Система проверки правописания

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Систе́ма прове́рки правописа́ния (также спелл-че́кер[1] от англ. spell checker) — компьютерная программа, осуществляющая проверку заданного текста на наличие в нём орфографических ошибок. Найденные ошибки или опечатки отмечаются специальным образом — обычно для этого используется подчёркивание. В некоторых случаях пользователю помимо указания на места возможных ошибок предоставляется возможность выбрать один из правильных вариантов написания. Может быть также выведен комментарий, объясняющий, каким образом следует поправить текст.

Проверка правописания может быть встроена как отдельная функция в некую программную систему, например, текстовый редактор, почтовый клиент, электронный словарь или поисковую систему. Она может быть выполнена также в виде самостоятельной программы. В этом случае она обычно обладает возможностью интеграции с другими приложениями. Такими возможностями, например, обладает GNU Aspell для Unix-подобных операционных систем, а также кроссплатформенная Hunspell.



История

Первые системы проверки правописания стали доступны в мейнфреймах в конце 1970 годов. Группа из шести лингвистов Джорджтаунского университета разработала первую подобную систему для компании IBM. На персональных компьютерах CP/M и TRS-80 система появилась в 1980 году, затем в 1981-м появились первые пакеты для IBM PC. Такие разработчики, как Maria Mariani, Soft-Art, Microlytics, Proximity, Circle Noetics и Reference Software, быстро выпустили OEM-пакеты или конечные продукты на быстроразвивающийся рынок, в первую очередь для персональных компьютеров, хотя были предложения и для Apple Macintosh, VAX и Unix. На персональных компьютерах эти системы проверки были автономными программами, многие из которых могли выполняться в режиме TSR изнутри пакетов работы с текстом (на компьютерах с большой памятью).

Однако рынок автономных пакетов просуществовал недолго, поскольку разработчики популярных программ работы с текстом (таких как WordStar и WordPerfect) в середине 1980-х включили системы проверки правописания в свои пакеты, главным образом лицензируемые от вышеупомянутых компаний, которые быстро развернули поддержку европейских и позже азиатских языков. Но это всё больше усложняло разработку проверки правописания, особенно относительно агглютинативных языков, таких как венгерский или финский. Хотя рынок программ по работе с текстом в таких странах, как Исландия, возможно, не окупал инвестиции, компании наподобие WordPerfect, тем не менее, стремились вывести свои продукты на новые рынки.

Проверка правописания переместилась из текстовых процессоров в веб-браузеры, например в Firefox 2.0, Google Chrome, Konqueror, Opera; почтовый клиент Kmail и клиент системы мгновенных сообщений Pidgin предлагают поддержку проверки правописания, используя GNU Aspell в качестве их механизма. Mac OS X проверяет орфографию фактически во всех приложениях.

См. также

Напишите отзыв о статье "Система проверки правописания"

Примечания

  1. Русский орфографический словарь: ок. 200 000 слов / РАН. Ин-т рус. яз. им. В. В. Виноградова / Под ред. В. В. Лопатина, О. Е. Ивановой. — Изд. 4-е, испр. и доп. — М.: АСТ-Пресс Книга, 2012. — С. 709. — (Фундаментал. словари рус. яз.). — ISBN 978-5-462-01272-3.


Отрывок, характеризующий Система проверки правописания

Предложение Берга было принято сначала с нелестным для него недоумением. Сначала представилось странно, что сын темного, лифляндского дворянина делает предложение графине Ростовой; но главное свойство характера Берга состояло в таком наивном и добродушном эгоизме, что невольно Ростовы подумали, что это будет хорошо, ежели он сам так твердо убежден, что это хорошо и даже очень хорошо. Притом же дела Ростовых были очень расстроены, чего не мог не знать жених, а главное, Вере было 24 года, она выезжала везде, и, несмотря на то, что она несомненно была хороша и рассудительна, до сих пор никто никогда ей не сделал предложения. Согласие было дано.
– Вот видите ли, – говорил Берг своему товарищу, которого он называл другом только потому, что он знал, что у всех людей бывают друзья. – Вот видите ли, я всё это сообразил, и я бы не женился, ежели бы не обдумал всего, и это почему нибудь было бы неудобно. А теперь напротив, папенька и маменька мои теперь обеспечены, я им устроил эту аренду в Остзейском крае, а мне прожить можно в Петербурге при моем жалованьи, при ее состоянии и при моей аккуратности. Прожить можно хорошо. Я не из за денег женюсь, я считаю это неблагородно, но надо, чтоб жена принесла свое, а муж свое. У меня служба – у нее связи и маленькие средства. Это в наше время что нибудь такое значит, не так ли? А главное она прекрасная, почтенная девушка и любит меня…
Берг покраснел и улыбнулся.
– И я люблю ее, потому что у нее характер рассудительный – очень хороший. Вот другая ее сестра – одной фамилии, а совсем другое, и неприятный характер, и ума нет того, и эдакое, знаете?… Неприятно… А моя невеста… Вот будете приходить к нам… – продолжал Берг, он хотел сказать обедать, но раздумал и сказал: «чай пить», и, проткнув его быстро языком, выпустил круглое, маленькое колечко табачного дыма, олицетворявшее вполне его мечты о счастьи.
Подле первого чувства недоуменья, возбужденного в родителях предложением Берга, в семействе водворилась обычная в таких случаях праздничность и радость, но радость была не искренняя, а внешняя. В чувствах родных относительно этой свадьбы были заметны замешательство и стыдливость. Как будто им совестно было теперь за то, что они мало любили Веру, и теперь так охотно сбывали ее с рук. Больше всех смущен был старый граф. Он вероятно не умел бы назвать того, что было причиной его смущенья, а причина эта была его денежные дела. Он решительно не знал, что у него есть, сколько у него долгов и что он в состоянии будет дать в приданое Вере. Когда родились дочери, каждой было назначено по 300 душ в приданое; но одна из этих деревень была уж продана, другая заложена и так просрочена, что должна была продаваться, поэтому отдать имение было невозможно. Денег тоже не было.
Берг уже более месяца был женихом и только неделя оставалась до свадьбы, а граф еще не решил с собой вопроса о приданом и не говорил об этом с женою. Граф то хотел отделить Вере рязанское именье, то хотел продать лес, то занять денег под вексель. За несколько дней до свадьбы Берг вошел рано утром в кабинет к графу и с приятной улыбкой почтительно попросил будущего тестя объявить ему, что будет дано за графиней Верой. Граф так смутился при этом давно предчувствуемом вопросе, что сказал необдуманно первое, что пришло ему в голову.
– Люблю, что позаботился, люблю, останешься доволен…
И он, похлопав Берга по плечу, встал, желая прекратить разговор. Но Берг, приятно улыбаясь, объяснил, что, ежели он не будет знать верно, что будет дано за Верой, и не получит вперед хотя части того, что назначено ей, то он принужден будет отказаться.