Скрипофилия

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Ценные бумаги

Скрипофилия (англ. scripophily) — коллекционирование старинных и вышедших из обращения ценных бумаг, в основном акций и облигаций. Это слово произошло от греческих греч. σξριπ — документ и греч. φίλος— любить[1].





История

Зарождение этого увлечения обусловлено развитием мирового фондового рынка и, как следствие, заменой первоначальных бумажных акций и облигаций на их более дешёвые электронные варианты. В настоящее время около 200 тысяч человек во всем мире коллекционируют старинные акции и облигации. В большинстве стран Европы существуют десятки салонов по продаже старинных акций и облигаций, регулярно проводятся аукционы, посвящённые ценным бумагам. Коллекционеры ценных бумаг объединены в три международные ассоциации. Многие приходят к коллекционированию старинных ценных бумаг через бонистику — так как большинство облигаций государственных займов, особенно в России, имело хождение как полноценные денежные знаки.

См. также

Напишите отзыв о статье "Скрипофилия"

Примечания

  1. [www.scripophily.ru/ Скрипофилия]

Ссылки

  • [www.scripomarket.com SCRIPOMARKET by WWW.SCRIPOFILIA.IT] The Italian and world Museum of Historical Share and Bond (English and Italian pages)
  • [www.kievscripo.com/ Общество «Кіевскій Скрипофилъ»] — Старинныя акціи и облигаціи

Отрывок, характеризующий Скрипофилия

– Эдак никогда не выздоровеешь, – говорила она, за досадой забывая свое горе, – ежели ты не будешь слушаться доктора и не вовремя принимать лекарство! Ведь нельзя шутить этим, когда у тебя может сделаться пневмония, – говорила графиня, и в произношении этого непонятного не для нее одной слова, она уже находила большое утешение. Что бы делала Соня, ежели бы у ней не было радостного сознания того, что она не раздевалась три ночи первое время для того, чтобы быть наготове исполнять в точности все предписания доктора, и что она теперь не спит ночи, для того чтобы не пропустить часы, в которые надо давать маловредные пилюли из золотой коробочки? Даже самой Наташе, которая хотя и говорила, что никакие лекарства не вылечат ее и что все это глупости, – и ей было радостно видеть, что для нее делали так много пожертвований, что ей надо было в известные часы принимать лекарства, и даже ей радостно было то, что она, пренебрегая исполнением предписанного, могла показывать, что она не верит в лечение и не дорожит своей жизнью.
Доктор ездил каждый день, щупал пульс, смотрел язык и, не обращая внимания на ее убитое лицо, шутил с ней. Но зато, когда он выходил в другую комнату, графиня поспешно выходила за ним, и он, принимая серьезный вид и покачивая задумчиво головой, говорил, что, хотя и есть опасность, он надеется на действие этого последнего лекарства, и что надо ждать и посмотреть; что болезнь больше нравственная, но…