Социальное предпринимательство в Бельгии

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Социальное предпринимательство в Бельгии играет заметную роль в её экономике[1]. Однако понятие социального предпринимательства до сих пор не имеет чётких законодательных границ и точное количество социальных предприятий в стране неизвестно. Средний возраст компаний, которых некоторые исследователи относят к социальным, составляет чуть больше 20 лет[2], то есть пик их становления пришёлся на середину 1990-х годов. Бельгия – федеративное государство, и в каждом из трёх её регионов – свой подход к социальному предпринимательству. Единственной его общепризнанной формой являются компании социального назначения (фр. société à finalité sociale; нидерл. venootschap met sociaal oogmerk).





История

В 1970-х годах в Бельгии резко возросла безработица. Правительство не справлялось с решением многих важных социальных задач. Государственные обязанности постепенно брали на себя некоммерческие и благотворительные организации[3]. В настоящее время многие из них работают по принципам социального предпринимательства. При составлении специализированных каталогов специалисты учитывают такие компании, однако на официальном уровне к социальным предприятиям они не относятся.

В 1995 году в стране была утверждена первая форма социального предпринимательства. Наиболее широкое распространение она получила в период Финансового кризиса 2007-2008 годов. В это время огромным спросом пользовались услуги бельгийского отделения банка Triodos, предоставляющего средства лишь организациям с социальными целями. До кризиса ежеквартально в банк обращалось до восьмисот новых клиентов, а во время кризиса – от полутора тысяч до двух тысяч[4].

Теоретическая база

По состоянию на 2015 год в Бельгии продолжаются споры, какие предприятия должны называться социальными. Исключение составляют компании социального назначения. По данным Европейской комиссии, среди бельгийских предприятий, которые можно отнести к социальным, компаний социального назначения зарегистрировано меньше всего[1], хотя эта форма социального предпринимательств легитимна по всей стране. В некоторых англоязычных источниках их называют социальными предприятиями трудовой интеграции[5], подобная терминология применяется во многих странах Евросоюза (в Великобритании, например, существуют социальные фирмы (англ.), которых классифицируют как предприятия трудовой интеграции). Поскольку Бельгия является федеративным государством, на уровне регионов принимаются и свои, местные, законы. Во франкоговорящей части Бельгии (в Брюссельском столичном регионе и Валлонии) существуют так называемые предприятия трудовой адаптации (фр.) (фр. ETA). Принципы их деятельности базируются на необходимости временного или постоянного привлечения к труду инвалидов. Чтобы быть признанной предприятием трудовой адаптации, компании необходимо иметь в штате 80 процентов работников с ограниченными физическими способностями или психическими расстройствами[5].

По данным исследовательского проекта SEFORIS Европейской комиссии, в Бельгии в 2014 году насчитывалось от 2210 до 3170 социальных предприятий (по другим источникам таких предприятий может быть до 16 тысяч[6]). Более трети из них относились к некоммерческим организациям, выполнявшим те или иные социальные функции с учётом экономической деятельности. В Бельгии НКО носят особый юридический статус, им присваивается термин «Объединения без целей прибыли (фр.)» (также называются некоммерческие организации в Люксембурге и Демократической Республике Конго). Примерно 15 % - это кооперативы, и 5 % - компании социальной направленности. Большинство из всех этих компаний заняты в сфере коммуникаций и коммунального обслуживания (они занимаются озеленением, уборкой помещений), а вот в сфере образования, культуры и здравоохранения число таких организаций крайне мало, в сравнении с другими странами Евросоюза[1].

Исследования показали, что все они в последнее время всё больше ориентируются на рынок, а не на государственные и прочие гранты. Около 15 % всех социальных предприятий полностью находятся на самообеспечении. Финансирование, в том числе со стороны государства, занимает около 40 % от общего объёма доходов бельгийских социальных предприятий[1].

Как показал опрос, проведённый в 2014 году, средний возраст социальных предприятий Бельгии равен приблизительно 20 годам.

Законодательное регулирование

Бельгия одной из первых стран Европы последовала примеру Италии, где закон, регулирующий создание социальных кооперативов, был принят ещё в 1991 году. Бельгийское правительство соответствующие нормы утвердило четырьмя годами позже. В 1995, после реформы гражданского законодательства, было введено понятие «компания социального назначения». Однако популярностью данная форма среди бельгийских предпринимателей не пользуется, так как она не даёт больших экономических преференций. Между 1995 и 2004 годами компаний социального назначения всего было зарегистрировано не многим более четырёхсот[3]. Эксперты склоняются к мнению, что виной непопулярности такой формы служит большое количество ограничений, накладываемых на деятельность организаций в отсутствии предоставления в обмен серьёзных экономических преимуществ[7].

27 июня 1921 года в Бельгии был принят Закон о некоммерческих организациях. Последние поправки датированы 2002 годом. С учётом этих изменений, «объединения без целей прибыли не участвуют в коммерческих или промышленных операциях и не стремятся к прибыли»[8]. Внесённые поправки послужили стимулированию социального предпринимательства среди бельгийских НКО, так как позволяют им заниматься экономической деятельностью с распределением прибыли на социальные цели.

Практика

Общебельгийская

По всей стране создана сеть предприятий, занимающихся переработкой бытовых отходов. Во франкоговорящей части Бельгии руководит процессом некоммерческая организация Ressourcerie (фр.), объединяющая порядка 70 предприятий. А во Фламандском регионе теми же задачами занимается объединение KOMOSIE. В эту сеть входят 35 предприятий.

В Валлонии

Сивилла Мертенс-де-Вильмарс из Льежского университета в качестве яркого примера социального предпринимательства в Валлонии приводит компанию SD4Earth.По сути, это объединение сразу четырёх социальных предприятий, первое из которых появилось в 1949 году. Работают в компании около 300 человек, оказавшихся в трудной жизненной ситуации. Они перерабатывают макулатуру и пластик[9].

Напишите отзыв о статье "Социальное предпринимательство в Бельгии"

Примечания

  1. 1 2 3 4 [www.seforis.eu/upload/reports/Country_Report_Belgium.pdf The State of Social Entrepreneurship in Belgium] (англ.), Marieke Huysentruyt, Ira Lardinois & Bram Oers Oksigen Lab.
  2. [www.socialenterprisebuzz.com/2014/05/06/5-facts-about-social-enterprise-in-belgium/ 5 facts about social enterprise in Belgium] (англ.), socialenterprisebuzz.com.
  3. 1 2 [scholarship.law.duke.edu/cgi/viewcontent.cgi?article=1052&context=djcil FOSTERING SOCIAL ENTERPRISE: A HISTORICAL AND INTERNATIONAL ANALYSIS] (англ.), MATTHEW F. DOERINGER.
  4. [webgate.ec.europa.eu/socialinnovationeurope/en/social-innovation-belgium Social Innovation in Belgium] (англ.), Европейская комиссия.
  5. 1 2 [www.isede-net.com/sites/default/files/social_economy/WISE%20report.pdf A WISE way of working Work Integration Social Enterprises and their role in European Policies] (англ.), isede-net.com.
  6. [www.academie-es.ulg.ac.be/barometre2014.pdf Baromètre des Entreprises Sociales en Belgique] (англ.), Académie des Entrepreneurs Sociaux @HEC-ULg.
  7. [www.kdobru.ru/materials/Потенциал%20третьего%20сектора%20инновационные%20подходы%20для%20развития%20территорий%20(социальное%20предпринимательство)_Московская.А.А.pdf ПОТЕНЦИАЛ ТРЕТЬЕГО СЕКТОРА: ИННОВАЦИОННЫЕ ПОДХОДЫ ДЛЯ РАЗВИТИЯ ТЕРРИТОРИЙ (СОЦИАЛЬНОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО)] (фр.), Монография директора Центра социального предпринимательства и социальных инноваций НИУ ВШЭ Александры Московской.
  8. [www.becompta.be/dossiers/creer-asbl/qu-qu-asblpdf Qu'est-ce qu'une ASBL ?] (фр.), becompta.be.
  9. [orbi.ulg.ac.be/handle/2268/82374 La gouvernance dans les entreprises sociales] (фр.), orbi.ulg.ac.be.

Ссылки

  • [www.birmingham.ac.uk/generic/tsrc/documents/tsrc/reports/social-enterprise-for-public-service.pdf social enterprise for public service] (англ.)
  • [modulas.kauri.be/Uploads/Documents/doc_1908_ipropeller-report.pdf Карта социального предпринимательства Бельгии]  (англ.)
  • [www.res-sources.be Бельгийская сеть по переработки отходов]  (фр.)
  • [socialeconomy.pl/node/90 Социальное предпринимательство во Фламандском регионе] (фр.)
  • [belgium.ashoka.org/en Ashoka в Бельгии] (фр.)

Отрывок, характеризующий Социальное предпринимательство в Бельгии

– О да, ma tante. Кто же это?
– Анна Игнатьевна Мальвинцева. Она слышала о тебе от своей племянницы, как ты спас ее… Угадаешь?..
– Мало ли я их там спасал! – сказал Николай.
– Ее племянницу, княжну Болконскую. Она здесь, в Воронеже, с теткой. Ого! как покраснел! Что, или?..
– И не думал, полноте, ma tante.
– Ну хорошо, хорошо. О! какой ты!
Губернаторша подводила его к высокой и очень толстой старухе в голубом токе, только что кончившей свою карточную партию с самыми важными лицами в городе. Это была Мальвинцева, тетка княжны Марьи по матери, богатая бездетная вдова, жившая всегда в Воронеже. Она стояла, рассчитываясь за карты, когда Ростов подошел к ней. Она строго и важно прищурилась, взглянула на него и продолжала бранить генерала, выигравшего у нее.
– Очень рада, мой милый, – сказала она, протянув ему руку. – Милости прошу ко мне.
Поговорив о княжне Марье и покойнике ее отце, которого, видимо, не любила Мальвинцева, и расспросив о том, что Николай знал о князе Андрее, который тоже, видимо, не пользовался ее милостями, важная старуха отпустила его, повторив приглашение быть у нее.
Николай обещал и опять покраснел, когда откланивался Мальвинцевой. При упоминании о княжне Марье Ростов испытывал непонятное для него самого чувство застенчивости, даже страха.
Отходя от Мальвинцевой, Ростов хотел вернуться к танцам, но маленькая губернаторша положила свою пухленькую ручку на рукав Николая и, сказав, что ей нужно поговорить с ним, повела его в диванную, из которой бывшие в ней вышли тотчас же, чтобы не мешать губернаторше.
– Знаешь, mon cher, – сказала губернаторша с серьезным выражением маленького доброго лица, – вот это тебе точно партия; хочешь, я тебя сосватаю?
– Кого, ma tante? – спросил Николай.
– Княжну сосватаю. Катерина Петровна говорит, что Лили, а по моему, нет, – княжна. Хочешь? Я уверена, твоя maman благодарить будет. Право, какая девушка, прелесть! И она совсем не так дурна.
– Совсем нет, – как бы обидевшись, сказал Николай. – Я, ma tante, как следует солдату, никуда не напрашиваюсь и ни от чего не отказываюсь, – сказал Ростов прежде, чем он успел подумать о том, что он говорит.
– Так помни же: это не шутка.
– Какая шутка!
– Да, да, – как бы сама с собою говоря, сказала губернаторша. – А вот что еще, mon cher, entre autres. Vous etes trop assidu aupres de l'autre, la blonde. [мой друг. Ты слишком ухаживаешь за той, за белокурой.] Муж уж жалок, право…
– Ах нет, мы с ним друзья, – в простоте душевной сказал Николай: ему и в голову не приходило, чтобы такое веселое для него препровождение времени могло бы быть для кого нибудь не весело.
«Что я за глупость сказал, однако, губернаторше! – вдруг за ужином вспомнилось Николаю. – Она точно сватать начнет, а Соня?..» И, прощаясь с губернаторшей, когда она, улыбаясь, еще раз сказала ему: «Ну, так помни же», – он отвел ее в сторону:
– Но вот что, по правде вам сказать, ma tante…
– Что, что, мой друг; пойдем вот тут сядем.
Николай вдруг почувствовал желание и необходимость рассказать все свои задушевные мысли (такие, которые и не рассказал бы матери, сестре, другу) этой почти чужой женщине. Николаю потом, когда он вспоминал об этом порыве ничем не вызванной, необъяснимой откровенности, которая имела, однако, для него очень важные последствия, казалось (как это и кажется всегда людям), что так, глупый стих нашел; а между тем этот порыв откровенности, вместе с другими мелкими событиями, имел для него и для всей семьи огромные последствия.
– Вот что, ma tante. Maman меня давно женить хочет на богатой, но мне мысль одна эта противна, жениться из за денег.
– О да, понимаю, – сказала губернаторша.
– Но княжна Болконская, это другое дело; во первых, я вам правду скажу, она мне очень нравится, она по сердцу мне, и потом, после того как я ее встретил в таком положении, так странно, мне часто в голову приходило что это судьба. Особенно подумайте: maman давно об этом думала, но прежде мне ее не случалось встречать, как то все так случалось: не встречались. И во время, когда Наташа была невестой ее брата, ведь тогда мне бы нельзя было думать жениться на ней. Надо же, чтобы я ее встретил именно тогда, когда Наташина свадьба расстроилась, ну и потом всё… Да, вот что. Я никому не говорил этого и не скажу. А вам только.
Губернаторша пожала его благодарно за локоть.
– Вы знаете Софи, кузину? Я люблю ее, я обещал жениться и женюсь на ней… Поэтому вы видите, что про это не может быть и речи, – нескладно и краснея говорил Николай.
– Mon cher, mon cher, как же ты судишь? Да ведь у Софи ничего нет, а ты сам говорил, что дела твоего папа очень плохи. А твоя maman? Это убьет ее, раз. Потом Софи, ежели она девушка с сердцем, какая жизнь для нее будет? Мать в отчаянии, дела расстроены… Нет, mon cher, ты и Софи должны понять это.
Николай молчал. Ему приятно было слышать эти выводы.
– Все таки, ma tante, этого не может быть, – со вздохом сказал он, помолчав немного. – Да пойдет ли еще за меня княжна? и опять, она теперь в трауре. Разве можно об этом думать?
– Да разве ты думаешь, что я тебя сейчас и женю. Il y a maniere et maniere, [На все есть манера.] – сказала губернаторша.
– Какая вы сваха, ma tante… – сказал Nicolas, целуя ее пухлую ручку.


Приехав в Москву после своей встречи с Ростовым, княжна Марья нашла там своего племянника с гувернером и письмо от князя Андрея, который предписывал им их маршрут в Воронеж, к тетушке Мальвинцевой. Заботы о переезде, беспокойство о брате, устройство жизни в новом доме, новые лица, воспитание племянника – все это заглушило в душе княжны Марьи то чувство как будто искушения, которое мучило ее во время болезни и после кончины ее отца и в особенности после встречи с Ростовым. Она была печальна. Впечатление потери отца, соединявшееся в ее душе с погибелью России, теперь, после месяца, прошедшего с тех пор в условиях покойной жизни, все сильнее и сильнее чувствовалось ей. Она была тревожна: мысль об опасностях, которым подвергался ее брат – единственный близкий человек, оставшийся у нее, мучила ее беспрестанно. Она была озабочена воспитанием племянника, для которого она чувствовала себя постоянно неспособной; но в глубине души ее было согласие с самой собою, вытекавшее из сознания того, что она задавила в себе поднявшиеся было, связанные с появлением Ростова, личные мечтания и надежды.
Когда на другой день после своего вечера губернаторша приехала к Мальвинцевой и, переговорив с теткой о своих планах (сделав оговорку о том, что, хотя при теперешних обстоятельствах нельзя и думать о формальном сватовстве, все таки можно свести молодых людей, дать им узнать друг друга), и когда, получив одобрение тетки, губернаторша при княжне Марье заговорила о Ростове, хваля его и рассказывая, как он покраснел при упоминании о княжне, – княжна Марья испытала не радостное, но болезненное чувство: внутреннее согласие ее не существовало более, и опять поднялись желания, сомнения, упреки и надежды.
В те два дня, которые прошли со времени этого известия и до посещения Ростова, княжна Марья не переставая думала о том, как ей должно держать себя в отношении Ростова. То она решала, что она не выйдет в гостиную, когда он приедет к тетке, что ей, в ее глубоком трауре, неприлично принимать гостей; то она думала, что это будет грубо после того, что он сделал для нее; то ей приходило в голову, что ее тетка и губернаторша имеют какие то виды на нее и Ростова (их взгляды и слова иногда, казалось, подтверждали это предположение); то она говорила себе, что только она с своей порочностью могла думать это про них: не могли они не помнить, что в ее положении, когда еще она не сняла плерезы, такое сватовство было бы оскорбительно и ей, и памяти ее отца. Предполагая, что она выйдет к нему, княжна Марья придумывала те слова, которые он скажет ей и которые она скажет ему; и то слова эти казались ей незаслуженно холодными, то имеющими слишком большое значение. Больше же всего она при свидании с ним боялась за смущение, которое, она чувствовала, должно было овладеть ею и выдать ее, как скоро она его увидит.
Но когда, в воскресенье после обедни, лакей доложил в гостиной, что приехал граф Ростов, княжна не выказала смущения; только легкий румянец выступил ей на щеки, и глаза осветились новым, лучистым светом.
– Вы его видели, тетушка? – сказала княжна Марья спокойным голосом, сама не зная, как это она могла быть так наружно спокойна и естественна.