Солнцестояние (фильм)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Солнцестояние
Solstice
Жанр

драма
фильм ужасов
триллер

Режиссёр

Дэниел Мирик

Продюсер

Мередит Энн Берг
Миккел Бондесен
Адам Дел Део

Автор
сценария

Дэниел Мирик
Марти Мусатов

В главных
ролях

Элизабет Арнуа
Шон Эшмор
Аманда Сэйфрид

Оператор

Дэвид Маллен

Композитор

Джейн Антония Корниш

Кинокомпания

Endgame Entertainment

Длительность

87 мин

Страна

США США

Язык

английский

Год

2008

IMDb

ID 0473267

К:Фильмы 2008 года

«Солнцестояние» (англ. Solstice) — американский фильм от режиссёра Дэниела Мирика.





Сюжет

Меган отправляется вместе с друзьями в родительский загородный дом, чтобы развеяться и прийти в себя после того, как её сестра-близнец Софи покончила с собой. По дороге они заезжают в придорожный магазин. Там Меган просматривает мистический журнал, в котором написано о празднике летнего солнцестояния.

Вскоре после приезда с Меган начинают происходить странные события: ей постоянно снятся кошмары, она видит движущиеся тени в пустой комнате, а также всё время находит ключи своей сестры, несмотря на то, что она их упаковала как и другие вещи Софи.

Во время пробежки она попадает в болото, затем встречает соседа Леонарда, который живёт неподалёку от их дома. В его фургоне она обнаруживает шляпу, похожую на шляпу Софи. Проникнув в дом Леонарда, она находит заметки в газете о пропавшей девочке по имени Малин.

Вернувшись в свой дом, Меган рассказывает Нику, местному парню, работающему в придорожном магазинчике, которого пригласили на ужин в ночь перед днём солнцестояния, о ключах Софи. Ник считает, что это дух Софи, который пытается выйти с сестрой на контакт, ведь в солнцестояние грань между человеческим миром и миром духов особенно тонка. Ник вместе с остальными ребятами на озере вызывает дух, который утаскивает Меган под воду. Когда Меган приводили в чувство, она увидела видение и теперь понимает, что это дух Малин, а не Софи.

Меган идёт к руинам, которые нашла во время пробежки, где откапывает труп Малин и понимает, что ключи Софи принадлежат велосипеду Малин, закопанному там же. Она вызывает полицию.

Кристиан, один из друзей Меган и бывший парень Софи, признаётся, что в прошлом году они сбили девочку на дороге и закопали в лесу, чтобы скрыть преступление. Таким образом, Софи покончила с собой из-за чувства вины.

Появляется призрак Малин и Кристиан убегает в сторону дороги, на которой его сбивает полицейская машина. Позже Меган оставляет ключи Малин у двери дома Леонарда, который был её дедом.

Интересные факты

  • Первоначально на главную роль была выбрана Даниэль Панабэйкер, но вынуждена была отказаться из-за других проектов.
  • Это один из первых фильмов, снятых в пределах Нового Орлеана после печально известного урагана «Катрина».
  • Слоган фильма : «Между страхом и нетерпением. В самый длинный день...»

В ролях

Напишите отзыв о статье "Солнцестояние (фильм)"

Ссылки

Отрывок, характеризующий Солнцестояние (фильм)

– Courage, courage, mon ami. Il a demande a vous voir. C'est bien… [Не унывать, не унывать, мой друг. Он пожелал вас видеть. Это хорошо…] – и он хотел итти.
Но Пьер почел нужным спросить:
– Как здоровье…
Он замялся, не зная, прилично ли назвать умирающего графом; назвать же отцом ему было совестно.
– Il a eu encore un coup, il y a une demi heure. Еще был удар. Courage, mon аmi… [Полчаса назад у него был еще удар. Не унывать, мой друг…]
Пьер был в таком состоянии неясности мысли, что при слове «удар» ему представился удар какого нибудь тела. Он, недоумевая, посмотрел на князя Василия и уже потом сообразил, что ударом называется болезнь. Князь Василий на ходу сказал несколько слов Лоррену и прошел в дверь на цыпочках. Он не умел ходить на цыпочках и неловко подпрыгивал всем телом. Вслед за ним прошла старшая княжна, потом прошли духовные лица и причетники, люди (прислуга) тоже прошли в дверь. За этою дверью послышалось передвиженье, и наконец, всё с тем же бледным, но твердым в исполнении долга лицом, выбежала Анна Михайловна и, дотронувшись до руки Пьера, сказала:
– La bonte divine est inepuisable. C'est la ceremonie de l'extreme onction qui va commencer. Venez. [Милосердие Божие неисчерпаемо. Соборование сейчас начнется. Пойдемте.]
Пьер прошел в дверь, ступая по мягкому ковру, и заметил, что и адъютант, и незнакомая дама, и еще кто то из прислуги – все прошли за ним, как будто теперь уж не надо было спрашивать разрешения входить в эту комнату.


Пьер хорошо знал эту большую, разделенную колоннами и аркой комнату, всю обитую персидскими коврами. Часть комнаты за колоннами, где с одной стороны стояла высокая красного дерева кровать, под шелковыми занавесами, а с другой – огромный киот с образами, была красно и ярко освещена, как бывают освещены церкви во время вечерней службы. Под освещенными ризами киота стояло длинное вольтеровское кресло, и на кресле, обложенном вверху снежно белыми, не смятыми, видимо, только – что перемененными подушками, укрытая до пояса ярко зеленым одеялом, лежала знакомая Пьеру величественная фигура его отца, графа Безухого, с тою же седою гривой волос, напоминавших льва, над широким лбом и с теми же характерно благородными крупными морщинами на красивом красно желтом лице. Он лежал прямо под образами; обе толстые, большие руки его были выпростаны из под одеяла и лежали на нем. В правую руку, лежавшую ладонью книзу, между большим и указательным пальцами вставлена была восковая свеча, которую, нагибаясь из за кресла, придерживал в ней старый слуга. Над креслом стояли духовные лица в своих величественных блестящих одеждах, с выпростанными на них длинными волосами, с зажженными свечами в руках, и медленно торжественно служили. Немного позади их стояли две младшие княжны, с платком в руках и у глаз, и впереди их старшая, Катишь, с злобным и решительным видом, ни на мгновение не спуская глаз с икон, как будто говорила всем, что не отвечает за себя, если оглянется. Анна Михайловна, с кроткою печалью и всепрощением на лице, и неизвестная дама стояли у двери. Князь Василий стоял с другой стороны двери, близко к креслу, за резным бархатным стулом, который он поворотил к себе спинкой, и, облокотив на нее левую руку со свечой, крестился правою, каждый раз поднимая глаза кверху, когда приставлял персты ко лбу. Лицо его выражало спокойную набожность и преданность воле Божией. «Ежели вы не понимаете этих чувств, то тем хуже для вас», казалось, говорило его лицо.