Сокотра

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Всемирное наследие ЮНЕСКО, объект № 1263
[whc.unesco.org/ru/list/1263 рус.] • [whc.unesco.org/en/list/1263 англ.] • [whc.unesco.org/fr/list/1263 фр.]
СокотраСокотра

</tt>

</tt>

Сокотра
араб. سقطرى
12°31′50″ с. ш. 53°20′09″ в. д. / 12.53056° с. ш. 53.33583° в. д. / 12.53056; 53.33583 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=12.53056&mlon=53.33583&zoom=9 (O)] (Я)Координаты: 12°31′50″ с. ш. 53°20′09″ в. д. / 12.53056° с. ш. 53.33583° в. д. / 12.53056; 53.33583 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=12.53056&mlon=53.33583&zoom=9 (O)] (Я)
АкваторияИндийский океан
Количество островов4
Крупнейший островСокотра
Общая площадь3796 км²
Наивысшая точка1525 м
СтранаЙемен Йемен
АЕ первого уровняСокотра
Сокотра
Население (2004 год)42 842 чел.
Плотность населения11,286 чел./км²

Соко́тра (араб. سقطرى‎) — архипелаг из четырёх островов и двух скал в Индийском океане у побережья Сомали, примерно в 350 км к югу от Аравийского полуострова. В состав архипелага входят три обитаемых острова (Сокотра, Абд-эль-Кури и Самха), необитаемый остров Дарса, а также скалы Сабуния и Каль-Фираун. Общая площадь архипелага — 3796 км².

Сложен в основном кристаллическими породами.

Архипелаг является частью мухафазы Сокотра[1][2] Республики Йемен. Территориально поделён на две «мудирии» (района): Хадибо (с административным центром в одноимённом городе) и Калансия и Абд-эль-Кури (с административным центром в городе Калансии).





География

Сокотра — один из самых изолированных в мире архипелагов континентального (то есть невулканического) происхождения; по одной из научных гипотез он отделился от Африки в среднем плиоцене (примерно 6 млн лет назад).

Архипелаг состоит из главного острова Сокотра (3625 км²[3]), острова Абд-эль-Кури (133 км²), двух небольших островов под общим названием «Аль-Ихван» («Братья») — Самха (41 км²) и Дарса (около 5 км²)[4], а также двух небольших необитаемых скальных образований — Сабуния (0,03 км²) и Каль-Фираун (0,09 км²).

Главный остров расположен в трёх географических зонах: узкие прибрежные равнины, известняковое плато, пронизанное карстовыми пещерами, и горы Хагьер, максимальная высота которых составляет 1525 м.

Климат

Климат тропический пустынный и полупустынный (Классификация климатов Кёппена: BWh и BSh), с лёгкими осадками зимой, которые более обильны в горах внутри острова, чем на прибрежных равнинах. Для сезона муссонов типичны сильный ветер и высокие волны.

Климат Сокотры
Показатель Янв. Фев. Март Апр. Май Июнь Июль Авг. Сен. Окт. Нояб. Дек. Год
Средний максимум, °C 27,2 28,5 30,5 32,7 34,2 33,9 32,0 32,3 32,7 31,4 29,8 28,0 31,1
Средняя температура, °C 22,0 23,4 25,1 27,5 28,9 29,0 27,6 27,5 27,6 26,0 24,2 22,7 26,0
Средний минимум, °C 16,8 18,3 19,8 22,2 23,7 24,1 23,2 22,8 22,6 20,6 18,7 17,5 20,9
Норма осадков, мм 23 18 14 22 37 18 12 15 27 38 18 16 256
Источник: www.cru.uea.ac.uk/~timm/cty/obs/data/obs.Socotra.htm

Флора и фауна

Долгая геологическая и биологическая изоляция Сокотры и особенности климата (сильная жара и засуха, ураганные сезонные муссоны с мая по сентябрь, заметное смягчение климата в зимние месяцы, а также особые климатические условия в горных районах) сформировали на архипелаге уникальный растительный и животный мир, характеризующийся высокой степенью эндемизма. По этой причине Сокотра внесён в список всемирного наследия ЮНЕСКО. Основную опасность для природы Сокотры представляют заносные виды, изменение климата, а также антропогенное воздействие (в том числе связанное с сельскохозяйственными животными).

Флора

Общее число видов растений Сокотры (по данным 2006 года) — 825; доля эндемичных видов во флоре региона составляет 37 %[5]. Уже по результатам первой британской исследовательской экспедиции (1880), которую возглавлял профессор Исаак Бальфур, было описано более двухсот новых для науки видов растений; часть этих новых видов была отнесена к двадцати новым родам[6].

Одно из самых знаменитых эндемичных растений Сокотры, его символ — Драцена киноварно-красная (Dracaena cinnabari), имеющее вид гриба высотой до 10 метров с зелёной шляпкой. Из коры этого дерева при надрезе начинает вытекать красный сок, который быстро застывает; образующуюся камедь багрового цвета местные жители с древних времён используют в медицинских, ветеринарных и косметических целях[7].

Ещё одно известное растение острова — Адениум тучный (Adenium obesum), чьи цветы имеют расцветку от красной до бледно-розовой. Во многих языках дословный перевод названия растения означает «роза пустыни». Также распространено название «бутылочное дерево».

На Сокотре растёт много видов алоэ, многие из которых с древних времён используются в медицине. Ещё одно необычное эндемичное растение — Дорстения гигантская (Dorstenia gigas).

Фауна

На островах живёт множество птиц, в том числе несколько эндемиков, таких как сокотранский длиннохвостый скворец (Onychognathus frater), сокотранская нектарница (Chalcomitra balfouri), сокотранский воробей (Passer insularis) и золотокрылый вьюрок (Rhynchostruthus socotranus). Также на островах архипелага нередко можно встретить Сокотранских стервятников.

Незавезённые млекопитающие на Сокотре — это сокотрийская гезель (местное название — tahrir)К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2892 дня], цивета (мускусный кот), летучие мыши. На острове можно купить мускус, его берут из желез диких мускусных котов.

Морская флора и фауна

Морская флора и фауна близ острова весьма разнообразна. Здесь добывают самый редкийК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2384 дня] жемчуг — чёрный со свинцовым отливом. Местные жители собирают на берегу амбру, которая образуется в пищеварительном тракте кашалотов[8].

Исторические сведения

  • Не позднее 1,4 млн лет назад. Олдувайская культура на острове Сокотра[9][10].
  • III тыс. до н. э. — Начало морского судоходства вдоль берегов Аравии и Северо-Восточной Африки.
  • I тыс. до н. э. — Сокотра находится под властью правителей Хадрамаута. Некоторые исследователи полагают (проф. Мухаммад Мегалломатис), что в этот период существовала Йеменская региональная морская держава, доминировавшая в районе Аравии и Африканского Рога.
  • 330 г. до н. э. По совету Аристотеля его ученик, Александр Великий (Македонский), посылает отряд греков, земляков Аристотеля, для захвата Сокотры и обеспечения доступа к лучшему в мире алоэ. Греки вытесняют с острова индусов, называвших остров «Двипа сукхадхара» («остров блаженства») и называют его Диоскорида по ассоциации с прежним названием и в качестве посвящения Диоскурам — братьям Кастору и Поллуксу, которые, в соответствии с греческой мифологией, покровительствовали мореплавателям.
  • I в. до н. э. — Диодор Сицилийский пишет: «Сокотра является главным в мире поставщиком ладана и мирры. Остров является начальной точкой Аравийской „дороги благовоний“: отсюда драгоценные смолы и другие ценные товары морем доставляются в Аден и Кану» (древний хадрамаутский порт на аравийском побережье у подножья горы Хусн аль-Гураб).
  • I в. н. э. — Автор «Перипла Эритрейского моря» говорит о сокотрийцах в своём труде: они селятся в северной части Диоскориды. Это смешанное население из аравийцев, индийцев и греков. Остров подвластен правителю Хадрамаута.
  • 52 г н. э. Апостол Фома терпит кораблекрушение у берегов Сокотры по дороге в Индию. Он обращает греков в христианство, строит первую христианскую церковь из обломков своего корабля.
  • IV в. н. э. В связи с повсеместным распространением христианства в Старом Свете аравийская торговля благовониями прекращается. Мир теряет к Сокотре всякий интерес.
  • 582 г. н. э. Остров посещает Козьма Индикоплов. Он свидетельствует: население Сокотры — греки-христиане, их верховным пастырем является несторианский католикос Вавилона.
  • ок. 916 г. В своём повествовании «Мин ахбар ас-син ва-ль-хинд» («Из новостей Китая и Индии») один из первых арабских путешественников исламского времени Абу Зейд аль-Хасан бен Язид ас-Сирафи сообщает, что после победы Александра над Дарием Аристотель, состоявший в постоянной переписке с правителем Македонии, посоветовал тому найти и захватить остров Сокотра, поскольку «на нём есть места, где растёт алоэ, важное лекарственное снадобье, без которого лекарство не может быть совершенным. Аристотель посоветовал вывезти с острова его жителей и поселить там греков, которые охраняли бы его и отправляли бы это снадобье в Сирию, Грецию и Египет. Александр выселил жителей с острова и послал туда группу греков. В то же время он приказал правителям провинций, которые со времени смерти Дария повиновались одному ему, заботиться об охране этого острова». Ас-Сирафи сообщает, что потомки тех греков, которые затем приняли христианство, живут на острове «до сего времени вместе с прочими (жителями острова)»[11].
  • Х век — Йеменский историк аль-Хамдани пишет: «Сокотрийцы — народ из всех племён Махры. Здесь есть 10 тыс. христианских воинов, возможно, монахов. Имело место нападение хариджитов на других мусульман Сокотры». Арабский автор аль-Масууди утверждает, что Сокотра является прибежищем пиратов.
  • ХII—XIII века Знаменитый арабский географ Якут аль-Хамави сообщает, что на Сокотре располагается греческое поселение и убежище пиратов.
  • ХIII век По утверждению Марко Поло, на Сокотре живут христиане: это лучшие в мире колдуны. Они подчиняются Багдадскому архиепископу. На Сокотре присутствует активная торговля, в которой пираты тоже принимают участие.
  • ХIV век Арабский путешественник Ибн-Батута сообщает о пиратах на Сокотре.
  • Середина ХV века Сокотра под властью султанов аль-Катири из Шихра (регион Хадрамаут).
  • Конец XV в. Будущий лоцман Васко да Гамы, «морской лев» из Рас эль-Хаймы Ахмад ибн Маджид, пишет в своей «Книге польз об основах и правилах морской науки»: Сокотра, десятый по значимости остров, населён христианами — потомками греков. Население острова — 20 тысяч человек. Островом владеют шейхи Махры из династии Бану Афрар. На острове есть влиятельная женщина, которая вершит суд среди местных христиан.
  • С января 1507 года по 1511 год — захват Сокотры португальцами.
  • 1541. Португальский адмирал Жоао ди Кастро посетил Сокотру, оставил интересное описание острова.
  • 1541—1542. На Сокотре по пути в Индию побывал Франциск Ксаверий.
  • Середина XVI в. Игнатий Лойола, основатель ордена иезуитов, сообщает: на Сокотре проводятся христианские богослужения, но нет ни священников, ни монахов.
  • Апрель 1608. Корабль Британской Ост-Индийской компании впервые посещает Сокотру — новую столицу острова Тамариду (Хадибо). Британский купец Уильям Финч в течение трех месяцев живёт на острове, сохранились его записки о Сокотре.
  • Август 1615. Сокотру посещает английский дипломат сэр Томас Роу.
XIX век
  • 1800. Сокотру на короткое время захватывают ваххабиты.
  • 1834. Капитан С. Б. Хейнс (в 1839 он захватил Аден и стал его первым британским губернатором) из морского флота Ост-Индийской компании на исследовательском судне «Палинурус» проводит картографическое исследование Сокотры. Лейтенант Дж. Веллстед записывает 236 слов местного языка — это первое знакомства европейцев новейшего времени с живыми новоюжноаравийскими бесписьменными языками (вскоре были открыты махрийский и шхарийский языки в Махре и на островах Куриа-Муриа). В том же году султан Амр бен Саад отверг предложение англичан передать им остров, и Сокотра была захвачена англо-индийским морским десантом Ост-Индийской компании. Англичане планировали устроить на Сокотре угольную станцию для своих пароходов. Условия пребывания английского гарнизона на острове вследствие эпидемии малярии оказались чрезвычайно тяжёлыми.
  • 1839. После захвата Адена англичане оставляют Сокотру.
  • 23 января 1876. Англичане подписали договор с султаном Кишна (султаном Махры и Сокотры).
  • Начало 1880 года. Профессор Исаак Бейли Бальфур (1853—1922) из Королевского Ботанического сада Эдинбурга в течение семи недель проводит первую ботаническую экспедицию на Сокотре. Открыто более 200 новых для науки видов растений[6].
  • 1881—1882. Экспедиции немецкого путешественника Георга Швейнфурта на Сокотру.
  • 23 апреля 1886. Великобритания подписывает с султаном Махры и Сокотры договор о британском протекторате над его владениями. Султан с почестями перевезён из Кишна на Сокотру, где теперь по договору должна находиться его столица. В Тамариде (Хадибо) и Калансии поднят британский флаг.
  • 1899. Участники Южноаравийской экспедиции Императорской Академии наук в Вене Давид Мюллер и Генри Форбс[en] посещают Сокотру. Собраны значительные лингвистические материалы, опубликованные впоследствии Мюллером и Максимилианом Биттнером в Вене в 1902—1918 гг. Мюллер с помощью информанта-сокотрийца сделал в Вене первые фонографические записи образцов сокотрийского языка в 1902 году.
XX век

  • 1938. В Париже вышел в свет Lexique Soqotri — «Сокотрийский лексикон» Вольфа Леслау[en] (сокотрийско-французский научный словарь, основанный на материалах австрийской экспедиции 1898—1899 годов).
  • 1939—1945. Вторая мировая война. Сокотра становится зоной повышенного внимания британского командования.
  • 1941—1944. Период активной деятельности итальянских, японских (I-29) и немецких подводных лодок («муссонные подводные лодки» Дёница) вблизи Сокотры. Ответные действия авиации и флота англичан и их союзников.
  • Май-июнь 1943. Англичане проводят рекогносцировку, затем организуют на Сокотре пункт авиационного базирования для 621-й и 321-й «Нидерландской» эскадрилий противолодочной авиации (самолеты «Каталина» и «Веллингтон», личный состав из британцев, австралийцев, канадцев, голландцев), размещают радиоцентр и силы охраны (индийцы, «Хадрамаутский легион»). Пункт базирования ликвидирован в декабре 1945 года.
  • 1956. Оксфордская экспедиция на Сокотру — первая комплексная научная экспедиция на Сокотру (экспедиция в том числе выпустила свои собственные почтовые марки) В ней принял участие Дуглас Боттинг, вскоре написавший о Сокотре книгу Island of the Dragon’s Blood («Остров драконовой крови»).
  • Декабрь 1964 — февраль 1965. Британская экспедиция на Сокотру во главе с капитаном Петером Боксхоллом.
  • 1967. Комплексная британская ближневосточная экспедиция на Сокотру.
  • 30 ноября 1967 года Первый день независимости Народной Республики Южного Йемена (с октября 1970 — Народная Демократическая Республика Йемен). В этот день представители Национального фронта высадились на Сокотре, и остров стал частью нового независимого государства (последний султан Махры и Сокотры Иса бен Афрар был ранее, в октябре 1967, арестован представителями НФ в Кишне). Вскоре Сокотра и прилегающие острова архипелага стали «мудирией» — районом 1-й Провинции (с 1979 — провинции Аден), но в непосредственном ведении премьер-министра страны.
  • 1971—1975. На острове начинается дорожное строительство (при содействии Программы развития ООН), делаются попытки организовать крупное сельскохозяйственное производство, создается система здравоохранения и народного образования и ликвидации неграмотности. В Хадибо и Мури основаны средние школы, причем последняя — «Мадрасат Сальмин» — школа-интернат — при поддержке министерства обороны и ВМС НДРЙ.
    Остров не избежал «социалистических перегибов» — «раскулачивания» крупных собственников и коллективизации рыбаков (вызвавшие «восстание рыбаков» 9 февраля 1971), репрессий, которые были осуждены центральной властью в Адене (бывшему первому министру султана Ибрагиму бен Халеду и ещё десяти незаконно репрессированным, расстрелянным по приговору ревтрибунала в 1974 году, на перевале Хейбак поставлен памятник).
  • Декабрь 1977. Население Сокотры впервые участвовало в альтернативных выборах в Верховный народный совет (парламент) НДРЙ. Выбирали из двух кандидатур: мужчины и женщины — на одно место от Сокотры в парламенте страны.
  • 1983. Начало работы сокотрийских экспедиций в рамках совместной советско-йеменской комплексной экспедиции в Хадрамауте и на острове Сокотра (по договоренности с властями Йеменской Республики продолжает действовать).
  • 22 мая 1990 года. День объединения ЙАР и НДРЙ в единое йеменское государство — Йеменскую Республику. Сокотра стала частью единого Йемена. Со второй половины 1990-х, в соответствии с принятым в государстве административно-территориальным делением страны, архипелаг Сокотра поделён на две «мудирии» (района) — Хадибо и Калансия и Абд-эль-Кури в составе мухафазы Хадрамаут (до этого архипелаг входит в состав мухафазы Аден).

Население

Почти все жители архипелага живут на главном острове, Сокотре (42 442 чел., 2004). Главный город — Хадибо (население около 33 тысяч, 2004). На Абд-эль-Кури (300 чел., 2004) и Самхе (100 чел., 2004) проживает всего несколько сотен человек, Дарса, Сабуния и Каль-Фираун необитаемы.

Коренное население Сокотры, сокотрийцы, говорит на диалектах местного сокотрийского языка, относящегося к современным южноаравийским языкам семитской группы, а также на арабском языке. Письменность для сокотрийского была разработана в ноябре 2014 года российскими лингвистами[12].

На сокотрийском языке существует богатая устная поэтическая, песенная и прозаическая традиция с древнейших времен. Современная сокотрийская поэзия подвержена влиянию арабских диалектов. Из поэтических форм наибольшее распространение получили традиционные афористические четверостишия теметхель (temethel)[13]. В сокотрийских сказках, отличающихся богатым местным колоритом, прослеживается связь древней культуры сокотрийцев с культурной традицией Средиземноморья и древней Европы (присутствуют сюжеты, схожие с древнеегипетской повестью о двух братьях, а также со сказкой о Золушке — в сокотрийской традиции Мехазело (Mehazelo) и др.)

Жители Сокотры ввиду изолированности архипелага, обусловленной отсутствием регулярной транспортной связи, особенно в сезон муссонов, почти не испытывают на себе влияния внешнего мира.

Экономика

Основные продукты острова: рыба, камедь драконова дерева, сушёный сок алоэ — сабур, шерстяные тканые ковры ручной работы, финики, топленое масло, табак. Для местного потребления разводят коров местной породы, мелкий рогатый скот, верблюдов. В долине Хадебо развито приусадебное огородничество.

Многие сокотрийцы до сих пор живут без электричества и водопровода.

В конце 1990-х была принята Программа развития ООН с целью тщательного наблюдения за островом Сокотра.

Транспорт

Наземный общественный транспорт на острове ограничивается нерегулярными микроавтобусами в Калансию и деревни на северо-восточном побережье. Наиболее популярен прокат автомобилей 4WD (джипов) с водителем.

В июле 1999 открылся постоянно действующий аэропорт.

Туризм

Туристическая инфраструктура островов архипелага развита слабо. Отсутствуют прибрежные дорогие отели с кондиционерами в номерах, бассейнами и ресторанами. Отдых на островах весьма аскетичен: на некоторых пляжах разбиты кемпинги с тентами и душем, в крупных городах (например, Хадибо) есть несколько скромных отелей. Питание довольно однообразно: рис, морепродукты, мясо копытных животных, овощи, свежеиспечённые лепёшки. Сладости, консервы и прочие продукты доставляются на острова в основном из Саудовской Аравии. Из-за удалённости и неразвитой логистики выбор товаров невелик. Среди туристов наиболее популярным островом архипелага является Сокотра: по разным данным, остров ежегодно посещает около 2000 туристов.

Напишите отзыв о статье "Сокотра"

Примечания

  1. [presidenthadi-gov-ye.info/en/archives/law-establishing-province-of-socotra-archipelago-issued/ Law establishing province of Socotra Archipelago issued], Website of the President of the Republic of Yemen
  2. [www.sabanews.net/ar/news335180.htm Saba Net :: سبأ نت]
  3. [www.socotraproject.org/index.php?page=content&id=7 Socotra Governance & Biodiversity Project — «Welcome to Socotra»] 10-06-2011.
  4. [www.socotraproject.org/index.php?page=content&id=7 Welcome to Socotra] // Socotra Governance and Biodiversity Project.  (англ.) (Проверено 8 апреля 2013)
  5. Наумкин, 2012, с. 28.
  6. 1 2 Травина, 2006.
  7. Наумкин, 2012, с. 27—39.
  8. [www.vokrugsveta.ru/vs/article/2226/ Этнографический очерк «Обитель благодати»]. «Вокруг света», № 2 (2785), февраль 2006
  9. [yemen-club.ru/Yemen_club/news/Yemen_news/excavation_Socotra.html Археологические находки на Сокотре]
  10. Жуков В. А. Результаты исследований памятников каменного века острова Сокотра (Йемен) в 2008–2012 гг.. — Москва: Триада Лтд, 2014.
  11. Reinaud J.T. «Relation des voyages faits par les Arabes et les Persans dans l’Inde et à la Chine, dans le IX siècle» (1845)
  12. [www.bbc.co.uk/russian/science/2014/12/141203_10_biggest_discoveries_2014 10 крупнейших открытий 2014 года: сотворение будущего]
  13. V. Agafonov. Temethel As The Brightest Element Of Soqotran Folk Poetry. Folia Orientalia, vol. 42/43, 2006/07, pp. 241—249

Литература

на русском языке
  • Густерин П. В. Йеменская Республика и её города. — М.: Международные отношения, 2006.
  • Жуков В. А. Результаты исследований памятников каменного века острова Сокотра (Йемен) в 2008—2012 гг. — М. : Триада Лтд, 2014. — 114 с., ил. ISBN 978-5-89282-591-7
  • Наумкин В. В. Сокотрийцы. Историко-этнографический очерк. — М.: Наука, 1988.
  • Наумкин В. В. Острова архипелага Сокотра (экспедиции 1974—2010 гг.). — М.: Языки славянской культуры, 2012. — 528 с. — 800 экз. — ISBN 978-5-9551-0574-1. — УДК 94(677.28)+904:72
  • Травина И. [www.vokrugsveta.ru/vs/article/2226/ Обитель благодати] // Вокруг Света : журнал. — 2006. — № 2 (2785).
на других языках
  • Agafonov, Vladimir. Temethel as the Brightest Element of Soqotran Folk Poetry. Folia Orientalia, vol. 42/43, 2006/07, pp. 241–249
  • Biedermann, Zoltán: Soqotra, Geschichte einer christlichen Insel im Indischen Ozean vom Altertum bis zur frühen Neuzeit, Wiesbaden 2006, ISBN 978-3-447-05421-8
  • Casson, Lionel. 1989. The Periplus Maris Erythraei. Princeton University Press. ISBN 0-691-04060-5
  • Cheung, Catherine & DeVantier, Lyndon. 2006. [www.nhbs.com/socotra_tefno_147370.html Socotra: A Natural History of the Islands and their People]. Edited by Kay Van Damme. Odyssey Books & Guides, ISBN 962-217-770-0.
  • Doe, D. Brian. 1970. Socotra: An Archaeological Reconnaissance in 1967. Edited by Henry Field and Edith M. Laird. Field Research Projects, Miami.
  • Doe, D. Brian. Socotra: Island of Tranquility. London: Immel, 1992.
  • Elie, D. Serge. Hadiboh: From Peripheral Village to Emerging City. Chroniques Yemenites, 12 (2004)
  • Elie, D. Serge. Soqotra: South Arabia’s Strategic Gateway and Symbolic Playground. British Journal of Middle Eastern Studies, November 2006, 33(2), 131—160 ISSN [www.sigla.ru/table.jsp?f=8&t=3&v0=1353-0194&f=1003&t=1&v1=&f=4&t=2&v2=&f=21&t=3&v3=&f=1016&t=3&v4=&f=1016&t=3&v5=&bf=4&b=&d=0&ys=&ye=&lng=&ft=&mt=&dt=&vol=&pt=&iss=&ps=&pe=&tr=&tro=&cc=UNION&i=1&v=tagged&s=0&ss=0&st=0&i18n=ru&rlf=&psz=20&bs=20&ce=hJfuypee8JzzufeGmImYYIpZKRJeeOeeWGJIZRrRRrdmtdeee88NJJJJpeeefTJ3peKJJ3UWWPtzzzzzzzzzzzzzzzzzbzzvzzpy5zzjzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzztzzzzzzzbzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzvzzzzzzyeyTjkDnyHzTuueKZePz9decyzzLzzzL*.c8.NzrGJJvufeeeeeJheeyzjeeeeJh*peeeeKJJJJJJJJJJmjHvOJJJJJJJJJfeeeieeeeSJJJJJSJJJ3TeIJJJJ3..E.UEAcyhxD.eeeeeuzzzLJJJJ5.e8JJJheeeeeeeeeeeeyeeK3JJJJJJJJ*s7defeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeSJJJJJJJJZIJJzzz1..6LJJJJJJtJJZ4....EK*&debug=false 1353-0194] ISSN [www.sigla.ru/table.jsp?f=8&t=3&v0=1469-3542&f=1003&t=1&v1=&f=4&t=2&v2=&f=21&t=3&v3=&f=1016&t=3&v4=&f=1016&t=3&v5=&bf=4&b=&d=0&ys=&ye=&lng=&ft=&mt=&dt=&vol=&pt=&iss=&ps=&pe=&tr=&tro=&cc=UNION&i=1&v=tagged&s=0&ss=0&st=0&i18n=ru&rlf=&psz=20&bs=20&ce=hJfuypee8JzzufeGmImYYIpZKRJeeOeeWGJIZRrRRrdmtdeee88NJJJJpeeefTJ3peKJJ3UWWPtzzzzzzzzzzzzzzzzzbzzvzzpy5zzjzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzztzzzzzzzbzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzvzzzzzzyeyTjkDnyHzTuueKZePz9decyzzLzzzL*.c8.NzrGJJvufeeeeeJheeyzjeeeeJh*peeeeKJJJJJJJJJJmjHvOJJJJJJJJJfeeeieeeeSJJJJJSJJJ3TeIJJJJ3..E.UEAcyhxD.eeeeeuzzzLJJJJ5.e8JJJheeeeeeeeeeeeyeeK3JJJJJJJJ*s7defeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeSJJJJJJJJZIJJzzz1..6LJJJJJJtJJZ4....EK*&debug=false 1469-3542]
  • Miller, Anthony G. & Morris, Miranda M. Ethnoflora of the Soqotra Archipelago / Ed. by Ruth Atkinson. — Edinbourgh: Royal Botanic Garden, 2004.
  • RBGE Soqotra Bibliography: at RBGE and [www.friendsofsoqotra.org/Biblio/page01.html Friends of Soqotra Org.] websites.
  • Schoff, Wilfred H. 1912. The Periplus of the Erythraean Sea. Longmans, Green, and Co., New York, Second Edition. Reprint: New Delhi, Oriental Books Reprint Corporation. 1974. (A new hardback edition is available from Coronet Books Inc. Also reprinted by South Asia Books, 1995, ISBN 81-215-0699-9)
  • Wranik, Wolfgang: Sokotra — Mensch und Natur, Wiesbaden 1999, ISBN 978-3-89500-099-7

Ссылки

  • [www.socotra.ru/index.php?id=23 Подробно о Сокотре на русском языке. Организация поездок и индивидуальных программ. Блог о жизни на Сокотре]
  • [community.mb-world.ru/topic/2517-jemen-arhipelag-sokotra Йемен: Архипелаг Сокотра. Фотографии]
  • [www.soqotra.info/ Сокотра — персональный взгляд Джона Фаррара с 1964 по 2003. Много полезной информации, фото, видео, статьи, фольклор, ссылки, форум]
  • [annales.info/islam/small/sokotra.htm Исследования на Сокотре]
  • [pw1.netcom.com/~aldawood/links.htm Сокотра — мистический остров Восточной Ассирийской церкви. Статья Стивена Эндрю Миссика]
  • [www.socotraisland.org/intro/ Информация о Сокотре: разнообразие жизненных форм, традиционный уклад жизни]
  • [www.semarch.uni-hd.de/tondokumente.php4?&GR_ID=&ORT_ID=153&DOK_ID=1651 Образец звучащей речи сокотрийцев — северо-восточный диалект — MP3]
  • [www.mandalay.ru/socotra.html Информация о Сокотре, фотографии, обсуждение]

Отрывок, характеризующий Сокотра



Николай Ростов между тем стоял на своем месте, ожидая зверя. По приближению и отдалению гона, по звукам голосов известных ему собак, по приближению, отдалению и возвышению голосов доезжачих, он чувствовал то, что совершалось в острове. Он знал, что в острове были прибылые (молодые) и матерые (старые) волки; он знал, что гончие разбились на две стаи, что где нибудь травили, и что что нибудь случилось неблагополучное. Он всякую секунду на свою сторону ждал зверя. Он делал тысячи различных предположений о том, как и с какой стороны побежит зверь и как он будет травить его. Надежда сменялась отчаянием. Несколько раз он обращался к Богу с мольбою о том, чтобы волк вышел на него; он молился с тем страстным и совестливым чувством, с которым молятся люди в минуты сильного волнения, зависящего от ничтожной причины. «Ну, что Тебе стоит, говорил он Богу, – сделать это для меня! Знаю, что Ты велик, и что грех Тебя просить об этом; но ради Бога сделай, чтобы на меня вылез матерый, и чтобы Карай, на глазах „дядюшки“, который вон оттуда смотрит, влепился ему мертвой хваткой в горло». Тысячу раз в эти полчаса упорным, напряженным и беспокойным взглядом окидывал Ростов опушку лесов с двумя редкими дубами над осиновым подседом, и овраг с измытым краем, и шапку дядюшки, чуть видневшегося из за куста направо.
«Нет, не будет этого счастья, думал Ростов, а что бы стоило! Не будет! Мне всегда, и в картах, и на войне, во всем несчастье». Аустерлиц и Долохов ярко, но быстро сменяясь, мелькали в его воображении. «Только один раз бы в жизни затравить матерого волка, больше я не желаю!» думал он, напрягая слух и зрение, оглядываясь налево и опять направо и прислушиваясь к малейшим оттенкам звуков гона. Он взглянул опять направо и увидал, что по пустынному полю навстречу к нему бежало что то. «Нет, это не может быть!» подумал Ростов, тяжело вздыхая, как вздыхает человек при совершении того, что было долго ожидаемо им. Совершилось величайшее счастье – и так просто, без шума, без блеска, без ознаменования. Ростов не верил своим глазам и сомнение это продолжалось более секунды. Волк бежал вперед и перепрыгнул тяжело рытвину, которая была на его дороге. Это был старый зверь, с седою спиной и с наеденным красноватым брюхом. Он бежал не торопливо, очевидно убежденный, что никто не видит его. Ростов не дыша оглянулся на собак. Они лежали, стояли, не видя волка и ничего не понимая. Старый Карай, завернув голову и оскалив желтые зубы, сердито отыскивая блоху, щелкал ими на задних ляжках.
– Улюлюлю! – шопотом, оттопыривая губы, проговорил Ростов. Собаки, дрогнув железками, вскочили, насторожив уши. Карай почесал свою ляжку и встал, насторожив уши и слегка мотнул хвостом, на котором висели войлоки шерсти.
– Пускать – не пускать? – говорил сам себе Николай в то время как волк подвигался к нему, отделяясь от леса. Вдруг вся физиономия волка изменилась; он вздрогнул, увидав еще вероятно никогда не виданные им человеческие глаза, устремленные на него, и слегка поворотив к охотнику голову, остановился – назад или вперед? Э! всё равно, вперед!… видно, – как будто сказал он сам себе, и пустился вперед, уже не оглядываясь, мягким, редким, вольным, но решительным скоком.
– Улюлю!… – не своим голосом закричал Николай, и сама собою стремглав понеслась его добрая лошадь под гору, перескакивая через водомоины в поперечь волку; и еще быстрее, обогнав ее, понеслись собаки. Николай не слыхал своего крика, не чувствовал того, что он скачет, не видал ни собак, ни места, по которому он скачет; он видел только волка, который, усилив свой бег, скакал, не переменяя направления, по лощине. Первая показалась вблизи зверя чернопегая, широкозадая Милка и стала приближаться к зверю. Ближе, ближе… вот она приспела к нему. Но волк чуть покосился на нее, и вместо того, чтобы наддать, как она это всегда делала, Милка вдруг, подняв хвост, стала упираться на передние ноги.
– Улюлюлюлю! – кричал Николай.
Красный Любим выскочил из за Милки, стремительно бросился на волка и схватил его за гачи (ляжки задних ног), но в ту ж секунду испуганно перескочил на другую сторону. Волк присел, щелкнул зубами и опять поднялся и поскакал вперед, провожаемый на аршин расстояния всеми собаками, не приближавшимися к нему.
– Уйдет! Нет, это невозможно! – думал Николай, продолжая кричать охрипнувшим голосом.
– Карай! Улюлю!… – кричал он, отыскивая глазами старого кобеля, единственную свою надежду. Карай из всех своих старых сил, вытянувшись сколько мог, глядя на волка, тяжело скакал в сторону от зверя, наперерез ему. Но по быстроте скока волка и медленности скока собаки было видно, что расчет Карая был ошибочен. Николай уже не далеко впереди себя видел тот лес, до которого добежав, волк уйдет наверное. Впереди показались собаки и охотник, скакавший почти на встречу. Еще была надежда. Незнакомый Николаю, муругий молодой, длинный кобель чужой своры стремительно подлетел спереди к волку и почти опрокинул его. Волк быстро, как нельзя было ожидать от него, приподнялся и бросился к муругому кобелю, щелкнул зубами – и окровавленный, с распоротым боком кобель, пронзительно завизжав, ткнулся головой в землю.
– Караюшка! Отец!.. – плакал Николай…
Старый кобель, с своими мотавшимися на ляжках клоками, благодаря происшедшей остановке, перерезывая дорогу волку, был уже в пяти шагах от него. Как будто почувствовав опасность, волк покосился на Карая, еще дальше спрятав полено (хвост) между ног и наддал скоку. Но тут – Николай видел только, что что то сделалось с Караем – он мгновенно очутился на волке и с ним вместе повалился кубарем в водомоину, которая была перед ними.
Та минута, когда Николай увидал в водомоине копошащихся с волком собак, из под которых виднелась седая шерсть волка, его вытянувшаяся задняя нога, и с прижатыми ушами испуганная и задыхающаяся голова (Карай держал его за горло), минута, когда увидал это Николай, была счастливейшею минутою его жизни. Он взялся уже за луку седла, чтобы слезть и колоть волка, как вдруг из этой массы собак высунулась вверх голова зверя, потом передние ноги стали на край водомоины. Волк ляскнул зубами (Карай уже не держал его за горло), выпрыгнул задними ногами из водомоины и, поджав хвост, опять отделившись от собак, двинулся вперед. Карай с ощетинившейся шерстью, вероятно ушибленный или раненый, с трудом вылезал из водомоины.
– Боже мой! За что?… – с отчаянием закричал Николай.
Охотник дядюшки с другой стороны скакал на перерез волку, и собаки его опять остановили зверя. Опять его окружили.
Николай, его стремянной, дядюшка и его охотник вертелись над зверем, улюлюкая, крича, всякую минуту собираясь слезть, когда волк садился на зад и всякий раз пускаясь вперед, когда волк встряхивался и подвигался к засеке, которая должна была спасти его. Еще в начале этой травли, Данила, услыхав улюлюканье, выскочил на опушку леса. Он видел, как Карай взял волка и остановил лошадь, полагая, что дело было кончено. Но когда охотники не слезли, волк встряхнулся и опять пошел на утек. Данила выпустил своего бурого не к волку, а прямой линией к засеке так же, как Карай, – на перерез зверю. Благодаря этому направлению, он подскакивал к волку в то время, как во второй раз его остановили дядюшкины собаки.
Данила скакал молча, держа вынутый кинжал в левой руке и как цепом молоча своим арапником по подтянутым бокам бурого.
Николай не видал и не слыхал Данилы до тех пор, пока мимо самого его не пропыхтел тяжело дыша бурый, и он услыхал звук паденья тела и увидал, что Данила уже лежит в середине собак на заду волка, стараясь поймать его за уши. Очевидно было и для собак, и для охотников, и для волка, что теперь всё кончено. Зверь, испуганно прижав уши, старался подняться, но собаки облепили его. Данила, привстав, сделал падающий шаг и всей тяжестью, как будто ложась отдыхать, повалился на волка, хватая его за уши. Николай хотел колоть, но Данила прошептал: «Не надо, соструним», – и переменив положение, наступил ногою на шею волку. В пасть волку заложили палку, завязали, как бы взнуздав его сворой, связали ноги, и Данила раза два с одного бока на другой перевалил волка.
С счастливыми, измученными лицами, живого, матерого волка взвалили на шарахающую и фыркающую лошадь и, сопутствуемые визжавшими на него собаками, повезли к тому месту, где должны были все собраться. Молодых двух взяли гончие и трех борзые. Охотники съезжались с своими добычами и рассказами, и все подходили смотреть матёрого волка, который свесив свою лобастую голову с закушенною палкой во рту, большими, стеклянными глазами смотрел на всю эту толпу собак и людей, окружавших его. Когда его трогали, он, вздрагивая завязанными ногами, дико и вместе с тем просто смотрел на всех. Граф Илья Андреич тоже подъехал и потрогал волка.
– О, материщий какой, – сказал он. – Матёрый, а? – спросил он у Данилы, стоявшего подле него.
– Матёрый, ваше сиятельство, – отвечал Данила, поспешно снимая шапку.
Граф вспомнил своего прозеванного волка и свое столкновение с Данилой.
– Однако, брат, ты сердит, – сказал граф. – Данила ничего не сказал и только застенчиво улыбнулся детски кроткой и приятной улыбкой.


Старый граф поехал домой; Наташа с Петей обещались сейчас же приехать. Охота пошла дальше, так как было еще рано. В середине дня гончих пустили в поросший молодым частым лесом овраг. Николай, стоя на жнивье, видел всех своих охотников.
Насупротив от Николая были зеленя и там стоял его охотник, один в яме за выдавшимся кустом орешника. Только что завели гончих, Николай услыхал редкий гон известной ему собаки – Волторна; другие собаки присоединились к нему, то замолкая, то опять принимаясь гнать. Через минуту подали из острова голос по лисе, и вся стая, свалившись, погнала по отвершку, по направлению к зеленям, прочь от Николая.
Он видел скачущих выжлятников в красных шапках по краям поросшего оврага, видел даже собак, и всякую секунду ждал того, что на той стороне, на зеленях, покажется лисица.
Охотник, стоявший в яме, тронулся и выпустил собак, и Николай увидал красную, низкую, странную лисицу, которая, распушив трубу, торопливо неслась по зеленям. Собаки стали спеть к ней. Вот приблизились, вот кругами стала вилять лисица между ними, всё чаще и чаще делая эти круги и обводя вокруг себя пушистой трубой (хвостом); и вот налетела чья то белая собака, и вслед за ней черная, и всё смешалось, и звездой, врозь расставив зады, чуть колеблясь, стали собаки. К собакам подскакали два охотника: один в красной шапке, другой, чужой, в зеленом кафтане.
«Что это такое? подумал Николай. Откуда взялся этот охотник? Это не дядюшкин».
Охотники отбили лисицу и долго, не тороча, стояли пешие. Около них на чумбурах стояли лошади с своими выступами седел и лежали собаки. Охотники махали руками и что то делали с лисицей. Оттуда же раздался звук рога – условленный сигнал драки.
– Это Илагинский охотник что то с нашим Иваном бунтует, – сказал стремянный Николая.
Николай послал стремяного подозвать к себе сестру и Петю и шагом поехал к тому месту, где доезжачие собирали гончих. Несколько охотников поскакало к месту драки.
Николай слез с лошади, остановился подле гончих с подъехавшими Наташей и Петей, ожидая сведений о том, чем кончится дело. Из за опушки выехал дравшийся охотник с лисицей в тороках и подъехал к молодому барину. Он издалека снял шапку и старался говорить почтительно; но он был бледен, задыхался, и лицо его было злобно. Один глаз был у него подбит, но он вероятно и не знал этого.
– Что у вас там было? – спросил Николай.
– Как же, из под наших гончих он травить будет! Да и сука то моя мышастая поймала. Поди, судись! За лисицу хватает! Я его лисицей ну катать. Вот она, в тороках. А этого хочешь?… – говорил охотник, указывая на кинжал и вероятно воображая, что он всё еще говорит с своим врагом.
Николай, не разговаривая с охотником, попросил сестру и Петю подождать его и поехал на то место, где была эта враждебная, Илагинская охота.
Охотник победитель въехал в толпу охотников и там, окруженный сочувствующими любопытными, рассказывал свой подвиг.
Дело было в том, что Илагин, с которым Ростовы были в ссоре и процессе, охотился в местах, по обычаю принадлежавших Ростовым, и теперь как будто нарочно велел подъехать к острову, где охотились Ростовы, и позволил травить своему охотнику из под чужих гончих.
Николай никогда не видал Илагина, но как и всегда в своих суждениях и чувствах не зная середины, по слухам о буйстве и своевольстве этого помещика, всей душой ненавидел его и считал своим злейшим врагом. Он озлобленно взволнованный ехал теперь к нему, крепко сжимая арапник в руке, в полной готовности на самые решительные и опасные действия против своего врага.
Едва он выехал за уступ леса, как он увидал подвигающегося ему навстречу толстого барина в бобровом картузе на прекрасной вороной лошади, сопутствуемого двумя стремянными.
Вместо врага Николай нашел в Илагине представительного, учтивого барина, особенно желавшего познакомиться с молодым графом. Подъехав к Ростову, Илагин приподнял бобровый картуз и сказал, что очень жалеет о том, что случилось; что велит наказать охотника, позволившего себе травить из под чужих собак, просит графа быть знакомым и предлагает ему свои места для охоты.
Наташа, боявшаяся, что брат ее наделает что нибудь ужасное, в волнении ехала недалеко за ним. Увидав, что враги дружелюбно раскланиваются, она подъехала к ним. Илагин еще выше приподнял свой бобровый картуз перед Наташей и приятно улыбнувшись, сказал, что графиня представляет Диану и по страсти к охоте и по красоте своей, про которую он много слышал.
Илагин, чтобы загладить вину своего охотника, настоятельно просил Ростова пройти в его угорь, который был в версте, который он берег для себя и в котором было, по его словам, насыпано зайцев. Николай согласился, и охота, еще вдвое увеличившаяся, тронулась дальше.
Итти до Илагинского угоря надо было полями. Охотники разровнялись. Господа ехали вместе. Дядюшка, Ростов, Илагин поглядывали тайком на чужих собак, стараясь, чтобы другие этого не замечали, и с беспокойством отыскивали между этими собаками соперниц своим собакам.
Ростова особенно поразила своей красотой небольшая чистопсовая, узенькая, но с стальными мышцами, тоненьким щипцом (мордой) и на выкате черными глазами, краснопегая сучка в своре Илагина. Он слыхал про резвость Илагинских собак, и в этой красавице сучке видел соперницу своей Милке.
В середине степенного разговора об урожае нынешнего года, который завел Илагин, Николай указал ему на его краснопегую суку.
– Хороша у вас эта сучка! – сказал он небрежным тоном. – Резва?
– Эта? Да, эта – добрая собака, ловит, – равнодушным голосом сказал Илагин про свою краснопегую Ерзу, за которую он год тому назад отдал соседу три семьи дворовых. – Так и у вас, граф, умолотом не хвалятся? – продолжал он начатый разговор. И считая учтивым отплатить молодому графу тем же, Илагин осмотрел его собак и выбрал Милку, бросившуюся ему в глаза своей шириной.
– Хороша у вас эта чернопегая – ладна! – сказал он.
– Да, ничего, скачет, – отвечал Николай. «Вот только бы побежал в поле матёрый русак, я бы тебе показал, какая эта собака!» подумал он, и обернувшись к стремянному сказал, что он дает рубль тому, кто подозрит, т. е. найдет лежачего зайца.
– Я не понимаю, – продолжал Илагин, – как другие охотники завистливы на зверя и на собак. Я вам скажу про себя, граф. Меня веселит, знаете, проехаться; вот съедешься с такой компанией… уже чего же лучше (он снял опять свой бобровый картуз перед Наташей); а это, чтобы шкуры считать, сколько привез – мне всё равно!
– Ну да.
– Или чтоб мне обидно было, что чужая собака поймает, а не моя – мне только бы полюбоваться на травлю, не так ли, граф? Потом я сужу…
– Ату – его, – послышался в это время протяжный крик одного из остановившихся борзятников. Он стоял на полубугре жнивья, подняв арапник, и еще раз повторил протяжно: – А – ту – его! (Звук этот и поднятый арапник означали то, что он видит перед собой лежащего зайца.)
– А, подозрил, кажется, – сказал небрежно Илагин. – Что же, потравим, граф!
– Да, подъехать надо… да – что ж, вместе? – отвечал Николай, вглядываясь в Ерзу и в красного Ругая дядюшки, в двух своих соперников, с которыми еще ни разу ему не удалось поровнять своих собак. «Ну что как с ушей оборвут мою Милку!» думал он, рядом с дядюшкой и Илагиным подвигаясь к зайцу.
– Матёрый? – спрашивал Илагин, подвигаясь к подозрившему охотнику, и не без волнения оглядываясь и подсвистывая Ерзу…
– А вы, Михаил Никанорыч? – обратился он к дядюшке.
Дядюшка ехал насупившись.
– Что мне соваться, ведь ваши – чистое дело марш! – по деревне за собаку плачены, ваши тысячные. Вы померяйте своих, а я посмотрю!
– Ругай! На, на, – крикнул он. – Ругаюшка! – прибавил он, невольно этим уменьшительным выражая свою нежность и надежду, возлагаемую на этого красного кобеля. Наташа видела и чувствовала скрываемое этими двумя стариками и ее братом волнение и сама волновалась.
Охотник на полугорке стоял с поднятым арапником, господа шагом подъезжали к нему; гончие, шедшие на самом горизонте, заворачивали прочь от зайца; охотники, не господа, тоже отъезжали. Всё двигалось медленно и степенно.
– Куда головой лежит? – спросил Николай, подъезжая шагов на сто к подозрившему охотнику. Но не успел еще охотник отвечать, как русак, чуя мороз к завтрашнему утру, не вылежал и вскочил. Стая гончих на смычках, с ревом, понеслась под гору за зайцем; со всех сторон борзые, не бывшие на сворах, бросились на гончих и к зайцу. Все эти медленно двигавшиеся охотники выжлятники с криком: стой! сбивая собак, борзятники с криком: ату! направляя собак – поскакали по полю. Спокойный Илагин, Николай, Наташа и дядюшка летели, сами не зная как и куда, видя только собак и зайца, и боясь только потерять хоть на мгновение из вида ход травли. Заяц попался матёрый и резвый. Вскочив, он не тотчас же поскакал, а повел ушами, прислушиваясь к крику и топоту, раздавшемуся вдруг со всех сторон. Он прыгнул раз десять не быстро, подпуская к себе собак, и наконец, выбрав направление и поняв опасность, приложил уши и понесся во все ноги. Он лежал на жнивьях, но впереди были зеленя, по которым было топко. Две собаки подозрившего охотника, бывшие ближе всех, первые воззрились и заложились за зайцем; но еще далеко не подвинулись к нему, как из за них вылетела Илагинская краснопегая Ерза, приблизилась на собаку расстояния, с страшной быстротой наддала, нацелившись на хвост зайца и думая, что она схватила его, покатилась кубарем. Заяц выгнул спину и наддал еще шибче. Из за Ерзы вынеслась широкозадая, чернопегая Милка и быстро стала спеть к зайцу.
– Милушка! матушка! – послышался торжествующий крик Николая. Казалось, сейчас ударит Милка и подхватит зайца, но она догнала и пронеслась. Русак отсел. Опять насела красавица Ерза и над самым хвостом русака повисла, как будто примеряясь как бы не ошибиться теперь, схватить за заднюю ляжку.
– Ерзанька! сестрица! – послышался плачущий, не свой голос Илагина. Ерза не вняла его мольбам. В тот самый момент, как надо было ждать, что она схватит русака, он вихнул и выкатил на рубеж между зеленями и жнивьем. Опять Ерза и Милка, как дышловая пара, выровнялись и стали спеть к зайцу; на рубеже русаку было легче, собаки не так быстро приближались к нему.
– Ругай! Ругаюшка! Чистое дело марш! – закричал в это время еще новый голос, и Ругай, красный, горбатый кобель дядюшки, вытягиваясь и выгибая спину, сравнялся с первыми двумя собаками, выдвинулся из за них, наддал с страшным самоотвержением уже над самым зайцем, сбил его с рубежа на зеленя, еще злей наддал другой раз по грязным зеленям, утопая по колена, и только видно было, как он кубарем, пачкая спину в грязь, покатился с зайцем. Звезда собак окружила его. Через минуту все стояли около столпившихся собак. Один счастливый дядюшка слез и отпазанчил. Потряхивая зайца, чтобы стекала кровь, он тревожно оглядывался, бегая глазами, не находя положения рукам и ногам, и говорил, сам не зная с кем и что.
«Вот это дело марш… вот собака… вот вытянул всех, и тысячных и рублевых – чистое дело марш!» говорил он, задыхаясь и злобно оглядываясь, как будто ругая кого то, как будто все были его враги, все его обижали, и только теперь наконец ему удалось оправдаться. «Вот вам и тысячные – чистое дело марш!»
– Ругай, на пазанку! – говорил он, кидая отрезанную лапку с налипшей землей; – заслужил – чистое дело марш!
– Она вымахалась, три угонки дала одна, – говорил Николай, тоже не слушая никого, и не заботясь о том, слушают ли его, или нет.
– Да это что же в поперечь! – говорил Илагинский стремянный.
– Да, как осеклась, так с угонки всякая дворняшка поймает, – говорил в то же время Илагин, красный, насилу переводивший дух от скачки и волнения. В то же время Наташа, не переводя духа, радостно и восторженно визжала так пронзительно, что в ушах звенело. Она этим визгом выражала всё то, что выражали и другие охотники своим единовременным разговором. И визг этот был так странен, что она сама должна бы была стыдиться этого дикого визга и все бы должны были удивиться ему, ежели бы это было в другое время.
Дядюшка сам второчил русака, ловко и бойко перекинул его через зад лошади, как бы упрекая всех этим перекидыванием, и с таким видом, что он и говорить ни с кем не хочет, сел на своего каураго и поехал прочь. Все, кроме его, грустные и оскорбленные, разъехались и только долго после могли притти в прежнее притворство равнодушия. Долго еще они поглядывали на красного Ругая, который с испачканной грязью, горбатой спиной, побрякивая железкой, с спокойным видом победителя шел за ногами лошади дядюшки.
«Что ж я такой же, как и все, когда дело не коснется до травли. Ну, а уж тут держись!» казалось Николаю, что говорил вид этой собаки.
Когда, долго после, дядюшка подъехал к Николаю и заговорил с ним, Николай был польщен тем, что дядюшка после всего, что было, еще удостоивает говорить с ним.


Когда ввечеру Илагин распростился с Николаем, Николай оказался на таком далеком расстоянии от дома, что он принял предложение дядюшки оставить охоту ночевать у него (у дядюшки), в его деревеньке Михайловке.
– И если бы заехали ко мне – чистое дело марш! – сказал дядюшка, еще бы того лучше; видите, погода мокрая, говорил дядюшка, отдохнули бы, графинечку бы отвезли в дрожках. – Предложение дядюшки было принято, за дрожками послали охотника в Отрадное; а Николай с Наташей и Петей поехали к дядюшке.
Человек пять, больших и малых, дворовых мужчин выбежало на парадное крыльцо встречать барина. Десятки женщин, старых, больших и малых, высунулись с заднего крыльца смотреть на подъезжавших охотников. Присутствие Наташи, женщины, барыни верхом, довело любопытство дворовых дядюшки до тех пределов, что многие, не стесняясь ее присутствием, подходили к ней, заглядывали ей в глаза и при ней делали о ней свои замечания, как о показываемом чуде, которое не человек, и не может слышать и понимать, что говорят о нем.
– Аринка, глянь ка, на бочькю сидит! Сама сидит, а подол болтается… Вишь рожок!
– Батюшки светы, ножик то…
– Вишь татарка!
– Как же ты не перекувыркнулась то? – говорила самая смелая, прямо уж обращаясь к Наташе.
Дядюшка слез с лошади у крыльца своего деревянного заросшего садом домика и оглянув своих домочадцев, крикнул повелительно, чтобы лишние отошли и чтобы было сделано всё нужное для приема гостей и охоты.