Соната для фортепиано № 27 (Бетховен)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Соната для фортепиано № 27
Композитор

Людвиг ван Бетховен

Форма

соната

Время и место сочинения

1814

Первая публикация

1815

Инструменты

фортепиано

Соната для фортепиано № 27 ми минор, op. 90, написана Бетховеном в 1814 году и опубликована год спустя с посвящением графу Морицу Лихновскому.

В сонате две части, впервые у Бетховена обозначенные на немецком языке:

  1. Mit Lebhaftigkeit und durchaus mit Empfindung und Ausdruck (Con vivacita e sempre con sentimento ed espressione)
  2. Nicht zu geschwind und sehr singbar vorzutragen (Non troppo vivace e cantabile assai)

Первая часть написана в размере 3/4 звучит мистически взволнованно и беспокойно, самим Бетховеным эта часть обозначена как «борьба головы и сердца». Вторая часть, рондо в тоническом мажоре, успокаивается в красивую мелодию в размере 2/4. Две контрастирующие части как бы показывают тревожную ситуацию, которая затем успокаивается и приходит в покой. Также интересно то, что Бетховен описывает темпы для обеих частей на немецком языке.

Английский композитор Бромвел Туви охарактеризовал эту сонату как «полную страсти и энергии одиночества». Эта контрастирующая жестикуляция эмоций становится ещё более заметной, если посмотреть на диалоговую форму сонаты, где «голова» высказывает идею, а потом «сердце» её обсуждает.

Напишите отзыв о статье "Соната для фортепиано № 27 (Бетховен)"



Ссылки

  • [imslp.org/wiki/Piano_Sonata_No.27_(Beethoven%2C_Ludwig_van) Ноты Двадцать седьмой сонаты на IMSLP]


Отрывок, характеризующий Соната для фортепиано № 27 (Бетховен)

– Ну, хорошо, хорошо, – закричал Денисов, – теперь нечего отговариваться, за вами barcarolla, умоляю вас.
Графиня оглянулась на молчаливого сына.
– Что с тобой? – спросила мать у Николая.
– Ах, ничего, – сказал он, как будто ему уже надоел этот всё один и тот же вопрос.
– Папенька скоро приедет?
– Я думаю.
«У них всё то же. Они ничего не знают! Куда мне деваться?», подумал Николай и пошел опять в залу, где стояли клавикорды.
Соня сидела за клавикордами и играла прелюдию той баркароллы, которую особенно любил Денисов. Наташа собиралась петь. Денисов восторженными глазами смотрел на нее.
Николай стал ходить взад и вперед по комнате.
«И вот охота заставлять ее петь? – что она может петь? И ничего тут нет веселого», думал Николай.
Соня взяла первый аккорд прелюдии.
«Боже мой, я погибший, я бесчестный человек. Пулю в лоб, одно, что остается, а не петь, подумал он. Уйти? но куда же? всё равно, пускай поют!»
Николай мрачно, продолжая ходить по комнате, взглядывал на Денисова и девочек, избегая их взглядов.
«Николенька, что с вами?» – спросил взгляд Сони, устремленный на него. Она тотчас увидала, что что нибудь случилось с ним.
Николай отвернулся от нее. Наташа с своею чуткостью тоже мгновенно заметила состояние своего брата. Она заметила его, но ей самой так было весело в ту минуту, так далека она была от горя, грусти, упреков, что она (как это часто бывает с молодыми людьми) нарочно обманула себя. Нет, мне слишком весело теперь, чтобы портить свое веселье сочувствием чужому горю, почувствовала она, и сказала себе:
«Нет, я верно ошибаюсь, он должен быть весел так же, как и я». Ну, Соня, – сказала она и вышла на самую середину залы, где по ее мнению лучше всего был резонанс. Приподняв голову, опустив безжизненно повисшие руки, как это делают танцовщицы, Наташа, энергическим движением переступая с каблучка на цыпочку, прошлась по середине комнаты и остановилась.