Совет Баренцева/Евроарктического региона

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Совет Баренцева/Евроарктического региона (СБЕР) был учреждён как форум регионального сотрудничества 11 января 1993 года на встрече министров иностранных дел России и стран Северной Европы в городе Киркенесе (Норвегия). В него вошли на правах постоянных членов Дания, Исландия, Норвегия, Российская Федерация, Финляндия и Швеция, а также Комиссия Европейских сообществ. Девять государств — Великобритания, Германия, Италия, Канада, Нидерланды, Польша, Франция, США, Япония — имеют статус наблюдателей.





Предыстория

Инициаторами учреждения организации сотрудничества в Арктическом регионе выступили Норвегия и Россия. 8 марта 1992 года в Осло министры иностранных дел России и Норвегии подписали совместный протокол о рабочей программе контактов и сотрудничества. В нём подчеркивалось желание развивать экономическе сотрудничество между северными регионами обеих стран.

24 апреля 1992 года в Тромсе министр иностранных дел Норвегии Торвальд Столтенберг[en] впервые ввёл в политический лексикон понятие «Баренцев регион». Благодаря усилиям специально созданной рабочей группы и при поддержке региональных и федеральных властей, в первую очередь МИД России, Норвегии, Швеции и Финляндии 11 января 1993 года в Киркенесе в Норвегии была подписана Декларация о сотрудничестве в Баренцевом/Евроарктическом регионе[1].

Киркенесская декларация

Документом, где была сформулирована концепция «баренцева сотрудничества», является Киркенесская декларация 1993 года. Провозглашённой целью Совета Баренцева/Евроарктического региона (СБЕР) является содействие устойчивому развитию региона, двустороннему и многостороннему сотрудничеству в области экономики, торговли, науки и техники, окружающей среды, инфраструктуры, образования и культурных обменов, туризма, а также реализации проектов, направленных на улучшение положения коренного населения Севера.

СБЕР собирается ежегодно на уровне министров иностранных дел. Решения по вопросам деятельности организации Совет принимает на основе консенсуса. Председательство в СБЕР осуществляется на добровольной ротационной основе.

Под эгидой СБЕР действует Региональный совет, в который входят руководители административных единиц, образующих Баренцев регион: из России — Мурманская и Архангельская областии, Ненецкий автономный округ, Республика Карелия, а с января 2002 г. — также Республика Коми, Норвегии — фюльке Нурланн, Финнмарк и Тромс, Швеции — лены Норрботтен и Вестерботтен и Финляндии — губерния Лаппи (с 2010 года — провинция Лаппи) и союзы коммун Кайнуу и Северной Остроботнии, а также представители коренного населения региона. Председательствует в Совете на двухгодичной ротационной основе один из регионов. Региональный совет разрабатывает так называемую «Баренцеву программу сотрудничества». В Программу входят проекты по следующим основным направлениям: развитие промышленности и инфраструктуры, повышение квалификации кадров и образование, охрана окружающей среды и здравоохранение, благосостояние и культура, коренные народы.

Рабочим органом СБЕР является Комитет старших должностных лиц, состоящий из представителей внешнеполитических ведомств стран-членов и наблюдателей СБЕР. Комитет старших должностных лиц готовит сессии министров, осуществляет текущую деятельность СБЕР, курирует рабочие группы Совета. В СБЕР действуют рабочие группы по экономическому сотрудничеству, экологии, энергетике, Северному морскому пути, молодёжной политике. Под эгидой рабочей группы по экономическому сотрудничеству функционируют целевые группы по преодолению торговых барьеров и по лесному хозяйству.

В рамках сотрудничества СБЕР с Баренцевым региональным советом действуют также объединённые рабочие группы по культуре, здравоохранению и связанным с ним социальным вопросам, энергетике, образованию и научным исследованиям, туризму.

Итоги

В настоящее время на Севере Европы активно действуют четыре региональные организации: Арктический совет (АС), Совет Баренцева / Евроарктического региона (СБЕР), Совет государств Балтийского моря (СГБМ), Совет министров северных стран, а также Европейский союз со своей программой «Северное измерение». По оценкам европейских экспертов, одной из наиболее эффективных является СБЕР. Значительно сдержанней деятельность СБЕР оценивается с российской стороны. В частности, указывается на почти полное отсутствие экономической составляющей в приграничном сотрудничестве за прошедшие 20 лет со времени подписания Киркенесской декларации: большинство проектов под эгидой СБЕР было направлено на проведение исследований в области истории, этнологии и прав человека[2][3]. Отдельные аналитики выдвигают предположения о политической подоплёке подобных проектов, якобы направленных на геополитическое ослабление позиций России в Арктическом регионе в долговременной перспективе[4].

Напишите отзыв о статье "Совет Баренцева/Евроарктического региона"

Примечания

  1. [yle.fi/novosti/novosti/article8369663.html Сойни встретится с Лавровым в Оулу.] // Сайт телерадиокомпании Yleisradio Oy. Служба новостей Yle. — 9 октября 2015. (Проверено 10 октября 2015)
  2. См. например: Нильсен Й. П. Российско-норвежские отношения в арктической Европе и история Баренцева Евро-Арктического региона // Баренц-журнал. — 2002. — № 1.
  3. Nielsen Jens Petter. Njet severa, a est' severa. An attempt at comparing northernness in Russia and Norway. — Murmansk, Murmansk State Humanities University, 2006. — P. 29-32.
  4. Дмитрий Семушин: Полярный экспансионизм Норвегии: инициаторы и лоббисты. [www.regnum.ru/news/1647803.html Электронный ресурс]

Литература

  • Булатов В. Н., Шалев А. А. Баренцев Евро-Арктический регион и Архангельская область: международное сотрудничество. История и современность. — Архангельск: Изд. центр ПГУ им. М. В. Ломоносова, 2001. — 174 с.
  • Касиян А. С. Россия и Норвегия. 1814—2014 годы // Новая и новейшая история. — 2009. — № 6. — С.223-224.
  • Международные отношения на Севере Европы и Баренц-регион: история и историография: сб. ст. / Российско-норвежский семинар, 19-20 мая, 2007, Мурманск; редкол.: Ю. П. Бардилева (отв. ред.) и др. — Мурманск: Мурманский государственный педагогический университет, 2008. — 236 c.
  • Смирнов А. И. Мурманский коридор: / Рос.-норв. сотрудничество в Баренцевом регионе. — Мурманск: Изд.-полиграф. предпр. «Север», 1998. — 91 c.
  • Фокин Ю. Е., Смирнов А. И. Киркенесская Декларация о сотрудничестве в Баренцевом/Евроарктическом регионе: взгляд из России 20 лет спустя. — М.: Национальный институт исследований глобальной безопасности, 2012. — 85 с.
  • Lipponen P. The European Union needs a policy for the Northern Dimension. — Rovaniemi., 1997. — 35p.
  • Tornberg W. The Barents Euro-Arctic Co-operation. — Vienna., 1997. — 182 p.

См. также

Ссылки

  • [barentsculture.karelia.ru/site/1077013786/1077106320/1081942971.html Киркенесская декларация, 11 января 1993 года]
  • [www.beac.st Совет Баренцева/Евроарктического региона]
  • [www.beac.mid.ru/index.html О председательстве России в СБЕР]
  • [www.barentsinfo.org Информационная служба Баренцева/Евроарктического региона]
  • [barentsculture.ru/ Каталог сайтов Баренц Региона]
  • [www.barentsobserver.com Информационный портал «Барентс Обзервер»]
  • [www.barents.no/cppage.137550.ru.html Норвежский Баренц-секретариат]

Отрывок, характеризующий Совет Баренцева/Евроарктического региона

«Так вот что такое государь! – думал Петя. – Нет, нельзя мне самому подать ему прошение, это слишком смело!Несмотря на то, он все так же отчаянно пробивался вперед, и из за спин передних ему мелькнуло пустое пространство с устланным красным сукном ходом; но в это время толпа заколебалась назад (спереди полицейские отталкивали надвинувшихся слишком близко к шествию; государь проходил из дворца в Успенский собор), и Петя неожиданно получил в бок такой удар по ребрам и так был придавлен, что вдруг в глазах его все помутилось и он потерял сознание. Когда он пришел в себя, какое то духовное лицо, с пучком седевших волос назади, в потертой синей рясе, вероятно, дьячок, одной рукой держал его под мышку, другой охранял от напиравшей толпы.
– Барчонка задавили! – говорил дьячок. – Что ж так!.. легче… задавили, задавили!
Государь прошел в Успенский собор. Толпа опять разровнялась, и дьячок вывел Петю, бледного и не дышащего, к царь пушке. Несколько лиц пожалели Петю, и вдруг вся толпа обратилась к нему, и уже вокруг него произошла давка. Те, которые стояли ближе, услуживали ему, расстегивали его сюртучок, усаживали на возвышение пушки и укоряли кого то, – тех, кто раздавил его.
– Этак до смерти раздавить можно. Что же это! Душегубство делать! Вишь, сердечный, как скатерть белый стал, – говорили голоса.
Петя скоро опомнился, краска вернулась ему в лицо, боль прошла, и за эту временную неприятность он получил место на пушке, с которой он надеялся увидать долженствующего пройти назад государя. Петя уже не думал теперь о подаче прошения. Уже только ему бы увидать его – и то он бы считал себя счастливым!
Во время службы в Успенском соборе – соединенного молебствия по случаю приезда государя и благодарственной молитвы за заключение мира с турками – толпа пораспространилась; появились покрикивающие продавцы квасу, пряников, мака, до которого был особенно охотник Петя, и послышались обыкновенные разговоры. Одна купчиха показывала свою разорванную шаль и сообщала, как дорого она была куплена; другая говорила, что нынче все шелковые материи дороги стали. Дьячок, спаситель Пети, разговаривал с чиновником о том, кто и кто служит нынче с преосвященным. Дьячок несколько раз повторял слово соборне, которого не понимал Петя. Два молодые мещанина шутили с дворовыми девушками, грызущими орехи. Все эти разговоры, в особенности шуточки с девушками, для Пети в его возрасте имевшие особенную привлекательность, все эти разговоры теперь не занимали Петю; ou сидел на своем возвышении пушки, все так же волнуясь при мысли о государе и о своей любви к нему. Совпадение чувства боли и страха, когда его сдавили, с чувством восторга еще более усилило в нем сознание важности этой минуты.
Вдруг с набережной послышались пушечные выстрелы (это стреляли в ознаменование мира с турками), и толпа стремительно бросилась к набережной – смотреть, как стреляют. Петя тоже хотел бежать туда, но дьячок, взявший под свое покровительство барчонка, не пустил его. Еще продолжались выстрелы, когда из Успенского собора выбежали офицеры, генералы, камергеры, потом уже не так поспешно вышли еще другие, опять снялись шапки с голов, и те, которые убежали смотреть пушки, бежали назад. Наконец вышли еще четверо мужчин в мундирах и лентах из дверей собора. «Ура! Ура! – опять закричала толпа.
– Который? Который? – плачущим голосом спрашивал вокруг себя Петя, но никто не отвечал ему; все были слишком увлечены, и Петя, выбрав одного из этих четырех лиц, которого он из за слез, выступивших ему от радости на глаза, не мог ясно разглядеть, сосредоточил на него весь свой восторг, хотя это был не государь, закричал «ура!неистовым голосом и решил, что завтра же, чего бы это ему ни стоило, он будет военным.
Толпа побежала за государем, проводила его до дворца и стала расходиться. Было уже поздно, и Петя ничего не ел, и пот лил с него градом; но он не уходил домой и вместе с уменьшившейся, но еще довольно большой толпой стоял перед дворцом, во время обеда государя, глядя в окна дворца, ожидая еще чего то и завидуя одинаково и сановникам, подъезжавшим к крыльцу – к обеду государя, и камер лакеям, служившим за столом и мелькавшим в окнах.
За обедом государя Валуев сказал, оглянувшись в окно:
– Народ все еще надеется увидать ваше величество.
Обед уже кончился, государь встал и, доедая бисквит, вышел на балкон. Народ, с Петей в середине, бросился к балкону.
– Ангел, отец! Ура, батюшка!.. – кричали народ и Петя, и опять бабы и некоторые мужчины послабее, в том числе и Петя, заплакали от счастия. Довольно большой обломок бисквита, который держал в руке государь, отломившись, упал на перилы балкона, с перил на землю. Ближе всех стоявший кучер в поддевке бросился к этому кусочку бисквита и схватил его. Некоторые из толпы бросились к кучеру. Заметив это, государь велел подать себе тарелку бисквитов и стал кидать бисквиты с балкона. Глаза Пети налились кровью, опасность быть задавленным еще более возбуждала его, он бросился на бисквиты. Он не знал зачем, но нужно было взять один бисквит из рук царя, и нужно было не поддаться. Он бросился и сбил с ног старушку, ловившую бисквит. Но старушка не считала себя побежденною, хотя и лежала на земле (старушка ловила бисквиты и не попадала руками). Петя коленкой отбил ее руку, схватил бисквит и, как будто боясь опоздать, опять закричал «ура!», уже охриплым голосом.
Государь ушел, и после этого большая часть народа стала расходиться.
– Вот я говорил, что еще подождать – так и вышло, – с разных сторон радостно говорили в народе.
Как ни счастлив был Петя, но ему все таки грустно было идти домой и знать, что все наслаждение этого дня кончилось. Из Кремля Петя пошел не домой, а к своему товарищу Оболенскому, которому было пятнадцать лет и который тоже поступал в полк. Вернувшись домой, он решительно и твердо объявил, что ежели его не пустят, то он убежит. И на другой день, хотя и не совсем еще сдавшись, но граф Илья Андреич поехал узнавать, как бы пристроить Петю куда нибудь побезопаснее.


15 го числа утром, на третий день после этого, у Слободского дворца стояло бесчисленное количество экипажей.
Залы были полны. В первой были дворяне в мундирах, во второй купцы с медалями, в бородах и синих кафтанах. По зале Дворянского собрания шел гул и движение. У одного большого стола, под портретом государя, сидели на стульях с высокими спинками важнейшие вельможи; но большинство дворян ходило по зале.
Все дворяне, те самые, которых каждый день видал Пьер то в клубе, то в их домах, – все были в мундирах, кто в екатерининских, кто в павловских, кто в новых александровских, кто в общем дворянском, и этот общий характер мундира придавал что то странное и фантастическое этим старым и молодым, самым разнообразным и знакомым лицам. Особенно поразительны были старики, подслеповатые, беззубые, плешивые, оплывшие желтым жиром или сморщенные, худые. Они большей частью сидели на местах и молчали, и ежели ходили и говорили, то пристроивались к кому нибудь помоложе. Так же как на лицах толпы, которую на площади видел Петя, на всех этих лицах была поразительна черта противоположности: общего ожидания чего то торжественного и обыкновенного, вчерашнего – бостонной партии, Петрушки повара, здоровья Зинаиды Дмитриевны и т. п.