Словослияние

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Словослияние (или словостяжение) — способ словообразования, разновидность такого способа, как «сокращение».

Сло́во-бума́жник (англ. portmanteau word, фр. mot-valise) — термин, применяемый для обозначения авторских слов, введённых Льюисом Кэрроллом в книгах «Алиса в стране чудес» и «Алиса в Зазеркалье». В других языках могут применяться другие термины, например «слово-чемодан» (англ. Portmanteau, нем. Kofferwort), «слово-салат» (итал. Parola macedonia) или «слово-телескоп» (норв. Teleskopord, рум. Cuvânt telescopat).





Образование

Слова-бумажники являются примерами лексической контаминации. В новом слове можно выделить оба корня, использованных для построения, — таким образом, слово приобретает новый смысл.

Первоначально термин употреблялся только в исследованиях, посвящённых творчеству Кэрролла, но позднее получил более широкое распространение. К примеру, выяснилось, что Вильям Шекспир в своём 65-м сонете также пользуется словами-бумажниками : wra[ckful sie]ge является контаминацией слова rage. Сейчас термин «слово-бумажник», по утверждению М. Гарднера, применяют, говоря о словах, в которых можно отследить несколько значений[1][2]. Параллельно применяют и английское заимствование «портманто». В обоих случаях речь идёт о словах, кумулятивно выражающих смысл нескольких языковых единиц[3], то есть термин «слово-бумажник» стал синонимом контаминации.

Примеры

Принцип образования «слов-бумажников» наглядно иллюстрирует поэма «Бармаглот» Кэрролла. В шестой главе «Алисы в Зазеркалье» разъясняется смысл самого термина.

Понимаешь, это слово как бумажник. Раскроешь, а там два отделения! Так и тут — это слово раскладывается на два!

— «Алиса в Зазеркалье», пер. Н. Демуровой

Шалтай-Болтай рассказывает о происхождении нескольких слов из поэмы:

  • Хливкие ← хлипкие + ловкие (в оригинале slithy ← slimy + lithe)
  • Хрюкотать ← хрюкать + хохотать.

Такие слова, как пылкать (англ. burble) и храброславленный, которые тоже являются результатами контаминации, в тексте не объясняются. Кэрролл использовал слова-бумажники и в поэме «Охота на Снарка». Сам Снарк (англ. Snark), фантастический персонаж Кэрролла, восходит к англ. snake — «змея» и англ. shark — «акула».

  • motel — motor-way + hotel
  • smog — smoke + fog.

Если при составлении слова используются слова разных языков, можно говорить о слове-гибриде.

Словослияние в русском языке

Для русского языка словослияние не характерно. Многие из слов, полученных словослиянием, жаргонные (хрущоба = хрущёвка + трущоба — кивок в сторону простоты и тесноты такого жилья, руглиш = русский + English — язык специалистов и эмигрантов, когда английские слова соединяются русской грамматикой). Одно из немногих, которые прошли в основной словарь,— лошак = лошадь + ишак. Намного больше заимствованных слов, которые в оригинале получены словослиянием — мопед (из шведского), смог, Брексит (из английского).

Словослияние очень развито в речи маленьких детей. Корней Чуковский в книге «От двух до пяти» приводит пример словослияний (слов-гибридов, как он их называет), придуманных детьми: блистенькая (блестящая + чистенькая), волосетка (сетка для волос), безумительно (безумно + изумительно), переводинки (переводные картинки), жукашечка (жук + букашечка), паукан (паук + таракан), кучело (куча + чучело), морякорь (морской якорь).

Напишите отзыв о статье "Словослияние"

Примечания

  1. [ilgalinsk.narod.ru/carroll/c_chapt3.htm И. Л. Галинская. Льюис Кэрролл и загадки его текстов. Глава III.]
  2. Гарднер М. Примечание 12 к главе 6 // Аннотированная Алиса = The Annotated Alice: The Definitive Edition. — New York - London: W.W.Norton & Company, 2000. — ISBN 0-393-04847-0.
  3. [www.philol.msu.ru/~otipl/new/npmmvya/handouts/nekotorye_osobennosti_jazyka_ben.rtf О некоторых особенностях языка бен]

Отрывок, характеризующий Словослияние

– Наташа, полно, глупости! – сказала она, еще надеясь, что это была шутка.
– Ну вот, глупости! – Я вам дело говорю, – сердито сказала Наташа. – Я пришла спросить, что делать, а вы мне говорите: «глупости»…
Графиня пожала плечами.
– Ежели правда, что мосьё Денисов сделал тебе предложение, то скажи ему, что он дурак, вот и всё.
– Нет, он не дурак, – обиженно и серьезно сказала Наташа.
– Ну так что ж ты хочешь? Вы нынче ведь все влюблены. Ну, влюблена, так выходи за него замуж! – сердито смеясь, проговорила графиня. – С Богом!
– Нет, мама, я не влюблена в него, должно быть не влюблена в него.
– Ну, так так и скажи ему.
– Мама, вы сердитесь? Вы не сердитесь, голубушка, ну в чем же я виновата?
– Нет, да что же, мой друг? Хочешь, я пойду скажу ему, – сказала графиня, улыбаясь.
– Нет, я сама, только научите. Вам всё легко, – прибавила она, отвечая на ее улыбку. – А коли бы видели вы, как он мне это сказал! Ведь я знаю, что он не хотел этого сказать, да уж нечаянно сказал.
– Ну всё таки надо отказать.
– Нет, не надо. Мне так его жалко! Он такой милый.
– Ну, так прими предложение. И то пора замуж итти, – сердито и насмешливо сказала мать.
– Нет, мама, мне так жалко его. Я не знаю, как я скажу.
– Да тебе и нечего говорить, я сама скажу, – сказала графиня, возмущенная тем, что осмелились смотреть, как на большую, на эту маленькую Наташу.
– Нет, ни за что, я сама, а вы слушайте у двери, – и Наташа побежала через гостиную в залу, где на том же стуле, у клавикорд, закрыв лицо руками, сидел Денисов. Он вскочил на звук ее легких шагов.
– Натали, – сказал он, быстрыми шагами подходя к ней, – решайте мою судьбу. Она в ваших руках!
– Василий Дмитрич, мне вас так жалко!… Нет, но вы такой славный… но не надо… это… а так я вас всегда буду любить.
Денисов нагнулся над ее рукою, и она услыхала странные, непонятные для нее звуки. Она поцеловала его в черную, спутанную, курчавую голову. В это время послышался поспешный шум платья графини. Она подошла к ним.
– Василий Дмитрич, я благодарю вас за честь, – сказала графиня смущенным голосом, но который казался строгим Денисову, – но моя дочь так молода, и я думала, что вы, как друг моего сына, обратитесь прежде ко мне. В таком случае вы не поставили бы меня в необходимость отказа.
– Г'афиня, – сказал Денисов с опущенными глазами и виноватым видом, хотел сказать что то еще и запнулся.
Наташа не могла спокойно видеть его таким жалким. Она начала громко всхлипывать.
– Г'афиня, я виноват перед вами, – продолжал Денисов прерывающимся голосом, – но знайте, что я так боготво'ю вашу дочь и всё ваше семейство, что две жизни отдам… – Он посмотрел на графиню и, заметив ее строгое лицо… – Ну п'ощайте, г'афиня, – сказал он, поцеловал ее руку и, не взглянув на Наташу, быстрыми, решительными шагами вышел из комнаты.

На другой день Ростов проводил Денисова, который не хотел более ни одного дня оставаться в Москве. Денисова провожали у цыган все его московские приятели, и он не помнил, как его уложили в сани и как везли первые три станции.
После отъезда Денисова, Ростов, дожидаясь денег, которые не вдруг мог собрать старый граф, провел еще две недели в Москве, не выезжая из дому, и преимущественно в комнате барышень.
Соня была к нему нежнее и преданнее чем прежде. Она, казалось, хотела показать ему, что его проигрыш был подвиг, за который она теперь еще больше любит его; но Николай теперь считал себя недостойным ее.
Он исписал альбомы девочек стихами и нотами, и не простившись ни с кем из своих знакомых, отослав наконец все 43 тысячи и получив росписку Долохова, уехал в конце ноября догонять полк, который уже был в Польше.



После своего объяснения с женой, Пьер поехал в Петербург. В Торжке на cтанции не было лошадей, или не хотел их смотритель. Пьер должен был ждать. Он не раздеваясь лег на кожаный диван перед круглым столом, положил на этот стол свои большие ноги в теплых сапогах и задумался.
– Прикажете чемоданы внести? Постель постелить, чаю прикажете? – спрашивал камердинер.