Советский образ жизни

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Советский образ жизни — распространённое в СССР словосочетание, обозначающее устоявшуюся, типичную для социальных отношений форму индивидуальной, групповой жизни и деятельности граждан СССР, характеризующую особенность их общения, поведения и склада мышления в различных сферах. То есть, советский образ жизни — это социальные, экономические, бытовые и культурные обстоятельства, характерные для основной массы советских граждан. По построению фраза аналогична устоявшемуся[1][2] выражению «американский образ жизни».

К основным параметрам советского образа жизни, как правило, относят характерные для советской действительности труд (учёба — для подрастающего поколения), быт, общественно-политическая и культурная деятельность людей, а также различные поведенческие привычки и проявления советских граждан.

В отчётном докладе Л. И. Брежнева на XXV съезде КПСС[3] понятие «Советский образ жизни» характеризуется следующим образом:

Другой главный итог пройденного пути — наш советский образ жизни. Атмосфера подлинного коллективизма и товарищества, сплочённость, дружба всех наций и народов страны, которые крепнут день ото дня, нравственное здоровье, которое делает нас сильными, стойкими, — таковы яркие грани нашего образа жизни, таковы великие завоевания социализма, вошедшие в плоть и кровь нашей действительности.




Праздники

Неотъемлемой частью образа жизни советского народа стали советские праздники: Новый год, Первомай, День Великой Октябрьской социалистической революции, День рождения Ленина, День Конституции и другие.

Потребление в СССР

Согласно социологическому исследованию «Люди и вещи в советской и постсоветской культуре» (авторский коллектив: О. Г. Ечевская, О. Гурова, О. Вейс, О. Дейхина, Ю. Захарова; издательство Новосибирского госуниверситета, 2005), вершиной «потребительского идеала» «среднего класса» в СССР 1969 года была триада: «автомобиль», «холодильник» и «мебель», (результаты представлены ниже в таблице)[4][5], которым часто противопоставлялись «духовные ценности».[5] Личный автомобиль был почти недостижимой мечтой рядового советского гражданина 1960-х годов, который можно было купить в основном на «нетрудовые доходы», как это было показано в кинокомедии «Берегись автомобиля», 1966 г.

Приоритет приобретения Рабочие более низкой обеспеченности (менее 75 руб. на человека в месяц) Рабочие более высокой обеспеченности (более 75 руб. на человека в месяц) Инженеры более низкой группы обеспеченности Инженеры более высокой группы обеспеченности Учителя
1 Холодильник Автомобиль Автомобиль Автомобиль Мебель
2 Автомобиль Холодильник Мебель Мебель Автомобиль
3 Мебель Мебель Холодильник Магнитофон Холодильник
4 Телевизор Телевизор Телевизор Пианино Пианино
5 Пианино Пианино Магнитофон Холодильник Магнитофон
6 Магнитофон Стиральная машина Книги Мотоцикл Телевизор
7 Мотоцикл Мотоцикл Пианино Книги Книги
8 Стиральная машина Книги Стиральная машина Новый автомобиль Стиральная машина
9 Книги Новый автомобиль Мотоцикл Стиральная машина Спортинвентарь
10 Дача Дача Дача Дача Дача

«Импортная стенка», хрусталь и полное собрание сочинений в ней также считались престижными символами советской семьи. (Для справки: Зарплаты советских граждан и цены поздних периодов СССР приведены в книге Куратов О. В. «[p-marketing.ru/publications/general-questions/social-dynamics/prices-salaries-60-80s Хроники русского быта (1950—1990)»] // —М.:, 2004 г..)

В то же время люди, жившие в советское время, обоснованно подтверждают, что личные автомобили, дорогая мебель и престижные дачные особняки были доступны не инженерам, учителям или рабочим, а прежде всего партийным чиновникам, высокопоставленным военным, директорам предприятий, торговым работникам. Квартира не входила в потребительский идеал граждан СССР в представленной выше таблице, так как в основном (за исключением ЖСК) квартиры в СССР не продавались, а распределялись государством в аренду, что кажется удивительным для современных молодых граждан России[6].

Сравнение потребительских приоритетов и цен в СССР и современной России

После распада СССР и перехода экономики на капиталистические рельсы, в России постепенно произошли значительные трансформации потребительских приоритетов и цен. Цены менялись и в связи с общим мировым развитием технологий и техники.

Квартира

В СССР большинство семей рабочих и служащих получали государственные квартиры бесплатно — на правах пожизненной бесплатной аренды у государства (платили только небольшие коммунальные платежи), разрешался обмен, передача по наследству, также была возможность получить беспроцентную ссуду на кооперативную квартиру[6]. В итоге, к 1989 г., 83 % населения СССР жило в отдельных государственных квартирах (оставшаяся часть — это кооперативное жилье и так называемый частный сектор)[7]. Бесплатно выдавались рабочим и служащим и дачные участки[8]. После распада СССР, в 1990-е годы в России было разрешено приватизировать квартиры в собственность, но бесплатная выдача жилья рядовым гражданам практически сошла на нет.

Для сравнения, по состоянию на 2012 год, покупка жилья в ипотеку в России была недоступна для 81 % населения[9]. По данным газеты «Коммерсантъ», в 2013 г. только 1 % домохозяйств России мог свободно позволить себе дорогие покупки — квартиру, машину, дачу[10].

Легковой автомобиль

В СССР государство изначально взяло курс на развитие общественного, а не личного транспорта, и цены на советские легковые автомобили были высокими. Например, в середине 1970-х годов «Волга» «ГАЗ-24» стоила 9200 рублей, что было в 3 раза выше средней стоимости отдельной кооперативной квартиры того времени[11]. «Жигули» ВАЗ-2103 — 7500 рублей, «Москвич-412» — 4990 рублей. Несмотря на это, очереди на покупку личной автомашины растягивались на несколько лет, что свидетельствовало о возросшем благосостоянии советских граждан.[7][12].

В настоящее время (2015 г.), на среднюю стоимость 1-комнатной квартиры в Москве (~6,8 млн руб)[13] можно было купить 10-12 шт. легковых автомобилей ВАЗ «Гранта» или «Приора».

В советские времена личный автомобиль в буквальном смысле был роскошью, но в то время доступным и распространенным средством передвижения были мотоциклы: Урал, Иж, Ява, CZ (Чезет). Особой популярностью «двухколесные кони» пользовались у жителей сельской местности.

Общественные такси в Советском Союзе повсеместно были оборудованы счетчиками.

Бытовая аудио- и видеотехника

Аудио-техника (магнитофоны, радиолы, проигрыватели пластинок) получили распространение с конца 50-х — начала 60-х годов ХХ века. В середине 1980-х годов в СССР начали выпускать первые бытовые VHS-видеомагнитофоны «Электроника ВМ-12», которые стоили 1200 рублей (7-10 средних зарплат того времени[12]), но были дефицитным товаром и продавались по предварительной записи. Существовало даже такое понятие, как очередь на видеомагнитофон.

Мода и стиль советского человека

Сразу же после Октябрьской революции власть взяла под контроль моду. В основном, изменение претерпевала женская мода, нежели мужская. Одежда становилась незатейливой, более простой, чем во времена Российской империи. Женщина должна была выглядеть как гражданин, на которого можно положиться, который может «строить» социализм. Одной из главных новинок 1920-х годов стал спортивный конструктивизмК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 4479 дней].

Мужская одежда осталась практически неизменной: английский костюм и галстук. Единственным изменением было то, что «буржуазный» котелок был вытеснен «пролетарской» кепкой, а в дальнейшем — номенклатурной фуражкой.

Во времена НЭПа (середина-конец 20-х) стали появляться платья в стиле «чарльстон», с заниженной талией. Такие платья рассчитывались на крупногабаритных женщин, которых было большинство, поэтому платья были больше похожи на бесформенные балахоны, подчёркивающие живот. Очень популярными стали шляпы, после чего открылось множество ателье по пошиву шляп. Также приветствовалось минимум макияжа и аксессуаров. Неотъемлемым атрибутом городских жителей стали кожаные куртки.

В 1930-х годах произошёл откат относительно женской моды к имперским временам, однако этот период как никогда делает схожими советскую и западную моду. Вновь стало модно подчёркивать грудь и бёдра. Яркие и пёстрые цвета одежды были вытеснены тёмными. Стало модно осветлять волосы[14][15].

В 1940—1950-х годах советская мода остаётся практически неизменной. Во время хрущёвской оттепели (вторая половина 1950-х — 1960-е), в связи большей открытостью советского общества, в СССР начинает проникать западный стиль в моде. Зародилась субкультура стиляг, одевающихся остромодно и даже вызывающе.

В 1970-х, с развитием связей с Западом, появилась мода на джинсы, индийские сари и пр. В кругах интеллигенции стали популярны, в подражание «старине Хэму», джемперы-«водолазки». Стали появляться хиппи (которые, правда, сильно отличались от западных из-за недостатка информации и давления господствующей идеологии). Также, в страну проникает поп-культура. Именно в этот период происходит смешение женской и мужской моды: женщины начинают носить брючные костюмы. Одежда становилась пестрей. Новинкой для советского человека стала обувь на платформе. В 1970-х власть практически не держит моду под контролем, стало возможным носить юбки любой длины, брюки-клёш и использовать максимум макияжа.

В конце 1970-х и начале 1980-х джинсовую и трикотажную одежду стали сменять атласные и блестящие ткани в стиле диско. Стал популярен мех. Однако после недолгого «триумфа» диско, в моду вновь вернулись джинсы и трикотаж. Стало популярно использовать различные аксессуары. Далее на молодёжный стиль причёсок повлияла рок-культура, очень модны были начёсы, которые носили вплоть до конца 1990-х[16], «химия».

Молодёжная мода

С конца 1940-х и до 1960-х советская молодёжь, в некоторой своей части, осваивала молодёжную субкультуру стиляг — мода на широкие яркие штаны, мешковатый пиджак, шляпы.

В 1960-х появилась мода на мужские и женские брюки клёш, узкие брюки с широкими штанинами.[17]

В 1980-х, в период Перестройки, в среде советской молодёжи появилась аналоги других современных западных субкультур — панки, металлисты — которые своим видом протестовали против советского жизненного устройства.

В начале 1990-х у девушек появилась мода на лосины, у мужчин — на варёные джинсы (т. н. называемые «варёнки»), как привозные, продаваемые на рынках вьетнамцами, так и «самопальные».

Мода 1970—1980-х

Культурные запросы

См. Советский кинематограф, Советская литература, Советская пресса, Советское телевидение

Мнения

У меня давно была задумка организовать большие делегации из представителей различных слоев населения западных стран в нашу страну. Но показывать им не церкви, музеи и балет, а нашу повседневную жизнь. Пусть осмотрят наш, советский образ жизни! Конечно, у нас есть что критиковать. Но у нас есть и многое такое, чему западные люди позавидовать могут. Например, у нас нет безработицы. Террористов нет.
Советский образ жизни по главным показателям отвечал уровню самых развитых стран или превышал его.

См. также

Напишите отзыв о статье "Советский образ жизни"

Литература

  • Касьяненко В. И. Советский образ жизни. — М., 1982.
  • Советский союз: Образ жизни. 1945—1985. — М., 2007. — ISBN 978-5-91432-001-7
  • Николай Ефимов Советский образ жизни — М.: Новости, 1983.
  • Витрук Н. В., Мыскин Ю. Г. Социалистический образ жизни. Государственно-правовые проблемы. Под ред. В. П. Казимирчука. — М.: Юрид. лит., 1980.
  • Тихомиров Ю. Социалистическая законность и советский образ жизни.
  • Анашкин Г. З. Советский образ жизни и некоторые актуальные правовые проблемы.
  • Дебольский М. Г. Письма трудящихся как источник информации об образе жизни.
  • К. А. Абульханова-Славская, К. С. Касюлис. [www.voppsy.ru/issues/1985/854/854184.htm Психологические проблемы образа жизни советской и финской молодёжи.]
  • Андрианов Н. П. Советский образ жизни и атеистическое воспитание — Фрунзе: Мектеп, 1982.
  • Советский образ жизни: сегодня и завтра / Сост. В. И. Добрынина. — М.: Молодая гвардия, 1976.
  • Бестужев-Лада И. Советский образ жизни, формы и методы его пропаганды.
  • Анашкин Г. З. Советский образ жизни и некоторые актуальные правовые проблемы // XXV съезд КПСС: проблемы социалистического образа жизни и укрепления правопорядка. Материалы научной конференции, 23 — 25 ноября 1976 г.. — М.: РИО Акад. МВД СССР, 1977. — С. 393—397
  • Советский образ жизни. Наша современница — М., Знание, 1989. — 192 с., с илл.
  • Мыскин Ю. Г. Советский образ жизни. Правовой аспект. Дис. … канд. юрид. наук: 12.00.01 / — М., 1982. — 184 c.
  • Жилина Л. Н., Фролова Н. Т. Проблемы потребления и воспитание личности. — М.: Мысль, 1969. — С. 54.
  • О. Г. Ечевская, О. Гурова, О. Вейс, О. Дейхина, Ю. Захарова [www.ecsocman.edu.ru/text/19198252/ Люди и вещи в советской и постсоветской культуре] — Новосибирск: Изд-во НГУ, 2005
  • М. Рольф. [www.fedy-diary.ru/?p=5049 Советские массовые праздники] (пер. с нем. В. Т. Алтухова) — М.: РОССПЭН, —2009. — (История сталинизма) — 439 с. — ISBN 978-5-8243-1086-3
  • Богданов К. А. [www.fedy-diary.ru/?p=4472 Vox populi: Фольклорные жанры советской культуры] — М., 2009. — 368 с: илл. ISBN 978-5-86793-671-6
  • Леонид Беловинский. Энциклопедический словарь истории советской повседневной жизни[20]
  • Куратов О. В. Хроники русского быта 1950—1990 гг. Неофициальная фактография // — М., ДеЛи принт, 2004 г., ISBN 5-94343-058-X

Ссылки

  • Гурова О. [www.ecsocman.edu.ru/data/316/687/1219/razdel_1.pdf От бытового аскетизма к культу вещей: идеология потребления в советском обществе]
  • Гачев Г. [vivovoco.astronet.ru/VV/NG/GACHEV.HTM Я — советский человек и не знаю другого образа…] // НГ, 21 января 1994 г.
  • [20th.su/2014/09/02/muzhskaya-moda-v-sssr/ Мужская мода в советское время]
  • [novaya.com.ua/?/articles/2010/10/14/112043-19 «Лишнего билетика не найдется?»] — газета «Новая»
  • «Сегодня носит Адидас, а завтра родину продаст» [novaya.com.ua/?/articles/2010/11/09/094844-19 , или Как «тройная сплошная» прошлась по Советскому Союзу] — газета «Новая»
  • В плену у «Рабыни Изауры» [novaya.com.ua/?/articles/2010/11/02/112227-16 , или Как домохозяек всего СССР добровольно подсадили на бразильское «мыло»] — газета «Новая»
  • ГЭДЭЭРовские коляски на советский манер. [novaya.com.ua/?/articles/2010/10/20/134223-9 Советские дети вырастали в алюминиевых «Мальвинах», а в импортных спустя годы даже возили картошку] — газета «Новая»
  • Воронцова Т. [urokiistorii.ru/history/routine/2009/05/svadba-v-sssr Свадьба в СССР: трансформации обрядности] // «Уроки истории», 12.05.2009
  • [www.svoboda.org/audio/26565778.html О книге д.ист. н. Н. Лебиной «Мужчины и женщины. Тело, мода, культура. СССР, оттепель.»] (СПб, «Новое литературное обозрение») // Радио «Свобода» — Культурный дневник, 19 сентября 2014
  • док. проект РЕН ТВ [www.rg.ru/2012/12/24/telekolonka-site.html «Легенды СССР»], 30 декабря 2012
    • д/ф «Квартирный вопрос»
  • д/ф «Бизнес по-советски. Жизнь удалась» из ист. цикла [www.belarus-tv.by/rus/anoncebtv.asp?id=1112 «Обратный отсчет»] (Беларусь-ТВ, 2010)
  • д/ф «Кухня по-советски. Испытание дефицитом» из ист. цикла «Обратный отсчет» (Беларусь-ТВ, 2010)
  • д/ф [russia.tv/video/show/brand_id/9192 «Мода для народа»] (РТР, 2011)
  • д/ф [rutv.ru/live/show/id/9090 «Жизнь взаймы. Ломбарды. Возвращение»] (РТР, 6 сентября 2012)
  • Владимир Широкогоров [p-marketing.ru/publications/general-questions/social-dynamics/prices-salaries-60-80s "Цены и оклады: эпоха «зрелого социализма»] //
кулинария
  • д/ф «Общепит» из цикла «Сделано в СССР» (РЕН ТВ, 2012)
  • Ани фон Бремзен[21] [inotv.rt.com/2013-10-30/Nostalgiya-po-SSSR-stala-syuzhetom «Овладеть искусством советской кухни»] (англ. «Mastering the Art of Soviet Cooking» by Anya von Bremzen, 2013)

Примечания

  1. Шаповалов В. Ф. [www.ecsocman.edu.ru/data/483/137/1231/003_Shapovalov.pdf Откуда придет «Дух капитализма»?]
  2. Сергей ПЕГОВ. [ecsocman.edu.ru/data/260/482/1216/014Sergej_PEGOV1.pdf Экологические аспекты геополитики]
  3. КПСС. Съезд 25-й. Стенографический отчёт. 24 февраля — 5 марта 1976 г. [В 3-х т.]. Т. 1. — М.:Политиздат, 1976. — С. 113
  4. О.Г. Ечевская, О.Ю. Гурова, О. Вейс, О. Дейхина, Ю. Захарова. [ecsocman.hse.ru/data/316/687/1219/razdel_1.pdf Люди и вещи в советской и постсоветской культуре] (PDF) стр. 28.
  5. 1 2 [www.ecsocman.edu.ru/text/19198252/ Люди и вещи в советской и постсоветской культуре] — [www.ecsocman.edu.ru/data/316/687/1219/razdel_1.pdf Раздел 1. Вещи в советской культуре]
  6. 1 2 [amic-polit.ru/kak-raspredelyali-zhile-v-sssr Как распределяли жилье в СССР]. amic-polit.ru. Проверено 1 ноября 2015.
  7. 1 2 [www.sovross.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=599809 Официальный сайт газеты Советская Россия - Радуга мыльного пузыря]. www.sovross.ru. Проверено 1 ноября 2015.
  8. [kadastr61.ru/biblioteka/9-postanovleniya/925--18--1966--n-261--------.html от 18 марта 1966 г. N 261 О КОЛЛЕКТИВНОМ САДОВОДСТВЕ РАБОЧИХ И СЛУЖАЩИХ В РСФСР]. kadastr61.ru. Проверено 1 ноября 2015.
  9. [dom.lenta.ru/news/2012/04/27/mortgage/ Ипотека оказалась недоступной для 81 процента россиян]. dom.lenta.ru. Проверено 1 ноября 2015.
  10. Надежда Петрова [www.kommersant.ru/doc/2198957 По законам жирного времени] // Журнал "Коммерсантъ Деньги". — 2013-10-06. — Вып. 22. — С. 15.
  11. [www.interfax.ru/business/70389 Квартира в кооперативе - назад в СССР?] (ru-RU). Interfax.ru. Проверено 1 ноября 2015.
  12. 1 2 [p-marketing.ru/publications/general-questions/social-dynamics/prices-salaries-60-80s Цены и оклады: эпоха «зрелого социализма»]. p-marketing.ru. Проверено 1 ноября 2015.
  13. [realty.dmir.ru/msk/prices/ceny-na-kvartiry-v-moskve/ Цены на квартиры Москве, динамика цен на квартиры - Realty.dmir.ru (Недвижимость и Цены).]. realty.dmir.ru. Проверено 1 ноября 2015.
  14. [www.artfuture.ru/node/480 Мода начала времён Советской власти]
  15. [www.osinka.ru/Moda/Style/2007_Fashion_XXvek/1910-1930_10.html Мода СССР]
  16. [savok.name/225-sovetskaja-moda.html Мода в СССР 2]
  17. с начала 2000 года брюки клёш, снова вошли уже в российскую и европейскую моду, см. [www.luxemag.ru/fashionhistory/2851.html Брюки Клёш]
  18. Зиновьев А. А. [www.zinoviev.ru/rus/katastroika.html Катастройка]
  19. Кара-Мурза С. Г. [www.situation.ru/app/rs/books/articles/livan2.htm Советский Союз — Российская Федерация — будущее]
  20. [www.gazeta.ru/infographics/deficit/ ДЕФИЦИТ И С ЧЕМ ЕГО ЕДЯТ]
  21. [finly.ru/article/ussr-book-03410/ Аня фон Бремзен] — талантливый писатель, чья первая книга «Пожалуйста, к столу» («Please to the Table») была удостоена премии Джеймса Берда, которую также называют «Оскаром» кулинарного мира.

Отрывок, характеризующий Советский образ жизни

– Теперь чтобы понравиться московским девицам – il faut etre melancolique. Et il est tres melancolique aupres de m lle Карагин, [надо быть меланхоличным. И он очень меланхоличен с m elle Карагин,] – сказал Пьер.
– Vraiment? [Право?] – сказала княжна Марья, глядя в доброе лицо Пьера и не переставая думать о своем горе. – «Мне бы легче было, думала она, ежели бы я решилась поверить кому нибудь всё, что я чувствую. И я бы желала именно Пьеру сказать всё. Он так добр и благороден. Мне бы легче стало. Он мне подал бы совет!»
– Пошли бы вы за него замуж? – спросил Пьер.
– Ах, Боже мой, граф, есть такие минуты, что я пошла бы за всякого, – вдруг неожиданно для самой себя, со слезами в голосе, сказала княжна Марья. – Ах, как тяжело бывает любить человека близкого и чувствовать, что… ничего (продолжала она дрожащим голосом), не можешь для него сделать кроме горя, когда знаешь, что не можешь этого переменить. Тогда одно – уйти, а куда мне уйти?…
– Что вы, что с вами, княжна?
Но княжна, не договорив, заплакала.
– Я не знаю, что со мной нынче. Не слушайте меня, забудьте, что я вам сказала.
Вся веселость Пьера исчезла. Он озабоченно расспрашивал княжну, просил ее высказать всё, поверить ему свое горе; но она только повторила, что просит его забыть то, что она сказала, что она не помнит, что она сказала, и что у нее нет горя, кроме того, которое он знает – горя о том, что женитьба князя Андрея угрожает поссорить отца с сыном.
– Слышали ли вы про Ростовых? – спросила она, чтобы переменить разговор. – Мне говорили, что они скоро будут. Andre я тоже жду каждый день. Я бы желала, чтоб они увиделись здесь.
– А как он смотрит теперь на это дело? – спросил Пьер, под он разумея старого князя. Княжна Марья покачала головой.
– Но что же делать? До года остается только несколько месяцев. И это не может быть. Я бы только желала избавить брата от первых минут. Я желала бы, чтобы они скорее приехали. Я надеюсь сойтись с нею. Вы их давно знаете, – сказала княжна Марья, – скажите мне, положа руку на сердце, всю истинную правду, что это за девушка и как вы находите ее? Но всю правду; потому что, вы понимаете, Андрей так много рискует, делая это против воли отца, что я бы желала знать…
Неясный инстинкт сказал Пьеру, что в этих оговорках и повторяемых просьбах сказать всю правду, выражалось недоброжелательство княжны Марьи к своей будущей невестке, что ей хотелось, чтобы Пьер не одобрил выбора князя Андрея; но Пьер сказал то, что он скорее чувствовал, чем думал.
– Я не знаю, как отвечать на ваш вопрос, – сказал он, покраснев, сам не зная от чего. – Я решительно не знаю, что это за девушка; я никак не могу анализировать ее. Она обворожительна. А отчего, я не знаю: вот всё, что можно про нее сказать. – Княжна Марья вздохнула и выражение ее лица сказало: «Да, я этого ожидала и боялась».
– Умна она? – спросила княжна Марья. Пьер задумался.
– Я думаю нет, – сказал он, – а впрочем да. Она не удостоивает быть умной… Да нет, она обворожительна, и больше ничего. – Княжна Марья опять неодобрительно покачала головой.
– Ах, я так желаю любить ее! Вы ей это скажите, ежели увидите ее прежде меня.
– Я слышал, что они на днях будут, – сказал Пьер.
Княжна Марья сообщила Пьеру свой план о том, как она, только что приедут Ростовы, сблизится с будущей невесткой и постарается приучить к ней старого князя.


Женитьба на богатой невесте в Петербурге не удалась Борису и он с этой же целью приехал в Москву. В Москве Борис находился в нерешительности между двумя самыми богатыми невестами – Жюли и княжной Марьей. Хотя княжна Марья, несмотря на свою некрасивость, и казалась ему привлекательнее Жюли, ему почему то неловко было ухаживать за Болконской. В последнее свое свиданье с ней, в именины старого князя, на все его попытки заговорить с ней о чувствах, она отвечала ему невпопад и очевидно не слушала его.
Жюли, напротив, хотя и особенным, одной ей свойственным способом, но охотно принимала его ухаживанье.
Жюли было 27 лет. После смерти своих братьев, она стала очень богата. Она была теперь совершенно некрасива; но думала, что она не только так же хороша, но еще гораздо больше привлекательна, чем была прежде. В этом заблуждении поддерживало ее то, что во первых она стала очень богатой невестой, а во вторых то, что чем старее она становилась, тем она была безопаснее для мужчин, тем свободнее было мужчинам обращаться с нею и, не принимая на себя никаких обязательств, пользоваться ее ужинами, вечерами и оживленным обществом, собиравшимся у нее. Мужчина, который десять лет назад побоялся бы ездить каждый день в дом, где была 17 ти летняя барышня, чтобы не компрометировать ее и не связать себя, теперь ездил к ней смело каждый день и обращался с ней не как с барышней невестой, а как с знакомой, не имеющей пола.
Дом Карагиных был в эту зиму в Москве самым приятным и гостеприимным домом. Кроме званых вечеров и обедов, каждый день у Карагиных собиралось большое общество, в особенности мужчин, ужинающих в 12 м часу ночи и засиживающихся до 3 го часу. Не было бала, гулянья, театра, который бы пропускала Жюли. Туалеты ее были всегда самые модные. Но, несмотря на это, Жюли казалась разочарована во всем, говорила всякому, что она не верит ни в дружбу, ни в любовь, ни в какие радости жизни, и ожидает успокоения только там . Она усвоила себе тон девушки, понесшей великое разочарованье, девушки, как будто потерявшей любимого человека или жестоко обманутой им. Хотя ничего подобного с ней не случилось, на нее смотрели, как на такую, и сама она даже верила, что она много пострадала в жизни. Эта меланхолия, не мешавшая ей веселиться, не мешала бывавшим у нее молодым людям приятно проводить время. Каждый гость, приезжая к ним, отдавал свой долг меланхолическому настроению хозяйки и потом занимался и светскими разговорами, и танцами, и умственными играми, и турнирами буриме, которые были в моде у Карагиных. Только некоторые молодые люди, в числе которых был и Борис, более углублялись в меланхолическое настроение Жюли, и с этими молодыми людьми она имела более продолжительные и уединенные разговоры о тщете всего мирского, и им открывала свои альбомы, исписанные грустными изображениями, изречениями и стихами.
Жюли была особенно ласкова к Борису: жалела о его раннем разочаровании в жизни, предлагала ему те утешения дружбы, которые она могла предложить, сама так много пострадав в жизни, и открыла ему свой альбом. Борис нарисовал ей в альбом два дерева и написал: Arbres rustiques, vos sombres rameaux secouent sur moi les tenebres et la melancolie. [Сельские деревья, ваши темные сучья стряхивают на меня мрак и меланхолию.]
В другом месте он нарисовал гробницу и написал:
«La mort est secourable et la mort est tranquille
«Ah! contre les douleurs il n'y a pas d'autre asile».
[Смерть спасительна и смерть спокойна;
О! против страданий нет другого убежища.]
Жюли сказала, что это прелестно.
– II y a quelque chose de si ravissant dans le sourire de la melancolie, [Есть что то бесконечно обворожительное в улыбке меланхолии,] – сказала она Борису слово в слово выписанное это место из книги.
– C'est un rayon de lumiere dans l'ombre, une nuance entre la douleur et le desespoir, qui montre la consolation possible. [Это луч света в тени, оттенок между печалью и отчаянием, который указывает на возможность утешения.] – На это Борис написал ей стихи:
«Aliment de poison d'une ame trop sensible,
«Toi, sans qui le bonheur me serait impossible,
«Tendre melancolie, ah, viens me consoler,
«Viens calmer les tourments de ma sombre retraite
«Et mele une douceur secrete
«A ces pleurs, que je sens couler».
[Ядовитая пища слишком чувствительной души,
Ты, без которой счастье было бы для меня невозможно,
Нежная меланхолия, о, приди, меня утешить,
Приди, утиши муки моего мрачного уединения
И присоедини тайную сладость
К этим слезам, которых я чувствую течение.]
Жюли играла Борису нa арфе самые печальные ноктюрны. Борис читал ей вслух Бедную Лизу и не раз прерывал чтение от волнения, захватывающего его дыханье. Встречаясь в большом обществе, Жюли и Борис смотрели друг на друга как на единственных людей в мире равнодушных, понимавших один другого.
Анна Михайловна, часто ездившая к Карагиным, составляя партию матери, между тем наводила верные справки о том, что отдавалось за Жюли (отдавались оба пензенские именья и нижегородские леса). Анна Михайловна, с преданностью воле провидения и умилением, смотрела на утонченную печаль, которая связывала ее сына с богатой Жюли.
– Toujours charmante et melancolique, cette chere Julieie, [Она все так же прелестна и меланхолична, эта милая Жюли.] – говорила она дочери. – Борис говорит, что он отдыхает душой в вашем доме. Он так много понес разочарований и так чувствителен, – говорила она матери.
– Ах, мой друг, как я привязалась к Жюли последнее время, – говорила она сыну, – не могу тебе описать! Да и кто может не любить ее? Это такое неземное существо! Ах, Борис, Борис! – Она замолкала на минуту. – И как мне жалко ее maman, – продолжала она, – нынче она показывала мне отчеты и письма из Пензы (у них огромное имение) и она бедная всё сама одна: ее так обманывают!
Борис чуть заметно улыбался, слушая мать. Он кротко смеялся над ее простодушной хитростью, но выслушивал и иногда выспрашивал ее внимательно о пензенских и нижегородских имениях.
Жюли уже давно ожидала предложенья от своего меланхолического обожателя и готова была принять его; но какое то тайное чувство отвращения к ней, к ее страстному желанию выйти замуж, к ее ненатуральности, и чувство ужаса перед отречением от возможности настоящей любви еще останавливало Бориса. Срок его отпуска уже кончался. Целые дни и каждый божий день он проводил у Карагиных, и каждый день, рассуждая сам с собою, Борис говорил себе, что он завтра сделает предложение. Но в присутствии Жюли, глядя на ее красное лицо и подбородок, почти всегда осыпанный пудрой, на ее влажные глаза и на выражение лица, изъявлявшего всегдашнюю готовность из меланхолии тотчас же перейти к неестественному восторгу супружеского счастия, Борис не мог произнести решительного слова: несмотря на то, что он уже давно в воображении своем считал себя обладателем пензенских и нижегородских имений и распределял употребление с них доходов. Жюли видела нерешительность Бориса и иногда ей приходила мысль, что она противна ему; но тотчас же женское самообольщение представляло ей утешение, и она говорила себе, что он застенчив только от любви. Меланхолия ее однако начинала переходить в раздражительность, и не задолго перед отъездом Бориса, она предприняла решительный план. В то самое время как кончался срок отпуска Бориса, в Москве и, само собой разумеется, в гостиной Карагиных, появился Анатоль Курагин, и Жюли, неожиданно оставив меланхолию, стала очень весела и внимательна к Курагину.
– Mon cher, – сказала Анна Михайловна сыну, – je sais de bonne source que le Prince Basile envoie son fils a Moscou pour lui faire epouser Julieie. [Мой милый, я знаю из верных источников, что князь Василий присылает своего сына в Москву, для того чтобы женить его на Жюли.] Я так люблю Жюли, что мне жалко бы было ее. Как ты думаешь, мой друг? – сказала Анна Михайловна.
Мысль остаться в дураках и даром потерять весь этот месяц тяжелой меланхолической службы при Жюли и видеть все расписанные уже и употребленные как следует в его воображении доходы с пензенских имений в руках другого – в особенности в руках глупого Анатоля, оскорбляла Бориса. Он поехал к Карагиным с твердым намерением сделать предложение. Жюли встретила его с веселым и беззаботным видом, небрежно рассказывала о том, как ей весело было на вчерашнем бале, и спрашивала, когда он едет. Несмотря на то, что Борис приехал с намерением говорить о своей любви и потому намеревался быть нежным, он раздражительно начал говорить о женском непостоянстве: о том, как женщины легко могут переходить от грусти к радости и что у них расположение духа зависит только от того, кто за ними ухаживает. Жюли оскорбилась и сказала, что это правда, что для женщины нужно разнообразие, что всё одно и то же надоест каждому.
– Для этого я бы советовал вам… – начал было Борис, желая сказать ей колкость; но в ту же минуту ему пришла оскорбительная мысль, что он может уехать из Москвы, не достигнув своей цели и даром потеряв свои труды (чего с ним никогда ни в чем не бывало). Он остановился в середине речи, опустил глаза, чтоб не видать ее неприятно раздраженного и нерешительного лица и сказал: – Я совсем не с тем, чтобы ссориться с вами приехал сюда. Напротив… – Он взглянул на нее, чтобы увериться, можно ли продолжать. Всё раздражение ее вдруг исчезло, и беспокойные, просящие глаза были с жадным ожиданием устремлены на него. «Я всегда могу устроиться так, чтобы редко видеть ее», подумал Борис. «А дело начато и должно быть сделано!» Он вспыхнул румянцем, поднял на нее глаза и сказал ей: – «Вы знаете мои чувства к вам!» Говорить больше не нужно было: лицо Жюли сияло торжеством и самодовольством; но она заставила Бориса сказать ей всё, что говорится в таких случаях, сказать, что он любит ее, и никогда ни одну женщину не любил более ее. Она знала, что за пензенские имения и нижегородские леса она могла требовать этого и она получила то, что требовала.
Жених с невестой, не поминая более о деревьях, обсыпающих их мраком и меланхолией, делали планы о будущем устройстве блестящего дома в Петербурге, делали визиты и приготавливали всё для блестящей свадьбы.


Граф Илья Андреич в конце января с Наташей и Соней приехал в Москву. Графиня всё была нездорова, и не могла ехать, – а нельзя было ждать ее выздоровления: князя Андрея ждали в Москву каждый день; кроме того нужно было закупать приданое, нужно было продавать подмосковную и нужно было воспользоваться присутствием старого князя в Москве, чтобы представить ему его будущую невестку. Дом Ростовых в Москве был не топлен; кроме того они приехали на короткое время, графини не было с ними, а потому Илья Андреич решился остановиться в Москве у Марьи Дмитриевны Ахросимовой, давно предлагавшей графу свое гостеприимство.
Поздно вечером четыре возка Ростовых въехали во двор Марьи Дмитриевны в старой Конюшенной. Марья Дмитриевна жила одна. Дочь свою она уже выдала замуж. Сыновья ее все были на службе.
Она держалась всё так же прямо, говорила также прямо, громко и решительно всем свое мнение, и всем своим существом как будто упрекала других людей за всякие слабости, страсти и увлечения, которых возможности она не признавала. С раннего утра в куцавейке, она занималась домашним хозяйством, потом ездила: по праздникам к обедни и от обедни в остроги и тюрьмы, где у нее бывали дела, о которых она никому не говорила, а по будням, одевшись, дома принимала просителей разных сословий, которые каждый день приходили к ней, и потом обедала; за обедом сытным и вкусным всегда бывало человека три четыре гостей, после обеда делала партию в бостон; на ночь заставляла себе читать газеты и новые книги, а сама вязала. Редко она делала исключения для выездов, и ежели выезжала, то ездила только к самым важным лицам в городе.
Она еще не ложилась, когда приехали Ростовы, и в передней завизжала дверь на блоке, пропуская входивших с холода Ростовых и их прислугу. Марья Дмитриевна, с очками спущенными на нос, закинув назад голову, стояла в дверях залы и с строгим, сердитым видом смотрела на входящих. Можно бы было подумать, что она озлоблена против приезжих и сейчас выгонит их, ежели бы она не отдавала в это время заботливых приказаний людям о том, как разместить гостей и их вещи.
– Графские? – сюда неси, говорила она, указывая на чемоданы и ни с кем не здороваясь. – Барышни, сюда налево. Ну, вы что лебезите! – крикнула она на девок. – Самовар чтобы согреть! – Пополнела, похорошела, – проговорила она, притянув к себе за капор разрумянившуюся с мороза Наташу. – Фу, холодная! Да раздевайся же скорее, – крикнула она на графа, хотевшего подойти к ее руке. – Замерз, небось. Рому к чаю подать! Сонюшка, bonjour, – сказала она Соне, этим французским приветствием оттеняя свое слегка презрительное и ласковое отношение к Соне.
Когда все, раздевшись и оправившись с дороги, пришли к чаю, Марья Дмитриевна по порядку перецеловала всех.
– Душой рада, что приехали и что у меня остановились, – говорила она. – Давно пора, – сказала она, значительно взглянув на Наташу… – старик здесь и сына ждут со дня на день. Надо, надо с ним познакомиться. Ну да об этом после поговорим, – прибавила она, оглянув Соню взглядом, показывавшим, что она при ней не желает говорить об этом. – Теперь слушай, – обратилась она к графу, – завтра что же тебе надо? За кем пошлешь? Шиншина? – она загнула один палец; – плаксу Анну Михайловну? – два. Она здесь с сыном. Женится сын то! Потом Безухова чтоль? И он здесь с женой. Он от нее убежал, а она за ним прискакала. Он обедал у меня в середу. Ну, а их – она указала на барышень – завтра свожу к Иверской, а потом и к Обер Шельме заедем. Ведь, небось, всё новое делать будете? С меня не берите, нынче рукава, вот что! Намедни княжна Ирина Васильевна молодая ко мне приехала: страх глядеть, точно два боченка на руки надела. Ведь нынче, что день – новая мода. Да у тебя то у самого какие дела? – обратилась она строго к графу.
– Всё вдруг подошло, – отвечал граф. – Тряпки покупать, а тут еще покупатель на подмосковную и на дом. Уж ежели милость ваша будет, я времечко выберу, съезжу в Маринское на денек, вам девчат моих прикину.
– Хорошо, хорошо, у меня целы будут. У меня как в Опекунском совете. Я их и вывезу куда надо, и побраню, и поласкаю, – сказала Марья Дмитриевна, дотрогиваясь большой рукой до щеки любимицы и крестницы своей Наташи.
На другой день утром Марья Дмитриевна свозила барышень к Иверской и к m me Обер Шальме, которая так боялась Марьи Дмитриевны, что всегда в убыток уступала ей наряды, только бы поскорее выжить ее от себя. Марья Дмитриевна заказала почти всё приданое. Вернувшись она выгнала всех кроме Наташи из комнаты и подозвала свою любимицу к своему креслу.
– Ну теперь поговорим. Поздравляю тебя с женишком. Подцепила молодца! Я рада за тебя; и его с таких лет знаю (она указала на аршин от земли). – Наташа радостно краснела. – Я его люблю и всю семью его. Теперь слушай. Ты ведь знаешь, старик князь Николай очень не желал, чтоб сын женился. Нравный старик! Оно, разумеется, князь Андрей не дитя, и без него обойдется, да против воли в семью входить нехорошо. Надо мирно, любовно. Ты умница, сумеешь обойтись как надо. Ты добренько и умненько обойдись. Вот всё и хорошо будет.
Наташа молчала, как думала Марья Дмитриевна от застенчивости, но в сущности Наташе было неприятно, что вмешивались в ее дело любви князя Андрея, которое представлялось ей таким особенным от всех людских дел, что никто, по ее понятиям, не мог понимать его. Она любила и знала одного князя Андрея, он любил ее и должен был приехать на днях и взять ее. Больше ей ничего не нужно было.