Симфонические этюды

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Симфонические этюды (фр. XII Études Symphoniques) Op. 13 — произведение Роберта Шумана для фортепиано соло, посвящённое Уильяму Стерндейлу Беннету. Работа Шумана над произведением началась в 1834 году, первая публикация состоялась в 1837 году.

Изначально Шуман воспользовался темой барона Фрикена, музыканта-любителя и опекуна его кратковременной невесты Эрнестины фон Фрикен (она основана на нисходящем ходе по до-диез-минорному трезвучию), и сочинил 16 вариаций на неё, прибавив в качестве финала вариацию на другую тему, взятую из оперы Генриха Маршнера «Храмовник и еврейка»[1]. В публикацию 1837 года вошли, однако, только 11 вариаций из 16-ти. На разных стадиях работы над произведением Шуман рассматривал и другие варианты композиции.

В 1852 году Шуман подготовил второе издание Этюдов, дав им новое название: «Этюды в форме вариаций» (фр. Études en forme de variations); помимо ряда поправок, этюды № 3 и 9 были из второй редакции исключены.

Однако Иоганнес Брамс при подготовке переиздания Этюдов в 1891 году восстановил пять этюдов, исключённых Шуманом. В дальнейших переизданиях зачастую пять «дополнительных», «посмертных» этюдов помещают после основных, при исполнении же пианист может вставлять их между любыми из 12 «основных».





Музыкальная характеристика

В своём письме фон Фрикену Шуман писал о своём замысле: «Свои вариации я хочу назвать „патетическими“, однако „патетическое“, если оно там содержится, я пытался преломить сквозь разные цвета… Мне хочется постепенно развить из похоронного марша величавое победное шествие и, кроме того, внести в сочинение некоторый драматический интерес»[2].

Романтический принцип, направляющий развитие в «Симфонических этюдах», обусловил возможность трансформации начальной трагически-траурной темы в празднично-карнавальное звучание финала.

Каждый из 12 этюдов предстает в новом освещении. Из основной темы возникают разные тематические варианты. Лирические, токкатные, скерцозные, маршевые вариации сменяют друг друга. Образная самостоятельность каждой вариации, превращение её в законченное миниатюрное сочинение принципиально сближает «Симфонические этюды» с шумановскими циклическими композициями.

Исполнения

Уильям Стерндейл Беннет, которому Шуман посвятил своё сочинение, много и с успехом играл его в Англии. Сам Шуман, однако, не был уверен в Этюдах и не рекомендовал своей жене Кларе исполнять их (в письме от 17 марта 1838 года: «Ты хорошо сделала, что не играла мои Этюды, они не подходят для публики, и было бы нехорошо, если бы я стал потом жаловаться, будто она — публика — не поняла; ведь они и не рассчитаны на такой успех и исполняются лишь ради себя самих»).

В дальнейшем среди исполнителей Симфонических этюдов были многие видные пианисты, их записи оставили Вальтер Гизекинг, Артур Рубинштейн, Владимир Софроницкий, Эмиль Гилельс, Михаил Плетнёв. Два этюда были оркестрованы П. И. Чайковским, эту версию записала Марта Аргерих с Гевандхаус-оркестром под управлением Рикардо Шайи.

Напишите отзыв о статье "Симфонические этюды"

Примечания

  1. Впрочем, происхождение шумановских тем из Фрикена и Маршнера оспаривается: см. [www.rostcons.ru/festivals_r/muscont2006_thesis_20.htm Цивинская Н. П. О неисследованных ракурсах «Симфонических этюдов»]
  2. Д. Житомирский. Роберт Шуман. — М.: Музыка, 1964. — С. 297.

Ссылки

  
Произведения Роберта Шумана
Для фортепиано Концерты Вокальные и хоровые произведения Камерная музыка Симфоническая музыка

Вариации на тему «Abegg», ор. 1
«Бабочки», ор. 2
Танцы давидсбюндлеров, ор. 6
«Карнавал», ор. 9
Соната № 1 фа-диез минор, ор. 11
Фантастические пьесы, ор. 12
Симфонические этюды, ор. 13
Соната № 3 фа минор, ор. 14
Детские сцены, ор. 15
Крейслериана, ор. 16
Фантазия до мажор, ор. 17
Арабеска, ор. 18
Blumenstück, ор. 19
Юмореска, ор. 20
Новеллетты, ор. 21
Соната № 2 соль минор, ор. 22
Ночные пьесы, ор. 23
Венский карнавал, ор. 26
Альбом для юношества, ор. 68
Лесные сцены, op. 82
Утренние песни, op. 133

Концерт для фортепиано с оркестром ля минор, ор. 54
Концертштюк для четырёх валторн и оркестра фа мажор, op. 86
Интродукция и аллегро аппассионато для фортепиано с оркестром соль мажор, op. 92
Концерт для виолончели с оркестром ля минор, op. 129
Фантазия для скрипки с оркестром до мажор, op. 131
Концертное аллегро с интродукцией для фортепиано с оркестром ре минор, op. 134
Концерт для скрипки с оркестром ре минор

«Круг песен» (9 песен на слова Гейне), ор. 24
«Мирты» (26 песен на стихи различных поэтов), ор. 25
«Круг песен» (20 песен на слова Эйхендорфа), ор. 39
«Любовь и жизнь женщины» (8 песен на слова А. фон Шамиссо), ор. 42
«Любовь поэта» (16 песен на слова Гейне), ор. 48


Опера «Геновева», ор. 81
Оратория «Странствие Розы», ор. 112

Три струнных квартета, oр. 41
Фортепианный квинтет ми-бемоль мажор, op. 44
Фортепианный квартет ми-бемоль мажор, op. 47
Фортепианное трио № 1 ре минор, oр. 63
Фортепианное трио № 2 фа мажор, oр. 80
Фортепианное трио № 3 соль минор, oр. 110
Соната для скрипки и фортепиано № 1 ля минор, ор. 105
Соната для скрипки и фортепиано № 2 ре минор, ор. 121
Соната F-A-E (в соавторстве с Брамсом и Дитрихом)

Симфония № 1 си-бемоль мажор «Весенняя», ор. 38
Симфония № 2 до мажор, ор. 61
Симфония № 3 ми-бемоль мажор «Рейнская», ор. 97
Симфония № 4 ре минор, ор. 120

Полный список произведений

Отрывок, характеризующий Симфонические этюды

– Гм… гм… – мычал Пьер, морщась, не глядя на нее и не шевелясь ни одним членом.
– И почему вы могли поверить, что он мой любовник?… Почему? Потому что я люблю его общество? Ежели бы вы были умнее и приятнее, то я бы предпочитала ваше.
– Не говорите со мной… умоляю, – хрипло прошептал Пьер.
– Отчего мне не говорить! Я могу говорить и смело скажу, что редкая та жена, которая с таким мужем, как вы, не взяла бы себе любовников (des аmants), а я этого не сделала, – сказала она. Пьер хотел что то сказать, взглянул на нее странными глазами, которых выражения она не поняла, и опять лег. Он физически страдал в эту минуту: грудь его стесняло, и он не мог дышать. Он знал, что ему надо что то сделать, чтобы прекратить это страдание, но то, что он хотел сделать, было слишком страшно.
– Нам лучше расстаться, – проговорил он прерывисто.
– Расстаться, извольте, только ежели вы дадите мне состояние, – сказала Элен… Расстаться, вот чем испугали!
Пьер вскочил с дивана и шатаясь бросился к ней.
– Я тебя убью! – закричал он, и схватив со стола мраморную доску, с неизвестной еще ему силой, сделал шаг к ней и замахнулся на нее.
Лицо Элен сделалось страшно: она взвизгнула и отскочила от него. Порода отца сказалась в нем. Пьер почувствовал увлечение и прелесть бешенства. Он бросил доску, разбил ее и, с раскрытыми руками подступая к Элен, закричал: «Вон!!» таким страшным голосом, что во всем доме с ужасом услыхали этот крик. Бог знает, что бы сделал Пьер в эту минуту, ежели бы
Элен не выбежала из комнаты.

Через неделю Пьер выдал жене доверенность на управление всеми великорусскими имениями, что составляло большую половину его состояния, и один уехал в Петербург.


Прошло два месяца после получения известий в Лысых Горах об Аустерлицком сражении и о погибели князя Андрея, и несмотря на все письма через посольство и на все розыски, тело его не было найдено, и его не было в числе пленных. Хуже всего для его родных было то, что оставалась всё таки надежда на то, что он был поднят жителями на поле сражения, и может быть лежал выздоравливающий или умирающий где нибудь один, среди чужих, и не в силах дать о себе вести. В газетах, из которых впервые узнал старый князь об Аустерлицком поражении, было написано, как и всегда, весьма кратко и неопределенно, о том, что русские после блестящих баталий должны были отретироваться и ретираду произвели в совершенном порядке. Старый князь понял из этого официального известия, что наши были разбиты. Через неделю после газеты, принесшей известие об Аустерлицкой битве, пришло письмо Кутузова, который извещал князя об участи, постигшей его сына.
«Ваш сын, в моих глазах, писал Кутузов, с знаменем в руках, впереди полка, пал героем, достойным своего отца и своего отечества. К общему сожалению моему и всей армии, до сих пор неизвестно – жив ли он, или нет. Себя и вас надеждой льщу, что сын ваш жив, ибо в противном случае в числе найденных на поле сражения офицеров, о коих список мне подан через парламентеров, и он бы поименован был».
Получив это известие поздно вечером, когда он был один в. своем кабинете, старый князь, как и обыкновенно, на другой день пошел на свою утреннюю прогулку; но был молчалив с приказчиком, садовником и архитектором и, хотя и был гневен на вид, ничего никому не сказал.
Когда, в обычное время, княжна Марья вошла к нему, он стоял за станком и точил, но, как обыкновенно, не оглянулся на нее.