Смит, Вернон

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Вернон Ломакс Смит
англ. Vernon Lomax Smith

Вернон Смит
Дата рождения:

1 января 1927(1927-01-01) (97 лет)

Место рождения:

Уичито (штат Канзас, США)

Страна:

США

Научная сфера:

экономика

Научный руководитель:

В. В. Леонтьев

Награды и премии:

Нобелевская премия по экономике (2002)

Вернон Ломакс Смит (англ. Vernon Lomax Smith; род. 1 января 1927, Уичито, шт. Канзас) — американский экономист. Лауреат Нобелевской премии 2002 года «за лабораторные эксперименты как средство в эмпирическом экономическом анализе, в особенности в анализе альтернативных рыночных механизмов».

Учился в университете Канзаса. Степень доктора получил в Гарварде. Преподавал в университетах Пердью, Джорджа Мэйсона, Массачусетском технологическом институте; сотрудник Центра исследований нейроэкономикиК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3909 дней], президент Международного фонда экспериментальных экономических исследований. Основоположник (совместно с соавторами) экспериментальной экономики.

Президент Ассоциации экономической науки (1986—1987) и Общества «общественного выбора» (1988—1990). Лауреат премии Адама Смита (1995).





Международный фонд экспериментальных экономических исследований

В 1997 году Смит основал Международный фонд экспериментальных экономических исследований (англ. The International Foundation for Research in Experimental Economics, IFREE) — частное филантропическое учреждение, преследующее целью поддержку экспериментального метода исследований в сфере экономической науки. В совет директоров фонда входят известные экономисты: Д. Норт, К. Маккейб. Одним из направлений деятельности фонда является поддержка (в форме стипендий) докторантов, занимающихся экспериментальными экономическими исследованиями. Также фонд является спонсором исследований в области нейроэкономикиК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3892 дня].

Основные произведения

  • «Инвестиции и продукция» (Investment and Production, 1961).

Напишите отзыв о статье "Смит, Вернон"

Литература

  • Смит В. Экспериментальная экономика (комплекс исследований, по совокупности которых автору присуждена Нобелевская премия) / Пер с англ.- Н.А. Нуреева, В.В. Агроскин; научн. ред.- Р.М. Нуреев. — М.: ИРИСЭН; Мысль, 2008. — ISBN 978-5-91066-024-7.

Общественная деятельность

В 2016 году подписал письмо с призывом к Greenpeace, Организации Объединенных Наций и правительствам всего мира прекратить борьбу с генетически модифицированными организмами (ГМО) [1][2][3].

Примечания

  1. [www.washingtonpost.com/news/speaking-of-science/wp/2016/06/29/more-than-100-nobel-laureates-take-on-greenpeace-over-gmo-stance/ 107 Nobel laureates sign letter blasting Greenpeace over GMOs]
  2. [supportprecisionagriculture.org/nobel-laureate-gmo-letter_rjr.html Laureates Letter Supporting Precision Agriculture (GMOs)]
  3. [supportprecisionagriculture.org/view-signatures_rjr.html Список нобелевских лауреатов подписавших письмо]

Ссылки

  • [nobelprize.org/nobel_prizes/economics/laureates/2002/smith-autobio.html Автобиография Вернона Смита на Нобелевском сайте]  (англ.)
  • [www.ifreeweb.org/ Сайт фонда экспериментальных экономических исследований]


Отрывок, характеризующий Смит, Вернон


В гостиной продолжался разговор.
– Ah! chere, – говорила графиня, – и в моей жизни tout n'est pas rose. Разве я не вижу, что du train, que nous allons, [не всё розы. – при нашем образе жизни,] нашего состояния нам не надолго! И всё это клуб, и его доброта. В деревне мы живем, разве мы отдыхаем? Театры, охоты и Бог знает что. Да что обо мне говорить! Ну, как же ты это всё устроила? Я часто на тебя удивляюсь, Annette, как это ты, в свои годы, скачешь в повозке одна, в Москву, в Петербург, ко всем министрам, ко всей знати, со всеми умеешь обойтись, удивляюсь! Ну, как же это устроилось? Вот я ничего этого не умею.
– Ах, душа моя! – отвечала княгиня Анна Михайловна. – Не дай Бог тебе узнать, как тяжело остаться вдовой без подпоры и с сыном, которого любишь до обожания. Всему научишься, – продолжала она с некоторою гордостью. – Процесс мой меня научил. Ежели мне нужно видеть кого нибудь из этих тузов, я пишу записку: «princesse une telle [княгиня такая то] желает видеть такого то» и еду сама на извозчике хоть два, хоть три раза, хоть четыре, до тех пор, пока не добьюсь того, что мне надо. Мне всё равно, что бы обо мне ни думали.
– Ну, как же, кого ты просила о Бореньке? – спросила графиня. – Ведь вот твой уже офицер гвардии, а Николушка идет юнкером. Некому похлопотать. Ты кого просила?
– Князя Василия. Он был очень мил. Сейчас на всё согласился, доложил государю, – говорила княгиня Анна Михайловна с восторгом, совершенно забыв всё унижение, через которое она прошла для достижения своей цели.
– Что он постарел, князь Василий? – спросила графиня. – Я его не видала с наших театров у Румянцевых. И думаю, забыл про меня. Il me faisait la cour, [Он за мной волочился,] – вспомнила графиня с улыбкой.
– Всё такой же, – отвечала Анна Михайловна, – любезен, рассыпается. Les grandeurs ne lui ont pas touriene la tete du tout. [Высокое положение не вскружило ему головы нисколько.] «Я жалею, что слишком мало могу вам сделать, милая княгиня, – он мне говорит, – приказывайте». Нет, он славный человек и родной прекрасный. Но ты знаешь, Nathalieie, мою любовь к сыну. Я не знаю, чего я не сделала бы для его счастья. А обстоятельства мои до того дурны, – продолжала Анна Михайловна с грустью и понижая голос, – до того дурны, что я теперь в самом ужасном положении. Мой несчастный процесс съедает всё, что я имею, и не подвигается. У меня нет, можешь себе представить, a la lettre [буквально] нет гривенника денег, и я не знаю, на что обмундировать Бориса. – Она вынула платок и заплакала. – Мне нужно пятьсот рублей, а у меня одна двадцатипятирублевая бумажка. Я в таком положении… Одна моя надежда теперь на графа Кирилла Владимировича Безухова. Ежели он не захочет поддержать своего крестника, – ведь он крестил Борю, – и назначить ему что нибудь на содержание, то все мои хлопоты пропадут: мне не на что будет обмундировать его.
Графиня прослезилась и молча соображала что то.
– Часто думаю, может, это и грех, – сказала княгиня, – а часто думаю: вот граф Кирилл Владимирович Безухой живет один… это огромное состояние… и для чего живет? Ему жизнь в тягость, а Боре только начинать жить.
– Он, верно, оставит что нибудь Борису, – сказала графиня.
– Бог знает, chere amie! [милый друг!] Эти богачи и вельможи такие эгоисты. Но я всё таки поеду сейчас к нему с Борисом и прямо скажу, в чем дело. Пускай обо мне думают, что хотят, мне, право, всё равно, когда судьба сына зависит от этого. – Княгиня поднялась. – Теперь два часа, а в четыре часа вы обедаете. Я успею съездить.
И с приемами петербургской деловой барыни, умеющей пользоваться временем, Анна Михайловна послала за сыном и вместе с ним вышла в переднюю.
– Прощай, душа моя, – сказала она графине, которая провожала ее до двери, – пожелай мне успеха, – прибавила она шопотом от сына.
– Вы к графу Кириллу Владимировичу, ma chere? – сказал граф из столовой, выходя тоже в переднюю. – Коли ему лучше, зовите Пьера ко мне обедать. Ведь он у меня бывал, с детьми танцовал. Зовите непременно, ma chere. Ну, посмотрим, как то отличится нынче Тарас. Говорит, что у графа Орлова такого обеда не бывало, какой у нас будет.