Соната для фортепиано № 29 (Бетховен)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Соната для фортепиано № 29
Композитор

Людвиг ван Бетховен

Форма

соната

Время и место сочинения

1819

Инструменты

фортепиано

Соната для фортепиано № 29 си-бемоль мажор, op. 106 («Большая соната для Хаммерклавира») написана Бетховеном в 18171819 и посвящена эрцгерцогу Рудольфу. В названии автор отразил тот факт, что к моменту написания сонаты в музыкальную практику вошли более совершенные, чем ранее, образцы фортепиано, которые по-немецки назывались хаммерклавирами (буквально «молоточковыми клавирами»).

В сонате четыре части:

  1. Allegro
  2. Scherzo, assai vivace
  3. Adagio sostenuto. Appassionato e con molto sentimento
  4. Largo — Allegro risoluto

Напишите отзыв о статье "Соната для фортепиано № 29 (Бетховен)"



Ссылки

  • [imslp.org/wiki/Piano_Sonata_No.29_(Beethoven%2C_Ludwig_van) Ноты Двадцать девятой сонаты на IMSLP]


Отрывок, характеризующий Соната для фортепиано № 29 (Бетховен)

– Мало ты народ то грабил, рубахи снимал, – сказал чей то голос, обращаясь к целовальнику, – что ж ты человека убил? Разбойник!
Высокий малый, стоя на крыльце, мутными глазами водил то на целовальника, то на кузнецов, как бы соображая, с кем теперь следует драться.
– Душегуб! – вдруг крикнул он на целовальника. – Вяжи его, ребята!
– Как же, связал одного такого то! – крикнул целовальник, отмахнувшись от набросившихся на него людей, и, сорвав с себя шапку, он бросил ее на землю. Как будто действие это имело какое то таинственно угрожающее значение, фабричные, обступившие целовальника, остановились в нерешительности.
– Порядок то я, брат, знаю очень прекрасно. Я до частного дойду. Ты думаешь, не дойду? Разбойничать то нонче никому не велят! – прокричал целовальник, поднимая шапку.
– И пойдем, ишь ты! И пойдем… ишь ты! – повторяли друг за другом целовальник и высокий малый, и оба вместе двинулись вперед по улице. Окровавленный кузнец шел рядом с ними. Фабричные и посторонний народ с говором и криком шли за ними.
У угла Маросейки, против большого с запертыми ставнями дома, на котором была вывеска сапожного мастера, стояли с унылыми лицами человек двадцать сапожников, худых, истомленных людей в халатах и оборванных чуйках.