич прислали просить у вас земляники и ананасов свежих. Больше ни у кого не достанешь. Самого то нет, так ты зайди, княжнам скажи, и оттуда, вот что, поезжай ты на Разгуляй – Ипатка кучер знает – найди ты там Ильюшку цыгана, вот что у графа Орлова тогда плясал, помнишь, в белом казакине, и притащи ты его сюда, ко мне.
– И с цыганками его сюда привести? – спросил Николай смеясь. – Ну, ну!…
В это время неслышными шагами, с деловым, озабоченным и вместе христиански кротким видом, никогда не покидавшим ее, вошла в комнату Анна Михайловна. Несмотря на то, что каждый день Анна Михайловна заставала графа в халате, всякий раз он конфузился при ней и просил извинения за свой костюм.
– Ничего, граф, голубчик, – сказала она, кротко закрывая глаза. – А к Безухому я съезжу, – сказала она. – Пьер приехал, и теперь мы всё достанем, граф, из его оранжерей. Мне и нужно было видеть его. Он мне прислал письмо от Бориса. Слава Богу, Боря теперь при штабе.
Граф обрадовался, что Анна Михайловна брала одну часть его поручений, и велел ей заложить маленькую карету.
– Вы Безухову скажите, чтоб он приезжал. Я его запишу. Что он с женой? – спросил он.
Анна Михайловна завела глаза, и на лице ее выразилась глубокая скорбь…
– Ах, мой друг, он очень несчастлив, – сказала она. – Ежели правда, что мы слышали, это ужасно. И думали ли мы, когда так радовались его счастию! И такая высокая, небесная душа, этот молодой Безухов! Да, я от души жалею его и постараюсь дать ему утешение, которое от меня будет зависеть.
– Да что ж такое? – спросили оба Ростова, старший и младший.
Анна Михайловна глубоко вздохнула: – Долохов, Марьи Ивановны сын, – сказала она таинственным шопотом, – говорят, совсем компрометировал ее. Он его вывел, пригласил к себе в дом в Петербурге, и вот… Она сюда приехала, и этот сорви голова за ней, – сказала Анна Михайловна, желая выразить свое сочувствие Пьеру, но в невольных интонациях и полуулыбкою выказывая сочувствие сорви голове, как она назвала Долохова. – Говорят, сам Пьер совсем убит своим горем.
– Ну, всё таки скажите ему, чтоб он приезжал в клуб, – всё рассеется. Пир горой будет.
На другой день, 3 го марта, во 2 м часу по полудни, 250 человек членов Английского клуба и 50 человек гостей ожидали к обеду дорогого гостя и героя Австрийского похода, князя Багратиона. В первое время по получении известия об Аустерлицком сражении Москва пришла в недоумение. В то время русские так привыкли к победам, что, получив известие о поражении, одни просто не верили, другие искали объяснений такому странному событию в каких нибудь необыкновенных причинах. В Английском клубе, где собиралось всё, что было знатного, имеющего верные сведения и вес, в декабре месяце, когда стали приходить известия, ничего не говорили про войну и про последнее сражение, как будто все сговорились молчать о нем. Люди, дававшие направление разговорам, как то: граф Ростопчин, князь Юрий Владимирович Долгорукий, Валуев, гр. Марков, кн. Вяземский, не показывались в клубе, а собирались по домам, в своих интимных кружках, и москвичи, говорившие с чужих голосов (к которым принадлежал и Илья Андреич Ростов), оставались на короткое время без определенного суждения о деле войны и без руководителей. Москвичи чувствовали, что что то нехорошо и что обсуждать эти дурные вести трудно, и потому лучше молчать. Но через несколько времени, как присяжные выходят из совещательной комнаты, появились и тузы, дававшие мнение в клубе, и всё заговорило ясно и определенно. Были найдены причины тому неимоверному, неслыханному и невозможному событию, что русские были побиты, и все стало ясно, и во всех углах Москвы заговорили одно и то же. Причины эти были: измена австрийцев, дурное продовольствие войска, измена поляка Пшебышевского и француза Ланжерона, неспособность Кутузова, и (потихоньку говорили) молодость и неопытность государя, вверившегося дурным и ничтожным людям. Но войска, русские войска, говорили все, были необыкновенны и делали чудеса храбрости. Солдаты, офицеры, генералы – были герои. Но героем из героев был князь Багратион, прославившийся своим Шенграбенским делом и отступлением от Аустерлица, где он один провел свою колонну нерасстроенною и целый день отбивал вдвое сильнейшего неприятеля. Тому, что Багратион выбран был героем в Москве, содействовало и то, что он не имел связей в Москве, и был чужой. В лице его отдавалась должная честь боевому, простому, без связей и интриг, русскому солдату, еще связанному воспоминаниями Итальянского похода с именем Суворова. Кроме того в воздаянии ему таких почестей лучше всего показывалось нерасположение и неодобрение Кутузову.
– Ежели бы не было Багратиона, il faudrait l'inventer, [надо бы изобрести его.] – сказал шутник Шиншин, пародируя слова Вольтера. Про Кутузова никто не говорил, и некоторые шопотом бранили его, называя придворною вертушкой и старым сатиром. По всей Москве повторялись слова князя Долгорукова: «лепя, лепя и облепишься», утешавшегося в нашем поражении воспоминанием прежних побед, и повторялись слова Ростопчина про то, что французских солдат надо возбуждать к сражениям высокопарными фразами, что с Немцами надо логически рассуждать, убеждая их, что опаснее бежать, чем итти вперед; но что русских солдат надо только удерживать и просить: потише! Со всex сторон слышны были новые и новые рассказы об отдельных примерах мужества, оказанных нашими солдатами и офицерами при Аустерлице. Тот спас знамя, тот убил 5 ть французов, тот один заряжал 5 ть пушек. Говорили и про Берга, кто его не знал, что он, раненый в правую руку, взял шпагу в левую и пошел вперед. Про Болконского ничего не говорили, и только близко знавшие его жалели, что он рано умер, оставив беременную жену и чудака отца.


3 го марта во всех комнатах Английского клуба стоял стон разговаривающих голосов и, как пчелы на весеннем пролете, сновали взад и вперед, сидели, стояли, сходились и расходились, в мундирах, фраках и еще кое кто в пудре и кафтанах, члены и гости клуба. Пудренные, в чулках и башмаках ливрейные лакеи стояли у каждой двери и напряженно старались уловить каждое движение гостей и членов клуба, чтобы предложить свои услуги. Большинство присутствовавших были старые, почтенные люди с широкими, самоуверенными лицами, толстыми пальцами, твердыми движениями и голосами. Этого рода гости и члены сидели по известным, привычным местам и сходились в известных, привычных кружках. Малая часть присутствовавших состояла из случайных гостей – преимущественно молодежи, в числе которой были Денисов, Ростов и Долохов, который был опять семеновским офицером. На лицах молодежи, особенно военной, было выражение того чувства презрительной почтительности к старикам, которое как будто говорит старому поколению: уважать и почитать вас мы готовы, но помните, что всё таки за нами будущность.
Несвицкий был тут же, как старый член клуба. Пьер, по приказанию жены отпустивший волоса, снявший очки и одетый по модному, но с грустным и унылым видом, ходил по залам. Его, как и везде, окружала атмосфера людей, преклонявшихся перед его богатством, и он с привычкой царствования и рассеянной презрительностью обращался с ними.
По годам он бы должен был быть с молодыми, по богатству и связям он был членом кружков старых, почтенных гостей, и потому он переходил от одного кружка к другому.
Старики из самых значительных составляли центр кружков, к которым почтительно приближались даже незнакомые, чтобы послушать известных людей. Большие кружки составлялись около графа Ростопчина, Валуева и Нарышкина. Ростопчин рассказывал про то, как русские были смяты бежавшими австрийцами и должны были штыком прокладывать себе дорогу сквозь беглецов.
Валуев конфиденциально рассказывал, что Уваров был прислан из Петербурга, для того чтобы узнать мнение москвичей об Аустерлице.
В третьем кружке Нарышкин говорил о заседании австрийского военного совета, в котором Суворов закричал петухом в ответ на глупость австрийских генералов. Шиншин, стоявший тут же, хотел пошутить, сказав, что Кутузов, видно, и этому нетрудному искусству – кричать по петушиному – не мог выучиться у Суворова; но старички строго посмотрели на шутника, давая ему тем чувствовать, что здесь и в нынешний день так неприлично было говорить про Кутузова.
Граф Илья Андреич Ростов, озабоченно, торопливо похаживал в своих мягких сапогах из столовой в гостиную, поспешно и совершенно одинаково здороваясь с важными и неважными лицами, которых он всех знал, и изредка отыскивая глазами своего стройного молодца сына, радостно останавливал на нем свой взгляд и подмигивал ему. Молодой Ростов стоял у окна с Долоховым, с которым он недавно познакомился, и знакомством которого он дорожил. Старый граф подошел к ним и пожал руку Долохову.
– Ко мне милости прошу, вот ты с моим молодцом знаком… вместе там, вместе геройствовали… A! Василий Игнатьич… здорово старый, – обратился он к проходившему старичку, но не успел еще договорить приветствия, как всё зашевелилось, и прибежавший лакей, с испуганным лицом, доложил: пожаловали!
Раздались звонки; старшины бросились вперед; разбросанные в разных комнатах гости, как встряхнутая рожь на лопате, столпились в одну кучу и остановились в большой гостиной у дверей залы.
В дверях передней показался Багратион, без шляпы и шпаги, которые он, по клубному обычаю, оставил у швейцара. Он был не в смушковом картузе с нагайкой через плечо, как видел его Ростов в ночь накануне Аустерлицкого сражения, а в новом узком мундире с русскими и иностранными орденами и с георгиевской звездой на левой стороне груди. Он видимо сейчас, перед обедом, подстриг волосы и бакенбарды, что невыгодно изменяло его физиономию. На лице его было что то наивно праздничное, дававшее, в соединении с его твердыми, мужественными чертами, даже несколько комическое выражение его лицу. Беклешов и Федор Петрович Уваров, приехавшие с ним вместе, остановились в дверях, желая, чтобы он, как главный гость, прошел вперед их. Багратион смешался, не желая воспользоваться их учтивостью; произошла остановка в дверях, и наконец Багратион всё таки прошел вперед. Он шел, не зная куда девать руки, застенчиво и неловко, по паркету приемной: ему привычнее и легче было ходить под пулями по вспаханному полю, как он шел перед Курским полком в Шенграбене. Старшины встретили его у первой двери, сказав ему несколько слов о радости видеть столь дорогого гостя, и недождавшись его ответа, как бы завладев им, окружили его и повели в гостиную. В дверях гостиной не было возможности пройти от столпившихся членов и гостей, давивших друг друга и через плечи друг друга старавшихся, как редкого зверя, рассмотреть Багратиона. Граф Илья Андреич, энергичнее всех, смеясь и приговаривая: – пусти, mon cher, пусти, пусти, – протолкал толпу, провел гостей в гостиную и посадил на средний диван. Тузы, почетнейшие члены клуба, обступили вновь прибывших. Граф Илья Андреич, проталкиваясь опять через толпу, вышел из гостиной и с другим старшиной через минуту явился, неся большое серебряное блюдо, которое он поднес князю Багратиону. На блюде лежали сочиненные и напечатанные в честь героя стихи. Багратион, увидав блюдо, испуганно оглянулся, как бы отыскивая помощи. Но во всех глазах было требование того, чтобы он покорился. Чувствуя себя в их власти, Багратион решительно, обеими руками, взял блюдо и сердито, укоризненно посмотрел на графа, подносившего его. Кто то услужливо вынул из рук Багратиона блюдо (а то бы он, казалось, намерен был держать его так до вечера и так итти к столу) и обратил его внимание на стихи. «Ну и прочту», как будто сказал Багратион и устремив усталые глаза на бумагу, стал читать с сосредоточенным и серьезным видом. Сам сочинитель взял стихи и стал читать. Князь Багратион склонил голову и слушал.
«Славь Александра век
И охраняй нам Тита на престоле,
Будь купно страшный вождь и добрый человек,
Рифей в отечестве а Цесарь в бранном поле.
Да счастливый Наполеон,
Познав чрез опыты, каков Багратион,
Не смеет утруждать Алкидов русских боле…»
Но еще он не кончил стихов, как громогласный дворецкий провозгласил: «Кушанье готово!» Дверь отворилась, загремел из столовой польский: «Гром победы раздавайся, веселися храбрый росс», и граф Илья Андреич, сердито посмотрев на автора, продолжавшего читать стихи, раскланялся перед Багратионом. Все встали, чувствуя, что обед был важнее стихов, и опять Багратион впереди всех пошел к столу. На первом месте, между двух Александров – Беклешова и Нарышкина, что тоже имело значение по отношению к имени государя, посадили Багратиона: 300 человек разместились в столовой по чинам и важности, кто поважнее, поближе к чествуемому гостю: так же естественно, как вода разливается туда глубже, где местность ниже.
Перед самым обедом граф Илья Андреич представил князю своего сына. Багратион, узнав его, сказал несколько нескладных, неловких слов, как и все слова, которые он говорил в этот день. Граф Илья Андреич радостно и гордо оглядывал всех в то время, как Багратион говорил с его сыном.
Николай Ростов с Денисовым и новым знакомцем Долоховым сели вместе почти на середине стола. Напротив них сел Пьер рядом с князем Несвицким. Граф Илья Андреич сидел напротив Багратиона с другими старшинами и угащивал князя, олицетворяя в себе московское радушие.
Труды его не пропали даром. Обеды его, постный и скоромный, были великолепны, но совершенно спокоен он всё таки не мог быть до конца обеда. Он подмигивал буфетчику, шопотом приказывал лакеям, и не без волнения ожидал каждого, знакомого ему блюда. Всё было прекрасно. На втором блюде, вместе с исполинской стерлядью (увидав которую, Илья Андреич покраснел от радости и застенчивости), уже лакеи стали хлопать пробками и наливать шампанское. После рыбы, которая произвела некоторое впечатление, граф Илья Андреич переглянулся с другими старшинами. – «Много тостов будет, пора начинать!» – шепнул он и взяв бокал в руки – встал. Все замолкли и ожидали, что он скажет.
– Здоровье государя императора! – крикнул он, и в ту же минуту добрые глаза его увлажились слезами радости и восторга. В ту же минуту заиграли: «Гром победы раздавайся».Все встали с своих мест и закричали ура! и Багратион закричал ура! тем же голосом, каким он кричал на Шенграбенском поле. Восторженный голос молодого Ростова был слышен из за всех 300 голосов. Он чуть не плакал. – Здоровье государя императора, – кричал он, – ура! – Выпив залпом свой бокал, он бросил его на пол. Многие последовали его примеру. И долго продолжались громкие крики. Когда замолкли голоса, лакеи подобрали разбитую посуду, и все стали усаживаться, и улыбаясь своему крику переговариваться. Граф Илья Андреич поднялся опять, взглянул на записочку, лежавшую подле его тарелки и провозгласил тост за здоровье героя нашей последней кампании, князя Петра Ивановича Багратиона и опять голубые глаза графа увлажились слезами. Ура! опять закричали голоса 300 гостей, и вместо музыки послышались певчие, певшие кантату сочинения Павла Ивановича Кутузова.
«Тщетны россам все препоны,
Храбрость есть побед залог,
Есть у нас Багратионы,
Будут все враги у ног» и т.д.
Только что кончили певчие, как последовали новые и новые тосты, при которых всё больше и больше расчувствовался граф Илья Андреич, и еще больше билось посуды, и еще больше кричалось. Пили за здоровье Беклешова, Нарышкина, Уварова, Долгорукова, Апраксина, Валуева, за здоровье старшин, за здоровье распорядителя, за здоровье всех членов клуба, за здоровье всех гостей клуба и наконец отдельно за здоровье учредителя обеда графа Ильи Андреича. При этом тосте граф вынул платок и, закрыв им лицо, совершенно расплакался.


Пьер сидел против Долохова и Николая Ростова. Он много и жадно ел и много пил, как и всегда. Но те, которые его знали коротко, видели, что в нем произошла в нынешний день какая то большая перемена. Он молчал всё время обеда и, щурясь и морщась, глядел кругом себя или остановив глаза, с видом совершенной рассеянности, потирал пальцем переносицу. Лицо его было уныло и мрачно. Он, казалось, не видел и не слышал ничего, происходящего вокруг него, и думал о чем то одном, тяжелом и неразрешенном.
Этот неразрешенный, мучивший его вопрос, были намеки княжны в Москве на близость Долохова к его жене и в нынешнее утро полученное им анонимное письмо, в котором было сказано с той подлой шутливостью, которая свойственна всем анонимным письмам, что он плохо видит сквозь свои очки, и что связь его жены с Долоховым есть тайна только для одного него. Пьер решительно не поверил ни намекам княжны, ни письму, но ему страшно было теперь смотреть на Долохова, сидевшего перед ним. Всякий раз, как нечаянно взгляд его встречался с прекрасными, наглыми глазами Долохова, Пьер чувствовал, как что то ужасное, безобразное поднималось в его душе, и он скорее отворачивался. Невольно вспоминая всё прошедшее своей жены и ее отношения с Долоховым, Пьер видел ясно, что то, что сказано было в письме, могло быть правда, могло по крайней мере казаться правдой, ежели бы это касалось не его жены. Пьер вспоминал невольно, как Долохов, которому было возвращено всё после кампании, вернулся в Петербург и приехал к нему. Пользуясь своими кутежными отношениями дружбы с Пьером, Долохов прямо приехал к нему в дом, и Пьер поместил его и дал ему взаймы денег. Пьер вспоминал, как Элен улыбаясь выражала свое неудовольствие за то, что Долохов живет в их доме, и как Долохов цинически хвалил ему красоту его жены, и как он с того времени до приезда в Москву ни на минуту не разлучался с ними.
«Да, он очень красив, думал Пьер, я знаю его. Для него была бы особенная прелесть в том, чтобы осрамить мое имя и посмеяться надо мной, именно потому, что я хлопотал за него и призрел его, помог ему. Я знаю, я понимаю, какую соль это в его глазах должно бы придавать его обману, ежели бы это была правда. Да, ежели бы это была правда; но я не верю, не имею права и не могу верить». Он вспоминал то выражение, которое принимало лицо Долохова, когда на него находили минуты жестокости, как те, в которые он связывал квартального с медведем и пускал его на воду, или когда он вызывал без всякой причины на дуэль человека, или убивал из пистолета лошадь ямщика. Это выражение часто было на лице Долохова, когда он смотрел на него. «Да, он бретёр, думал Пьер, ему ничего не значит убить человека, ему должно казаться, что все боятся его, ему должно быть приятно это. Он должен думать, что и я боюсь его. И действительно я боюсь его», думал Пьер, и опять при этих мыслях он чувствовал, как что то страшное и безобразное поднималось в его душе. Долохов, Денисов и Ростов сидели теперь против Пьера и казались очень веселы. Ростов весело переговаривался с своими двумя приятелями, из которых один был лихой гусар, другой известный бретёр и повеса, и изредка насмешливо поглядывал на Пьера, который на этом обеде поражал своей сосредоточенной, рассеянной, массивной фигурой. Ростов недоброжелательно смотрел на Пьера, во первых, потому, что Пьер в его гусарских глазах был штатский богач, муж красавицы, вообще баба; во вторых, потому, что Пьер в сосредоточенности и рассеянности своего настроения не узнал Ростова и не ответил на его поклон. Когда стали пить здоровье государя, Пьер задумавшись не встал и не взял бокала.
– Что ж вы? – закричал ему Ростов, восторженно озлобленными глазами глядя на него. – Разве вы не слышите; здоровье государя императора! – Пьер, вздохнув, покорно встал, выпил свой бокал и, дождавшись, когда все сели, с своей доброй улыбкой обратился к Ростову.
– А я вас и не узнал, – сказал он. – Но Ростову было не до этого, он кричал ура!
– Что ж ты не возобновишь знакомство, – сказал Долохов Ростову.
– Бог с ним, дурак, – сказал Ростов.
– Надо лелеять мужей хорошеньких женщин, – сказал Денисов. Пьер не слышал, что они говорили, но знал, что говорят про него. Он покраснел и отвернулся.
– Ну, теперь за здоровье красивых женщин, – сказал Долохов, и с серьезным выражением, но с улыбающимся в углах ртом, с бокалом обратился к Пьеру.
– За здоровье красивых женщин, Петруша, и их любовников, – сказал он.
Пьер, опустив глаза, пил из своего бокала, не глядя на Долохова и не отвечая ему. Лакей, раздававший кантату Кутузова, положил листок Пьеру, как более почетному гостю. Он хотел взять его, но Долохов перегнулся, выхватил листок из его руки и стал читать. Пьер взглянул на Долохова, зрачки его опустились: что то страшное и безобразное, мутившее его во всё время обеда, поднялось и овладело им. Он нагнулся всем тучным телом через стол: – Не смейте брать! – крикнул он.
Услыхав этот крик и увидав, к кому он относился, Несвицкий и сосед с правой стороны испуганно и поспешно обратились к Безухову.
– Полноте, полно, что вы? – шептали испуганные голоса. Долохов посмотрел на Пьера светлыми, веселыми, жестокими глазами, с той же улыбкой, как будто он говорил: «А вот это я люблю». – Не дам, – проговорил он отчетливо.
Бледный, с трясущейся губой, Пьер рванул лист. – Вы… вы… негодяй!.. я вас вызываю, – проговорил он, и двинув стул, встал из за стола. В ту самую секунду, как Пьер сделал это и произнес эти слова, он почувствовал, что вопрос о виновности его жены, мучивший его эти последние сутки, был окончательно и несомненно решен утвердительно. Он ненавидел ее и навсегда был разорван с нею. Несмотря на просьбы Денисова, чтобы Ростов не вмешивался в это дело, Ростов согласился быть секундантом Долохова, и после стола переговорил с Несвицким, секундантом Безухова, об условиях дуэли. Пьер уехал домой, а Ростов с Долоховым и Денисовым до позднего вечера просидели в клубе, слушая цыган и песенников.
– Так до завтра, в Сокольниках, – сказал Долохов, прощаясь с Ростовым на крыльце клуба.
– И ты спокоен? – спросил Ростов…
Долохов остановился. – Вот видишь ли, я тебе в двух словах открою всю тайну дуэли. Ежели ты идешь на дуэль и пишешь завещания да нежные письма родителям, ежели ты думаешь о том, что тебя могут убить, ты – дурак и наверно пропал; а ты иди с твердым намерением его убить, как можно поскорее и повернее, тогда всё исправно. Как мне говаривал наш костромской медвежатник: медведя то, говорит, как не бояться? да как увидишь его, и страх прошел, как бы только не ушел! Ну так то и я. A demain, mon cher! [До завтра, мой милый!]
На другой день, в 8 часов утра, Пьер с Несвицким приехали в Сокольницкий лес и нашли там уже Долохова, Денисова и Ростова. Пьер имел вид человека, занятого какими то соображениями, вовсе не касающимися до предстоящего дела. Осунувшееся лицо его было желто. Он видимо не спал ту ночь. Он рассеянно оглядывался вокруг себя и морщился, как будто от яркого солнца. Два соображения исключительно занимали его: виновность его жены, в которой после бессонной ночи уже не оставалось ни малейшего сомнения, и невинность Долохова, не имевшего никакой причины беречь честь чужого для него человека. «Может быть, я бы то же самое сделал бы на его месте, думал Пьер. Даже наверное я бы сделал то же самое; к чему же эта дуэль, это убийство? Или я убью его, или он попадет мне в голову, в локоть, в коленку. Уйти отсюда, бежать, зарыться куда нибудь», приходило ему в голову. Но именно в те минуты, когда ему приходили такие мысли. он с особенно спокойным и рассеянным видом, внушавшим уважение смотревшим на него, спрашивал: «Скоро ли, и готово ли?»
Когда всё было готово, сабли воткнуты в снег, означая барьер, до которого следовало сходиться, и пистолеты заряжены, Несвицкий подошел к Пьеру.
– Я бы не исполнил своей обязанности, граф, – сказал он робким голосом, – и не оправдал бы того доверия и чести, которые вы мне сделали, выбрав меня своим секундантом, ежели бы я в эту важную минуту, очень важную минуту, не сказал вам всю правду. Я полагаю, что дело это не имеет достаточно причин, и что не стоит того, чтобы за него проливать кровь… Вы были неправы, не совсем правы, вы погорячились…
– Ах да, ужасно глупо… – сказал Пьер.
– Так позвольте мне передать ваше сожаление, и я уверен, что наши противники согласятся принять ваше извинение, – сказал Несвицкий (так же как и другие участники дела и как и все в подобных делах, не веря еще, чтобы дело дошло до действительной дуэли). – Вы знаете, граф, гораздо благороднее сознать свою ошибку, чем довести дело до непоправимого. Обиды ни с одной стороны не было. Позвольте мне переговорить…
– Нет, об чем же говорить! – сказал Пьер, – всё равно… Так готово? – прибавил он. – Вы мне скажите только, как куда ходить, и стрелять куда? – сказал он, неестественно кротко улыбаясь. – Он взял в руки пистолет, стал расспрашивать о способе спуска, так как он до сих пор не держал в руках пистолета, в чем он не хотел сознаваться. – Ах да, вот так, я знаю, я забыл только, – говорил он.
– Никаких извинений, ничего решительно, – говорил Долохов Денисову, который с своей стороны тоже сделал попытку примирения, и тоже подошел к назначенному месту.
Место для поединка было выбрано шагах в 80 ти от дороги, на которой остались сани, на небольшой полянке соснового леса, покрытой истаявшим от стоявших последние дни оттепелей снегом. Противники стояли шагах в 40 ка друг от друга, у краев поляны. Секунданты, размеряя шаги, проложили, отпечатавшиеся по мокрому, глубокому снегу, следы от того места, где они стояли, до сабель Несвицкого и Денисова, означавших барьер и воткнутых в 10 ти шагах друг от друга. Оттепель и туман продолжались; за 40 шагов ничего не было видно. Минуты три всё было уже готово, и всё таки медлили начинать, все молчали.


– Ну, начинать! – сказал Долохов.
– Что же, – сказал Пьер, всё так же улыбаясь. – Становилось страшно. Очевидно было, что дело, начавшееся так легко, уже ничем не могло быть предотвращено, что оно шло само собою, уже независимо от воли людей, и должно было совершиться. Денисов первый вышел вперед до барьера и провозгласил:
– Так как п'отивники отказались от п'ими'ения, то не угодно ли начинать: взять пистолеты и по слову т'и начинать сходиться.
– Г…'аз! Два! Т'и!… – сердито прокричал Денисов и отошел в сторону. Оба пошли по протоптанным дорожкам всё ближе и ближе, в тумане узнавая друг друга. Противники имели право, сходясь до барьера, стрелять, когда кто захочет. Долохов шел медленно, не поднимая пистолета, вглядываясь своими светлыми, блестящими, голубыми глазами в лицо своего противника. Рот его, как и всегда, имел на себе подобие улыбки.
– Так когда хочу – могу стрелять! – сказал Пьер, при слове три быстрыми шагами пошел вперед, сбиваясь с протоптанной дорожки и шагая по цельному снегу. Пьер держал пистолет, вытянув вперед правую руку, видимо боясь как бы из этого пистолета не убить самого себя. Левую руку он старательно отставлял назад, потому что ему хотелось поддержать ею правую руку, а он знал, что этого нельзя было. Пройдя шагов шесть и сбившись с дорожки в снег, Пьер оглянулся под ноги, опять быстро взглянул на Долохова, и потянув пальцем, как его учили, выстрелил. Никак не ожидая такого сильного звука, Пьер вздрогнул от своего выстрела, потом улыбнулся сам своему впечатлению и остановился. Дым, особенно густой от тумана, помешал ему видеть в первое мгновение; но другого выстрела, которого он ждал, не последовало. Только слышны были торопливые шаги Долохова, и из за дыма показалась его фигура. Одной рукой он держался за левый бок, другой сжимал опущенный пистолет. Лицо его было бледно. Ростов подбежал и что то сказал ему.
– Не…е…т, – проговорил сквозь зубы Долохов, – нет, не кончено, – и сделав еще несколько падающих, ковыляющих шагов до самой сабли, упал на снег подле нее. Левая рука его была в крови, он обтер ее о сюртук и оперся ею. Лицо его было бледно, нахмуренно и дрожало.
– Пожалу… – начал Долохов, но не мог сразу выговорить… – пожалуйте, договорил он с усилием. Пьер, едва удерживая рыдания, побежал к Долохову, и хотел уже перейти пространство, отделяющее барьеры, как Долохов крикнул: – к барьеру! – и Пьер, поняв в чем дело, остановился у своей сабли. Только 10 шагов разделяло их. Долохов опустился головой к снегу, жадно укусил снег, опять поднял голову, поправился, подобрал ноги и сел, отыскивая прочный центр тяжести. Он глотал холодный снег и сосал его; губы его дрожали, но всё улыбаясь; глаза блестели усилием и злобой последних собранных сил. Он поднял пистолет и стал целиться.
– Боком, закройтесь пистолетом, – проговорил Несвицкий.
– 3ак'ойтесь! – не выдержав, крикнул даже Денисов своему противнику.
Пьер с кроткой улыбкой сожаления и раскаяния, беспомощно расставив ноги и руки, прямо своей широкой грудью стоял перед Долоховым и грустно смотрел на него. Денисов, Ростов и Несвицкий зажмурились. В одно и то же время они услыхали выстрел и злой крик Долохова.
– Мимо! – крикнул Долохов и бессильно лег на снег лицом книзу. Пьер схватился за голову и, повернувшись назад, пошел в лес, шагая целиком по снегу и вслух приговаривая непонятные слова:
– Глупо… глупо! Смерть… ложь… – твердил он морщась. Несвицкий остановил его и повез домой.
Ростов с Денисовым повезли раненого Долохова.
Долохов, молча, с закрытыми глазами, лежал в санях и ни слова не отвечал на вопросы, которые ему делали; но, въехав в Москву, он вдруг очнулся и, с трудом приподняв голову, взял за руку сидевшего подле себя Ростова. Ростова поразило совершенно изменившееся и неожиданно восторженно нежное выражение лица Долохова.
– Ну, что? как ты чувствуешь себя? – спросил Ростов.
– Скверно! но не в том дело. Друг мой, – сказал Долохов прерывающимся голосом, – где мы? Мы в Москве, я знаю. Я ничего, но я убил ее, убил… Она не перенесет этого. Она не перенесет…
– Кто? – спросил Ростов.
– Мать моя. Моя мать, мой ангел, мой обожаемый ангел, мать, – и Долохов заплакал, сжимая руку Ростова. Когда он несколько успокоился, он объяснил Ростову, что живет с матерью, что ежели мать увидит его умирающим, она не перенесет этого. Он умолял Ростова ехать к ней и приготовить ее.
Ростов поехал вперед исполнять поручение, и к великому удивлению своему узнал, что Долохов, этот буян, бретёр Долохов жил в Москве с старушкой матерью и горбатой сестрой, и был самый нежный сын и брат.


Пьер в последнее время редко виделся с женою с глазу на глаз. И в Петербурге, и в Москве дом их постоянно бывал полон гостями. В следующую ночь после дуэли, он, как и часто делал, не пошел в спальню, а остался в своем огромном, отцовском кабинете, в том самом, в котором умер граф Безухий.
Он прилег на диван и хотел заснуть, для того чтобы забыть всё, что было с ним, но он не мог этого сделать. Такая буря чувств, мыслей, воспоминаний вдруг поднялась в его душе, что он не только не мог спать, но не мог сидеть на месте и должен был вскочить с дивана и быстрыми шагами ходить по комнате. То ему представлялась она в первое время после женитьбы, с открытыми плечами и усталым, страстным взглядом, и тотчас же рядом с нею представлялось красивое, наглое и твердо насмешливое лицо Долохова, каким оно было на обеде, и то же лицо Долохова, бледное, дрожащее и страдающее, каким оно было, когда он повернулся и упал на снег.
«Что ж было? – спрашивал он сам себя. – Я убил любовника , да, убил любовника своей жены. Да, это было. Отчего? Как я дошел до этого? – Оттого, что ты женился на ней, – отвечал внутренний голос.
«Но в чем же я виноват? – спрашивал он. – В том, что ты женился не любя ее, в том, что ты обманул и себя и ее, – и ему живо представилась та минута после ужина у князя Василья, когда он сказал эти невыходившие из него слова: „Je vous aime“. [Я вас люблю.] Всё от этого! Я и тогда чувствовал, думал он, я чувствовал тогда, что это было не то, что я не имел на это права. Так и вышло». Он вспомнил медовый месяц, и покраснел при этом воспоминании. Особенно живо, оскорбительно и постыдно было для него воспоминание о том, как однажды, вскоре после своей женитьбы, он в 12 м часу дня, в шелковом халате пришел из спальни в кабинет, и в кабинете застал главного управляющего, который почтительно поклонился, поглядел на лицо Пьера, на его халат и слегка улыбнулся, как бы выражая этой улыбкой почтительное сочувствие счастию своего принципала.
«А сколько раз я гордился ею, гордился ее величавой красотой, ее светским тактом, думал он; гордился тем своим домом, в котором она принимала весь Петербург, гордился ее неприступностью и красотой. Так вот чем я гордился?! Я тогда думал, что не понимаю ее. Как часто, вдумываясь в ее характер, я говорил себе, что я виноват, что не понимаю ее, не понимаю этого всегдашнего спокойствия, удовлетворенности и отсутствия всяких пристрастий и желаний, а вся разгадка была в том страшном слове, что она развратная женщина: сказал себе это страшное слово, и всё стало ясно!
«Анатоль ездил к ней занимать у нее денег и целовал ее в голые плечи. Она не давала ему денег, но позволяла целовать себя. Отец, шутя, возбуждал ее ревность; она с спокойной улыбкой говорила, что она не так глупа, чтобы быть ревнивой: пусть делает, что хочет, говорила она про меня. Я спросил у нее однажды, не чувствует ли она признаков беременности. Она засмеялась презрительно и сказала, что она не дура, чтобы желать иметь детей, и что от меня детей у нее не будет».
Потом он вспомнил грубость, ясность ее мыслей и вульгарность выражений, свойственных ей, несмотря на ее воспитание в высшем аристократическом кругу. «Я не какая нибудь дура… поди сам попробуй… allez vous promener», [убирайся,] говорила она. Часто, глядя на ее успех в глазах старых и молодых мужчин и женщин, Пьер не мог понять, отчего он не любил ее. Да я никогда не любил ее, говорил себе Пьер; я знал, что она развратная женщина, повторял он сам себе, но не смел признаться в этом.
И теперь Долохов, вот он сидит на снегу и насильно улыбается, и умирает, может быть, притворным каким то молодечеством отвечая на мое раскаянье!»
Пьер был один из тех людей, которые, несмотря на свою внешнюю, так называемую слабость характера, не ищут поверенного для своего горя. Он переработывал один в себе свое горе.
«Она во всем, во всем она одна виновата, – говорил он сам себе; – но что ж из этого? Зачем я себя связал с нею, зачем я ей сказал этот: „Je vous aime“, [Я вас люблю?] который был ложь и еще хуже чем ложь, говорил он сам себе. Я виноват и должен нести… Что? Позор имени, несчастие жизни? Э, всё вздор, – подумал он, – и позор имени, и честь, всё условно, всё независимо от меня.
«Людовика XVI казнили за то, что они говорили, что он был бесчестен и преступник (пришло Пьеру в голову), и они были правы с своей точки зрения, так же как правы и те, которые за него умирали мученической смертью и причисляли его к лику святых. Потом Робеспьера казнили за то, что он был деспот. Кто прав, кто виноват? Никто. А жив и живи: завтра умрешь, как мог я умереть час тому назад. И стоит ли того мучиться, когда жить остается одну секунду в сравнении с вечностью? – Но в ту минуту, как он считал себя успокоенным такого рода рассуждениями, ему вдруг представлялась она и в те минуты, когда он сильнее всего выказывал ей свою неискреннюю любовь, и он чувствовал прилив крови к сердцу, и должен был опять вставать, двигаться, и ломать, и рвать попадающиеся ему под руки вещи. «Зачем я сказал ей: „Je vous aime?“ все повторял он сам себе. И повторив 10 й раз этот вопрос, ему пришло в голову Мольерово: mais que diable allait il faire dans cette galere? [но за каким чортом понесло его на эту галеру?] и он засмеялся сам над собою.
Ночью он позвал камердинера и велел укладываться, чтоб ехать в Петербург. Он не мог оставаться с ней под одной кровлей. Он не мог представить себе, как бы он стал теперь говорить с ней. Он решил, что завтра он уедет и оставит ей письмо, в котором объявит ей свое намерение навсегда разлучиться с нею.
Утром, когда камердинер, внося кофе, вошел в кабинет, Пьер лежал на отоманке и с раскрытой книгой в руке спал.
Он очнулся и долго испуганно оглядывался не в силах понять, где он находится.
– Графиня приказала спросить, дома ли ваше сиятельство? – спросил камердинер.
Но не успел еще Пьер решиться на ответ, который он сделает, как сама графиня в белом, атласном халате, шитом серебром, и в простых волосах (две огромные косы en diademe [в виде диадемы] огибали два раза ее прелестную голову) вошла в комнату спокойно и величественно; только на мраморном несколько выпуклом лбе ее была морщинка гнева. Она с своим всёвыдерживающим спокойствием не стала говорить при камердинере. Она знала о дуэли и пришла говорить о ней. Она дождалась, пока камердинер уставил кофей и вышел. Пьер робко чрез очки посмотрел на нее, и, как заяц, окруженный собаками, прижимая уши, продолжает лежать в виду своих врагов, так и он попробовал продолжать читать: но чувствовал, что это бессмысленно и невозможно и опять робко взглянул на нее. Она не села, и с презрительной улыбкой смотрела на него, ожидая пока выйдет камердинер.
– Это еще что? Что вы наделали, я вас спрашиваю, – сказала она строго.
– Я? что я? – сказал Пьер.
– Вот храбрец отыскался! Ну, отвечайте, что это за дуэль? Что вы хотели этим доказать! Что? Я вас спрашиваю. – Пьер тяжело повернулся на диване, открыл рот, но не мог ответить.
– Коли вы не отвечаете, то я вам скажу… – продолжала Элен. – Вы верите всему, что вам скажут, вам сказали… – Элен засмеялась, – что Долохов мой любовник, – сказала она по французски, с своей грубой точностью речи, выговаривая слово «любовник», как и всякое другое слово, – и вы поверили! Но что же вы этим доказали? Что вы доказали этой дуэлью! То, что вы дурак, que vous etes un sot, [что вы дурак,] так это все знали! К чему это поведет? К тому, чтобы я сделалась посмешищем всей Москвы; к тому, чтобы всякий сказал, что вы в пьяном виде, не помня себя, вызвали на дуэль человека, которого вы без основания ревнуете, – Элен всё более и более возвышала голос и одушевлялась, – который лучше вас во всех отношениях…