София

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Город
София
болг. Со́фия
Флаг Герб
Страна
Болгария
Координаты
Кмет
Прежние названия
Сердика, Средец, Триадица
Площадь
Высота центра
Население
1 345 666[1] человек (2016)
Плотность
2577 чел./км²
Названия жителей
софи́ец, софи́йка, софи́йцы[2]
Часовой пояс
Телефонный код
(+359) 2
Почтовый индекс
1000
Автомобильный код
C, CA, СВ
Официальный сайт

[www.sofia.bg/ ia.bg]  (болг.)</div>

<imagemap>: неверное или отсутствующее изображение

Софи́я (болг. Со́фия [ˈsɔfija], от греч. σοφία — мастерство, мудрость) — столица и крупнейший город Болгарии. Административный центр городской области София и его единственной общины Столична.

Население — 1,43 млн человек (2015 год). Свыше 95 % всех жителей составляют этнические болгары[3]. Расположена на западе Болгарии, на южной окраине Софийской котловины, у подножия горного массива Витоша. Климат умеренный континентальный.

Узел железных дорог, международный аэропорт, метрополитен (с 1998 года), трамвай, троллейбус. В Софии сосредоточено около 1/6 общеболгарского промышленного производства (машиностроение, металлургия, химическая, резиновая, целлюлозно-бумажная, пищевкусовая, лёгкая промышленность)К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2124 дня].

В древности на месте Софии существовало поселение фракийского племени сердов, в I веке н. э. получившее римское название Сердика. С IX века под именем Средец — в составе Болгарии. Позднее город назывался Триадица, а в конце XIV века получил название София (по церкви святой Софии). В XIV веке захвачен турками; в XVI—XVIII веках являлся вторым после Константинополя торговым центром Балканского полуострова. С 1879 года — столица независимой Болгарии.





История

В VIII веке до н. э. на месте существовавшей здесь ранее неолитовой стоянки возник фракийский город. Захватившие его в I веке нашей эры римляне дали ему название Сердика по имени населявшего эту местность фракийского племени. В I—IV веках Сердика — столица римской провинции Фракия. Он был любимым городом императора Константина I Великого (306337 годы) Императорский двор долгие годы находился здесь и отсюда управлял империей. История сохранила слова императора: «Сердика это мой Рим», сначала он хотел устроить здесь столицу Римской империи — «Новый Рим», но стратегическое место Византий всё таки победило. В результате религиозной реформы императора Константина I, Сердика становится и местом пребывания епископа. Здесь в 343 году в соборе св. Софии состоялся Сердикийский собор, которой церковь рассматривает и как продолжение I Никейского собора. В 357 году римский историк Аммиан Марцеллин определил город как «большой и неприступный».

В V—VI веках во время Великого переселения народов город переживает нашествия гуннов, готов и других варварских племён. В середине VI века, во время правления императора Юстиниана I Великого (527565 годы), Сердика возрождается как важный административный центр Византийской империи под именем Триадица. Только в религиозном отношении город был подчинён архиепископству, центром в деревне Prima Justiiniana (возможно где-то рядом с современным городом Охрид на территории современной Республики Македония), где родился сам император Юстиниан.

С 809 года город входит в состав болгарского государства под названием Средец (от лат. Serdica > ст.-слав. Срѣдьць). После восстановления болгарского государства в 1185 году епископ Средеца возводится в сан митрополита. С конца XIV века по 1870-е годы город, как и вся страна, находится под османским владычеством. Ещё в XII—XIII вв. город в общении называли Софией, по имени главного храма — кафедральной св. Софии. Основанное в первой половине IV в., современное здание восходит к концу того же века, достраивалось несколько раз. Однако в официальных документах под этим названием появляется лишь в конце XIV века. Во время османского владычества город становится важным центром империи. Здесь находилась резиденция бейлербея Румелии, правящего европейской территорией Османской империи и, таким образом, город стал важнейшим, после Константинополя, османским городом в Европе. Однако в это время соборная Св. София было переоборудована под мечеть, а епископским центром стал храм св. Марины.

Вместе с тем в Софии развивалась культурная деятельность болгар — Софийская литературная школа XVI в.; «Малая святая гора» — вокруг города было кольцо из более чем 50 монастырей, из которых свыше 20 существуют до сих пор. Важный центр освободительного движения.

В 1873 году, после судебного процесса, прошедшего здесь же, в окрестностях Софии был казнён болгарский национальный герой Васил Левский.

После освобождения от турецкого ига и возрождения болгарского государства София становится столицей (1879). Первоочередная заслуга в этом принадлежит профессору Харьковского университета болгарскому историку Марину Дринову, принимавшему деятельное участие в создании нового государства (представители Австро-Венгрии выступали за то, чтоб сделать столицей Велико-Тырново). В результате этого количество жителей Софии растёт очень быстро по сравнению с другими болгарскими городами, в основном вследствие внутренней миграции.

Физико-географическая характеристика

София находится у подножия северного склона горы Витоша, внутри Софийской котловины. Город известен с древних времен своими многочисленными минеральными и термальными источниками.

Климат

София лежит приблизительно на 43-й географической широте, среднегодовая температура составляет 11,4 °C, и климат города является влажным континентальным.

Зима холодная, с переменчивой погодой и неустойчивым снежным покровом, длящимся в среднем 60 дней. Часты потепления до +10 °C и выше при южных ветрах. С северо-востока город открыт для холодных ветров с севера, однако ввиду относительно низкой географической широты города средний максимум опускается ниже нуля довольно редко. При вторжениях холодного воздуха из Сибири ночью при выхолаживании холодает до −15 °C, очень редко до −20 °C и ниже. В начале зимы нередки туманы. Весна в Софии ранняя, но продолжительная. Лето тёплое и солнечное. Однако из-за большой высоты над уровнем моря летом прохладнее, чем в других районах Болгарии. В июле и августе температура может подниматься до +35 °C и выше. Осень короткая.[4]

Довольно интересной особенностью является то, что вторым самым холодным месяцем в Софии обычно является декабрь, а не февраль. Вызвано это опять-таки низкой географической широтой города, именно в декабре Солнце наиболее слабо прогревает воздух, а в феврале прогрев намного мощнее, и несмотря на более низкий средний минимум в феврале средний февральский максимум растёт более интенсивно, чем опускается средний минимум.

Климат Софии
Показатель Янв. Фев. Март Апр. Май Июнь Июль Авг. Сен. Окт. Нояб. Дек. Год
Абсолютный максимум, °C 17,8 22,0 27,5 30,3 34,0 38,0 41,0 39,4 36,1 33,9 25,5 21,3 41,0
Средний максимум, °C 4,0 5,8 12,1 16,6 21,9 25,4 28,4 28,5 23,3 17,7 11,1 4,5 16,6
Средняя температура, °C 0,5 1,5 6,8 11,1 16,0 19,5 22,0 22,0 17,2 12,2 6,7 0,8 11,4
Средний минимум, °C −3,6 −2,2 1,6 5,6 10,1 13,3 15,5 15,4 11,2 6,7 2,2 −2,4 6,1
Абсолютный минимум, °C −24 −25 −16,1 −6 −2 1,4 4,0 3,9 −1 −6 −15 −20 −25
Норма осадков, мм 28 31 38 51 73 75 63 51 38 35 48 40 571
Источник: [www.worldweather.org/103/c00303.htm worldweather.org]

Население

В городской области Софии проживает 1 432 662 человека по данным текущего статистического учёта на 15 сентября 2016 годаК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1367 дней]. В то время непосредственно в городе проживает 1 345 666 жителей (включая и кварталы как Горубляне, Кремиковци и другие, данные о которых показаны отдельно, в таблице но тем не менее являются кварталами Софии). Однако, учитывая временных и незарегистрированных жителей, наличное население города составляет от 1,5 до 1,8 млн по разным оценкамК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1367 дней].

По данным НСИ 2012 года в Софийской области, или в городском округе Софии (Столична община) живёт 1 301 683 человек, в том числе 621 156 мужчин (47,5 %), и 680 527 женщин (52,5 %), то есть на 1000 мужчин приходится 1106 женщин. В Софии живёт 1 212 935 человек, 577 355 мужчин и 635 580 женщин.[5] По данным 2001 года наибольший район — Люлин (110 117 жителей), затем Младост (95 877 жителей), Подуяне (75 312 жителей) и Красное село (72 773 жителей). Преобладающая возрастная группа — между 18 и 64-годами (790 180 человек), затем до 18 лет (201 202), более 65 лет (183 049)К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1367 дней].

Плотность населения в округе (общине) на 2012 год — 966 человек на км²К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1367 дней]. Численность населения ниже дана в тысячах.

Численность населения по годам
1870188018871892190019051910192019261934193919461956196519751985199220012005200920112013
19[6]20,530,546,66882,6102,8154213287,1401530,2725,8894,61 066,31 201,71 190,11 170,81 231,61 249,81 291,61 309,6

<timeline> ImageSize = width:750 height:280 PlotArea = left:50 right:20 top:25 bottom:30 TimeAxis = orientation:vertical AlignBars = late Colors =

id:linegrey2 value:gray(0.9)
id:linegrey value:gray(0.7)
id:cobar value:rgb(0.2,0.7,0.8)
id:cobar2 value:rgb(0.6,0.9,0.6)

DateFormat = yyyy Period = from:0 till:1250 ScaleMajor = unit:year increment:100 start:0 gridcolor:linegrey ScaleMinor = unit:year increment:50 start:0 gridcolor:linegrey2 PlotData =

color:cobar width:19 align:left
bar:1870 from:0 till:19
bar:1880 from:0 till:20
bar:1887 from:0 till:30
bar:1892 from:0 till:46
bar:1900 from:0 till:68
bar:1905 from:0 till:82
bar:1910 from:0 till:102
bar:1920 from:0 till:154
bar:1926 from:0 till:213
bar:1934 from:0 till:287
bar:1939 from:0 till:401
bar:1946 from:0 till:436
bar:1956 from:0 till:664
bar:1965 from:0 till:801
bar:1975 from:0 till:967
bar:1985 from:0 till:1114
bar:1992 from:0 till:1107
bar:2001 from:0 till:1096
bar:2011 color:cobar2 from:0 till:1204

PlotData=

textcolor:black fontsize:S
bar:1870 at: 19 text: 19,0 shift:(-8,5)
bar:1880 at: 20 text: 20,5 shift:(-8,5)
bar:1887 at: 30 text: 30,5 shift:(-11,5)
bar:1892 at: 46 text: 46,6 shift:(-11,5)
bar:1900 at: 68 text: 68,0 shift:(-11,5)
bar:1905 at: 82 text: 82,6 shift:(-11,5)
bar:1910 at: 102 text: 102,8 shift:(-14,5)
bar:1920 at: 154 text: 154,0 shift:(-14,5)
bar:1926 at: 213 text: 213,0 shift:(-11,5)
bar:1934 at: 287 text: 287,1 shift:(-14,5)
bar:1939 at: 401 text: 401,0 shift:(-14,5)
bar:1946 at: 530 text: 436,6 shift:(-14,5)
bar:1956 at: 725 text: 664,7 shift:(-14,5)
bar:1965 at: 894 text: 801,1 shift:(-14,5)
bar:1975 at: 1066 text: 967,2 shift:(-14,5)
bar:1985 at: 1201 text: 1114,8 shift:(-14,5)
bar:1992 at: 1190 text: 1107,6 shift:(-14,5)
bar:2001 at: 1170 text: 1096,4 shift:(-14,5)
bar:2011 at: 1204 text: 1204,7 shift:(-14,5)

</timeline>

Власть

Кмет (мэр) общины Столична — Йорданка Асенова Фандакова (ГЕРБ) по результатам выборов в правление общины.

Транспорт

София является наиболее важным железнодорожным узлом в стране; поезда отправляются из Софии в 5 направлениях. На территории города расположены 8 железнодорожных станций (Центральный железнодорожный вокзал, София-Север, Илиянци, Подуене, Искър, Захарна фабрика, Горна Баня и Надежда). За период январь — июль 2004 года количество обслуженных пассажиров на Центральном ж/д вокзале составило 2 323 844 что составляет 11,8 % от общего числа пассажиров железнодорожного транспорта в стране. В Софии находится управление болгарских государственных железных дорог.

Действует софийский аэропорт.

28 января 1998 года была пущена в эксплуатацию первая очередь Софийского метро из одной линии и 5 станций. По состоянию на 2015 год общая протяжённость линий метрополитена в Софии составляет 39 км (2 линии, 34 станции).

В системе городского пассажирского транспорта действуют автобусы, троллейбусы, трамваи, маршрутные такси. На 2008 год в городе действуют 95 автобусных, 17 трамвайных и 10 троллейбусных маршрутов.

4 июня 2004 года был открыт новый Центральный автовокзал.

Образование и наука

Высшие учебные заведения

Спорт

София трижды подавала заявки на проведение зимних Олимпийских игр — 1992, 1994 и 2014 годов, однако во всех трех случаях предпочтение было отдано соперникам столицы Болгарии — Альбервилю, Лиллехамеру и Сочи соответственно.

Культура

Театры

Музеи

Религия

Подавляющее большинство верующих исповедует православное христианство.

Армянская Апостольская Церковь
  • Кафедральный собор в честь Пресвятой Богородицы[23]

Памятники культуры, музеи и туризм

София является крупным туристическим центром Болгарии.

Города-побратимы

Напишите отзыв о статье "София"

Примечания

  1. [www.grao.bg/tna/t41nm-15-09-2016.txt GRAO]  (болг.)
  2. Городецкая И. Л., Левашов Е. А.  [books.google.com/books?id=Do8dAQAAMAAJ&dq=%D0%A1%D0%BE%D1%84%D0%B8%D1%8F София] // Русские названия жителей: Словарь-справочник. — М.: АСТ, 2003. — С. 271. — 363 с. — 5000 экз. — ISBN 5-17-016914-0.
  3. Подробнее см. стр. 24 [www.nsi.bg/census2011/PDOCS2/Census2011final_en.pdf Перепись населения 2011 года]. // nsi.bg. Проверено 30 марта 2013. [www.webcitation.org/6FbykQLQG Архивировано из первоисточника 4 апреля 2013].
  4. [sf.government.bg/index.php/2013-04-15-06-38-16 Местоположение, административно устройство, климат]. // sf.government.bg. Проверено 9 сентября 2013.
  5. [www.nsi.bg/otrasal.php?otr=19&a1=376&a2=377&a3=381#cont Население по городам на 31.12.2012 г., Национальный институт статистики]
  6. [www.populstat.info/Europe/bulgarit.htm BULGARIA: urban population]
  7. [www.uni-sofia.bg/ Софийский университет имени Св. Климента Охридского]
  8. [www.unwe.bg/ Университет национального и мирового хозяйства]
  9. [www.tu-sofia.bg/ Технический университет — София]
  10. [www.uctm.edu/ Химико-технологический и металлургический университет]
  11. [www.mgu.bg/ Рудно-геологический университет «Св. Иван Рылски»]
  12. [www.ltu.bg/ Лесотехнический университет]
  13. [www.medun.acad.bg/ Медицинский университет — София]
  14. [www.nsa.bg/ Национальная спортивная академия имени «Васил Левски»]
  15. [natfiz.bitex.com/ Национальная академия театрального и киноискусства имени «Кр. Сарафов»]
  16. [www.art.acad.bg/art/index-b.html Национальная художественная академия]
  17. [www.art.acad.bg/music/index-b.html Государственная музыкальная академия имени проф. Панчо Владигерова]
  18. [www.nbu.bg/ Новый болгарский университет]
  19. [www.vsu.bg/ Высшее строительное училище имени Л. Каравелова]
  20. [www.vtu.bg/ Высшее транспортное училище имени Тодор Каблешкова]
  21. [www.vipond.mvr.bg/ Академия МВР]
  22. [rakovski-defcol.mod.bg/ Военная академия имени Г. С. Раковски]
  23. [www.sedmitza.ru/news/3160607.html Армянская Апостольская Церковь отметила 145-летия своего присутствия в Болгарии]
  24. [novinite.ru/articles/1652/В+Софии+открыли+памятник+легендарному+русскому+генералу+Гурко В Софии открыли памятник легендарному русскому генералу Гурко]

Литература

Ссылки

  • [www.sofia.bg/ Сайт Столичная община]
  • [www.pbase.com/ngruev/sofiacity Фотографии Софии]
  • [www.pbase.com/ngruev/dragalevtsi Фотографии Драгалевского монастыря]
  • [www.pbase.com/ngruev/vitosha Фотографии вершины Витоша]
  • [stara-sofia.com/ Старая София]
  • [grao.bg/tna/tab02.txt Статистика населения]

Отрывок, характеризующий София



Письмо Сони к Николаю, бывшее осуществлением его молитвы, было написано из Троицы. Вот чем оно было вызвано. Мысль о женитьбе Николая на богатой невесте все больше и больше занимала старую графиню. Она знала, что Соня была главным препятствием для этого. И жизнь Сони последнее время, в особенности после письма Николая, описывавшего свою встречу в Богучарове с княжной Марьей, становилась тяжелее и тяжелее в доме графини. Графиня не пропускала ни одного случая для оскорбительного или жестокого намека Соне.
Но несколько дней перед выездом из Москвы, растроганная и взволнованная всем тем, что происходило, графиня, призвав к себе Соню, вместо упреков и требований, со слезами обратилась к ней с мольбой о том, чтобы она, пожертвовав собою, отплатила бы за все, что было для нее сделано, тем, чтобы разорвала свои связи с Николаем.
– Я не буду покойна до тех пор, пока ты мне не дашь этого обещания.
Соня разрыдалась истерически, отвечала сквозь рыдания, что она сделает все, что она на все готова, но не дала прямого обещания и в душе своей не могла решиться на то, чего от нее требовали. Надо было жертвовать собой для счастья семьи, которая вскормила и воспитала ее. Жертвовать собой для счастья других было привычкой Сони. Ее положение в доме было таково, что только на пути жертвованья она могла выказывать свои достоинства, и она привыкла и любила жертвовать собой. Но прежде во всех действиях самопожертвованья она с радостью сознавала, что она, жертвуя собой, этим самым возвышает себе цену в глазах себя и других и становится более достойною Nicolas, которого она любила больше всего в жизни; но теперь жертва ее должна была состоять в том, чтобы отказаться от того, что для нее составляло всю награду жертвы, весь смысл жизни. И в первый раз в жизни она почувствовала горечь к тем людям, которые облагодетельствовали ее для того, чтобы больнее замучить; почувствовала зависть к Наташе, никогда не испытывавшей ничего подобного, никогда не нуждавшейся в жертвах и заставлявшей других жертвовать себе и все таки всеми любимой. И в первый раз Соня почувствовала, как из ее тихой, чистой любви к Nicolas вдруг начинало вырастать страстное чувство, которое стояло выше и правил, и добродетели, и религии; и под влиянием этого чувства Соня невольно, выученная своею зависимою жизнью скрытности, в общих неопределенных словах ответив графине, избегала с ней разговоров и решилась ждать свидания с Николаем с тем, чтобы в этом свидании не освободить, но, напротив, навсегда связать себя с ним.
Хлопоты и ужас последних дней пребывания Ростовых в Москве заглушили в Соне тяготившие ее мрачные мысли. Она рада была находить спасение от них в практической деятельности. Но когда она узнала о присутствии в их доме князя Андрея, несмотря на всю искреннюю жалость, которую она испытала к нему и к Наташе, радостное и суеверное чувство того, что бог не хочет того, чтобы она была разлучена с Nicolas, охватило ее. Она знала, что Наташа любила одного князя Андрея и не переставала любить его. Она знала, что теперь, сведенные вместе в таких страшных условиях, они снова полюбят друг друга и что тогда Николаю вследствие родства, которое будет между ними, нельзя будет жениться на княжне Марье. Несмотря на весь ужас всего происходившего в последние дни и во время первых дней путешествия, это чувство, это сознание вмешательства провидения в ее личные дела радовало Соню.
В Троицкой лавре Ростовы сделали первую дневку в своем путешествии.
В гостинице лавры Ростовым были отведены три большие комнаты, из которых одну занимал князь Андрей. Раненому было в этот день гораздо лучше. Наташа сидела с ним. В соседней комнате сидели граф и графиня, почтительно беседуя с настоятелем, посетившим своих давнишних знакомых и вкладчиков. Соня сидела тут же, и ее мучило любопытство о том, о чем говорили князь Андрей с Наташей. Она из за двери слушала звуки их голосов. Дверь комнаты князя Андрея отворилась. Наташа с взволнованным лицом вышла оттуда и, не замечая приподнявшегося ей навстречу и взявшегося за широкий рукав правой руки монаха, подошла к Соне и взяла ее за руку.
– Наташа, что ты? Поди сюда, – сказала графиня.
Наташа подошла под благословенье, и настоятель посоветовал обратиться за помощью к богу и его угоднику.
Тотчас после ухода настоятеля Нашата взяла за руку свою подругу и пошла с ней в пустую комнату.
– Соня, да? он будет жив? – сказала она. – Соня, как я счастлива и как я несчастна! Соня, голубчик, – все по старому. Только бы он был жив. Он не может… потому что, потому… что… – И Наташа расплакалась.
– Так! Я знала это! Слава богу, – проговорила Соня. – Он будет жив!
Соня была взволнована не меньше своей подруги – и ее страхом и горем, и своими личными, никому не высказанными мыслями. Она, рыдая, целовала, утешала Наташу. «Только бы он был жив!» – думала она. Поплакав, поговорив и отерев слезы, обе подруги подошли к двери князя Андрея. Наташа, осторожно отворив двери, заглянула в комнату. Соня рядом с ней стояла у полуотворенной двери.
Князь Андрей лежал высоко на трех подушках. Бледное лицо его было покойно, глаза закрыты, и видно было, как он ровно дышал.
– Ах, Наташа! – вдруг почти вскрикнула Соня, хватаясь за руку своей кузины и отступая от двери.
– Что? что? – спросила Наташа.
– Это то, то, вот… – сказала Соня с бледным лицом и дрожащими губами.
Наташа тихо затворила дверь и отошла с Соней к окну, не понимая еще того, что ей говорили.
– Помнишь ты, – с испуганным и торжественным лицом говорила Соня, – помнишь, когда я за тебя в зеркало смотрела… В Отрадном, на святках… Помнишь, что я видела?..
– Да, да! – широко раскрывая глаза, сказала Наташа, смутно вспоминая, что тогда Соня сказала что то о князе Андрее, которого она видела лежащим.
– Помнишь? – продолжала Соня. – Я видела тогда и сказала всем, и тебе, и Дуняше. Я видела, что он лежит на постели, – говорила она, при каждой подробности делая жест рукою с поднятым пальцем, – и что он закрыл глаза, и что он покрыт именно розовым одеялом, и что он сложил руки, – говорила Соня, убеждаясь, по мере того как она описывала виденные ею сейчас подробности, что эти самые подробности она видела тогда. Тогда она ничего не видела, но рассказала, что видела то, что ей пришло в голову; но то, что она придумала тогда, представлялось ей столь же действительным, как и всякое другое воспоминание. То, что она тогда сказала, что он оглянулся на нее и улыбнулся и был покрыт чем то красным, она не только помнила, но твердо была убеждена, что еще тогда она сказала и видела, что он был покрыт розовым, именно розовым одеялом, и что глаза его были закрыты.
– Да, да, именно розовым, – сказала Наташа, которая тоже теперь, казалось, помнила, что было сказано розовым, и в этом самом видела главную необычайность и таинственность предсказания.
– Но что же это значит? – задумчиво сказала Наташа.
– Ах, я не знаю, как все это необычайно! – сказала Соня, хватаясь за голову.
Через несколько минут князь Андрей позвонил, и Наташа вошла к нему; а Соня, испытывая редко испытанное ею волнение и умиление, осталась у окна, обдумывая всю необычайность случившегося.
В этот день был случай отправить письма в армию, и графиня писала письмо сыну.
– Соня, – сказала графиня, поднимая голову от письма, когда племянница проходила мимо нее. – Соня, ты не напишешь Николеньке? – сказала графиня тихим, дрогнувшим голосом, и во взгляде ее усталых, смотревших через очки глаз Соня прочла все, что разумела графиня этими словами. В этом взгляде выражались и мольба, и страх отказа, и стыд за то, что надо было просить, и готовность на непримиримую ненависть в случае отказа.
Соня подошла к графине и, став на колени, поцеловала ее руку.
– Я напишу, maman, – сказала она.
Соня была размягчена, взволнована и умилена всем тем, что происходило в этот день, в особенности тем таинственным совершением гаданья, которое она сейчас видела. Теперь, когда она знала, что по случаю возобновления отношений Наташи с князем Андреем Николай не мог жениться на княжне Марье, она с радостью почувствовала возвращение того настроения самопожертвования, в котором она любила и привыкла жить. И со слезами на глазах и с радостью сознания совершения великодушного поступка она, несколько раз прерываясь от слез, которые отуманивали ее бархатные черные глаза, написала то трогательное письмо, получение которого так поразило Николая.


На гауптвахте, куда был отведен Пьер, офицер и солдаты, взявшие его, обращались с ним враждебно, но вместе с тем и уважительно. Еще чувствовалось в их отношении к нему и сомнение о том, кто он такой (не очень ли важный человек), и враждебность вследствие еще свежей их личной борьбы с ним.
Но когда, в утро другого дня, пришла смена, то Пьер почувствовал, что для нового караула – для офицеров и солдат – он уже не имел того смысла, который имел для тех, которые его взяли. И действительно, в этом большом, толстом человеке в мужицком кафтане караульные другого дня уже не видели того живого человека, который так отчаянно дрался с мародером и с конвойными солдатами и сказал торжественную фразу о спасении ребенка, а видели только семнадцатого из содержащихся зачем то, по приказанию высшего начальства, взятых русских. Ежели и было что нибудь особенное в Пьере, то только его неробкий, сосредоточенно задумчивый вид и французский язык, на котором он, удивительно для французов, хорошо изъяснялся. Несмотря на то, в тот же день Пьера соединили с другими взятыми подозрительными, так как отдельная комната, которую он занимал, понадобилась офицеру.
Все русские, содержавшиеся с Пьером, были люди самого низкого звания. И все они, узнав в Пьере барина, чуждались его, тем более что он говорил по французски. Пьер с грустью слышал над собою насмешки.
На другой день вечером Пьер узнал, что все эти содержащиеся (и, вероятно, он в том же числе) должны были быть судимы за поджигательство. На третий день Пьера водили с другими в какой то дом, где сидели французский генерал с белыми усами, два полковника и другие французы с шарфами на руках. Пьеру, наравне с другими, делали с той, мнимо превышающею человеческие слабости, точностью и определительностью, с которой обыкновенно обращаются с подсудимыми, вопросы о том, кто он? где он был? с какою целью? и т. п.
Вопросы эти, оставляя в стороне сущность жизненного дела и исключая возможность раскрытия этой сущности, как и все вопросы, делаемые на судах, имели целью только подставление того желобка, по которому судящие желали, чтобы потекли ответы подсудимого и привели его к желаемой цели, то есть к обвинению. Как только он начинал говорить что нибудь такое, что не удовлетворяло цели обвинения, так принимали желобок, и вода могла течь куда ей угодно. Кроме того, Пьер испытал то же, что во всех судах испытывает подсудимый: недоумение, для чего делали ему все эти вопросы. Ему чувствовалось, что только из снисходительности или как бы из учтивости употреблялась эта уловка подставляемого желобка. Он знал, что находился во власти этих людей, что только власть привела его сюда, что только власть давала им право требовать ответы на вопросы, что единственная цель этого собрания состояла в том, чтоб обвинить его. И поэтому, так как была власть и было желание обвинить, то не нужно было и уловки вопросов и суда. Очевидно было, что все ответы должны были привести к виновности. На вопрос, что он делал, когда его взяли, Пьер отвечал с некоторою трагичностью, что он нес к родителям ребенка, qu'il avait sauve des flammes [которого он спас из пламени]. – Для чего он дрался с мародером? Пьер отвечал, что он защищал женщину, что защита оскорбляемой женщины есть обязанность каждого человека, что… Его остановили: это не шло к делу. Для чего он был на дворе загоревшегося дома, на котором его видели свидетели? Он отвечал, что шел посмотреть, что делалось в Москве. Его опять остановили: у него не спрашивали, куда он шел, а для чего он находился подле пожара? Кто он? повторили ему первый вопрос, на который он сказал, что не хочет отвечать. Опять он отвечал, что не может сказать этого.
– Запишите, это нехорошо. Очень нехорошо, – строго сказал ему генерал с белыми усами и красным, румяным лицом.
На четвертый день пожары начались на Зубовском валу.
Пьера с тринадцатью другими отвели на Крымский Брод, в каретный сарай купеческого дома. Проходя по улицам, Пьер задыхался от дыма, который, казалось, стоял над всем городом. С разных сторон виднелись пожары. Пьер тогда еще не понимал значения сожженной Москвы и с ужасом смотрел на эти пожары.
В каретном сарае одного дома у Крымского Брода Пьер пробыл еще четыре дня и во время этих дней из разговора французских солдат узнал, что все содержащиеся здесь ожидали с каждым днем решения маршала. Какого маршала, Пьер не мог узнать от солдат. Для солдата, очевидно, маршал представлялся высшим и несколько таинственным звеном власти.
Эти первые дни, до 8 го сентября, – дня, в который пленных повели на вторичный допрос, были самые тяжелые для Пьера.

Х
8 го сентября в сарай к пленным вошел очень важный офицер, судя по почтительности, с которой с ним обращались караульные. Офицер этот, вероятно, штабный, с списком в руках, сделал перекличку всем русским, назвав Пьера: celui qui n'avoue pas son nom [тот, который не говорит своего имени]. И, равнодушно и лениво оглядев всех пленных, он приказал караульному офицеру прилично одеть и прибрать их, прежде чем вести к маршалу. Через час прибыла рота солдат, и Пьера с другими тринадцатью повели на Девичье поле. День был ясный, солнечный после дождя, и воздух был необыкновенно чист. Дым не стлался низом, как в тот день, когда Пьера вывели из гауптвахты Зубовского вала; дым поднимался столбами в чистом воздухе. Огня пожаров нигде не было видно, но со всех сторон поднимались столбы дыма, и вся Москва, все, что только мог видеть Пьер, было одно пожарище. Со всех сторон виднелись пустыри с печами и трубами и изредка обгорелые стены каменных домов. Пьер приглядывался к пожарищам и не узнавал знакомых кварталов города. Кое где виднелись уцелевшие церкви. Кремль, неразрушенный, белел издалека с своими башнями и Иваном Великим. Вблизи весело блестел купол Ново Девичьего монастыря, и особенно звонко слышался оттуда благовест. Благовест этот напомнил Пьеру, что было воскресенье и праздник рождества богородицы. Но казалось, некому было праздновать этот праздник: везде было разоренье пожарища, и из русского народа встречались только изредка оборванные, испуганные люди, которые прятались при виде французов.
Очевидно, русское гнездо было разорено и уничтожено; но за уничтожением этого русского порядка жизни Пьер бессознательно чувствовал, что над этим разоренным гнездом установился свой, совсем другой, но твердый французский порядок. Он чувствовал это по виду тех, бодро и весело, правильными рядами шедших солдат, которые конвоировали его с другими преступниками; он чувствовал это по виду какого то важного французского чиновника в парной коляске, управляемой солдатом, проехавшего ему навстречу. Он это чувствовал по веселым звукам полковой музыки, доносившимся с левой стороны поля, и в особенности он чувствовал и понимал это по тому списку, который, перекликая пленных, прочел нынче утром приезжавший французский офицер. Пьер был взят одними солдатами, отведен в одно, в другое место с десятками других людей; казалось, они могли бы забыть про него, смешать его с другими. Но нет: ответы его, данные на допросе, вернулись к нему в форме наименования его: celui qui n'avoue pas son nom. И под этим названием, которое страшно было Пьеру, его теперь вели куда то, с несомненной уверенностью, написанною на их лицах, что все остальные пленные и он были те самые, которых нужно, и что их ведут туда, куда нужно. Пьер чувствовал себя ничтожной щепкой, попавшей в колеса неизвестной ему, но правильно действующей машины.
Пьера с другими преступниками привели на правую сторону Девичьего поля, недалеко от монастыря, к большому белому дому с огромным садом. Это был дом князя Щербатова, в котором Пьер часто прежде бывал у хозяина и в котором теперь, как он узнал из разговора солдат, стоял маршал, герцог Экмюльский.
Их подвели к крыльцу и по одному стали вводить в дом. Пьера ввели шестым. Через стеклянную галерею, сени, переднюю, знакомые Пьеру, его ввели в длинный низкий кабинет, у дверей которого стоял адъютант.
Даву сидел на конце комнаты над столом, с очками на носу. Пьер близко подошел к нему. Даву, не поднимая глаз, видимо справлялся с какой то бумагой, лежавшей перед ним. Не поднимая же глаз, он тихо спросил:
– Qui etes vous? [Кто вы такой?]
Пьер молчал оттого, что не в силах был выговорить слова. Даву для Пьера не был просто французский генерал; для Пьера Даву был известный своей жестокостью человек. Глядя на холодное лицо Даву, который, как строгий учитель, соглашался до времени иметь терпение и ждать ответа, Пьер чувствовал, что всякая секунда промедления могла стоить ему жизни; но он не знал, что сказать. Сказать то же, что он говорил на первом допросе, он не решался; открыть свое звание и положение было и опасно и стыдно. Пьер молчал. Но прежде чем Пьер успел на что нибудь решиться, Даву приподнял голову, приподнял очки на лоб, прищурил глаза и пристально посмотрел на Пьера.
– Я знаю этого человека, – мерным, холодным голосом, очевидно рассчитанным для того, чтобы испугать Пьера, сказал он. Холод, пробежавший прежде по спине Пьера, охватил его голову, как тисками.
– Mon general, vous ne pouvez pas me connaitre, je ne vous ai jamais vu… [Вы не могли меня знать, генерал, я никогда не видал вас.]
– C'est un espion russe, [Это русский шпион,] – перебил его Даву, обращаясь к другому генералу, бывшему в комнате и которого не заметил Пьер. И Даву отвернулся. С неожиданным раскатом в голосе Пьер вдруг быстро заговорил.
– Non, Monseigneur, – сказал он, неожиданно вспомнив, что Даву был герцог. – Non, Monseigneur, vous n'avez pas pu me connaitre. Je suis un officier militionnaire et je n'ai pas quitte Moscou. [Нет, ваше высочество… Нет, ваше высочество, вы не могли меня знать. Я офицер милиции, и я не выезжал из Москвы.]
– Votre nom? [Ваше имя?] – повторил Даву.
– Besouhof. [Безухов.]
– Qu'est ce qui me prouvera que vous ne mentez pas? [Кто мне докажет, что вы не лжете?]
– Monseigneur! [Ваше высочество!] – вскрикнул Пьер не обиженным, но умоляющим голосом.
Даву поднял глаза и пристально посмотрел на Пьера. Несколько секунд они смотрели друг на друга, и этот взгляд спас Пьера. В этом взгляде, помимо всех условий войны и суда, между этими двумя людьми установились человеческие отношения. Оба они в эту одну минуту смутно перечувствовали бесчисленное количество вещей и поняли, что они оба дети человечества, что они братья.
В первом взгляде для Даву, приподнявшего только голову от своего списка, где людские дела и жизнь назывались нумерами, Пьер был только обстоятельство; и, не взяв на совесть дурного поступка, Даву застрелил бы его; но теперь уже он видел в нем человека. Он задумался на мгновение.
– Comment me prouverez vous la verite de ce que vous me dites? [Чем вы докажете мне справедливость ваших слов?] – сказал Даву холодно.
Пьер вспомнил Рамбаля и назвал его полк, и фамилию, и улицу, на которой был дом.
– Vous n'etes pas ce que vous dites, [Вы не то, что вы говорите.] – опять сказал Даву.
Пьер дрожащим, прерывающимся голосом стал приводить доказательства справедливости своего показания.
Но в это время вошел адъютант и что то доложил Даву.
Даву вдруг просиял при известии, сообщенном адъютантом, и стал застегиваться. Он, видимо, совсем забыл о Пьере.
Когда адъютант напомнил ему о пленном, он, нахмурившись, кивнул в сторону Пьера и сказал, чтобы его вели. Но куда должны были его вести – Пьер не знал: назад в балаган или на приготовленное место казни, которое, проходя по Девичьему полю, ему показывали товарищи.
Он обернул голову и видел, что адъютант переспрашивал что то.
– Oui, sans doute! [Да, разумеется!] – сказал Даву, но что «да», Пьер не знал.
Пьер не помнил, как, долго ли он шел и куда. Он, в состоянии совершенного бессмыслия и отупления, ничего не видя вокруг себя, передвигал ногами вместе с другими до тех пор, пока все остановились, и он остановился. Одна мысль за все это время была в голове Пьера. Это была мысль о том: кто, кто же, наконец, приговорил его к казни. Это были не те люди, которые допрашивали его в комиссии: из них ни один не хотел и, очевидно, не мог этого сделать. Это был не Даву, который так человечески посмотрел на него. Еще бы одна минута, и Даву понял бы, что они делают дурно, но этой минуте помешал адъютант, который вошел. И адъютант этот, очевидно, не хотел ничего худого, но он мог бы не войти. Кто же это, наконец, казнил, убивал, лишал жизни его – Пьера со всеми его воспоминаниями, стремлениями, надеждами, мыслями? Кто делал это? И Пьер чувствовал, что это был никто.


Источник — «http://wiki-org.ru/wiki/index.php?title=София&oldid=81067859»