Чупринин, Сергей Иванович

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Сергей Иванович Чупринин»)
Перейти к: навигация, поиск
Сергей Иванович Чупринин
Дата рождения:

29 ноября 1947(1947-11-29) (72 года)

Место рождения:

Вельск, Архангельская область, СССР

Гражданство:

СССР, Россия

Род деятельности:

литературный критик, литературовед, публицист

Язык произведений:

русский

Награды:

Сергей Иванович Чупринин (род. 29 ноября 1947, Вельск, Архангельская область) — российский литературный критик, литературовед и публицист, член Союза писателей СССР (1977—1991).[1]





Биография

Сергей Чупринин родился 29 ноября 1947 года в городе Вельске Архангельской области.

В 1971 году окончил филологический факультет Ростовского государственного университета.

Деятельность

Орденом Почёта за заслуги в развитии отечественной культуры и искусства и многолетнюю плодотворную деятельность был награждён главный редактор литературного журнала «Знамя» Сергей Чупринин[2]

— 2009 г.

Книги

  • Твой современник : Соврем. проза для юношества: пробл., конфликты, характеры : Пособие для учащихся. — М.: Просвещение, 1979. — 111 с. — 100 000 экз.
  • Натурализм в русской литературе 80—90-х годов XIX века : Автореф. дис. … канд. филол. наук. — М., 1980. — 14 с.
  • Чему стихи нас учат : (Заметки критика о соврем. лирич. поэзии). — М.: Знание, 1982. — 63 с. — (Новое в жизни, науке, технике. Литература ; 8). — 79 890 экз.
  • Крупным планом: Поэзия наших дней: проблемы и характеристики. — М.: Сов. писатель, 1983. — 287 с. — 20 000 экз.
  • Прямая речь : (Заметки о гражданственности поэзии наших дней). — М.: Знание, 1988. — 62 с. — (Новое в жизни, науке, технике. Литература ; 7/1988). — 59 100 экз.
  • Ситуация : Борьба идей в современ. лит. — М.: Правда, 1990. — 45 с. — (Библиотека «Огонёк» ; № 37). — 150 000 экз.
  • Творческая индивидуальность критики и литературный процесс 1960—1980-х годов : Автореф. дис. … д-ра. филол. наук. — М., 1993. — 37 с.
  • Критика — это критики : Проблемы и портреты. — М.: Сов. писатель, 1988. — 315 с. — 20 000 экз.
  • Настающее настоящее: Три взгляда на современную литературную смуту. — М.: Современник, 1989. — 159 с. — (Диалог со временем). — 15 000 экз. — ISBN 5-270-01071-2.
  • Новая Россия: мир литературы : Энцикл. слов.-справ. : В 2 т. — М.: Рипол-классик, 2002. — Т. 1. — 830 с. — 5000 экз. — ISBN 5-7905-1662-9.
  • Перемена участи : Ст. послед. лет. — М.: Новое лит. обозрение, 2003. — 391 с. — ISBN 5-86793-256-7.
  • Русская литература сегодня : путеводитель. — М.: Олма-Пресс, 2003. — 444 с. — 3000 экз. — ISBN 5-224-04582-7.
  • Жизнь по понятиям : русская литература сегодня. — М.: Время, 2007. — 766 с. — 3000 экз. — ISBN 5-9691-0129-X.
  • Зарубежье : русская литература сегодня : [словарь]. — М.: Время, 2008. — 782 с. — 3000 экз. — ISBN 978-5-9691-0292-7.
  • Русская литература сегодня : большой путеводитель. — М.: Время, 2007. — 574 с. — 3000 экз. — ISBN 5-96910130-3.
  • Русская литература сегодня : новый путеводитель. — М.: Время, 2009. — 814 с. — 3000 экз. — ISBN 978-5-9691-0408-2.
  • Русская литература сегодня : малая литературная энциклопедия. — М.: Время, 2012. — 990 с. — 3000 экз. — ISBN 978-5-9691-0679-6.
  • Признательные показания : тринадцать портретов, девять пейзажей и два автопортрета : [сборник]. — М.: Время, 2012. — 412 с. — (серия «Диалог»). — 1500 экз. — ISBN 978-5-9691-0757-1.
  • Критика — это критики. Версия 2:0. — М.: Время, 2015. — 608 с. — 1500 экз. — ISBN 978-5-9691-1285.
  • «Вот жизнь моя. Фейсбучный роман», издательство «Рипол Классик», Москва, 2015 isbn —978-5-386-08894-1[3]

Награды

Источники

  1. [magazines.russ.ru/authors/c/chuprinin Чупринин Сергей Иванович главный редактор журанала «Знамя».]
  2. [www.maly.ru/news_more.php?number=4&day=7&month=10&year=2009 Президент России поблагодарил Владимира Сёмкина // Сайт государственного академического Малого театра. По сообщению ИТАР ТАСС от 7 октября 2009.]
  3. [daily.afisha.ru/archive/vozduh/books/vot-zhizn-moya-sergeya-chuprinina-tvinpiks-pozdnesovetskoy-literatury/ «Вот жизнь моя. Фейсбучный роман»]

Напишите отзыв о статье "Чупринин, Сергей Иванович"

Ссылки

  • [www.booksite.ru/department/center/writ/chuprinin.htm Писатели России]
  • [chuprinin.livejournal.com/ chuprinin] — Чупринин, Сергей Иванович в «Живом Журнале»
  • [magazines.russ.ru/authors/c/chuprinin/ Сергей Чупринин в «Журнальном зале»]

Отрывок, характеризующий Чупринин, Сергей Иванович

– Одно, за что я благодарю Бога, это за то, что я не убил этого человека, – сказал Пьер.
– Отчего же? – сказал князь Андрей. – Убить злую собаку даже очень хорошо.
– Нет, убить человека не хорошо, несправедливо…
– Отчего же несправедливо? – повторил князь Андрей; то, что справедливо и несправедливо – не дано судить людям. Люди вечно заблуждались и будут заблуждаться, и ни в чем больше, как в том, что они считают справедливым и несправедливым.
– Несправедливо то, что есть зло для другого человека, – сказал Пьер, с удовольствием чувствуя, что в первый раз со времени его приезда князь Андрей оживлялся и начинал говорить и хотел высказать всё то, что сделало его таким, каким он был теперь.
– А кто тебе сказал, что такое зло для другого человека? – спросил он.
– Зло? Зло? – сказал Пьер, – мы все знаем, что такое зло для себя.
– Да мы знаем, но то зло, которое я знаю для себя, я не могу сделать другому человеку, – всё более и более оживляясь говорил князь Андрей, видимо желая высказать Пьеру свой новый взгляд на вещи. Он говорил по французски. Je ne connais l dans la vie que deux maux bien reels: c'est le remord et la maladie. II n'est de bien que l'absence de ces maux. [Я знаю в жизни только два настоящих несчастья: это угрызение совести и болезнь. И единственное благо есть отсутствие этих зол.] Жить для себя, избегая только этих двух зол: вот вся моя мудрость теперь.
– А любовь к ближнему, а самопожертвование? – заговорил Пьер. – Нет, я с вами не могу согласиться! Жить только так, чтобы не делать зла, чтоб не раскаиваться? этого мало. Я жил так, я жил для себя и погубил свою жизнь. И только теперь, когда я живу, по крайней мере, стараюсь (из скромности поправился Пьер) жить для других, только теперь я понял всё счастие жизни. Нет я не соглашусь с вами, да и вы не думаете того, что вы говорите.
Князь Андрей молча глядел на Пьера и насмешливо улыбался.
– Вот увидишь сестру, княжну Марью. С ней вы сойдетесь, – сказал он. – Может быть, ты прав для себя, – продолжал он, помолчав немного; – но каждый живет по своему: ты жил для себя и говоришь, что этим чуть не погубил свою жизнь, а узнал счастие только тогда, когда стал жить для других. А я испытал противуположное. Я жил для славы. (Ведь что же слава? та же любовь к другим, желание сделать для них что нибудь, желание их похвалы.) Так я жил для других, и не почти, а совсем погубил свою жизнь. И с тех пор стал спокойнее, как живу для одного себя.
– Да как же жить для одного себя? – разгорячаясь спросил Пьер. – А сын, а сестра, а отец?
– Да это всё тот же я, это не другие, – сказал князь Андрей, а другие, ближние, le prochain, как вы с княжной Марьей называете, это главный источник заблуждения и зла. Le prochаin [Ближний] это те, твои киевские мужики, которым ты хочешь сделать добро.
И он посмотрел на Пьера насмешливо вызывающим взглядом. Он, видимо, вызывал Пьера.
– Вы шутите, – всё более и более оживляясь говорил Пьер. Какое же может быть заблуждение и зло в том, что я желал (очень мало и дурно исполнил), но желал сделать добро, да и сделал хотя кое что? Какое же может быть зло, что несчастные люди, наши мужики, люди такие же, как и мы, выростающие и умирающие без другого понятия о Боге и правде, как обряд и бессмысленная молитва, будут поучаться в утешительных верованиях будущей жизни, возмездия, награды, утешения? Какое же зло и заблуждение в том, что люди умирают от болезни, без помощи, когда так легко материально помочь им, и я им дам лекаря, и больницу, и приют старику? И разве не ощутительное, не несомненное благо то, что мужик, баба с ребенком не имеют дня и ночи покоя, а я дам им отдых и досуг?… – говорил Пьер, торопясь и шепелявя. – И я это сделал, хоть плохо, хоть немного, но сделал кое что для этого, и вы не только меня не разуверите в том, что то, что я сделал хорошо, но и не разуверите, чтоб вы сами этого не думали. А главное, – продолжал Пьер, – я вот что знаю и знаю верно, что наслаждение делать это добро есть единственное верное счастие жизни.
– Да, ежели так поставить вопрос, то это другое дело, сказал князь Андрей. – Я строю дом, развожу сад, а ты больницы. И то, и другое может служить препровождением времени. А что справедливо, что добро – предоставь судить тому, кто всё знает, а не нам. Ну ты хочешь спорить, – прибавил он, – ну давай. – Они вышли из за стола и сели на крыльцо, заменявшее балкон.
– Ну давай спорить, – сказал князь Андрей. – Ты говоришь школы, – продолжал он, загибая палец, – поучения и так далее, то есть ты хочешь вывести его, – сказал он, указывая на мужика, снявшего шапку и проходившего мимо их, – из его животного состояния и дать ему нравственных потребностей, а мне кажется, что единственно возможное счастье – есть счастье животное, а ты его то хочешь лишить его. Я завидую ему, а ты хочешь его сделать мною, но не дав ему моих средств. Другое ты говоришь: облегчить его работу. А по моему, труд физический для него есть такая же необходимость, такое же условие его существования, как для меня и для тебя труд умственный. Ты не можешь не думать. Я ложусь спать в 3 м часу, мне приходят мысли, и я не могу заснуть, ворочаюсь, не сплю до утра оттого, что я думаю и не могу не думать, как он не может не пахать, не косить; иначе он пойдет в кабак, или сделается болен. Как я не перенесу его страшного физического труда, а умру через неделю, так он не перенесет моей физической праздности, он растолстеет и умрет. Третье, – что бишь еще ты сказал? – Князь Андрей загнул третий палец.
– Ах, да, больницы, лекарства. У него удар, он умирает, а ты пустил ему кровь, вылечил. Он калекой будет ходить 10 ть лет, всем в тягость. Гораздо покойнее и проще ему умереть. Другие родятся, и так их много. Ежели бы ты жалел, что у тебя лишний работник пропал – как я смотрю на него, а то ты из любви же к нему его хочешь лечить. А ему этого не нужно. Да и потом,что за воображенье, что медицина кого нибудь и когда нибудь вылечивала! Убивать так! – сказал он, злобно нахмурившись и отвернувшись от Пьера. Князь Андрей высказывал свои мысли так ясно и отчетливо, что видно было, он не раз думал об этом, и он говорил охотно и быстро, как человек, долго не говоривший. Взгляд его оживлялся тем больше, чем безнадежнее были его суждения.
– Ах это ужасно, ужасно! – сказал Пьер. – Я не понимаю только – как можно жить с такими мыслями. На меня находили такие же минуты, это недавно было, в Москве и дорогой, но тогда я опускаюсь до такой степени, что я не живу, всё мне гадко… главное, я сам. Тогда я не ем, не умываюсь… ну, как же вы?…