Брейк (снукер)

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Сенчури брейк»)
Перейти к: навигация, поиск

Брейк (англ. snooker break), или «се́рия» — общее количество очков, заработанных игроком в снукер в результате поочерёдного забивания шаров без нарушения правил, за один подход к столу в течение одного фрейма (партии). Таким образом, минимальное значение брейка может быть 1[1] очко, а максимальное — 147 очков. Теоретически, в предельно редких случаях, брейк может быть 148—155 очков (см. Максимальный брейк).





Методика

Осуществление удачного брейка — теоретическая основа построения партии в снукере. В большинстве случаев игрок пытается сделать как можно больший брейк, чтобы завершить партию «в один подход». Это и есть самое сложное, так как игрок должен мысленно представить, как будут расположены шары на столе после очередного удара, и вывести биток на удобную позицию для следующего удара. Если после одного шара игрок не забивает другой, то брейк окончен.

Сенчури-брейк

В случае, если игрок делает серию, равную 100 и более очкам, такой брейк называется сенчури-брейком (англ. сеntury break или «сотенная серия»). Исполнение сотенной серии является показателем высокого профессионального уровня игры. Абсолютным рекордсменом по количеству сотенных серий является пятикратный чемпион мира Ронни О’Салливан, на его счёту[когда?] 800[2] сенчури. Для игроков особо почётно попасть в так называемый список «100+» — список снукеристов, сделавших 100 и более сенчури за свою карьеру.

Максимальный брейк

В большинстве случаев, когда игрок делает серию в 147 очков, такой брейк называют «максимальным». Максимальный брейк — высочайший показатель профессионального уровня игры, и является особо почётным достижением среди игроков. Само по себе исполнение максимального брейка является значимым событием на турнире и/или в сезоне.

Рекорды

Напишите отзыв о статье "Брейк (снукер)"

Примечания

  1. Хотя официально забитие одного красного шара уже считается брейком, обычно его за таковой не считают.
  2. [www.youtube.com/watch?v=ydVsiCqxCg8 800-й сенчури-брейк в карьере О'Салливана].
  3. В том числе один максимальный.

Ссылки

  • [www.snooker.org/plr/records.shtml Snooker.org: Мировые рекорды]  (англ.)
  • [www.cajt.pwp.blueyonder.co.uk/Centuries.htm Список сенчуристов в Архиве снукера Криса Тёрнера]  (англ.)

Отрывок, характеризующий Брейк (снукер)

– Не говори вздору… – сказал князь Андрей, улыбаясь и глядя в глаза Пьеру.
– Любит, я знаю, – сердито закричал Пьер.
– Нет, слушай, – сказал князь Андрей, останавливая его за руку. – Ты знаешь ли, в каком я положении? Мне нужно сказать все кому нибудь.
– Ну, ну, говорите, я очень рад, – говорил Пьер, и действительно лицо его изменилось, морщина разгладилась, и он радостно слушал князя Андрея. Князь Андрей казался и был совсем другим, новым человеком. Где была его тоска, его презрение к жизни, его разочарованность? Пьер был единственный человек, перед которым он решался высказаться; но зато он ему высказывал всё, что у него было на душе. То он легко и смело делал планы на продолжительное будущее, говорил о том, как он не может пожертвовать своим счастьем для каприза своего отца, как он заставит отца согласиться на этот брак и полюбить ее или обойдется без его согласия, то он удивлялся, как на что то странное, чуждое, от него независящее, на то чувство, которое владело им.
– Я бы не поверил тому, кто бы мне сказал, что я могу так любить, – говорил князь Андрей. – Это совсем не то чувство, которое было у меня прежде. Весь мир разделен для меня на две половины: одна – она и там всё счастье надежды, свет; другая половина – всё, где ее нет, там всё уныние и темнота…
– Темнота и мрак, – повторил Пьер, – да, да, я понимаю это.
– Я не могу не любить света, я не виноват в этом. И я очень счастлив. Ты понимаешь меня? Я знаю, что ты рад за меня.
– Да, да, – подтверждал Пьер, умиленными и грустными глазами глядя на своего друга. Чем светлее представлялась ему судьба князя Андрея, тем мрачнее представлялась своя собственная.


Для женитьбы нужно было согласие отца, и для этого на другой день князь Андрей уехал к отцу.
Отец с наружным спокойствием, но внутренней злобой принял сообщение сына. Он не мог понять того, чтобы кто нибудь хотел изменять жизнь, вносить в нее что нибудь новое, когда жизнь для него уже кончалась. – «Дали бы только дожить так, как я хочу, а потом бы делали, что хотели», говорил себе старик. С сыном однако он употребил ту дипломацию, которую он употреблял в важных случаях. Приняв спокойный тон, он обсудил всё дело.
Во первых, женитьба была не блестящая в отношении родства, богатства и знатности. Во вторых, князь Андрей был не первой молодости и слаб здоровьем (старик особенно налегал на это), а она была очень молода. В третьих, был сын, которого жалко было отдать девчонке. В четвертых, наконец, – сказал отец, насмешливо глядя на сына, – я тебя прошу, отложи дело на год, съезди за границу, полечись, сыщи, как ты и хочешь, немца, для князя Николая, и потом, ежели уж любовь, страсть, упрямство, что хочешь, так велики, тогда женись.
– И это последнее мое слово, знай, последнее… – кончил князь таким тоном, которым показывал, что ничто не заставит его изменить свое решение.