Словарь русской ономастической терминологии

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Словарь русской ономастической терминологии

Автор:

Подольская, Наталья Владимировна

Жанр:

Словарь

Язык оригинала:

русский

Оригинал издан:

1978

Следующая:

1988

Словарь русской ономастической терминологиипервый отечественный толковый словарь терминов по ономастике, на который опираются в своих работах все современные исследователи русской ономастики. Впервые опубликован в 1978 году, под редакцией известного лингвиста классика российской ономастики А. В. Суперанской (1929—2013). Ономастика как самостоятельное наука сформировалась только в середине ХХ века. За прошедшие шесть десятилетий сложилась ономастическая теория, были выработаны методы и приёмы анализа ономастического материала, определены представления о составе онимии и системно-структурных отношениях в ономастике. Решающий вклад в становление и развитие русской ономастической терминологии внёс словарь Н. В. Подольской.





Содержание

Книга содержит около 700 терминов и является отраслевым лингвистическим одноязычным толковым словарём. В нём все термины изложены в системе, основанной на иерархии именуемых объектов, с большим количеством пояснений и примеров. Ко многим терминам даны иноязычные эквиваленты. Проведена классификация и систематизация терминов. Сформу­лированы основные критерии оценки качества ономастической терминологии:

a) лаконичность при создании (одно-, дву-­ или даже трёхосновных) терминов (например, гидроойконим);
б) грецизмы или латинизмы в основе тер­мина.

Определены типовые морфемы для однословных ономастических терминов.

-ия (совокупность имен): гидронимия;
-ика (раздел науки): гидронимика</u>;
-ист (исследователь): гидронимист;
-икон (список или словарь): гидронимикон;
-ация, -изацuя (процесс): гидронимизация (лексических единиц);
де- (приставка) + -изация или -ация (для обрат­ного процесса): дегидронимизация;
-ический (производное прилагательное): гидронимический (от гидронимика);
-ный: гидроним<u>ный (от гидроним).

Завершается словарь алфавитным указателем и указателем словосочетаний, близких к терминологическим, но не вошедших в словарь. Весь тираж (35,7 тыс. экземпляров) разошёлся в год выпуска. Повторно словарь был переиздан в 1988 году тиражом в 23 тыс. экземпляров[1].

Состав словаря

От автора
Опыт отраслевого лингвистического словаря.
Как построен словарь.
Словарная статья.
Система отсылок.
Терминоэлементы греческого и латинских языков, регулярно входящие в специальные термины ономастики.
Словарь от А до Я
Некоторые словосочетания (близкие к терминологическим), не требующие дефиниций.
Аббревиатуры терминов.
Библиография (с. 157—167).
Указатели (с. 168—187):
терминологический указатель;
предметно-терминологический указатель.

Терминологические словосочетания

Поскольку вопрос о выделении того или иного термина в отдельную словарную статью звучит довольно часто, то ниже приводится список слов, которые по мнению Н. В. Подольской не требуют подробных разъяснений (дефиниций).

антропогидроним (отантропонимный гидро­ним)
антропонимический тип
антропоойконим (отапотроповимный ойконим)
аффиксация (в именах)
гидроантропоним (отгидронимный антропоним)
гидроойконим (отгидронимный ойконим)
гидроороним (отгидронимвый ороним)
гипокористический фор­мант [В именах]
городское имя (личн.)
гидроантропоним (отгидронимный антропоним)
деревенское имя (личн.)
имя на карте (геогр.)
купеческое имя (личн.)
онимический суффикс
ономастическая анкета
ономастический элемент
ономастическое явление
переводное (переведённое) имя (собст.)
повторяемость имен
программа сбора топо­нимов

Рецензия

По мнению российского лингвиста проф. В. И. Супруна: при любом подходе к созданию терминологического словаря словник должен быть составлен с учётом разработок Н. В. Подольской, другое изложение материала внесёт неразбериху в ономастическую терминологию. Только бережное отношение к этому известному во всём мире справочнику обеспечит преемственность в развитии науки[2].

Напишите отзыв о статье "Словарь русской ономастической терминологии"

Ссылки на словарь

Библиография

  1. Подольская, Н. В. Проблемы ономастического словообразования (к постановке вопроса) // Вопросы языкознания. — 1990.— № 3. — С. 40—54.
  2. Подольская, Н. В. Типовые восточнославянские топоосновы: Словообразовательный анализ. — М.: Наука, 1983.

Примечания

  1. Подольская Н. В. Словарь русской ономастической терминологии / Отв. ред. А. В. Суперанская. — Изд. 2-е, перераб. и доп. — М.: Наука, 1988. — 192 с. — 28 000 экз. — ISBN 5-256-00317-8.
  2. Супрун В. И. [izvestia.vspu.ru/files/publics/62/133-138.pdf Размышления над ономастической терминологией]. — Волгоград: Известия Волгоградского педагогического университета, 2011. — Т. 62. №8. — С. 133—138.

Отрывок, характеризующий Словарь русской ономастической терминологии

Чуткая княжна Марья с первого взгляда на лицо Наташи поняла все это и с горестным наслаждением плакала на ее плече.
– Пойдемте, пойдемте к нему, Мари, – проговорила Наташа, отводя ее в другую комнату.
Княжна Марья подняла лицо, отерла глаза и обратилась к Наташе. Она чувствовала, что от нее она все поймет и узнает.
– Что… – начала она вопрос, но вдруг остановилась. Она почувствовала, что словами нельзя ни спросить, ни ответить. Лицо и глаза Наташи должны были сказать все яснее и глубже.
Наташа смотрела на нее, но, казалось, была в страхе и сомнении – сказать или не сказать все то, что она знала; она как будто почувствовала, что перед этими лучистыми глазами, проникавшими в самую глубь ее сердца, нельзя не сказать всю, всю истину, какою она ее видела. Губа Наташи вдруг дрогнула, уродливые морщины образовались вокруг ее рта, и она, зарыдав, закрыла лицо руками.
Княжна Марья поняла все.
Но она все таки надеялась и спросила словами, в которые она не верила:
– Но как его рана? Вообще в каком он положении?
– Вы, вы… увидите, – только могла сказать Наташа.
Они посидели несколько времени внизу подле его комнаты, с тем чтобы перестать плакать и войти к нему с спокойными лицами.
– Как шла вся болезнь? Давно ли ему стало хуже? Когда это случилось? – спрашивала княжна Марья.
Наташа рассказывала, что первое время была опасность от горячечного состояния и от страданий, но в Троице это прошло, и доктор боялся одного – антонова огня. Но и эта опасность миновалась. Когда приехали в Ярославль, рана стала гноиться (Наташа знала все, что касалось нагноения и т. п.), и доктор говорил, что нагноение может пойти правильно. Сделалась лихорадка. Доктор говорил, что лихорадка эта не так опасна.
– Но два дня тому назад, – начала Наташа, – вдруг это сделалось… – Она удержала рыданья. – Я не знаю отчего, но вы увидите, какой он стал.
– Ослабел? похудел?.. – спрашивала княжна.
– Нет, не то, но хуже. Вы увидите. Ах, Мари, Мари, он слишком хорош, он не может, не может жить… потому что…


Когда Наташа привычным движением отворила его дверь, пропуская вперед себя княжну, княжна Марья чувствовала уже в горле своем готовые рыданья. Сколько она ни готовилась, ни старалась успокоиться, она знала, что не в силах будет без слез увидать его.
Княжна Марья понимала то, что разумела Наташа словами: сним случилось это два дня тому назад. Она понимала, что это означало то, что он вдруг смягчился, и что смягчение, умиление эти были признаками смерти. Она, подходя к двери, уже видела в воображении своем то лицо Андрюши, которое она знала с детства, нежное, кроткое, умиленное, которое так редко бывало у него и потому так сильно всегда на нее действовало. Она знала, что он скажет ей тихие, нежные слова, как те, которые сказал ей отец перед смертью, и что она не вынесет этого и разрыдается над ним. Но, рано ли, поздно ли, это должно было быть, и она вошла в комнату. Рыдания все ближе и ближе подступали ей к горлу, в то время как она своими близорукими глазами яснее и яснее различала его форму и отыскивала его черты, и вот она увидала его лицо и встретилась с ним взглядом.
Он лежал на диване, обложенный подушками, в меховом беличьем халате. Он был худ и бледен. Одна худая, прозрачно белая рука его держала платок, другою он, тихими движениями пальцев, трогал тонкие отросшие усы. Глаза его смотрели на входивших.
Увидав его лицо и встретившись с ним взглядом, княжна Марья вдруг умерила быстроту своего шага и почувствовала, что слезы вдруг пересохли и рыдания остановились. Уловив выражение его лица и взгляда, она вдруг оробела и почувствовала себя виноватой.
«Да в чем же я виновата?» – спросила она себя. «В том, что живешь и думаешь о живом, а я!..» – отвечал его холодный, строгий взгляд.
В глубоком, не из себя, но в себя смотревшем взгляде была почти враждебность, когда он медленно оглянул сестру и Наташу.
Он поцеловался с сестрой рука в руку, по их привычке.
– Здравствуй, Мари, как это ты добралась? – сказал он голосом таким же ровным и чуждым, каким был его взгляд. Ежели бы он завизжал отчаянным криком, то этот крик менее бы ужаснул княжну Марью, чем звук этого голоса.
– И Николушку привезла? – сказал он также ровно и медленно и с очевидным усилием воспоминанья.
– Как твое здоровье теперь? – говорила княжна Марья, сама удивляясь тому, что она говорила.
– Это, мой друг, у доктора спрашивать надо, – сказал он, и, видимо сделав еще усилие, чтобы быть ласковым, он сказал одним ртом (видно было, что он вовсе не думал того, что говорил): – Merci, chere amie, d'etre venue. [Спасибо, милый друг, что приехала.]
Княжна Марья пожала его руку. Он чуть заметно поморщился от пожатия ее руки. Он молчал, и она не знала, что говорить. Она поняла то, что случилось с ним за два дня. В словах, в тоне его, в особенности во взгляде этом – холодном, почти враждебном взгляде – чувствовалась страшная для живого человека отчужденность от всего мирского. Он, видимо, с трудом понимал теперь все живое; но вместе с тем чувствовалось, что он не понимал живого не потому, чтобы он был лишен силы понимания, но потому, что он понимал что то другое, такое, чего не понимали и не могли понять живые и что поглощало его всего.