Синий двухпенсовик

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Синий двухпенсовик
англ. Two pence blue, или 2d blue

 (Скотт #2)
Тип марки (марок)

стандартная

Страна выпуска

Великобритания

Место выпуска

Лондон

Издатель

Perkins, Bacon & Co.

Художник

Henry Cole

Гравёр

Charles and Fredrick Heath

Способ печати

металлография

Дата выпуска

май 1840

Номинал

2 пенса

Зубцовка

беззубцовая

Причина редкости

малый тираж

Оценка (Скотт)

гашёная: $85—650;
негашёная: $2750—13 000 (2007)

Оценка (Гиббонс)

£650—22 000

Оценка

негашёная пара: £54 050
(Сотбис, 2009)[1]

«Си́ний двухпе́нсовик» (англ. Two penny blue, или 2d blue) — филателистическое название второй в мире стандартной почтовой марки, выпущенной в Великобритании в мае 1840 года вместе с «Чёрным пенни».





История

Марка номиналом в два пенса была отпечатана в Лондоне в начале мая 1840 года с двух печатных плит (пластин).[2] Она была похожа на «Чёрный пенни», первую марку с тем же рисунком — профилем королевы Виктории[3], но в другом цвете и достоинством в один пенни. Предполагается, что обе марки могли быть напечатаны одновременно. Однако, наиболее ранняя дата на почтовом штемпеле, которым был погашен двухпенсовик, относится к 8 мая 1840 года, то есть через два дня после официального выхода в обращение однопенсовой марки. По другим сведениям[2], якобы известны письма, посланные 2 мая, на которых были наклеены марка чёрного цвета стоимостью 1 пенни («Чёрный пенни») и синего — 2 пенса.

В 1841 году цвет марок была пересмотрен: однопенсовая марка стала красно-коричневой («Красный пенни»), а двупенсовая отпечатана в новом синем цвете. В результате работники почты, трудившиеся при достаточно слабом освещении, могли легче различать между собой двухпенсовую марку и «Чёрный пенни» с тем же рисунком. При этом, чтобы отличить новые марки от первого выпуска, было решено добавить горизонтальные линии наверху и внизу рисунка.

В 1858 году была эмитирована похожая марка, но с буквами по четырём углам, в отличие от первоначального варианта, имевшего буквы только в двух нижних углах. Кроме того, для этих марок использовались разные водяные знаки. Первый выпуск имел водяной знак «корона», позже были использованы водяные знаки «розы», «якоря» или «звёзды».

Филателистическая ценность

По сравнению с «Чёрным пенни», «Синий двухпенсовик» встречается значительно реже и стоит дороже, поскольку тиражи «Чёрного пенни» из-за массовой рассылки обычных писем были намного больше[4].

Блок из 48 (12 × 4) «Синих двухпенсовиков» 1840 года выпуска, почти столетие считавшийся утерянным, в 1998 году пошёл с молотка за 4,5 млн долларов.

Пара марок с правым полем на торгах Сотбис, проводившихся в благотворительных целях, ушла 6 марта 2009 года за £54 050[1]. В мае 2014 года на Лондонском аукционе Спинк квартблок двухпенсовиков продан за 96 000 фунтов стерлингов[5].

Разрезанные марки

В 1841 году несколько двухпенсовых синих марок были разрезаны одной английской нотариальной конторой для того, чтобы использовать каждую половинку в качестве самостоятельного знака почтовой оплаты номиналом в один пенни. Это были первые в истории разрезанные марки, которые стали впоследствии коллекционными уникумами. Они были обнаружены филателистами в 1936 году на конвертах, франкированных половинками синих двухпенсовиков.

По имеющимся сведениям, во всем мире существуют всего три таких разрезанных марки на вырезках и две на целых конвертах, которые использовались стряпчими для пересылки корреспонденции между нотариальными конторами в Линкольне, Беверли (англ. Beverley) и Булле[6].

См. также

Напишите отзыв о статье "Синий двухпенсовик"

Примечания

  1. 1 2 Hodge Katie. [www.pressandjournal.co.uk/Article.aspx/1110585?UserKey= ‘Perfect’ penny black sold at auction to benefit charities] (англ.). The Press and Journal. Aberdeen Journals Ltd (7 March 2009). Проверено 14 марта 2009. [www.webcitation.org/65k0v1aOl Архивировано из первоисточника 26 февраля 2012].
  2. 1 2 Великобритания (Соединённое Королевство Великобритании и Северной Ирландии) // [www.fmus.ru/article02/eu08.html Филателистическая география. Европейские зарубежные страны] / Н. И. Владинец. — М.: Радио и связь, 1981. — 160 с.  (Проверено 20 ноября 2010)
  3. Давыдов П. Г. [mirmarok.ru/prim/view_article/554/ Виктория Ганноверская]. Знаменитые люди: Персоналии почты и филателии. Смоленск: Мир м@рок; Союз филателистов России (25 октября 2009). Проверено 15 февраля 2011. [www.webcitation.org/65QfOptIU Архивировано из первоисточника 13 февраля 2012].
  4. Стрыгин А. [collection.ng.ru/philately/2000-06-07/5_1stmarkannivers.html К 160-летию первой марки мира. Как закладывались основы филателии] // НГ — Коллекция. — 2000. — № 5 (44). — 7 июня.  (Проверено 20 октября 2009)
  5. [stamp-up.ru/kvartblok-velikobritanii-sinij-dvuxpensovik-spink/ Квартблок Великобритании 1840 г. (Синий двухпенсовик)]. — Stamp-up.ru (3 июня 2014)
  6. Из электронной книги [mirmarok.ru/book/gl11_211.htm «Мир филателии»] В. А. Новосёлова.

Литература

  • Гаков В. [web.archive.org/web/20070630085623/www.kommersant.ru/k-money-old/story.asp?m_id=18219 Прилипалы с родословной] // Коммерсантъ Деньги. — 2002. — № 46 (401). — 26 ноября.

Ссылки

  • [mirmarok.ru/prim/view_article/264/ «Разрезанные марки»] — глава из электронной книги [mirmarok.ru/prim/view_article/298/ «Мир филателии»] [filatelist.narod.ru/ В. А. Новосёлова (Смоленск)] на сайте Союза филателистов России [mirmarok.ru/ «Мир м@рок»]
  • Горлов Борис (X-TEAM.Ru). [www.sobirau.ru/articles.html?section=7&article=120 Редкие марки. Часть 1]. Статьи. Филателия. Earticle.ru. Интернет библиотека статей. Проверено 22 октября 2009. [www.webcitation.org/65k0vrBYL Архивировано из первоисточника 26 февраля 2012].
  • [www.junior-philatelists.com/Stamp_Nick_Names.shtml Two Pence Blue] (англ.). Nicknames of Famous Stamps. Junior Philatelists; Gayland Bird. Проверено 29 октября 2009. [www.webcitation.org/655SNHsDc Архивировано из первоисточника 31 января 2012].

Отрывок, характеризующий Синий двухпенсовик

Николай вдруг почувствовал желание и необходимость рассказать все свои задушевные мысли (такие, которые и не рассказал бы матери, сестре, другу) этой почти чужой женщине. Николаю потом, когда он вспоминал об этом порыве ничем не вызванной, необъяснимой откровенности, которая имела, однако, для него очень важные последствия, казалось (как это и кажется всегда людям), что так, глупый стих нашел; а между тем этот порыв откровенности, вместе с другими мелкими событиями, имел для него и для всей семьи огромные последствия.
– Вот что, ma tante. Maman меня давно женить хочет на богатой, но мне мысль одна эта противна, жениться из за денег.
– О да, понимаю, – сказала губернаторша.
– Но княжна Болконская, это другое дело; во первых, я вам правду скажу, она мне очень нравится, она по сердцу мне, и потом, после того как я ее встретил в таком положении, так странно, мне часто в голову приходило что это судьба. Особенно подумайте: maman давно об этом думала, но прежде мне ее не случалось встречать, как то все так случалось: не встречались. И во время, когда Наташа была невестой ее брата, ведь тогда мне бы нельзя было думать жениться на ней. Надо же, чтобы я ее встретил именно тогда, когда Наташина свадьба расстроилась, ну и потом всё… Да, вот что. Я никому не говорил этого и не скажу. А вам только.
Губернаторша пожала его благодарно за локоть.
– Вы знаете Софи, кузину? Я люблю ее, я обещал жениться и женюсь на ней… Поэтому вы видите, что про это не может быть и речи, – нескладно и краснея говорил Николай.
– Mon cher, mon cher, как же ты судишь? Да ведь у Софи ничего нет, а ты сам говорил, что дела твоего папа очень плохи. А твоя maman? Это убьет ее, раз. Потом Софи, ежели она девушка с сердцем, какая жизнь для нее будет? Мать в отчаянии, дела расстроены… Нет, mon cher, ты и Софи должны понять это.
Николай молчал. Ему приятно было слышать эти выводы.
– Все таки, ma tante, этого не может быть, – со вздохом сказал он, помолчав немного. – Да пойдет ли еще за меня княжна? и опять, она теперь в трауре. Разве можно об этом думать?
– Да разве ты думаешь, что я тебя сейчас и женю. Il y a maniere et maniere, [На все есть манера.] – сказала губернаторша.
– Какая вы сваха, ma tante… – сказал Nicolas, целуя ее пухлую ручку.


Приехав в Москву после своей встречи с Ростовым, княжна Марья нашла там своего племянника с гувернером и письмо от князя Андрея, который предписывал им их маршрут в Воронеж, к тетушке Мальвинцевой. Заботы о переезде, беспокойство о брате, устройство жизни в новом доме, новые лица, воспитание племянника – все это заглушило в душе княжны Марьи то чувство как будто искушения, которое мучило ее во время болезни и после кончины ее отца и в особенности после встречи с Ростовым. Она была печальна. Впечатление потери отца, соединявшееся в ее душе с погибелью России, теперь, после месяца, прошедшего с тех пор в условиях покойной жизни, все сильнее и сильнее чувствовалось ей. Она была тревожна: мысль об опасностях, которым подвергался ее брат – единственный близкий человек, оставшийся у нее, мучила ее беспрестанно. Она была озабочена воспитанием племянника, для которого она чувствовала себя постоянно неспособной; но в глубине души ее было согласие с самой собою, вытекавшее из сознания того, что она задавила в себе поднявшиеся было, связанные с появлением Ростова, личные мечтания и надежды.
Когда на другой день после своего вечера губернаторша приехала к Мальвинцевой и, переговорив с теткой о своих планах (сделав оговорку о том, что, хотя при теперешних обстоятельствах нельзя и думать о формальном сватовстве, все таки можно свести молодых людей, дать им узнать друг друга), и когда, получив одобрение тетки, губернаторша при княжне Марье заговорила о Ростове, хваля его и рассказывая, как он покраснел при упоминании о княжне, – княжна Марья испытала не радостное, но болезненное чувство: внутреннее согласие ее не существовало более, и опять поднялись желания, сомнения, упреки и надежды.
В те два дня, которые прошли со времени этого известия и до посещения Ростова, княжна Марья не переставая думала о том, как ей должно держать себя в отношении Ростова. То она решала, что она не выйдет в гостиную, когда он приедет к тетке, что ей, в ее глубоком трауре, неприлично принимать гостей; то она думала, что это будет грубо после того, что он сделал для нее; то ей приходило в голову, что ее тетка и губернаторша имеют какие то виды на нее и Ростова (их взгляды и слова иногда, казалось, подтверждали это предположение); то она говорила себе, что только она с своей порочностью могла думать это про них: не могли они не помнить, что в ее положении, когда еще она не сняла плерезы, такое сватовство было бы оскорбительно и ей, и памяти ее отца. Предполагая, что она выйдет к нему, княжна Марья придумывала те слова, которые он скажет ей и которые она скажет ему; и то слова эти казались ей незаслуженно холодными, то имеющими слишком большое значение. Больше же всего она при свидании с ним боялась за смущение, которое, она чувствовала, должно было овладеть ею и выдать ее, как скоро она его увидит.
Но когда, в воскресенье после обедни, лакей доложил в гостиной, что приехал граф Ростов, княжна не выказала смущения; только легкий румянец выступил ей на щеки, и глаза осветились новым, лучистым светом.
– Вы его видели, тетушка? – сказала княжна Марья спокойным голосом, сама не зная, как это она могла быть так наружно спокойна и естественна.
Когда Ростов вошел в комнату, княжна опустила на мгновенье голову, как бы предоставляя время гостю поздороваться с теткой, и потом, в самое то время, как Николай обратился к ней, она подняла голову и блестящими глазами встретила его взгляд. Полным достоинства и грации движением она с радостной улыбкой приподнялась, протянула ему свою тонкую, нежную руку и заговорила голосом, в котором в первый раз звучали новые, женские грудные звуки. M lle Bourienne, бывшая в гостиной, с недоумевающим удивлением смотрела на княжну Марью. Самая искусная кокетка, она сама не могла бы лучше маневрировать при встрече с человеком, которому надо было понравиться.
«Или ей черное так к лицу, или действительно она так похорошела, и я не заметила. И главное – этот такт и грация!» – думала m lle Bourienne.