Симфонический концерт для фортепиано с оркестром (Фуртвенглер)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Симфонический концерт для фортепиано с оркестром (нем. Sinfonisches Konzert für Klavier und Orchester) си минор — сочинение Вильгельма Фуртвенглера для фортепиано и симфонического оркестра. Примерная продолжительность звучания — 1 час.

Работа над концертом была завершена Фуртвенглером в 1936 году во время его пребывания в Египте[1], заняв более 10 лет. В октябре того же года в Мюнхене состоялась премьера, Эдвин Фишер исполнил концерт в сопровождении Берлинского филармонического оркестра под управлением автора. В январе 1939 года исполнение концерта этим же составом было записано; запись сохранилась, и по ней может быть реконструирована первая редакция произведения.

Концерт был встречен смешанными отзывами публики и специалистов, и Фуртвенглер неоднократно возвращался к партитуре, заметно её переработав к первому изданию, осуществлённому в 1954 году. В том же году должна была состояться и премьера итоговой редакции в исполнении Эрика Тен-Берга, однако этому помешала смерть автора; Тен-Берг впервые исполнил эту редакцию 25 января 1958 г. в Берлине на концерте памяти Фуртвенглера (дирижировал Артур Ротер). При жизни Фуртвенглера его концерт (в сокращении) исполняла также его внебрачная дочь Дагмар Белла; в дальнейшем монументальное сочинение Фуртвенглера играли или записывали Пауль Бадура-Шкода, Герхард Опиц, Даниэль Баренбойм, Андраш Шифф и другие. Переиздание концерта в составе собрания сочинений Фуртвенглера подготовил в 2004 г. Георг Александр Альбрехт.

В музыке концерта, особенно в трактовке партии солиста, французский музыковед Брюно д’Эдьер отмечает влияние фортепианных концертов Иоганнеса Брамса, Макса Регера и Ганса Пфицнера, указывая на массивную архитектонику формы, симфоническую трактовку инструмента, интеллектуализм стилистики[1]. В то же время критика сетовала на порабощённость композитора концептами величия замысла и грандиозности его реализации, укоренёнными в музыкальной и интеллектуальной культуре конца XIX века и никуда уже не ведущими в середине XX-го[2].



Состав

1. Schwer 2. Adagio Solemne 3. Allegro — Allegretto Moderato

Напишите отзыв о статье "Симфонический концерт для фортепиано с оркестром (Фуртвенглер)"

Примечания

  1. 1 2 [www.naxos.com/mainsite/blurbs_reviews.asp?item_code=8.223333&catNum=223333&filetype=About+this+Recording&language=English Bruno d’Heudieres. Liner notes] // Wilhelm Furtwängler. Symphonic Concerto in B Minor for Piano and Orchestra (1954 version). — Naxos, 8.223333.  (англ.)
  2. [www.gramophone.co.uk/review/furtw%C3%A4ngler-symphonic-concerto Рец. на: Wilhelm Furtwängler. Symphonic Concerto / David Lively (pf), Alfred Walter (conductor), Slovak State Philharmonic Orchestra, Kosice] // Gramophone, vol. 69 (1991), p. 66.  (англ.)

Отрывок, характеризующий Симфонический концерт для фортепиано с оркестром (Фуртвенглер)

Слово angine повторялось с большим удовольствием.
– Le vieux comte est touchant a ce qu'on dit. Il a pleure comme un enfant quand le medecin lui a dit que le cas etait dangereux. [Старый граф очень трогателен, говорят. Он заплакал, как дитя, когда доктор сказал, что случай опасный.]
– Oh, ce serait une perte terrible. C'est une femme ravissante. [О, это была бы большая потеря. Такая прелестная женщина.]
– Vous parlez de la pauvre comtesse, – сказала, подходя, Анна Павловна. – J'ai envoye savoir de ses nouvelles. On m'a dit qu'elle allait un peu mieux. Oh, sans doute, c'est la plus charmante femme du monde, – сказала Анна Павловна с улыбкой над своей восторженностью. – Nous appartenons a des camps differents, mais cela ne m'empeche pas de l'estimer, comme elle le merite. Elle est bien malheureuse, [Вы говорите про бедную графиню… Я посылала узнавать о ее здоровье. Мне сказали, что ей немного лучше. О, без сомнения, это прелестнейшая женщина в мире. Мы принадлежим к различным лагерям, но это не мешает мне уважать ее по ее заслугам. Она так несчастна.] – прибавила Анна Павловна.
Полагая, что этими словами Анна Павловна слегка приподнимала завесу тайны над болезнью графини, один неосторожный молодой человек позволил себе выразить удивление в том, что не призваны известные врачи, а лечит графиню шарлатан, который может дать опасные средства.
– Vos informations peuvent etre meilleures que les miennes, – вдруг ядовито напустилась Анна Павловна на неопытного молодого человека. – Mais je sais de bonne source que ce medecin est un homme tres savant et tres habile. C'est le medecin intime de la Reine d'Espagne. [Ваши известия могут быть вернее моих… но я из хороших источников знаю, что этот доктор очень ученый и искусный человек. Это лейб медик королевы испанской.] – И таким образом уничтожив молодого человека, Анна Павловна обратилась к Билибину, который в другом кружке, подобрав кожу и, видимо, сбираясь распустить ее, чтобы сказать un mot, говорил об австрийцах.
– Je trouve que c'est charmant! [Я нахожу, что это прелестно!] – говорил он про дипломатическую бумагу, при которой отосланы были в Вену австрийские знамена, взятые Витгенштейном, le heros de Petropol [героем Петрополя] (как его называли в Петербурге).
– Как, как это? – обратилась к нему Анна Павловна, возбуждая молчание для услышания mot, которое она уже знала.
И Билибин повторил следующие подлинные слова дипломатической депеши, им составленной:
– L'Empereur renvoie les drapeaux Autrichiens, – сказал Билибин, – drapeaux amis et egares qu'il a trouve hors de la route, [Император отсылает австрийские знамена, дружеские и заблудшиеся знамена, которые он нашел вне настоящей дороги.] – докончил Билибин, распуская кожу.