Сивебек, Йон

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Йон Сивебек
Общая информация
Полное имя Йон Сивебек
Родился 25 октября 1961(1961-10-25) (60 лет)
Вайле, Дания
Гражданство Дания
Рост 180 см
Позиция крайний защитник
Информация о клубе
Клуб завершил карьеру игрока
Карьера
Клубная карьера*
1980—1985 Вайле 296 (41)
1986—1987 Манчестер Юнайтед 31 (1)
1987—1991 Сент-Этьен 129 (1)
1991—1992 Монако 23 (0)
1992—1994 Пескара 61 (2)
1994—1995 Вайле 28 (0)
1995—1997 Орхус 27 (0)
1980—1997 Всего за карьеру 595 (45)
Национальная сборная**
1980—1983  Дания (до 21) 13 (0)
1982—1992  Дания 87 (1)
Международные медали
Чемпионаты Европы
Бронза Франция 1984
Золото Швеция 1992

* Количество игр и голов за профессиональный клуб считается только для различных лиг национальных чемпионатов.

** Количество игр и голов за национальную сборную в официальных матчах.

Йон Си́вебек (дат. John Sivebæk; родился 25 октября 1961 года в Вайле) — датский футболист, защитник. Наиболее известен по выступлениям за датский клуб «Вейле», с которым он выиграл чемпионат Дании в 1984 году, а также за английский «Манчестер Юнайтед». Провёл 87 матчей за национальную сборную Дании, с которой выиграл чемпионат Европы 1992 года.

Его сын, Кристиан Сивебек, также стал профессиональным футболистом.





Биография

Сивебек начал футбольную карьеру в 1980 году в «Вейле», клубе своего родного города. В 1981 году он помог своей команде выиграть Кубок Дании. В мае 1982 года Йон дебютировал за национальную сборную Дании в товарищеском матче против сборной Швеции. Также он принял участие в чемпионате Европы 1984 года, сыграв в трёх из четырёх матчей сборной Дании на этом турнире.

В 1984 году он помог «Вейле» стать чемпионом Дании. В ноябре 1985 года он забил свой единственный гол за национальную сборную в матче отборочного турнира к чемпионату мира 1986 года против сборной Ирландии. Зимой 1985 года Сивебек перешёл в английский клуб «Манчестер Юнайтед», в котором уже выступал другой датчанин, Йеспер Ольсен. В ноябре 1986 года Сивебек забил свой первый и единственный гол за «Юнайтед», который также стал первым голом, забитым под руководством нового тренера клуба Алекса Фергюсона.[1] Летом 1986 года датчанин принял участие в чемпионате мира, сыграв в двух из четырёх матчей своей сборной.

В 1987 году Сивебек потерял место в основном составе «Манчестер Юнайтед»[1] и перешёл во французский клуб «Сент-Этьен». Он принял участие в чемпионате Европы 1988 года, на котором он сыграл в двух матчах. В 1991 году Сивебек перешёл в другой французский клуб, «Монако». В 1992 году состоялся очередной чемпионат Европы, на котором Дания стала чемпионом. В ноябре 1992 года он принял решение о завершении карьеры за сборную.

Отыграв лишь один сезон в «Монако», Сивебек перешёл в итальянский клуб «Пескара» в 1992 году. В 1994 году он вернулся на родину, где выступал сначала за свой прежний клуб «Вейле», а затем за «Орхус». В 1997 году Йон завершил карьеру игрока, став футбольным агентом. Одним из талантов, обнаруженных им, стал Томас Гравесен.[1]

Достижения

Напишите отзыв о статье "Сивебек, Йон"

Примечания

  1. 1 2 3 Paul Fletcher. [news.bbc.co.uk/sport2/hi/football/teams/m/man_utd/6116652.stm The man who set Fergie on his way] (англ.). BBC Sport (04.11.2006). [www.webcitation.org/66qKvmKTZ Архивировано из первоисточника 11 апреля 2012].

Ссылки

  • [www.dbu.dk/landshold/landsholdsdatabasen/LBasePlayerInfo.aspx?playerid=3826 Профиль выступлений за национальную сборную]  (датск.)
  • [www.national-football-teams.com/v2/player.php?id=14377 Статистика на сайте National Football Teams(англ.) на сайте National Football Teams  (англ.)
  • [a.s.monaco.free.fr/joueurs/sivebaek/fiche.php Статистика выступлений за «Монако»]  (фр.)


Отрывок, характеризующий Сивебек, Йон

– Ведь сказал, что не отдам, – отвечал Денисов.
– Вы будете отвечать, ротмистр, это буйство, – у своих транспорты отбивать! Наши два дня не ели.
– А мои две недели не ели, – отвечал Денисов.
– Это разбой, ответите, милостивый государь! – возвышая голос, повторил пехотный офицер.
– Да вы что ко мне пристали? А? – крикнул Денисов, вдруг разгорячась, – отвечать буду я, а не вы, а вы тут не жужжите, пока целы. Марш! – крикнул он на офицеров.
– Хорошо же! – не робея и не отъезжая, кричал маленький офицер, – разбойничать, так я вам…
– К чог'ту марш скорым шагом, пока цел. – И Денисов повернул лошадь к офицеру.
– Хорошо, хорошо, – проговорил офицер с угрозой, и, повернув лошадь, поехал прочь рысью, трясясь на седле.
– Собака на забог'е, живая собака на забог'е, – сказал Денисов ему вслед – высшую насмешку кавалериста над верховым пехотным, и, подъехав к Ростову, расхохотался.
– Отбил у пехоты, отбил силой транспорт! – сказал он. – Что ж, не с голоду же издыхать людям?
Повозки, которые подъехали к гусарам были назначены в пехотный полк, но, известившись через Лаврушку, что этот транспорт идет один, Денисов с гусарами силой отбил его. Солдатам раздали сухарей в волю, поделились даже с другими эскадронами.
На другой день, полковой командир позвал к себе Денисова и сказал ему, закрыв раскрытыми пальцами глаза: «Я на это смотрю вот так, я ничего не знаю и дела не начну; но советую съездить в штаб и там, в провиантском ведомстве уладить это дело, и, если возможно, расписаться, что получили столько то провианту; в противном случае, требованье записано на пехотный полк: дело поднимется и может кончиться дурно».
Денисов прямо от полкового командира поехал в штаб, с искренним желанием исполнить его совет. Вечером он возвратился в свою землянку в таком положении, в котором Ростов еще никогда не видал своего друга. Денисов не мог говорить и задыхался. Когда Ростов спрашивал его, что с ним, он только хриплым и слабым голосом произносил непонятные ругательства и угрозы…
Испуганный положением Денисова, Ростов предлагал ему раздеться, выпить воды и послал за лекарем.
– Меня за г'азбой судить – ох! Дай еще воды – пускай судят, а буду, всегда буду подлецов бить, и госудаг'ю скажу. Льду дайте, – приговаривал он.
Пришедший полковой лекарь сказал, что необходимо пустить кровь. Глубокая тарелка черной крови вышла из мохнатой руки Денисова, и тогда только он был в состоянии рассказать все, что с ним было.
– Приезжаю, – рассказывал Денисов. – «Ну, где у вас тут начальник?» Показали. Подождать не угодно ли. «У меня служба, я зa 30 верст приехал, мне ждать некогда, доложи». Хорошо, выходит этот обер вор: тоже вздумал учить меня: Это разбой! – «Разбой, говорю, не тот делает, кто берет провиант, чтоб кормить своих солдат, а тот кто берет его, чтоб класть в карман!» Так не угодно ли молчать. «Хорошо». Распишитесь, говорит, у комиссионера, а дело ваше передастся по команде. Прихожу к комиссионеру. Вхожу – за столом… Кто же?! Нет, ты подумай!…Кто же нас голодом морит, – закричал Денисов, ударяя кулаком больной руки по столу, так крепко, что стол чуть не упал и стаканы поскакали на нем, – Телянин!! «Как, ты нас с голоду моришь?!» Раз, раз по морде, ловко так пришлось… «А… распротакой сякой и… начал катать. Зато натешился, могу сказать, – кричал Денисов, радостно и злобно из под черных усов оскаливая свои белые зубы. – Я бы убил его, кабы не отняли.
– Да что ж ты кричишь, успокойся, – говорил Ростов: – вот опять кровь пошла. Постой же, перебинтовать надо. Денисова перебинтовали и уложили спать. На другой день он проснулся веселый и спокойный. Но в полдень адъютант полка с серьезным и печальным лицом пришел в общую землянку Денисова и Ростова и с прискорбием показал форменную бумагу к майору Денисову от полкового командира, в которой делались запросы о вчерашнем происшествии. Адъютант сообщил, что дело должно принять весьма дурной оборот, что назначена военно судная комиссия и что при настоящей строгости касательно мародерства и своевольства войск, в счастливом случае, дело может кончиться разжалованьем.
Дело представлялось со стороны обиженных в таком виде, что, после отбития транспорта, майор Денисов, без всякого вызова, в пьяном виде явился к обер провиантмейстеру, назвал его вором, угрожал побоями и когда был выведен вон, то бросился в канцелярию, избил двух чиновников и одному вывихнул руку.
Денисов, на новые вопросы Ростова, смеясь сказал, что, кажется, тут точно другой какой то подвернулся, но что всё это вздор, пустяки, что он и не думает бояться никаких судов, и что ежели эти подлецы осмелятся задрать его, он им ответит так, что они будут помнить.
Денисов говорил пренебрежительно о всем этом деле; но Ростов знал его слишком хорошо, чтобы не заметить, что он в душе (скрывая это от других) боялся суда и мучился этим делом, которое, очевидно, должно было иметь дурные последствия. Каждый день стали приходить бумаги запросы, требования к суду, и первого мая предписано было Денисову сдать старшему по себе эскадрон и явиться в штаб девизии для объяснений по делу о буйстве в провиантской комиссии. Накануне этого дня Платов делал рекогносцировку неприятеля с двумя казачьими полками и двумя эскадронами гусар. Денисов, как всегда, выехал вперед цепи, щеголяя своей храбростью. Одна из пуль, пущенных французскими стрелками, попала ему в мякоть верхней части ноги. Может быть, в другое время Денисов с такой легкой раной не уехал бы от полка, но теперь он воспользовался этим случаем, отказался от явки в дивизию и уехал в госпиталь.