Смешанный язык

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Смешанные языки»)
Перейти к: навигация, поиск

Сме́шанный язы́к (также контактный язык) — термин, обозначающий язык, возникший в условиях широко распространенного двуязычия. Основное отличие смешанного языка от пиджина в том, что при возникновении пиджина имеется языковой барьер — контактирующие люди не знают языка друг друга и вынуждены общаться на пиджине, чтобы решать общие вопросы. Смешанный же язык возникает в условиях полного двуязычия, когда представители группы достаточно хорошо владеют обоими языками, чтобы сопоставлять их элементы и заимствовать те или иные в новый стихийно конструируемый ими язык. При этом речь идет именно о создании языка (с фиксированными правилами, лексикой и т. д.), а не об обычном при двуязычии смешении кодов.





Примеры «смешанных языков»

Сторонники понятия смешанного языка к его характерным примерам относят, например, русско-алеутский по происхождению медновский язык (язык алеутского населения и русских креолов острова Медный в России), мичиф (распространённый некогда в канадской провинции Манитоба, сложился на основе французского и кри), банги (Канада, на основе гэльского и кри), медиа ленгуа (Эквадор).

В полной мере смешанными считаются языки, сложившиеся на основе двух неблизкородственных языков. К смешанным языкам иногда также относят суржик, трасянку.

Как считается, появление «смешанного языка» становится ответом группы на её потребность в собственной идентичности; такой язык конструируется для внутригруппового общения. Например, медновский язык возник как следствие возникновения новой этнической группы — русских старожилов (креолов, потомков браков русских промышленников и алеуток). Русские старожилы имели в Российской империи более высокий социальный статус, чем коренное местное население. Возможно, язык возник и смог закрепиться на долгие годы именно как важный этнический маркер новой группы.

Смешанные языки были впервые выделены в работах П. Баккера (в его диссертации 1994 года и монографии 1997 года). Он же ввёл в оборот термин «смешанный язык» (англ. mixed language).

Формирование «смешанных языков»

Формирование «смешанных языков» происходит обычно стремительно, в течение жизни одного-двух поколений.

Несколько огрубляя ситуацию, можно сказать, что одно поколение «изобретает» язык (продолжая говорить на двух других, из которых один является родным), для следующего поколения новый язык (смешанный) уже является родным и служит средством внутригруппового общения. «Родители» смешанного языка им тоже известны и используются при общении с другими группами; в дальнейшем один из языков-источников, как правило менее престижный, перестаёт употребляться; так, медновцы не знают «чистого» алеутского, английские цыгане не знают «настоящего» цыганского и т. д. (Вахтин, Головко, 2004; с. 156).

Критика понятия «смешанного языка»

Российский языковед-компаративист Олег Мудрак отрицает возможность возникновения «смешанных языков»:

Смешения языков никогда не бывает, нельзя говорить, что один язык появился из-за смешения двух других языков, такого в природе не отмечено. Условно, если вы себе представите: взять телевизор SONY и телевизор „Изумруд“, половину деталей от одного и половину от другого, и собрать телевизор — это не будет работать. Это будет уже не телевизор. Радио, может, можно собрать, а телевизор — нельзя. Вот каждый язык — это отдельная система, которая сама по себе существует и развивается по своим собственным законам.

Список смешанных языков

  • Алеутско-медновский язык (Россия)
  • Англо-романи (Великобритания)
  • Утуньхуа (Китай)
  • Какчикель-киче (Гватемала)
  • Кальявалья (Боливия)
  • Кало (Испания)
  • Камто (ЮАР)
  • Ломаврен (Армения)
  • Малави ломве (Малави)
  • Мбугу (Танзания)
  • Медия ленгуа (Эквадор)
  • Мичиф (США)
  • Нгулуван (Микронезия)
  • Нко (Гвинея)
  • Путешествующий датский (Дания)
  • Путешествующий норвежский (Норвегия)
  • Романо-греческий (Греция)
  • Романо-сербский (Сербия)
  • Суржик (Украина)
  • Таврингер романи (Швеция)
  • Тагдал (Нигер)
  • Трасянка (Беларусь)
  • Шелта (Ирландия)
  • Э (Китай)
  • Эрроминчела (Испания, на основе баскского и цыганского)
  • Янито (Гибралтар)
  • Рунглиш (США)

Напишите отзыв о статье "Смешанный язык"

Примечания

  1. [www.polit.ru/lectures/2005/11/09/mudrak.html История языков]
  2. [www.centrasia.ru/newsA.php?st=1241080740 О.Мудрак: Язык во времени. Классификация тюркских языков]

Литература

  • Смешанные языки // Вахтин Н. Б., Головко Е. В. Социолингвистика и социология языка. Учебное пособие. СПб, 2004. С. 149—159.
  • Bakker, Peter (1997) A Language of Our Own: The Genesis of Michif, the Mixed Cree-French Language of the Canadian Metis, Oxford: Oxford University Press. ISBN 0-19-509712-2
  • Bakker, P., and M. Mous, eds. (1994) Mixed languages: 15 case studies in language intertwining, Amsterdam: IFOTT. ISBN 0-12-345678-9
  • Matras, Yaron and Peter Bakker, eds. (2003) The Mixed Language Debate: Theoretical and Empirical Advances, Berlin: Walter de Gruyter. ISBN 3-11-017776-5

Ссылки

  • [www.ethnologue.com/show_family.asp?subid=103-16 Все смешанные языки] на сайте Ethnologue
  • [www.russiansociety.org Общество распространения русского языка и культуры в Греции]
  • [slovari.yandex.ru/dict/rges/article/rg2/rg2-0923.htm/ Этапы формирования смешанных языков](недоступная ссылка с 14-06-2016 (1255 дней))
  • [www.polit.ru/article/2012/01/30/golovko/ Как рождаются языки. Лекция Е. Головко]

Отрывок, характеризующий Смешанный язык

С пленными на этом привале конвойные обращались еще хуже, чем при выступлении. На этом привале в первый раз мясная пища пленных была выдана кониною.
От офицеров до последнего солдата было заметно в каждом как будто личное озлобление против каждого из пленных, так неожиданно заменившее прежде дружелюбные отношения.
Озлобление это еще более усилилось, когда при пересчитывании пленных оказалось, что во время суеты, выходя из Москвы, один русский солдат, притворявшийся больным от живота, – бежал. Пьер видел, как француз избил русского солдата за то, что тот отошел далеко от дороги, и слышал, как капитан, его приятель, выговаривал унтер офицеру за побег русского солдата и угрожал ему судом. На отговорку унтер офицера о том, что солдат был болен и не мог идти, офицер сказал, что велено пристреливать тех, кто будет отставать. Пьер чувствовал, что та роковая сила, которая смяла его во время казни и которая была незаметна во время плена, теперь опять овладела его существованием. Ему было страшно; но он чувствовал, как по мере усилий, которые делала роковая сила, чтобы раздавить его, в душе его вырастала и крепла независимая от нее сила жизни.
Пьер поужинал похлебкою из ржаной муки с лошадиным мясом и поговорил с товарищами.
Ни Пьер и никто из товарищей его не говорили ни о том, что они видели в Москве, ни о грубости обращения французов, ни о том распоряжении пристреливать, которое было объявлено им: все были, как бы в отпор ухудшающемуся положению, особенно оживлены и веселы. Говорили о личных воспоминаниях, о смешных сценах, виденных во время похода, и заминали разговоры о настоящем положении.
Солнце давно село. Яркие звезды зажглись кое где по небу; красное, подобное пожару, зарево встающего полного месяца разлилось по краю неба, и огромный красный шар удивительно колебался в сероватой мгле. Становилось светло. Вечер уже кончился, но ночь еще не начиналась. Пьер встал от своих новых товарищей и пошел между костров на другую сторону дороги, где, ему сказали, стояли пленные солдаты. Ему хотелось поговорить с ними. На дороге французский часовой остановил его и велел воротиться.
Пьер вернулся, но не к костру, к товарищам, а к отпряженной повозке, у которой никого не было. Он, поджав ноги и опустив голову, сел на холодную землю у колеса повозки и долго неподвижно сидел, думая. Прошло более часа. Никто не тревожил Пьера. Вдруг он захохотал своим толстым, добродушным смехом так громко, что с разных сторон с удивлением оглянулись люди на этот странный, очевидно, одинокий смех.
– Ха, ха, ха! – смеялся Пьер. И он проговорил вслух сам с собою: – Не пустил меня солдат. Поймали меня, заперли меня. В плену держат меня. Кого меня? Меня! Меня – мою бессмертную душу! Ха, ха, ха!.. Ха, ха, ха!.. – смеялся он с выступившими на глаза слезами.
Какой то человек встал и подошел посмотреть, о чем один смеется этот странный большой человек. Пьер перестал смеяться, встал, отошел подальше от любопытного и оглянулся вокруг себя.
Прежде громко шумевший треском костров и говором людей, огромный, нескончаемый бивак затихал; красные огни костров потухали и бледнели. Высоко в светлом небе стоял полный месяц. Леса и поля, невидные прежде вне расположения лагеря, открывались теперь вдали. И еще дальше этих лесов и полей виднелась светлая, колеблющаяся, зовущая в себя бесконечная даль. Пьер взглянул в небо, в глубь уходящих, играющих звезд. «И все это мое, и все это во мне, и все это я! – думал Пьер. – И все это они поймали и посадили в балаган, загороженный досками!» Он улыбнулся и пошел укладываться спать к своим товарищам.


В первых числах октября к Кутузову приезжал еще парламентер с письмом от Наполеона и предложением мира, обманчиво означенным из Москвы, тогда как Наполеон уже был недалеко впереди Кутузова, на старой Калужской дороге. Кутузов отвечал на это письмо так же, как на первое, присланное с Лористоном: он сказал, что о мире речи быть не может.
Вскоре после этого из партизанского отряда Дорохова, ходившего налево от Тарутина, получено донесение о том, что в Фоминском показались войска, что войска эти состоят из дивизии Брусье и что дивизия эта, отделенная от других войск, легко может быть истреблена. Солдаты и офицеры опять требовали деятельности. Штабные генералы, возбужденные воспоминанием о легкости победы под Тарутиным, настаивали у Кутузова об исполнении предложения Дорохова. Кутузов не считал нужным никакого наступления. Вышло среднее, то, что должно было совершиться; послан был в Фоминское небольшой отряд, который должен был атаковать Брусье.
По странной случайности это назначение – самое трудное и самое важное, как оказалось впоследствии, – получил Дохтуров; тот самый скромный, маленький Дохтуров, которого никто не описывал нам составляющим планы сражений, летающим перед полками, кидающим кресты на батареи, и т. п., которого считали и называли нерешительным и непроницательным, но тот самый Дохтуров, которого во время всех войн русских с французами, с Аустерлица и до тринадцатого года, мы находим начальствующим везде, где только положение трудно. В Аустерлице он остается последним у плотины Аугеста, собирая полки, спасая, что можно, когда все бежит и гибнет и ни одного генерала нет в ариергарде. Он, больной в лихорадке, идет в Смоленск с двадцатью тысячами защищать город против всей наполеоновской армии. В Смоленске, едва задремал он на Молоховских воротах, в пароксизме лихорадки, его будит канонада по Смоленску, и Смоленск держится целый день. В Бородинский день, когда убит Багратион и войска нашего левого фланга перебиты в пропорции 9 к 1 и вся сила французской артиллерии направлена туда, – посылается никто другой, а именно нерешительный и непроницательный Дохтуров, и Кутузов торопится поправить свою ошибку, когда он послал было туда другого. И маленький, тихенький Дохтуров едет туда, и Бородино – лучшая слава русского войска. И много героев описано нам в стихах и прозе, но о Дохтурове почти ни слова.