Скуодас

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Город
Скуодас
лит. Skuodas
Флаг Герб
Страна
Литва
Статус
город, городское староство, центр района и староства
Уезд
Клайпедский
Район
Староство
Скуодасское городское
Координаты
Староста
Алгимантас Шидейкис
(лит. Algimantas Šideikis)
Площадь
5,96 км²
Высота центра
31 м
Население
7036 человек (2010)
Почтовый индекс
LT-98001
Официальный сайт
[www.skuodas.lt/index.php?par=25&g=58&iras=131 odas.lt/index.php?par=25&g=58&iras=131]
Показать/скрыть карты

<imagemap>: неверное или отсутствующее изображение

<imagemap>: неверное или отсутствующее изображение

Ску́одас[1] (лит. Skuodas, польск. Szkudy; до 1917 официальное название Шкуды) — город в Клайпедском уезде Литвы, административный центр самоуправления Скуодасского района и Скуодасского староства. С 1995 года имеет статус городского староства (лит. Skuodo miesto seniūnija).





Положение и общая характеристика

Расположен у слияния рек Бартува и Луоба.

Железнодорожная станция на линии Кретинга — Приекуле. Маслозавод, мельница

Население

Согласно переписи 1897 года в городе проживало 3 814 жителей, из них 2 292 (60,1 %) — евреи[2].

В 1940 году в Скуодасе было 6 тысяч жителей (литовцы, латыши, евреи, русские), в 1990 — 9 тыс. жителей, ныне насчитывается 7 244 (2009 год).

История

Упоминается с 1253 года. В 1259 года близ города произошла Скуодасская битва (англ.) между жямайтами и ливонцами.

Имение и местечко в 1568 Сигизмунд Август подарил жемайтийскому старосте Ходкевичу. Стараниями Ходкевича местечко получило магдебургские права 17 мая 1572 года. После смерти Ходкевича (1621) Скуодас стал собственностью Сапег. Город сильно страдал от пожаров в 1769, 1835, 1897, 1909. В 1913 открыт первый кинотеатр, также типография. С 1950 районный центр.

Напишите отзыв о статье "Скуодас"

Литература

Литва. Краткая энциклопедия. Вильнюс, 1989

Примечания

  1. Географический энциклопедический словарь: географические названия / Под ред. А. Ф. Трёшникова. — 2-е изд., доп.. — М.: Советская энциклопедия, 1989. — С. 439. — 210 000 экз. — ISBN 5-85270-057-6.
  2. Тельши // Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона. — СПб., 1908—1913.

Ссылки


К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Отрывок, характеризующий Скуодас



Ростовы до 1 го сентября, то есть до кануна вступления неприятеля в Москву, оставались в городе.
После поступления Пети в полк казаков Оболенского и отъезда его в Белую Церковь, где формировался этот полк, на графиню нашел страх. Мысль о том, что оба ее сына находятся на войне, что оба они ушли из под ее крыла, что нынче или завтра каждый из них, а может быть, и оба вместе, как три сына одной ее знакомой, могут быть убиты, в первый раз теперь, в это лето, с жестокой ясностью пришла ей в голову. Она пыталась вытребовать к себе Николая, хотела сама ехать к Пете, определить его куда нибудь в Петербурге, но и то и другое оказывалось невозможным. Петя не мог быть возвращен иначе, как вместе с полком или посредством перевода в другой действующий полк. Николай находился где то в армии и после своего последнего письма, в котором подробно описывал свою встречу с княжной Марьей, не давал о себе слуха. Графиня не спала ночей и, когда засыпала, видела во сне убитых сыновей. После многих советов и переговоров граф придумал наконец средство для успокоения графини. Он перевел Петю из полка Оболенского в полк Безухова, который формировался под Москвою. Хотя Петя и оставался в военной службе, но при этом переводе графиня имела утешенье видеть хотя одного сына у себя под крылышком и надеялась устроить своего Петю так, чтобы больше не выпускать его и записывать всегда в такие места службы, где бы он никак не мог попасть в сражение. Пока один Nicolas был в опасности, графине казалось (и она даже каялась в этом), что она любит старшего больше всех остальных детей; но когда меньшой, шалун, дурно учившийся, все ломавший в доме и всем надоевший Петя, этот курносый Петя, с своими веселыми черными глазами, свежим румянцем и чуть пробивающимся пушком на щеках, попал туда, к этим большим, страшным, жестоким мужчинам, которые там что то сражаются и что то в этом находят радостного, – тогда матери показалось, что его то она любила больше, гораздо больше всех своих детей. Чем ближе подходило то время, когда должен был вернуться в Москву ожидаемый Петя, тем более увеличивалось беспокойство графини. Она думала уже, что никогда не дождется этого счастия. Присутствие не только Сони, но и любимой Наташи, даже мужа, раздражало графиню. «Что мне за дело до них, мне никого не нужно, кроме Пети!» – думала она.
В последних числах августа Ростовы получили второе письмо от Николая. Он писал из Воронежской губернии, куда он был послан за лошадьми. Письмо это не успокоило графиню. Зная одного сына вне опасности, она еще сильнее стала тревожиться за Петю.
Несмотря на то, что уже с 20 го числа августа почти все знакомые Ростовых повыехали из Москвы, несмотря на то, что все уговаривали графиню уезжать как можно скорее, она ничего не хотела слышать об отъезде до тех пор, пока не вернется ее сокровище, обожаемый Петя. 28 августа приехал Петя. Болезненно страстная нежность, с которою мать встретила его, не понравилась шестнадцатилетнему офицеру. Несмотря на то, что мать скрыла от него свое намеренье не выпускать его теперь из под своего крылышка, Петя понял ее замыслы и, инстинктивно боясь того, чтобы с матерью не разнежничаться, не обабиться (так он думал сам с собой), он холодно обошелся с ней, избегал ее и во время своего пребывания в Москве исключительно держался общества Наташи, к которой он всегда имел особенную, почти влюбленную братскую нежность.