Сергеев, Василий Дмитриевич

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Василий Дмитриевич Сергеев
Дата рождения

4 марта 1922(1922-03-04)

Место рождения

деревня Медведково, Кувшиновский район, Тверская область

Дата смерти

24 мая 1970(1970-05-24) (48 лет)

Место смерти

город Торжок, Калининская область

Принадлежность

СССР СССР

Род войск

артиллерия

Годы службы

19421946

Звание

<imagemap>: неверное или отсутствующее изображение

Сражения/войны

Великая Отечественная война

Награды и премии

Василий Дмитриевич Сергеев (19221970) — старший лейтенант Советской Армии, участник Великой Отечественной войны, Герой Советского Союза (1945).



Биография

Василий Сергеев родился 4 марта 1922 года в деревне Медведково (ныне — Кувшиновский район Тверской области). Окончив семь классов школы, работал в колхозе. В 1941 году Сергеев был призван на службу в Рабоче-крестьянскую Красную Армию. Окончил Ульяновское танковое училище. С ноября 1942 года — на фронтах Великой Отечественной войны. В боях два раза был тяжело ранен, ещё два раза — легко. В 1944 году Сергеев окончил курсы усовершенствования командного состава[1].

К августу 1944 года старший лейтенант Василий Сергеев командовал батареей самоходных артиллерийских установок «СУ-85» 745-го самоходно-артиллерийского полка 5-го механизированного корпуса 6-й танковой армии 2-го Украинского фронта. Отличился во время освобождения Румынии. 20-23 августа 1944 года батарея Сергеева участвовала в освобождении деревни Будештий и города Васлуй. Уже 20 августа Сергеев в бою был ранен, но остался в строю. Под его руководством батарея уничтожила 4 пулемётные точки и 2 артиллерийских орудия. 21 августа в бою за Будештий Сергеев вновь был ранен, но продолжал сражаться, подбив 1 тяжёлый танк и захватив 4 орудия. Во время боёв за город Васлуй Сергеев получил третье ранение, от которого потерял сознание и был отправлен в госпиталь[1].

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 марта 1945 года за «мужество, отвагу и героизм, проявленные на фронте борьбы с немецкими захватчиками», старший лейтенант Василий Сергеев был удостоен высокого звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» за номером 7373[1].

В 1946 году Сергеев был уволен в запас. Проживал и работал сначала на родине, затем в Торжке. Скончался 24 мая 1970 года, похоронен в Торжке[1].

Был также награждён орденом Отечественной войны 1-й степени и рядом медалей[1].

Напишите отзыв о статье "Сергеев, Василий Дмитриевич"

Примечания

  1. 1 2 3 4 5  [www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=14379 Сергеев, Василий Дмитриевич]. Сайт «Герои Страны».

Литература

  • Герои Советского Союза: Краткий биографический словарь / Пред. ред. коллегии И. Н. Шкадов. — М.: Воениздат, 1988. — Т. 2 /Любов — Ящук/. — 863 с. — 100 000 экз. — ISBN 5-203-00536-2.
  • Воробьёв В. П., Ефимов Н. В. Герои Советского Союза: справ. — СПб., 2010.

Отрывок, характеризующий Сергеев, Василий Дмитриевич

Няня Савишна, с чулком в руках, тихим голосом рассказывала, сама не слыша и не понимая своих слов, сотни раз рассказанное о том, как покойница княгиня в Кишиневе рожала княжну Марью, с крестьянской бабой молдаванкой, вместо бабушки.
– Бог помилует, никогда дохтура не нужны, – говорила она. Вдруг порыв ветра налег на одну из выставленных рам комнаты (по воле князя всегда с жаворонками выставлялось по одной раме в каждой комнате) и, отбив плохо задвинутую задвижку, затрепал штофной гардиной, и пахнув холодом, снегом, задул свечу. Княжна Марья вздрогнула; няня, положив чулок, подошла к окну и высунувшись стала ловить откинутую раму. Холодный ветер трепал концами ее платка и седыми, выбившимися прядями волос.
– Княжна, матушка, едут по прешпекту кто то! – сказала она, держа раму и не затворяя ее. – С фонарями, должно, дохтур…
– Ах Боже мой! Слава Богу! – сказала княжна Марья, – надо пойти встретить его: он не знает по русски.
Княжна Марья накинула шаль и побежала навстречу ехавшим. Когда она проходила переднюю, она в окно видела, что какой то экипаж и фонари стояли у подъезда. Она вышла на лестницу. На столбике перил стояла сальная свеча и текла от ветра. Официант Филипп, с испуганным лицом и с другой свечей в руке, стоял ниже, на первой площадке лестницы. Еще пониже, за поворотом, по лестнице, слышны были подвигавшиеся шаги в теплых сапогах. И какой то знакомый, как показалось княжне Марье, голос, говорил что то.
– Слава Богу! – сказал голос. – А батюшка?
– Почивать легли, – отвечал голос дворецкого Демьяна, бывшего уже внизу.
Потом еще что то сказал голос, что то ответил Демьян, и шаги в теплых сапогах стали быстрее приближаться по невидному повороту лестницы. «Это Андрей! – подумала княжна Марья. Нет, это не может быть, это было бы слишком необыкновенно», подумала она, и в ту же минуту, как она думала это, на площадке, на которой стоял официант со свечой, показались лицо и фигура князя Андрея в шубе с воротником, обсыпанным снегом. Да, это был он, но бледный и худой, и с измененным, странно смягченным, но тревожным выражением лица. Он вошел на лестницу и обнял сестру.
– Вы не получили моего письма? – спросил он, и не дожидаясь ответа, которого бы он и не получил, потому что княжна не могла говорить, он вернулся, и с акушером, который вошел вслед за ним (он съехался с ним на последней станции), быстрыми шагами опять вошел на лестницу и опять обнял сестру. – Какая судьба! – проговорил он, – Маша милая – и, скинув шубу и сапоги, пошел на половину княгини.


Маленькая княгиня лежала на подушках, в белом чепчике. (Страдания только что отпустили ее.) Черные волосы прядями вились у ее воспаленных, вспотевших щек; румяный, прелестный ротик с губкой, покрытой черными волосиками, был раскрыт, и она радостно улыбалась. Князь Андрей вошел в комнату и остановился перед ней, у изножья дивана, на котором она лежала. Блестящие глаза, смотревшие детски, испуганно и взволнованно, остановились на нем, не изменяя выражения. «Я вас всех люблю, я никому зла не делала, за что я страдаю? помогите мне», говорило ее выражение. Она видела мужа, но не понимала значения его появления теперь перед нею. Князь Андрей обошел диван и в лоб поцеловал ее.